Supernatural: the new adventures

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Исчезающее дело"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 06.12


"Исчезающее дело"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 06.12

Сообщений 61 страница 90 из 112

61

- Да, только…, - Хелен вспомнила, как этот Бишоп пристально глядел на неё, передернула плечами, сгоняя холодок, что почувствовала при этом жутком воспоминании, - думаю, мне показалось, что этот тип на меня смотрел. Тогда же он выбрал в жертву Джессику, правильно? Значит, действительно показалось, - она скорее себя, чем Фредерика успокаивала.
Суета мужчины забавляла Роуз, она не заметила, как уже улыбалась.
Увы, она была уверена, что этот взгляд что-то значит и не радостное. Этому Алексу Бишопу что-то нужно от неё, но… Что? Её мысли прервались, когда журналист прижал её руку к своим губам, после этого девушка попросту растеряла цепочку своих мыслей. А она за что ухватилась… И потеряла. Настолько растерялась.
"Не смей краснеть!"
Она выдержала взгляд мужчины, не отвела на этот раз и даже не покраснела.
"Сейчас не время!"
- Мне бы хотелось выспаться, - неожиданно для себя проговорила, и добавила,  - Тебе бы тоже это не помешало, но думаю, нам не дадут этого сделать.
Как только Хелен это договорила, мобильник мужчины зазвонил и так требовательно. Почему-то девушка была уверена, что это звонит Дарси и угадала. Мимика и движения Фредерика заставили прикрыть ладонью губы, чтоб не рассмеяться в голос, но это крайне тяжело.
- Ещё одна такая выходка… Кто там смеется? Думаешь это смешно? - голос у полицейской стал более угрожающим, она себя сдерживала, это можно было понять, так как говорила женщина с трудом сквозь зубы,  - Так вот мальчик, чтоб не лез в это дело, а иначе посажу, тебе ясно?
- Упокойся, пожалуйста, - девушка буквально выдернула у мужчины телефон, и заговорила голосом, которого ещё Кассад не слышал от медиума, - Ты бы лучше свою сестричку отчитала, которая разогнала всех гостей и бросила без присмотра твоего сына. Если бы не Фредерик, кто знает что могло случиться, и да, - Хелен вспомнила, - Передай своей сестре, что меня не заинтересовала её предложение. Увы, не люблю делиться, - пояснила, пожав плечами, будто собеседница могла её видеть и снова передала телефон журналисту. 
Женщина знала свою очень хорошо сестру, поэтому замолчала, а кто–то на заднем плане просил не верить и, по-моему, только, что её обозвали сучкой.
"Кто бы говорил."
Полицейская бросила, что ещё позвонит, попутно рыкнула на свою сестрицу и кинула трубку. Прежде конечно напомнила, чтоб их не было и рядом с делом Потрошителя Невест.
Какое-то время оба смотрели на мобильный телефон. Затем Хелен встала и направилась, где у мужчины был душ, обернулась у самых дверей:
- Я ненадолго, - и добавила, устало,  - Глаза закрываются, мне надо взбодриться, спать и правда не когда. Затем съездим по адресу, - после чего девушка скрылась за дверью.

Тем временем..

Играла громкая музыка, когда в дверь кто-то постучал. Маргарет бросила наводить марафет у зеркала, и пошла, отпирать дверь.Она была девушка без комплексов, открыла дверь в белье. Приподняла бровь. Перед ней стоял мужчина. Он оглядел девушку с ног до головы, на губах у высокого мужчины расплылась ухмылка, чем вызвал бурную реакцию у той:
- Я ещё не готова, тебе придется подождать, приятель.
Маргарет дала ему войти, мужчина посмотрел по сторонам и запер за собой дверь. Сама же девушка, напевая себе мотивчик какой-то песни, что играла довольно громко, пошла, собираться дальше.
- Только учти, - проговорила, и добавила, - Только без рук. Трогать больше стоит, - пояснила хихикая.
Она обернулась, но мужчина оказался позади неё, за спиной:
- Я нашел тебя раньше их, так давай же повеселимся, дорогуша, - он, прямо ей на ухо прошептал, будто наслаждаясь своей игрой, предвкушая, что же будет дальше.

Отредактировано Helen Rose (2015-07-17 19:17:50)

0

62

Журналист посмотрел на часы, зелёные цифры отсчитали четверть шестого утра.
- Ага, разбежался, - Фред зевнул и встал с дивана, одновременно набирая на мобильнике номер Трикси, - Раньше десяти туда смысла соваться нет. А мне работать надо.
Звонок Спрингл натолкнул журналиста на пару странно-забавных мыслей, которые он предпочёл оставить при себе. Странное поведение детектива и раньше вызывало подозрение и недоумение, но сейчас картина сложилась. И глядя на эту самую картину, Кассад не мог сдержать улыбки.
"Не бросай меня в терновый куст, да?"
Истеричкой Дарси не слыла и из себя выходила крайне редко. В основном, причинами её срывов был Фредерик Кассад, но не суть важно.
Пока Хелен плескалась в душе, журналист  сварил новую порцию кофе и устроился с полной чашкой за ноутбуком. Трикси ответила не сразу. Сонный голос с другого конца провода звучал глухо и размеренно.
- Да, что стряслось?
- Детка, у нас ЧП, - сообщил мужчина будничным голосом. Удивительно, как эта фраза могла взбодрить персонал "Изнанки", иной раз диву даёшься!
- Да? - сонливости в ответе не было ни на грамм. Кассад почему-то представил, как Трикси пулей выскакивает из вороха одеял, на ходу впрыгивает в свой цветастый комбез, натягивает кеды и делает начёс левой рукой, правой собирая сумку. Трубка прижата плечом к уху. Дурацкое видение рассеялось, как дым. Собеседница всё ещё была на связи.
- Что стряслось-то?
- Стряслись сроки сдачи материала. Я просил до среды всё сделать и где оно? Не вижу?
Кассад как раз зашёл в корпоративную почту и наблюдал там девственную чистоту в разделе входящих сообщений. Разумеется, большая часть материала была собрана и уже скомпонована, но остальные-то чего не чешутся?
- Да я-то тут при чём? - из Трикси точно воздух откачали, она со странным шипением плюхнулась туда, откуда только что вскочила, - Я накатаю на тебя заявление в службу защиты прав, Кассад...
- За что это? За требование исполнения своих обязанностей? Не смеши меня, - Фред набрал последнее предложение в тексте документа и сохранил готовое.
- Я буду в офисе часов в восемь, если увижу прежнюю картину - пеняйте на себя. Сотруднички.
Отключив связь. Фред тем самым обеспечил стопроцентную явку к указанному времени.
Кофе шёл хорошо, как и дополнение к статье. Пару мыслей журналист решил добавить уже после звонка.
"Значит так. Сегодня смотаемся к этой официантке-бармену, а там видно будет. Алекс Бишоп, значит. Тогда мне стоит кое-что подготовить."
- Детка, кофе хочешь? - крикнул журналист в направлении гостиной, вроде бы шум воды стих, значит Роуз должна была его услышать, - Чашки ещё не кончились!

***
В офисе всё было так, как Кассад предсказывал. Тишина, благодать и полный штат на своих местах. Если честно, то такой умильной картины мужчина не видел уже очень давно. Что Трикси им всем наплела? Задерживаться мужчина не стал, бегло просмотрел материал и одобрил для дальнейшей отправки в печать. Грядущий выпуск обещал быть просто кошмарным, но дело в том, что чем кошмарнее материал, тем лучше для газеты.

***
На месте Фред и Хелен оказались примерно в десять часов утра. Спать Кассаду совершенно не хотелось, наступила та самая одуряющая бодрость, которая следует за такой же неимоверно жуткой усталостью, стоило только пересидеть определённый момент и сон как рукой снимало на несколько часов подряд. Правда, за такую отсрочку отдыха потом приходилось расплачиваться собственным здоровьем, но Фредерик был свято уверен в собственной бессмертности, потому забивал на правила человеческого режима дня всё чаще и чаще.
Для разнообразия припарковавшись на отведённом для этого участке дороги, мужчина глубоко вздохнул и вылез наружу, прихватив с собой небольшую банку с солью и тканевый мешочек сушёных трав. Последнее он вручил девушке, со словами:
- Если что, высыпай ему в морду и беги.
Уточнять не было смысла, о сущности Алекса Бишопа и его внешнем виде Хелен была в курсе из своих видений.
Девушка оказалась права - погода и впрямь никого не жалела, обещая к обеду набрать такие обороты, что впору лезть в ад - принимать охлаждающие лавовые ванны.
- Ну, вот мы и на месте, - журналист огляделся по сторонам.
Зелёная улица и правда отвечала своему названию. Частный сектор для жителей среднего и высокого достатка - хоть сейчас фотографируй и размещай в каталоге. Даже странно, что простая барменша из пляжного питейного заведения может себе позволить жить здесь. Впрочем, Кассад не знал всей картины, потому с особым тщанием придумал недостающие её куски.
- Никогда не поздно начать воплощать в жизнь американскую мечту, - он краем глаза заметил одинокую человеческую фигуру, шедшую по тротуару в самом начале улицы.
- Эй, они тут все повымерли, что ли? - журналист оглянулся на Хелен, кивнул в сторону двери, - Можем представиться Адвентистами Седьмого Дня, у меня в бардачке завалялась пара брошюрок, - усмехнулся Кассад, надавив на пуговицу дверного звонка. Сквозь грохот музыки, доносившийся сквозь распахнутое окно второго этажа, трель вызова была едва различима.
- Если такой концерт ещё с ночи играет - тогда и правда не ясно. Будем надеяться, что местные копы сговорчивее нашей общей знакомой.
"Ага, как же"
- Эй, есть кто живой? - журналист долбанул кулаком в дверь и она распахнулась, открыв взору гостей полутёмный коридор, уводивший в более светлую часть дома.
- Выглядит, как приглашение, - пробормотал Кассад и перешагнул порог, - Детка, не отставай.
В общем-то, предчувствия уже начали грызть душу Фредерика, но проверить подозрения никогда не бывает лишним.

+1

63

Девушка узнала группу  Linkin Park, какое-то время сама сидела, пока не надоела и переключилась на что-то другое. Не это её насторожило, она почувствовала пристальный чей-то взгляд на себе и огляделась по сторонам, но на безлюдной улочке никого не было.
"Показалось?"
Волосы ещё были влажными, не успели до конца высохнуть и вились больше прежнего. Жара и духота свое дело сделает, высохнут довольно быстро и не надо фена. Из-за очередного удара дверь сама раскрылась, перед парочкой открылся длинный коридор, а сам коридор показался Хелен знакомым.
- Не нравиться мне всё это, - проговорила шепотом, огляделась ещё разок и вошла следом за Фредериком.
Немного дальше пройдя по коридору, у девушки всё сильнее возникало чувства дежавю. Спина идущего впереди мужчины, а в конце была просторная комната и почему или откуда Хелен знала, что именно они там обнаружат? Шаг за шагом, просматривая комнаты по пути, в них никого не было продолжали двигаться вперед, а дежавю все усиливалось. Как раскат грома на девушку озарение пришло, она встала и схватилась за руку идущего впереди Фредерика.
- Мы опоздали, - лишь сумела проговорить.
Мужчина обеспокоено кинул взгляд в сторону комнаты и только сейчас почувствовал запах смерти. Они его оба почувствовали. Журналист зашагал вперед более уверенно, а за ним поспешила Хелен. Картина что перед ними предстала, напомнило прошлое. Так же всюду была кровь, тот, кто это сделал, веселился, его работа была похожа на безумного художника. Что-то отличалось в почерке от прошлых жертв. Тело начало бить мелкая дрожь, но Роуз пыталась взять в себя в руки, только ей это плохо получалась. Она прижала ладонь к губам, так как не прошеная тошнота рвалась наружу. Девушка будто вернулась в тот ужасный день. На столе, вместо алтаря, в той же позе лежало тело Маргарет в свадебном платье. Всё как во сне, лишь место изменилось, вещи… Сны такие их за чистую монету нельзя воспринимать, они могут показать одно, а в реале чуть иначе будет, но ты при этом будешь чувствовать дежавю.
- Алекса Бишопа, - подойдя к трупу, начала говорить, - Нужно остановить. Это не правильно вот так обрывать людскую жизнь. Она же была жива, когда он с ней это делал. Он наслаждается, - девушка вспомнила его мысли и чувства, - Ему осталась лишь одна жертва для завершения обряда.
Хелен смотрела прямо на глаза, в которых застыл страх через вуаль. Потянулась к жертве, даже при этом сняла перчатку с одной руки, как у дома остановилась несколько полицейских машин. Тут же оглянулась на мужчину, что стоял позади, прижимая руку к груди.
- Что будем… делать?
- Руки вверх!
- Стоять на месте!
Несколько офицеров взяли их с Фредериком на прицел. Ещё один уже что по рации передавал о странной парочке у трупа.
"Да, во сне кто-то анонимно позвонил, значит, тот взгляд в спину не было просто моей паранойе."
Тем временем у изгороди ещё одного здания, совсем рядом, стоял мужчина и смотрел на красное здание. И бегущих полицейских.
- Кто б знал… они да познакомиться. Всё интереснее и интереснее, не так ли? Так даже интереснее.
Напевая, зашагал прочь мужчина, напевая какую-то дурацкую песенку, которая привязалась. Он широко улыбнулся проходящей девушки, та мила ему ответила и тут же была вознаграждена воздушным поцелуем. Ему и её захотела раскромсать, превратить в шедевр, но сдержал голод демона внутри себя.

Отредактировано Helen Rose (2015-07-20 21:31:10)

+1

64

Запах стоял такой, точно кто-то совсем недавно резал на кухне говяжью печень. Впрочем, Фред был в этой мысли не особенно далёк от истины. Журналист перешагнул порог очередной комнаты, самой последней из их короткой череды, и замер на пороге, со странным интересом глядя на то, что теперь она из себя представляла.
"Опоздали. Проклятье."
Легко сжав пальцы девушки, успевшей догнать журналиста ещё в коридоре, мужчина передал ей банку с солью, а сам полез за мобильником.
- Думаю, его здесь уже нет, детка, - проговорил мужчина, нажимая на спуск. Тихий щелчок затвора камеры потонул в грохоте музыки. Кассад пересёк комнату, стараясь не наступать в кровавые росплески, разметавшиеся по полу. Каким инструментом он здесь поработал? Бензопилой?
Вскрытая грудная клетка, ранее алые пятна на белой ткани платья уже успели приобрести бурый оттенок, внутренности на первый взгляд не перемещались, запрокинутая голова жертвы была не тронута, лицо сохранило отпечаток ужаса и боли.
Фред выключил стереосистему, тишина стегнула по ушам, оставив после себя лёгкий звон и пустоту.
Новое фото отложилось в памяти телефона. Крупный план лица убитой, закрытого вуалью. Как-то неестественно жутко смотрелось всё это, точно декорации к глупому ужастику прошлых лет из разряда дешёвого чтива в дорогу.
Фредерик вздохнул, перешагнул через перевёрнутую напольную лампу, осколки плафона хрустнули под подошвой ботинка, точно мелкие косточки. Журналист скривился, подумал о том, что ассоциация вышла неплохой, отметил её на будущее и сделал новый снимок.
Паршиво, но свет в комнате был просто идеальным. Впрочем, сейчас это отнюдь не мешало процессу.
Мужчина вернулся на исходную позицию, посмотрел на Роуз очень внимательно и серьёзно. Никакого азарта в глазах не осталось и в помине - он пропал вместе с последним отправленным в память мобильника снимком.
- Мы...
Договорить Фредерик не успел. Копы всегда приезжают не вовремя, а в этот раз они особенно поспешили. Вот что стоило полиции немного задержаться? Минут на десять, м? Труп куда-то убежит, что ли?
Крамольная мысль тут же сменилась другой, более насущной.
"Не успеем"
У них с Хелен было ещё около полутора суток на вычисление новой жертвы безумного ублюдочного лаборанта, и Фред уже заранее знал, где проведёт ближайшие часы.
- Полегче! Мы представители прессы!
- Топай давай, представитель, - лица говорившего Фредерик уже не видел, отметил лишь жуткое раздражение в голосе.
Хорошо хоть рукоприкладством никто не занимался. То ли не до того было, то ли внешний вид Хелен не располагал к силовым упражнениям со стороны законников.
- Не бойся, это ненадолго, шепнул Кассад Роуз, когда из вели к машине.
- Разговорчики! - прикрикнул один из копов - узколицый мужчина среднего роста, почти полностью лишённый растительности на голове. Фуражка скрывала большую часть плеши.

***
- Я требую свой законный звонок! - Фред вцепился в решётку камеры предварительного заключения и старался высмотреть уходящего по коридору копа. Того самого, что не дал им с Хелен перекинуться парой слов при задержании.
В ответ он получил только тишину и кряхтящий кашель за спиной. На широкой длинной скамье, занимавшей большую часть противоположной решётке стене, сидел ещё один задержанный.
Фреда и Хелен привезли в семьдесят пятый участок, расположенный в семи кварталах от места событий. Судя по скорости, с которой их обоих определили в камеру, заниматься задержанными будут вечером. Это было странно и очень не вовремя.
Новый приступ кашля заставил Кассада отлипнуть от созерцания пространства за решёткой, представлявшего из себя неширокий серый коридор с рядом окон под потолком.
- Ты чахоточный, что ли? - уточнил журналист у грязного бродяги, от которого за милю несло дешёвым пойлом. Чернокожий мужик средних лет кутался в подозрительного вида дырявое клетчатое одеяло и выглядел так, точно жил в этой камере уже месяц. Перспектива не радовала.
- Пошёл ты, - хрипло отозвался тип и зашёлся новым приступом кашля.
Пожав плечами, Фредерик с досады саданул по решётке, отозвавшейся глухим гулом. Хорошо ещё народу в камере было немного, всего трое. Забавно было также, что Хелен сейчас была здесь же. Прошлый опыт задержания Фредерика твердил ему другой сценарий развития событий.
- И вещи забрали. Я счастлив. А ты, детка? - Кассад с размаху опустился на жёсткое дерево лавки, подальше от ароматного соседа и, скрестив руки на груди, сердито уставился вперёд, постукивая по полу левой ногой в такт своему раздражению.
- Безпредел. Полицейский безпредел. А я ещё их отмазываю.
Журналист говорил о своей последней статье, в которой потёр пару нелестных строк, касавшихся полицейского управления, в котором служила Дарси Спрингл.
- Где мой законный звонок?! - проорал мужчина в пустоту. И вновь не получил никакого ответа.
- Заткнись, придурок! - бродяга попытался дотянуться до журналиста своим тифозным одеялом, но не смог - длины не хватило.
- Ты спрашивала о рисках моей профессии. Вот один из них - проторчать пол дня в обезьяннике, - Фредерик постарался успокоиться, -  Благо, компания подобралась отличная, - Кассал очаровательно улыбнулся девушке.
- Да, я просто супер-компаньон, - бомж не унимался, - Давайте обнимемся, что ли? - и заворочался на своём месте, пытаясь перебраться поближе к парочке новеньких.
Фредерик вздохнул.
- Вот видишь, детка, приезжие ещё ругают Лос-Анджелес за грубость его жителей. Наглая ложь и провокация! Отвали от меня грязный оборванец!
Последняя фраза была обращена к бродяге, успевшему проделать по скамье пусть длиной в четверть метра.

0

65

- Ты посидишь тут, - с хрипотцой начал говорить мужчина средних лет, после чего задвинул дверцу на решетки, тем самым единственный свет в комнатушке пропал, - Не стоило пытаться убегать. Это будет тебе уроком.
- Нет! Отпустите! Больше такого не повториться! Обещаю!
Хелен начала бить кулаками по двери, но всё было тщетно. После чего сползла на пол, уронила голову на колени, а руками обхватила её, так как тело била дрожь. Бежать было самой глупой затеей, но сидеть в заточении для девушки было невыносимо. Все эти анализы, уколы… Санитары, что лапали, но дальше не доходило, в помещении всегда была женщина. Тоже врач. Всегда что-то писала в блокноте и могла прикрикнуть на мужиков.

Девушки было не привыкать сидеть в таких местах. Поэтому она сидела спокойно, ждала, когда их выпустят. Внутри всё же рос страх, но она не хотела беспокоить Фредерика, по таким пустякам и пыталась собственными страхами сама. Хелен старалась сидеть тихо, может слишком тихо, так как сосед подсел к ним и начал дышать перегаром, рассказывая о нелегкой своей жизни. Она морщила носик, от бродяги несло на несколько метров, но не отодвинулась, это не самое страшное. Выслушать человека. Оказалась, что он проиграл много денег в азартных играх, потерял из-за этого жену и дочь, после чего пришли и отобрали квартиру.
- Вы такая, такая… Добрая, - начал снова, а затем откуда-то вытащил бутылку с выпивкой и промочил горло, - Вы не ангел? Как вы связались с этим грубияном?
Бродяга ткнул на сидящего между ними журналиста.
- Была б ангелом, помогла бы вам вернуть семью и дом, а так только притягиваю неприятности ко всем кто рядом, - начала разговор, бросив виноватый взгляд на Фредрика.
Четыре стены делали свое дело, Хелен всё больше нервничать начинала. Боязнь замкнутых помещений, где свобода ограничивалась в два шага вперед, два шага назад, так и до конца не пропала. Она не заметно начала тянуться к Фредерику, когда она почувствовала что слишком села близко, облокотилась на стенку за спиной и закрыла глаза. И, да, так и было, рядом с Фредриком Кассадом по не многу страх отступал.
- Как думаешь, когда нас выпустят? - спросила мужчину и улыбнулась.
По-прежнему не открывая глаз и пытаясь собраться. Бродяга же посчитал, что обратились к нему:
- Да леший его знает, я уже сбился счету. Ангел, не хочешь глотнуть?
Протянул через мужчину бутылку с выпивкой, но сразу убрал, взгляд не понравился, который бросил друг ангела.
- Я лишь хотел помочь, - бросил, сделав ещё глоток, морщась от крепкого напитка, -  На ней лица нет, а это очень хорошее лекарство… от всего. Дурного не посоветую.

0

66

- А ну дай сюда, - журналист перехватил захватанную грязными руками бутылку без этикетки и понюхал содержимое через открытое сколотое горлышко. В нос ударил жуткий сивушный запах, пробравший до мозга костей.
- Это что такое? - с неподдельным интересом спросил он у бродяги, окончательно обосновавшемся рядом. Не то что бы Фредерику особенно хотелось разговаривать с этим типом, но Хелен явно чувствовала себя не в своей тарелке в присутствии ещё одного заключённого и надо было с этим что-то делать.
- Лекарство от всех болезней. Не хочешь - как хочешь, - негр потянулся за своей тарой, но Фредерик отодвинул её в сторону, не дав забрать.
- Погоди, я не говорил, что не хочу, но если нас тут ещё и за распитием лекарства поймают, продержат до второго пришествия. Спрячь, - он вернул бутылку бомжу.
- За что упекли-то? - обратился бродяга, последовав совету журналиста. Разговаривал он в основном с Хелен, к ней и обратился.
- За убийство любопытных бездомных, - проговорил Фред и сделал морду кирпичом.  Не сработало, негр зашёлся каркающим смехом, больше походившим на кашель туберкулёзника. Пока он смеялся, мужчина ободряюще подмигнул девушке.
- Не переживай, детка, я не первый раз в такую передрягу влипаю, всё не так уж и плохо, если не допросили до сих пор. Конечно, придётся поторчать в камере какое-то время, газета внесёт залог и в этом месяце я получу гораздо меньше денег, чем рассчитывал... но это уже рутина. Главное - добраться до телефона, чёрт бы их побрал!
"Надо сосредоточиться."
Кассад вздохнул, огляделся по сторонам и вытянул вперёд скрещенные ноги.
- А здесь удобнее, чем в Платтсмуттской, определённо.
- Я Винсент, - бродяга перестал кряхтеть и трястись, изображая бурную радость.
- А я Дылда, - отозвался Фредерик, ухмыльнувшись, - А она Ангел - ты угадал с первой попытки.
- Люблю людей с чувством юмора, - негр вернул Фредерику его ухмылку в искажённо-жутком варианте. Половины зубов во рту их сокамерника не было вовсе, а те что остались, больше походили на обломанный частокол.
Вонь от Винсента шла несусветная, но кажется, журналист уже начал к ней привыкать.
- Эй, детка, всё складывается не так удачно, как хотелось бы, но мы на верном пути, - Кассад подавил зевок и мотнул головой, прогоняя не вовремя напавшую сонливость. Двойная доза крепкого кофе спасла бы ситуацию, но вряд ли в услуги этого заведения входила возможность заказа завтрака "в номер".
- Давай используем время с пользой, - мужчина подобрал под себя ноги, сел прямо, - Для начала сопоставим имеющиеся данные.

Винсент слушал очень внимательно, наблюдая за соседями по камере со своего места на скамье. Фред вскочил на ноги и принялся расхаживать взад вперёд, помогая себе активной жестикуляцией. По всему выходило, что должна быть её одна жертва. И эта последняя несчастная завершит некий ритуал.
- Проклятье, как не вовремя!
Сейчас у них с Хелен не было никакой возможности притормозить события.
- Так вам карта нужна, - проговорил бродяга, стараясь незаметно от Кассада отхлебнуть из бутылки. Фред, впрочем, не возражал. Главное, что бы это действо не помешало в будущем.
- А то я не в курсе, - журналист раздражённо глянул на бомжа, - Только где я её тут возьму?
- На столе, - в том же спокойном тоне продолжил чернокожий Винсент и кивнул в сторону решётки. Скептически глянув в том направлении, Фредерик и правда увидел край стола, просматривавшийся с новой позиции. На поверхности его лежала гора бумаг, включая записную книжку с цветастой обложкой - кажется, социальной рекламой. Схематичную карту города пересекало несколько красных и синих линий, бегущих вдоль основных дорог.
Всё это журналист рассмотрел, когда подошёл вплотную к решётке.
- Детка, гляди-ка. Сможешь достать?
Рука Фредерика с самого краю пролезть не могла, у Роуз проблем возникнуть не должно. И какой идиот оставил последний сектор решётки таким узким? Издевательство над чистой перфекционистской душой!
- Чего там копаетесь? - подал голос Винсент.
В коридоре послышались чьи-то шаги и голоса, но в сторону камеры люди не свернули, прошли мимо.
- Там маркера поблизости нет? - Фред вгляделся в содержимое письменного стола ещё раз, но блокнот с такой удобной обложкой лежал ближе всего.

0

67

Хорошенько постаравшись, Хелен всё же дотянулась до карты и за кончик бумаги потянула на себя, а маркер, что лежал на карте, но до этого его было невидно, под бумагами прятался, свалился на пол и покатился к ним в камеру. На секунду замерла, боясь, что кто-то из охранников придет, но, по-моему, они все были чем-то заняты.
- Повезло, - улыбнулась девушка, - Вот и маркер.
Карту разложила на полу, так было легче всю картину увидеть, сама села на колени перед ней. После чего маркером нанесла точки, где были найдены жертвы, те что когда в дело вступили они с Фредом, и те что были до того как Дарси Спрингл позвонила ей за помощью. Всего их было девять.
- Хаотичный выбор мест, - тяжело выдохнула Хелен.
А она надеялась, что это им поможет. Девушка посмотрела на Фредерика, а затем на бродягу, который с интересом разглядывал карту. После чего встал со своего места, оставив плед, присел на кортачки:
- Можно?
Хелен отдала маркер мужчине средних лет и наблюдала, как этот человек соединил точки на карте. После он отдал его снова девушки, а затем промочил горло из бутылки.
- Что это? – спросила она, вглядываясь в смутно знакомый знак, но где его она могла видеть.
- Эй, да это анкх! - Кассад прищёлкнул пальцами и посмотрел на девушку, - Точно-точно.
Бомж подавился своей сивухой, опять зашёлся кашлем, но согласно закивал. Он оживился, заметила девушка.
- Малец, а ты откуда знаешь? – откашлявшись, бродяга спросил, и спрятал бутылку, в глазах у человека заиграл интерес,  - Значения анха как знака расплывчаты и спорны, однако обычно считается, что он символизировал жизнь, бессмертие, вечность, мудрость, являлся защитным знаком.
Хелен удивленно теперь уставилась на бродягу, тот поймал взгляд и ответил еще не на заданный вопрос:
- До того как всё потерял, у меня была престижная работа, - с гордость и тоской обронил, и добавил, - Даже писал диссертацию по Египту. Оттуда и знаю значения этого знака. Но, я удивлен, что такой молодой парень читает книги, в наше время ищущих знание всё меньше и меньше. В этом кресте объединены два символа: круг (как символ вечности) и подвешенный к нему тау-крест (как символ жизни); вместе они обозначают бессмертие и вечную жизнь.
- И как с этим связано ритуальное убийство? - Фред хрустнул суставами пальцев на левой руке, - И да, никого бинтами не обматывали и типа с собачьей головой рядом не рисовали.
Хелен снова приуныла, вопросов ещё больше возникло. Зато беспокойство пропало. И камера не наводила такого ужаса как по началу. Послышался шум и разговоры, кто-то приближался, вошел полицейский, успели спрятать карту, но видимо зря, он чем-то другим был обеспокоен. Потом вошли ещё два, тащили они в пакете довольно большое зеркало, старинное, на нем пару брызгав крови было. 
- Куда вы тащите эту бандуру? – спросил один, тот, что пришел лишь проверить, что делают заключенные.
- Так начальство приказало, мы и делаем, а зачем не спрашивали, - бросил тот, что держал зеркало.
- В хранилище улик, а там пускай эксперты возятся, - присоединился к разговору тот же, он бросил взгляд на бродягу и двоих.
Когда зеркало поставили напротив их камеры, Хелен что-то заметила в самом зеркале, но решила что ей показалось. Она была готова поклясться, что увидела… Женщину.
- Мне срочно нужен сон. Мерещится всякое,  - проговорила себе под нос, и добавила, - Что будем делать? У нас не так много времени, а Алекс уже, скорее всего, выбрал последнею девушку для завершения ритуала.

+1

68

На возню у решётки Фред поначалу вообще не обратил никакого внимания, а потом спохватился и бросился в сторону копов, возившихся с каким-то замызганным зеркалом.
- Господа полицейские офицеры, - елейным тоном начал журналист, привлекая чужое внимание. Шелест карты за спиной указал на то, что Винсент и Хелен приняли соответствующие меры предосторожности, - Не соблаговолите ли ответить на вопрос страждущего.
- Заткнись, - бросил один из копов, узколобый толстяк, больше всего возмущавшийся повинностью таскать такие тяжёлые улики.
Кассад молча выслушал посыл и заговорил вновь, уже гораздо жёстче:
- Вы же понимаете, что нарушаете права человека, заперев нас здесь без объяснения причин. Как только я свяжусь со своим адвокатом, это управление по кирпичику разберут во всех крупных изданиях города. Вам это надо? Терять работу из-за мимолётной прихоти начальства?
Про начальство Кассад добавил просто так, к слову пришлось. Но затыкать его никто уже не стал. Попросту проигнорировали. С досады саданув пару раз по решётке, мужчина выкрикнул во вновь образовавшуюся в коридоре пустоту:
- Я этого так не оставлю!
- Уймись, парень, - меланхолично заявил бродяга, вновь угнездившись на краю скамьи в ворохе подозрительного одеяла, - Нервные клетки того... не восстанавливаются. Вон подружка твоя молодец. И ты не отставай.
- Поговори мне ещё, - проворчал Фредерик, на миг забывший о том, что именно этот человек помог им с Хелен в восстановлении картины событий.
Винсент издал какой-то скорбный звук, больше напоминавший вздох и спрятался в одеяле с головой. Из нутра его укрытия послышалось тихое бульканье.
Фредерику стало стыдно. Между прочим, это чувство просыпалось в душе Кассада столь редко, что впору было отмечать событие с песнями и плясками, одолжив у их вынужденного чернокожего сокамерника его волшебной сивухи.
- О'кей, я не прав, - героически извинился журналист, садясь на скамью.
Винсент кивнул верхней частью кома и глухо проговорил:
- Выпустят вас, не бойся. Главное, спасите человека.
- Этим и занимаемся, - Фредерик вздохнул, почесал макушку.
- Детка, если хочешь, можешь прилечь, мои колени в твоём распоряжении, - он тепло улыбнулся девушке, приглашающе развёл руки.
- Одеяло надо? - неслыханная щедрость окружающих была одним из немногих плюсов в сложившейся ситуации.
- Нет, мы не можем тебя обирать, совесть не позволяет! - поспешил отказаться Кассад, а то вдруг Хелен не сможет в виду своей доброты и скромности? К этой грязной тряпке мужчина Роуз не подпустил бы ни за что на свете.
- Как хотите, моё дело предложить, - ничуть не обиделся Винсент, - Я когда работал в университете...
Далее последовал долгий и весьма увлекательный рассказ о том, как бродяга дошёл до жизни такой. Фредерик слушал внимательно, время от времени кивая в такт словам и вопросам.
"Надо выбираться отсюда и поскорее. Проклятье, что происходит?"
Фред искренне надеялся на то, что дело с их поимкой разрешиться в положительную сторону и в самое ближайшее время. Наивная такая детская мечта взрослого мальчика.

+1

69

Девушка решила воспользоваться предложением, села рядом, а затем устроила голову на коленях у Фредерика, поджав под себя ноги, чтоб не задеть их соседа. Не много неудобно было, но усталость была выше всего, поэтому послушав начала истории Винсента Хелен уснула. Приятный запах, что исходил от журналиста, одеколон вперемешку с освежителем для машин, что-то ещё, но распознать не удалось, так как глаза налились свинцом. На грани реальности и сна медиум почти замурлыкала.

Где она находилась, не могла понять, только что была на пляже, грелась под солнцем. А сейчас уже в здании Изнанки, поднимается на лифте, рядом стоит Фредерик, что-то увлечено рассказывает, а она, молча, слушает и улыбается. Затем снова меняется сцена, теперь, она после душа, в одном полотенце,  она не у себя дома, у журналиста, он ошарашено смотрит на девушку, которая приближается, а по пути скидывает тряпку, что ещё как-то прикрывала её тело. После чего прижимается всем телом и что-то шепчет ему на ухо.

Так же снилось и прошлое, но оно было таким далеким после тех ярких моментов, где она почти домогается Фредерика, что Хелен не запомнила. Девушка вскочила, уставила на журналиста, но сразу посмотрела на соседа по камере. Это всего лишь сон. Убедилась она. Сейчас после сна было тяжело смотреть на Фреда. И с каких пор мысленно она его завет Фредом? Да спать в таких условиях крайне неудобно, всё тело ныло, но, по-моему, в её жизни приходилась спасть и на земле, так что жаловаться было не уместно. Хелен села, размяла руки, ноги, а затем встала и потянулась. Винсент наблюдал за медиумом, девочка ему и правда напоминала ангела, какими он их представлял.
- Парень, тебе повезло, – нарушил тишину, и толкнул журналиста, - Такого ангелочка нашел.  Поверь, старик знает в этом толк, - после чего подмигнул Кассаду.
Хелен сделала вид, что не услышала этого, а иначе мужчины бы заметила смущения на лице. Справившись своими чувствами, обернулась и строго глянула на журналиста. Она злилась, прежде всего, на себя.
- Нам скорее бы выбраться отсюда, - начала быстро говорить, и добавила, - Нас не имеют пара держать столько взаперти,  мне нужен свежий воздух, а тебе сон. Когда ты в последний раз спал? Эй, - взялась за решетку, после чего добавила громче, чтоб стоящий охранник за дверью расслышал,  - Позвоните Дарси Спрингл.

Отредактировано Helen Rose (2015-07-26 20:43:54)

+1

70

Кассад машинально перебирал волосы Хелен, разместившейся на скамье. Девушка уснула почти мгновенно, тихо посапывая и время от времени бормоча под нос какую-то нелепицу. Мужчина улыбнулся, покачал головой.
- Она не мой ангел, - со вздохом проговорил журналист и добавил, - А жаль.
- Хэй, тогда у меня ещё есть шанс, - подмигнул мужчине бродяга и хрипло рассмеялся. Фредерик улыбнулся в ответ во все тридцать два зуба.
- Только попробуй, старый проходимец.
Хелен опять что-то пробормотала, Фредерик различил в общей мешанине звуков своё имя и удивлённо посмотрел на спящее на его коленях создание.
"Проклятье, иногда я жалею, что не умею читать мысли"
Он на мгновение представил, каково это обладать даром Роуз и передёрнул плечами. Наверное, он бы не смог так жить. Вот если бы способности медиума можно было отключать...
"Надо бы провентилировать этот вопрос"
Винсент умолк, думая о своём. Фредерик не спешил будить девушку, жёсткое сидение медленно делало своё дело, однако Кассад решил, что потерпит неудобства. Не впервой ему торчать за решёткой в чёрт знает какой позе. Тем более, сейчас с ним была Хелен.
Веки налились свинцом, звуки отодвинулись на задний план, камера потемнела. Журналист резко распахнул глаза, чувствуя, как пальцы предательски выпускают светлый вьющийся локон.
- Да спите вы, - ворчливо отозвался негр из вороха одеял, - Поди всю ночь прошатались чёрти где.
- Вроде того, - тихо проговорил Фредерик и тут Роуз проснулась. Мужчина не хотел её будить и очень надеялся, что не стал причиной прерывания её сна.
- Привет ещё раз, - улыбнулся он удивлённо уставившейся на него сокамернице и подавил собственный зевок, - Чего вскочила? Нас ещё не выпустили.
Однако, девушка решила, что пора вставать. Кассад проследил за её лёгкими движениями, в который раз скрыл оценивающий взгляд.
- Детка, теперь ты бодрее всех нас вместе взятых, на тебе план побега.
Он же пошутил! Кажется, Роуз восприняла его слова, как установку и тут же выловила шатавшего в непосредственной близости от камеры копа.
На её просьбу полицейский отреагировал точно так же, как на угрозы Фредерика. То есть - никак.
- Это бесполезно, - проворчал журналист, решивший повторить подвиг девушки. У него потянуться получилось отнюдь не так изящно. Хруст суставов, сопровождаемый стонами несколько не соответствовал образу бандита с большой дороги, коего Кассад теперь мог изображать с чистой совестью.
- Господь всемогущий! Ты себе спину сломал? - испугался Винсент, на что Фредерик только скривился.
Да уж, старость - не радость.
Мужественно преодолевая боль в отсиженной заднице, журналист доковылял до решётки, да там и повис, старательно изображая негодование.
- Ну что, доигрались? - голос Спрингл прозвучал так неожиданно, что Фредерик подпрыгнул на месте и чуть не врезался носом в решётку.
- Дарси, ну наконец-то! Как ты нас нашла?
Полицейская, смерив присутствующих в камере скептическим взглядом, скрестила руки на груди и привалилась спиной к противоположной от решётки стене.
- Зрелище, достойное твоих славных деяний, Кассад.
- Ну да, ну да. Когда повеселишься вдоволь, будь добра - объясни этим ребятам, что мы с Хелен совсем не при чём.
Спрингл тяжко вздохнула и посмотрела в сторону стола дежурного. Сейчас за ним никого не было и пропажу пары вещей коп не заметил. Или сделал вид, что не заметил, как не замечал личных просьб заключённых.
- Нет, ребята, вы мне мешаете, потому посидите здесь.
- Что?! - Фред опешил, - Так это твоих рук дело?
"И как я сразу не догадался?"
Он бросил быстрый взгляд в сторону Хелен, затем вернулся к Дарси.
- Какого чёрта?
- А вот это я хотела спросить, Кассад. Какого чёрта вы двое ошивались на месте преступления раньше полиции? Я даже не уверена, что вы не причастны к делу. Это что такое?! - Спрингл достала из кармана тиснутые на кануне из её кабинета фотографии и помахала ими в воздухе.
- Я собирался их вернуть, - Фредерик выдал милую улыбку, - Да ладно тебе, детка...
- Я тебе не детка, сколько раз повторять? Хелен, во что бы он тебя не втравил - разберёмся позже. Я очень надеюсь, что вы оба виноваты только в тупости этого типа, - она ткнула в сторону Кассада.
А вот это было уже обидно. Фред скрестил руки на груди и приготовился запоминать.
- Ты же понимаешь, что я отсюда выберусь, - наконец проговорил журналист, - И тогда...
- И тогда всё станет совсем хреново, - закончила за него мулатка, - Но трое суток у меня есть.
- Ты этого не сделаешь! - журналист опять саданул по решётке, - Дарси, ты... чёрт, а ну вернись!
Но полицейская уже удалилась, оставив камеру в распоряжении всё тех же заключённых.
- Ты её знатно бесишь, - вставил ремарку бомж.
Фред бросил на него злой взгляд, затем повторил тяжкий вздох Дарси.
- Я её понимаю, - и опустился на пол камеры, оперевшись спиной о решётку, - Ладно, вот теперь всё стало ещё хуже.
В этот самый момент в коридоре вновь послышались шаги.

+1

71

- Ничего страшного, - проговорила Хелен, и добавила. Успокаивая себя, прежде всего. - Выберемся отсюда. После ещё Дарси скажет нам спасибо. Есть идеи? Хоть одна?
Девушка шагала, словно тигр в клетке, с одного края камеры в другой. Только ничего ей на ум не приходило, растеряла навыки "Как выбраться из запертой комнаты", довольно долго жила без страха быть пойманной. Расслабилась. Она встала посередине камеры, скрестила руки на груди и тяжело выдохнула. Глянула на Фредерика, тут вспомнился сон, где она перед ним скидывает полотенце, покраснела и бросила взгляд на приоткрытую дверь, там слышались снова звуки. Кто-то приближался.
- Если это снова Дарси, я ей голову откручу, а ещё напомню про должок, - медиум ненавидела запертые помещения, а из-за этой боязни, начинала болтать, - Мне нужен свежий воздух…
В этот момент снова два полицейских вошли, бросили взгляд на зеркало, поругались, выясняя, кто из них забыл его тут, и снова вернулись к заключенным. Один из них вытащил связку ключей из кармана и начал возиться с замком, другой же смотрел на Хелен. Взгляд не понравился девушки, полицейский оценивал её как товар. Раздевал. В камеру вошел тот, что отпирал дверь, подошел к Винсанту:
- Пойдём. Есть к тебе разговор.
- А я бы хотел пообщаться с девушкой, - вдруг проговорил второй, ухмыляясь, и добавил, - Думаю, она не против, прав?
Первый вывел бродягу и гаркнул на своего напарника, а для верности ещё и подзатыльник вручил. После чего с Винсентом суровее на вид полицейские ушел, а этот остался и привалился рядом с зеркалом напротив парочки за решеткой. Какое-то время молчал, в гляделки решил поиграть с Роуз.
- Так что? Не хочешь со мной пообщаться? Я бы мог помочь выбраться…
- Нет. Спасибо.
Хелен не дала мужчине договорить и села на скамейку, приняв защитную позу, камера снова душила, ещё это тип дискомфорт вызвал. Нет, она таких встречал, но… Девушка вспомнила, почему решила жить от всего мира. Вот из-за подобных ситуаций.

+1

72

Вот чего-чего, а похотливого копа Фредерик никак не ожидал здесь встретить. В его журналистской практике всякое бывало, но что бы полицейский настолько наплевательски относился к должностной инструкции, да ещё и при свидетелях... Потому Кассад приготовился внимать всеми доступными чувствами. Главное, что бы Хелен не стушевалась окончательно. Впрочем, даже такой вариант им подойдёт. Журналист бросил в сторону решётки пристальный взгляд, прищурился.
- Эй, милая, чего такая зажатая? Я ведь знаю, почему тебя взяли, поздно играть недотрогу.
Кажется, их с кем-то перепутали. Полицейский продолжал что-то говорить, когда Фредерик резко поднялся на ноги, взял Хелен за руку и решительным шагом направился к выходу из камеры. Коп попятился, независимо от своих желаний уступая дорогу.
- Спасибо за гостеприимство, - мужчина подмигнул парню, протискиваясь наружу. Стальная решётчатая дверь лязгнула и захлопнулась за спиной девушки, Кассад не отпускал её руку.
- Весь разговор записан, поднимешь панику - обнародую материал.
На самом деле, коп сейчас имел полное право уложить Фредерика мордой в пол, шугануть Хелен, что бы забежала обратно в место недавнего пребывания и теперь уже с чистой совестью зачитывать нерадивым беглецам их права. Однако, что-то во взгляде Кассада полицейского остановило. Он отошёл ещё на пару шагов и замер у письменного стола, наконец умолкнув. Можно было бы заставить офицера зайти в камеру, или совершить какой-нибудь подобный киношный ход, но у Фреда и Хелен не было ключей, а ещё времени.
Миновав холл здания, Кассад с каменной мордой вывел свою спутницу под нещадно палящие солнечные лучи. Даже вечером в городе стаяла нестерпимая духота, мешавшая до конца почувствовать вкус жизни. На пропускном пункте никого не оказалось. Кажется, высшие силы решили таки смилостивиться над несчастными работниками "Изнанки".
- Скорее, пока нас повторно не схватили, - проговорил Фредерик, когда они с Роуз оказались возле парковки. Автомобилем воспользоваться они сейчас не могли, ключи остались среди конфискованных при задержании предметов. Как и мобильный журналиста.
- Чёрт. Денег тоже нет.
Фред огляделся по сторонам. Благо, карта осталась при них, как и план дальнейших действий.
- Детка, ты ведь понимаешь, как мы с тобой влипли? - поинтересовался мужчина, когда они перешли на соседнюю улицу и отправились в сторону Пятой Авеню. Впрочем, широкая довольная ухмылка совсем не вязалась с серьёзностью сказанных слов. - Я тоже, но сейчас мы на свободе, так что выше нос!
Да, Кассад прекрасно знал, чем обернётся побег из-под стражи, да, он предвидел ярость Спрингл и отчётливо видел маячавшие на горизонте жирные проблемы. Но всё это меркло в сравнении с жутким событием, которое они с Хелен могли предотвратить. Помешать Имаго - едва ли не самое главное, что журналист может совершить за свою не такую уж и длинную жизнь. Он взглянул на Роуз и вновь улыбнулся, чувствуя накатывавшую после эйфории получения свободы усталость.
- Сейчас в "Изнанку", нам нужен надёжный человек. Эй, ты была права, всегда найдётся выход. Не бойся, мы их остановим. У меня как раз появилась идея, но для этого надо привести себя в надлежащий вид.
Мимо пешеходной зоны нёсся нескончаемый поток автомобилей. Жёлтые пятна такси мелькали чаще остальных. Кассад усмехнулся, вспоминая Нью-Йорк. Ничто в этой жизни не меняется.
Путь пешком был не близкий, однако мысли о том, что бы идти прямиком домой отпали сами собой. Такой глупости даже Фредерик Кассад не совершит.

Трикси была на месте. Как и большая часть населения офиса газеты, потому Кассад провёл Роуз в отдельный кабинет, минуя основную часть филиала. Нечего подчинённым видеть начальство в столь непотребном виде. А то что всклокоченный Кассад в мятой одежде был именно непригляден, он знал и без едких замечаний Трикси, оказавшейся тем самым "надёжным человеком".
- Я затребую премию, - сообщила девушка, прикрыв за собой дверь.
- Идёт, - отмахнулся Фредерик, метнув быстрый взгляд за окно. Впрочем, на уровне двадцатых этажей никого любопытно заглядывавшего с улицы не обнаружилось, даже мойщики окон сегодня ползали в другой части здания.
- А теперь нас нет, - проговорил Фредерик и кивнул брюнетке на дверь.
Сегодня Трикси выглядела как всегда ярко, непринуждённо, в стиле прошлого века с налётом современности. Торчащие во все стороны волосы украшала пара заколок, цветастые шорты, майка, браслеты и кольца.
- Вы тут чего делать собрались? - подозрительно переспросила она, замерев на пороге. Бумажный пакет, что до этого тихо похрустывал у девушки в руках, оказался на полу у шкафа с книгами.
- Любовью заниматься, - раздражённо проговорил Кассад, - Кстати, где документы, что я вчера запрашивал?
- Не пришли ещё, - буркнула брюнетка и хлопнула дверью. Её мягкие шаги стремительно отдалились, оставалось надеяться, что "Любопытная Варвара" не вернётся в тот же момент по старому маршруту.
- Так, что там на повестке дня? - Фредерик принялся рыться в ящиках письменного стола, выкладывая наружу какие-то пластиковые папки и конверты, затем так и не удосужившись убрать всё это богатство обратно, присел на край столешницы и внимательно посмотрел на Хелен.
- Детка, раздевайся. Точнее, переодевайся, я отвернусь, - быстро поправился журналист. Усталость действовала на него странным образом.
- И нам надо отдохнуть. Можно в обратном порядке. План следующий - отправляемся в этот медицинский центр и выясним, что к чему. Думаю, что попасть внутрь проблемой не будет, а там посмотрим. Копия удостоверения журналиста у меня где-то в офисе, тебя тоже представим.
Он вздохнул, покачал головой.
- Знаешь, если бы не ты, никто бы так ничего не узнал. Это чудо. Хелен, ты сама настоящее чудо!
Мужчина мягко улыбнулся, затем резко отделился от стола, хлопнул в ладоши.
- Так! За дело! Есть хочешь?

+1

73

То, что они сделали, было большой ошибкой, но она бы сделала так же и без Фредерика. На кону жизнь человека и у них истекает время. Девушка отчетливо видела песочные часы перед глазами, когда их закрывала, и они не в пользу им уже отсыпали песчинки, надо было спешить. А с Дарси Хелен потом пообщается. Та не сможет ей отказать. Но, почему журналисту не зачем знать. Триксти их провела в кабинет, любопытно разглядывая своего босса и новую сотрудницу Изнанки, но ничего не спрашивала.  Видимо частенько Фред вляпывается в подобные истории, а Трикси ему помогает, таких работников ещё поискать нужно. Всё-таки сотрудница Кассада не выдержала и спросила, любопытство читалось на её лице всю дорогу от лифта. Они с Фредериком давно нормально не спали, ответ был грубоватым,  Трикси хлопнула за собой дверью. И оставила их одних. Мужчина поставил на стол перед  Хелен пакет, в нём оказалось платье и довольно дорогое и открытое. Ещё в пакете были туфли на высоких каблуках, очки и бижутерия.  Такие вещи медиум не носила, ей казалось, что в такой одежде кажется со стороны нарядным попугаем.
- Что это? Мне нужно это одеть? Зачем?
Почему и зачем объяснение оказалось логичным, туда, куда они собрались, обращались сливки общества, простое сословие не могло себе позволить оплатить труды специалистов. Фредерик, как и обещал, отвернулся, а девушка начала раздеваться и натягивать выбранное платье Трикси. Она же по поручению своего босса пошла по магазинам или заказала по интернету. Платье сидело идеально. Как? Каким образом размерами не ошиблись? На спине был вырез, открывая большую часть спины, а спереди всё было довольно прилично.  А ещё оно было довольно коротким, чуть выше колен. Тяжело выдохнула, всё-таки в нём она чувствовала не в своей тарелки. Одев туфли, чуть не упала, потеряв равновесия, но тут же вспомнила как носятся туфли пыток, так их она называла.
- Я готова, - проговорила как-то обреченно.
Даже слова Фредерика не помогли, о том, что она чудо, Хелен старательно пыталась натянуть юбку пониже, за этим её и застал мужчина. Попытки бросил, бесполезно, выпрямилась и посмотрела на журналиста.
- Не смотри так, - буркнула, и добавила, - Оно слишком открытое и сковывает движения, обычно я такое не ношу. Люблю практичность. Во всём.
Девушка поправила волосы и хотела заколоть, но мужчина покачал головой и сказал, что так очень хорошо. 
- Как скажешь, - проговорила, и спросила, - Какие наши дальнейшие планы? Нас, наверное, уже ищут. Думаю нам нужно укрыться в этом центре, полицейские пока нас будут искать, спасем жертву. Отдохнем уже там, опасно возвращаться по домам.

Вид платья и туфель.

http://s7.uploads.ru/t/PbYax.jpg

Отредактировано Helen Rose (2015-08-04 19:05:05)

+1

74

Кассаду самому было интересно, что такого притащит Трикси. И она не разочаровала. Впрочем, как и всегда. Эта девушка обладала каким-то сверхъестественным чутьём на нужные вещи, несмотря на то, что сама придерживалась стиля аля "что первое под руку попало, то и надела".
- Детка, не гони коней. Каждому настоящему мужчине и каждой настоящей женщине после отсидки нужно что-то есть. И придти в форму. Потому - сейчас мы с тобой едим. А там видно будет.

Видно стало спустя пару часов, когда Фредерик дозвонился до Клайпа. Услугами этого пройдохи, внешне похожего на перекрученный в пяти местах пожарный гидрант, журналист пользовался всего единожды, притом с большими последствиями, но обстоятельства требовали решительных мер. Подделка документов преследовалась по закону. Однако, журналист не собирался особенно светить корочками, просто на всякий случай озаботился прикрытием тылов дырявым щитом.
- Держи, - проговорил Кассад, протягивая Роуз водительские права, украшенные её фотографией, - Временно ты Синистер. Так получилось, - он вздохнул и добавил, - Если тебя это утешит, то я тоже.
Прошлую ночь оба провели в офисе газеты. Не номер в отеле, но при желании в кабинете Кассада можно было разместиться на паре раскладушек, оставшихся ещё с прошлогоднего аврала. А душ имелся в соседнем помещении, куда пришлось проникать незаконно. Впрочем, чего им терять?
Можно было сделать гораздо проще и удобнее - отправиться в мотель, но уничтоженный кофеином мозг Фредерика до этого не додумался, а Хелен всё больше отмалчивалась по поводу их полунелегального существования.
Новый день подарил новый план, а так же более-менее приличную погоду. Одуряющая духота прошедшей недели сменилась приемлемыми 87 градусами по Фаренгейту, отбросив бешеные 95 на границы воспоминаний.
Свежий ветер приносил запах океана и новой надежды, смоговое облако, окутывавшее город ночью, немного рассеялось, небо перечертили стрелки перестых облаков.
Такси остановилось на парковке перед медицинским центром. Фредерик ободряюще подмигнул Хелен и выбрался наружу, внимательно оглядывая поле будущей деятельности. Широкие двойные двери, маячавшие впереди, на первый взгляд казались прозрачными, а на второй теряли это своё свойство, представляя случайного прохожего отражение иной реальности. Кассад покачал головой. Если честно, они с Роуз не имели ни малейшего понятия, что именно ищут. Точнее, кого. По собранным ранее сведениям, Алекс нацелился исключительно на представительниц женского пола, однако ранее, в Нью-Йорке, финальным аккордом деятельности "Имаго" стал Дениел Станц. Неприятные воспоминания царапнули душу. Журналист решительно отогнал непрошенные мысли, сосредоточившись на главном. А именно - на спине напарницы, эффектно приоткрытой новым платьем. Девушке неимоверно шёл её новый образ, Трикси в полной мере заслужила свою внеочередную премию.
- Значит так, - проговорил мужчина, провожая взглядом медленно отъезжающую желтую машину такси, - Сначала...
Договорить Кассад не успел. Он хотел предложить Роуз подождать в сторонке и подключиться по мере необходимости. Информацию о деятельности центра они ещё вчера прочитали на официальном сайте учреждения. Психологи, работавшие внутри этого здания, специализировались исключительно на внутрисемейных проблемах и считались одними из лучших в своей категории. Фред мысленно умер, представив, сколько могут стоить услуги таких спецов. Мужчина искренне полагал, что если в семейной паре нет согласия и проблемы не решаются автоматически, такой семье прямая дорога в сторону бракоразводного процесса. Зачем себя мучить? Но мнение Кассада разделяли далеко не все люди, населявшие нашу планету, потому центр психологической помощи процветал.
Два обширных крыла здания раскинулись по обе стороны от парковки, строгость линий архитектуры моментально наводила на мысли о серьёзных вещах. Вот и Фредерик опять поймал в поле зрения свою спутницу, соображая, как бы ненавязчиво утвердить её в мысли почаще так одеваться.
Помятая в неравном бою с пьяным амбалом морда Фреда за эти дни приняла более-менее приличный вид, но следы былых подвигов ещё просматривались невооружённым взглядом.
- Я буду жаловаться в администрацию города! - крик разорвал умиротворение окружающей обстановки. Сюда, как казалось, даже сигналы автомобилей не долетали, и тут такое безобразие.
- Жалуйся сколько влезет, - бросил охранник в штатском, выставивший наружу хамоватого вида субъекта в цивильном костюме. Парень резким движением освободился от захвата и пригладил растрепавшиеся отросшие волосы.
- Вы ещё пожалеете, что связались с "Дейли Кам"!
Поправив галстук, скандалист удалился в сторону выезда с территории центра, по дороге набирая некий номер на трубке мобильного. Фред скривился, точно от зубной боли. "Дейли кам" была прямым конкурентом "Изнанки" на поприще скандальных новостей, только издание, в офисе которого трудился Фред, больше ориентировалось на мистику и городские легенды, "Дейли" же копалась в чужом грязном белье. То что "Изанака" частенько проделывает то же самое, Кассад скромно умолчал. Даже мысленно.
- План "Б", - сориентировался журналист и неожиданно изменился в лице. Вся весёлость куда-то улетучилась, уступив место серьёзной сосредоточенности. Именно так и должен был работать Фредерик Кассад, вот только не хотел.
- Миссис Синистер, я долго терпел эти издевательства, но сил больше нет. Наш брак трещит по швам, но как ни крути, я вас всё ещё люблю, потому сделаю всё, что бы собрать эту семью в единое целое.
Приобняв девушку за талию, он посмотрел в её льдистые глаза, чувствуя какую-то странную эйфорию от происходящего.
- Ты врезала мне по морде этой мерзкой фарфоровой куклой. И я признаю, что виноват. Больше никаких измен. Клянусь.
Он отряхнул образ, точно луковую шелуху, вернувшись к своей прежней манере общения за долю секунды.
- Это в общих чертах. Пройдём пару тестов, пообщаемся с работниками центра. Говорить буду я, а ты держись по-строже и отвечай только на вопросы, адресованные тебе лично. Как-никак - это была моя дурацкая идея и ты её считаешь бессмысленной тратой времени.
Пока общаемся с персоналом, может что и выясним. Главное, ни о чём не беспокоиться.
"Кто там страдал на тему цен за услуги? Получите, распишитесь"
Талию Хелен он отпустил не сразу, точно задумался о чём-то стороннем. На самом деле идея представилась Фредерику неожиданно удачной. Даже если их выставят вон, они успеют что-то разузнать. Да и шансы полюбоваться на Хелен в новом образе удваивались мгновенно.
Автоматика сработала на пять баллов, двери открылись в тот самый момент, когда Фредерик уже хотел притормозить. Было бы просто чудесно вмазаться мордой в оргстекло ещё на подходе, но создатель решил немного приспустить вожжи. За что ему отдельная благодарность.
- Добрый день, мы звонили ещё на прошлой неделе, - обратился мужчина к миловидной молоденькой девушке, сидевшей на посту администратора.
Кассад и правда взял болтовню на себя.

+1

75

Кабинет главврача был стерильным и строгим, ничего лишнего, никаких статуэток, никаких фотографии, хотя медиум обратила внимание, что у женщины на пальце было кольцо.
"В разводе? Или вдова? Не может забыть своего супруга и носит как память эту безделушку?"
Вопросы так и лезли одни за другими, пока доктор Джанет Ганьер проверяла анкеты, что они заполнили в приёмной. Хозяйка кольца на вид была под стать интерьера кабинета, тоже строгая, а узкие очки прибавляли лишь эффекта образу. Непреступной и холодной женщины. Девушка хихикнула, но тут же сделалась серьезной, так как доктор недобро глянула на сидячую Хелен напротив, но потом, поправляя на переносице очки, бросила взгляд на Фредерика, а точнее на лицо.
- Вижу, у вас есть определенные проблемы, - начала доктор Ганьер, и добавила, отложив в сторону бумаги, - Вас поселят в отдельную комнату-палату, питание три раза в день, все удобства для вашего комфорта. Только есть пару строгих правил: не покидать комплекс и не разглашать методы нашей работы прессе.
Хелен бросила взгляд на Фредерика.
- Миссис Синистер, - женщина переплела пальцы в замок и положила подборок на руки, - Вы слишком зажаты, недавно сыграли свадьбу, я права? Ничего страшного у нас ваша любовь к своему молодому человеку снова вспыхнет с новой силой, главное придерживаться чего от вас будут требовать наши специалисты.
- Хорошо, - бросила Хелен, и добавила, вживаясь в роль,- Хотя, и считаю, всё это тратой времени.
Она не могла найти, чем занять руки, поэтому одной разминала другую у себя на коленях. Эти белые стены и запах стерильности хуже действовали на неё чем решетка в заключении, не приятные воспоминания вырывались на свободу. Роуз как будто потихоньку возвращалась в стены больницы доктора Макалистера и его жены Элеонор. 
- С вами всё в порядке? – вдруг спросила женщина, заметив, как капелька пота у блондинки прочертила по виску дорожку,  - На вас лица нет? Вам плохо? Может воды?
- Нет-нет, со мной всё в порядке, просто очень устала и всё, - проговорила очень быстро и вскочила, - Раз больше нет никаких вопросов к нашим анкетам, то я бы хотела прилечь.
- Да конечно, - согласилась доктор Ганьер, она нажала на кнопочку на телефоне, - Миссис Рабб можете войти и прихватите стакан холодной воды, - затем снова обратилась к паре, которая уже была у выхода, вставая из-за стола, - Вас проводят. 
В кабинет вошла ещё одна женщина, старше главврача, но с добродушной улыбкой, в руках был стакан воды. Хелен сделала пару глоткой, для вида, поблагодарила и отдала не допитым. А затем вышла за ней, так как им сказали следовать за ней. Страх отступил, потому что лишь кабинет главврача Джанет Ганьер почему то был слишком больничным, коридор же совсем другим был, светлым, будто попадал на пляж, на стенах были зеленные заросли и виднелся океан, в промежутках между дверями стояли огромные ваза с финиковым деревом. Они шли молча по коридору, Роуз действительно стало не хорошо, ещё бы немного и она их с Фредом розыгрыш сорвала бы. Начать разговор было трудно, да и не зачем, они же играли роль охладевшую друг другу пару, так что шла она соответствующе своей роли. Их вывели во внутренний двор, он был довольно большим.
"А с виду не скажешь, что больница настолько огромная."
Во дворе отдыхали на скамейках пары, кто-то ругался, а кто-то страстно целовался, вообщем кому-то этот метод помогал, а кому-то нет. Хелен же считала, что в свою семью ни в коем случаи нельзя вмешивать постороннего человека, что сначала нужно поговорить, ещё раз поговорить, если разговор не складывается, то друг друга не мучить и просто разойтись. Они снова вошли в здание, снова коридор, женщина остановилась у дверей
- Это ваша комната, - начала говорить, открыв замок ключом, после чего его передала Фреду, - Здесь все удобства, душ, джакузи, интернет, всё для вашего комфорта. Приятного вам отдыха.
Миссис Рабб вошла в комнату и включила что-то рядом с выключателем света, после чего улыбнулась и пояснила свои действия:
- Для вашей безопасности, бывает, что пропадают вещи, так что когда вы будете покидать комнату, на малейшее движение отреагирует сигнализация, но когда вы отдыхаете, не завывайте отключать эту систему. Обед вы уже пропустили, он у нас в час тридцать, ужин в шесть тридцать, а завтрак в восемь тридцать. Если вы проспали или еще по каким причина не пришли в столовую, можете заказать его в номер, всё для вашего комфорта.
Женщина посмотрела на девушку, а затем на молодого парня и улыбнулась:
- Что вы говорите глупости, - возмутилась Хелен, играя роль, но её слова не подействовали, - Я тут лишь этому дураку доказать, что всё напрасно и что любви уже нет. Я пришла сюда не по собственной воли! У нас уговор, - закончила, скрестив руки на груди.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-06 21:21:01)

+1

76

Фредерик Кассад страдал безмерно, представляя, сколько придётся выложить за эти неожиданные каникулы. Когда дверь комнаты-палаты закрылась, журналист огляделся по сторонам, испустил тяжкий вздох и констатировал:
- Что за бред? Легче снять на двоих номер в отеле и восстанавливаться там сколько душе угодно.
Он пожал плечами, посмотрел на Хелен:
- Я всегда так делал - неплохо работало.
С размаху опустившись на кровать, Фред не глядя стянул с ног ботинки и вытянулся в горизонтальном положении, заложив руки за голову. Потолок светился идеальной белизной, бордюрчик на стыке со стеной украшал едва видимый глазу цветочный орнамент бледно-голубого оттенка.
Планировка комнаты была стандартной, если не считать отделявшей часть помещения ширмы, так же декорированной голубым узором. Эти цветочки встречались почти на каждой ровной поверхности, видимо были частью дизайна комплекса.
Мужчина повозился, устраиваясь поудобнее.
- Хорошо, что мы имеем? - задал он вопрос потолку, потом нашёл взглядом Хелен и обращался уже к ней, - Огромное здание, состоящее из пяти частей, кучу персонала и пациентов среднего достатка и выше, а так же приезжие. Проклятье, почему этот ублюдок просто не нарисовал на полу большой крест и стрелку "Я буду тут такого-то числа"? Было бы несколько проще.
Опять вспомнив про деньги, Фред совсем погрустнел. Но времени на отчаяние не было, а потому журналист взял себя в руки и продолжил рассуждения.
На столике у кровати стоял небольшой музыкальный центр с заряженным диском. Мужчина с интересом осмотрел устройство, передававшее привет из прошлого десятилетия.
- Это о нём говорила мисс Строгие Очки? - он кивнул на систему, - Нам обязательно её включать?
По словам доктора Ганьер, методика аудио-лечения успешно применяется во многих странах мира. И их центр с умиротворяюще-жутковатым названием "Единение" стал одним из первых, внедривших её в свою систему психотерапии. Ночью пациенты центра засыпают под ненавязчивую лёгкую музыку, пробуждающую в их сознании приятные воспоминания о прошлом, касающиеся их второй половины. Метод работает не на всех, но восемьдесят процентов прошедших полный курс такой обработки пар вновь сходятся. Звучало бредово, однако профессорша была весьма убедительной. Фредерик только диву давался, почему здесь не особенно много пациентов, с таким-то бешеным рекламным напором.
"Политика"
Все эти слухи про аудио-наркотики, ходившие по Сети, так и не нашли своего подтверждения. Но Станцу в своё время удалось раскопать интересные материалы. Эффект от прослушивания определённых звуковых сочетаний и правда мог быть неожиданным.
- Если я на тебя наброшусь с топором, знай - я не виноват, это всё врачи, - криво пошутил Кассад и вернулся к прежней теме, - Сейчас сходим на разведку. Наверняка у них тут есть база данных с пациентами, я попробую разговорить ту милашку в регистратуре, а ты поотвлекай охранника, что бы он меня в форточку не вытолкал. Хм, а если мы соизволим совершить ночной моцион, нас сразу хватятся?
Журналист замолк и спросил с беспокойством в голосе:
- Детка, ты в норме? Что-то не так?
Он видел, что Роуз переживает, она ещё в камере проявляла сильные признаки беспокойства, однако сейчас они стали особенно заметны и Фредерику это совсем не нравилось. Если что-то не так, он должен знать. Они и так слишком далеко зашли в этом деле.
Мужчина вспомнил бескровные бледные губы девушки, потерявшей сознание у него на кухне, её безвольное лёгкое тело, длинные волосы, рассыпавшиеся по плечам, почти неуловимый пульс. Резко приподнявшись на локте, Кассад выжидающе уставился на Роуз.
- Давай признавайся. Ты что-то почувствовала?
В распахнутое настежь окно влетел резкий порыв ветра, раздул лёгкие декоративные занавески, поиграл локоном Хелен и улёгся, так не дотянувшись до букета живых цветов, стоявших в узкой напольной вазе.

+1

77

Хелен продолжала стоять у дверей, как будто статуя, первое, что она заметила, так что придется спать на одной постели. Девушка смотрела за действиями журналиста, кода тот свалился на постели, пришла в движения, решила оглядеться, а для этого сбросила туфли и пошла, исследовать их новую клетку, босиком. Ноги ужасно гудели, после каблуков, прохладные плитки приятно щекотали кожу. Хелен подошла к шкафу, открыла его, и выдохнула, в нём она нашла ночную рубашку. Не придется спать в кричащем платье и это несказанно её обрадовала.   
- Нам не обязательно включать музыку, - обернулась к парню, пожав плечами, и добавила, - Вдруг они через музыку гипнотизируют? Но, я не думаю, что мы попадемся на этот трюк, так как мы не пара, как они думают, можно и попробовать послушать.
Вытащила ночную одежду, а затем спеша снова спрятала в шкаф, при этом краснее.
"Они что издеваются?! Это, скорее всего, было куплено в секс-шопе! Тут есть нормальная одежда?"
Только она об этом успела подумать, всё же нашла приличную тряпку, среди тех, что обычно в ролевых играх используют. Сказанное Фредом насмешило, Хелен четко приставила эту картину, убегающую от него с топором и кричащую, потом помотала головой, выбрасывая эту страшную картину перед глазами. Она бы предпочла в ином свете увидит мужчину, снова пришлось мотать головой, так как девушка вспомнила одно видение. Её в жар кинуло, даже начала думать, что кроме музыки, эти гнусные врачи им с Фредом подкинули аромалампы. Те, что влияют на желание человека и если есть какие-то чувства или заинтересованность, то ты крупно попал. Хелен оглядела комнату и не нашла ничего подобного, но ещё расслабляться было рано, они и могли их замаскировать. Для того чтоб те кого они вроде как лечат, думали, что это их собственное решение.
- Если ничего не дадут данные, - начала говорить, нагло тоже устроилась на постели рядом с журналистом, но всё-таки двадцать сантиметров между ними стояли, прикрыла глаза, - У нас не так много времени, придется поработать даром, хотя и устала очень. Постоянно видеть видения тяжело для арготизма, - пояснила.
Она почувствовала, что усыпает и села на постели, тут обеспокоено Фред спросил о самочувствие.  Девушка удивленно на мужчину уставилась.
"Заметил?"
Она очень старалась, чтоб страхи не мешали им работать, но видимо, глупо думала, что справляется одна.
- Думаю надо рассказать, - начала говорить, при этом не смотрела на Фреда, а разглядывала комнату. Выискивая те же аромалампы, но, по-моему, их тут не было, - У меня имеется страх перед закрытыми помещениями. Не просто страх, а панический ужас, особенно от больничных стен и запаха медикаментов. Думала, от него избавилась, а нет. И это тогда, когда немало времени утекло, чтоб избавиться и забыть как страшный сон. Маленькую девочку держали в комнате с мягкими стенами, постели привязывали жгутами и делали эксперименты на головном мозге, - тяжело выдохнула, и продолжила, - Я провела несколько лет в психиатрической больнице, но на самом деле там творились страшные дела, эксперименты над людьми и я одна из испытуемых.
Хелен посмотрела на Фредерика, её глаза стали ещё больше льдинистыми, в них можно было утонуть и не вернуться. Только она бы никогда не смогла бы причинить другу боль. Поэтому одарила его улыбкой и добавила:
- По-моему я одна кто догадалась бежать, пока не поздно, о других не знаю, да и не искала. Возможно, были и другие.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-07 19:56:22)

+1

78

Чего-чего, но таких откровений Фредерик не ожидал. Тем более сейчас. Напрягся, принимая сидячее положение. Смятое кремовое покрывало коснулось краем пола, готовое вот вот переместиться туда полностью.
"Сам виноват, начал выспрашивать и получил ответ."
Мужчина выслушал собеседницу до конца, собираясь с мыслями. Сущность журналиста тут же взбрыкнула, принялась царапаться изнутри, требуя подробностей. В конце-концов, простое человеческое любопытство победило и Кассад задал вопрос:
- Давно это произошло?
Он хотел спросить совсем о других вещах. Список уточнений скомпоновался в голове моментально, точно когда-то давно уже был готов, а сейчас всплыл в подходящий момент, но Фред себя остановил. Он прекрасно понимал, чего Хелен стоило рассказать эту историю. Сам Фредерик не мог представить себя, запертом в каком-нибудь подобном заведении, лишённым прав и свобод. Ему не приходилось попадать в камеру больше, чем на пару соток и никто из представителей власти или общества никуда Фреда не запирал. История с Мелочью и отцовским гаражом - не в счёт.
"Я должен был догадаться"
Поведение Роуз и раньше граничило с отшельничеством. Она была замкнута, отрешена от общества, занята собственными мыслями и переживаниями, ведомыми лишь людям с похожими способностями. Как он не разглядел за этими светлыми глазами суть жертвы?
"Потому что смотрел совсем не туда"
- Эй, детка, это всё в прошлом, - проговорил он мягко, взяв её за руку. Осязание тонкой ткани перчатки стало уже привычным. Убрал упавшую на лицо светлую прядь, посмотрел в глаза, - Я не дам тебя в обиду, тем более каким-то врачам-психопатам из богом забытой лаборатории.
Учитывая тот факт, что они оба сейчас находились в медицинском учреждении, журналист говорил с полной серьёзностью.
Хелен была слишком близко. Кассад мог рассмотреть все оттенки её льдистых глаз, чуть приоткрытые губы, решительно вздёрнутый подбородок, изящную линию плеча.
Поддавшись порыву, он притянул Роуз к себе, целуя в губы. Её волосы пахли свежим океанским бризом. Фредерик с удовольствием зарылся бы в них пальцами, спустил ладонь вдоль обнажённой спины, освободил девушку от явно непривычного для неё одеяния и скованности, научил не бояться близости. Однако, вовремя себя одёрнул, отстранился, решительно глядя на спутницу.
- Считай это моим залогом верности, - он улыбнулся, кивнул в сторону двери, - Сегодня, максимум завтра - всё это закончится и мы займёмся твоими страхами вплотную.
"Информации мало, но если подёргать определённые нити, можно выудить что-нибудь стоящее. Вместе."
Он поймал себя на мысли, что уже не разделяет себя и Хелен, думает о их маленькой команде, как о чём-то едином.
- Выход есть всегда, уж я-то знаю.
На самом деле, Кассад не был столь уверен в собственном заявлении, как хотел показать. Алекс внушал серьёзные опасения. Фред даже не представлял, как именно они с Хелен могут остановить этого маньяка. Импровизация тут не поможет, нужен был чёткий продуманный план. И на его разработку почти не осталось времени.

+1

79

Поцелуй был для Хелен неожиданным и приятным, признаком тому было, что щеки и уши покраснели. Она даже позабыла, где находиться и что только что рассказывала, тень прошлого была стерта ярким светом. Девушка сидела, замерев какое-то время, по-моему, даже забыла, как дышать. Смотрела, не отрываясь на Фредерика. Тут постучали в дверь, это заставило двигаться Хелен, она подошла к дверям и открыла, на пороге стояла миссис Рабб.
- Вас хочет видеть доктор Ганьер, - как всегда улыбчивая женщина, сделала жест следовать за ней.
"Блин ни чем не отличается от больницы Макалистера! Очередная тюрьма! Лишь в другой обертке."
Только теперь у неё есть Фредерик Кассад. Эти мысли успокоили девушку, она кинула взгляд на мужчину и вышла за полноватой женщиной. Добравшись до кабинета, миссис Рабб испарилась, как сквозь землю провалилась. Виной были мысли о поцелуи, губы так и горели огнем. Она стала невнимательной и терялась, когда доктор спросила о самочувствие, не сразу ответила, так как летала в облаках.
- Вот папка, здесь ваш курс лечение вашей забытой любви, - начала командным голосом, поправляя очки, и протянула паре коричневую твердую папку, - Ну и стоимость всего лечения. Уже сегодня вечером, вы должны быть в кабинете воспоминаний, там расскажете, как познакомились и так далее, а потом ужин и крепкий сон. Думаю, для начала хватит, не всё сразу. 
Хелен ловила ворон, высматривая что-то в окне, слушая доктора в пол уха. Сейчас девушку занимали мысли о Фреде, и что означал этот поцелуй. Можно ли думать о том, что её симпатия не беспочвенна, что можно теперь ей сделать шаг. Мысли про ответный шаг перепугали Хелен, руки сжала, так как они тут же начали трястись.
- Миссис Синистер? Миссис Синистер?
- Да! – Хелен подпрыгнула, когда поняла, что это к ней обращаются, - Извините. Что вы спросили?
- Когда у вас последний раз был секс? Я бы не спрашивала, но это нужно мне знать, сегодня так и быть вас трогать не буду, вижу, ваша жена плохо себя чувствует. Поэтому кабинет воспоминаний можно перенести на завтра, а сейчас расслабляющая ванна под музыку, только на ужин не опоздайте. Или придется заказывать в комнату. А ещё можете осмотреться, у нас прекрасный мини парк и библиотека.
Хелен расстелено уставилась на "мужа", она как воды набрала в рот и не могла что-либо сказать. За ними очень внимательно следила доктор Гарнье, делая вид, что делает порядок на столе.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-07 23:14:06)

+1

80

Спокойно обсудить дела им не дали. Фредерик мысленно выругался, изобразив практически идентичную миссис Рабб улыбку. Хелен выглядела ещё более скованно, чем до похода в комнату-палату, и журналист уже успел пожалеть о своём поступке. Не хватало ещё испугать Роуз неуместными домогательствами. Впрочем, Кассад об этих сомнениях забыл в очень скором времени, точнее, трансформировал их в другие.
Появилась нахальная мысль воспользоваться ситуацией в своих целях, вжиться в роль, так сказать. Однако мужчина прогнал её прочь, как несостоятельную. Хелен Роуз не походила на тех девушек, с которыми Кассад привык общаться. То есть, она отличалась от других абсолютно по всем параметрам. Именно это ему и нравилось. Но не только. Фредерик понял, что опасается перегнуть палку. Раньше с ним такого не случалось в принципе.
"Это всё местные идиотские названия. И персонал. Старуха-охранница или профессорша"
Найдя крайних, Фред успокоился. Впрочем, не на долго.
Счёт, представший его взору, соответствовал тому, что ему демонстрировали во время заполнения анкет. Одному господу богу известно, каких титанических усилий Фредерику Кассаду стоило его спокойное выражение лица в эти минуты. Мужчина кивнул доктору Ганьер, вежливо улыбнулся, приняв расслабленную позу. Краем глаза он следил за тем, что делает Хелен. Девушка вела себя странно. Профессорша интерпретировала поведение спутницы Фреда по-своему, начав сыпать личными и вполне уместными в их ситуации вопросами. Единственное, что доставляло журналисту зубную боль (помимо количества цифр в конце счёта за услуги) - это сахарно-слащавые наименования местных процедур. "Кабинет воспоминаний" звучало точно название фильма ужасов, а упоминание забытой любви в различных вариациях ассоциировалось с третьесортными бульварными романчиками, которыми сестра Фреда увлекалась пару лет назад.
- Давненько, - отозвался мужчина на последний вопрос доктора Ганьер, - Знаете, как-то не срасталось. Работа, кое-какие неприятности. Мы смертельно устаём в последнее время, - он неопределённо скривился, пусть специалист решит по-своему. Она и решила, принявшись тормошить Хелен. Фредерик попытался отвлечь внимание профессорши на себя, но у него это плохо получилось. Хитрая бестия постоянно пыталась свести беседу к прямому диалогу с Роуз, видимо считая её недовольство корнем семейных проблем. В принципе, по легенде так оно и было. Фред потёр щёку, ободряюще улыбнулся девушке.
- Парк нам подойдёт, - мужчина активно закивал, - Ещё я хотел бы спросить, много ли пациентов в этот период находится в Центре? Я опасаюсь толпы, не хочется выносить семейные проблемы на общее обозрение, - уточнил он, меняя позу на более собранную.
- Не беспокойтесь, мистер Синистер, пациентов не много и при желании вы можете избегать лишнего общения. Весь комплекс спланирован так, что места общего пользования строго ограничены.
- Это радует, - кивнул Фред, мысленно взвыв. Если здесь не так много народу (а по дороге в кабинет они встретили не больше десятка парочек) и комплекс столь обширен, найти место будущего преступления становится сложнее. За каждым углом будет мерещиться тощая фигура Алекса Бишопа.
- Ещё вопросы? - доктор Ганьер внимательно посмотрела на "супругов" по-очереди, выжидательно приподняв брови.
- Пока вопросов нет, - вздохнул Кассад, - Разве что... приветствуете ли вы прогулки под луной?
Он сказал это с шутливой интонацией, но его поняли буквально.
- Ночь - время расслабляющей музыки, желательно использовать её по-назначению, - улыбка на лице профессорши стала чуть жёстче.
- Будем придерживаться инструкций. Да, дорогая? - Кассад мило улыбнулся Роуз, в надежде получить в ответ нечто подобное.

Когда дверь кабинета захлопнулась за их спинами, а вездесущая и неуловимая миссис Рабб указала нужное направление, Фредерик вздохнул с облегчением. Наконец-то они на какое-то время были предоставлены самим себе.
В сознании всплыл не прошенный образ - прижать Хелен к стене и не отходя от кабинета продолжить прерванное ещё в личной комнате занятие. Желательно, с продолжением. Кассад довольно крякнул, стараясь сосредоточиться на деле.
- Детка, они точно над нами издеваются, - проговорил он в пол голоса, наклонившись к уху девушки, - Если я по какой-нибудь причине начну с воплем вылезать в окно - вернёшь меня назад?
Он состроил молящую физиономию.
- Нас утопят в патоке ещё до рассвета!
Первоначальный план оставался в силе - раздобыть списки пациентов и персонала медицинского учреждения. Кабинет главного врача пока был не доступен. А что на счёт нежилой части комплекса?

+1

81

Остаться наедине с объектом всех мыслей, оказалась приятно и в тоже время тревожно. Все эти разговоры про секс, нервировали, так как она и понятия не имела, как быть с мужчиной. Не довелось. Девушка уставилась на губы Фреда, а заметив странный взгляд на себе, отвела свой, чтоб не провоцировать парня. Теперь же Хелен избегала прямых взглядов:
- Глянь, - вдруг указала кивком, на дверь, где была написано "Архив", и добавила - Там вполне может что-то для нас полезное быть, не так ли? Хотя мы не знаем, что именно искать, - тяжело выдохнула.
Немного дальше от кабинета доктора Ганьер, на противоположной стороне была неприметная белая дверь, на ней была табличка золотая, а черным написано "Архив", а ниже "Вход лишь для персонала". Их с Фредериком какое-то предупреждение не остановит туда попасть, но не сейчас, когда главврач рядом. Нужно было дождаться, когда женщина пойдет домой или хотя бы выйдет из своего кабинета.
- Что будем делать? Не сейчас же будем ломиться, ночь пойдем, когда нас останавливали чьи-то правила, я права?  А сейчас можно осмотреться, куда нас занесло.
Хелен очень старалась их настроить на дело, видно было, что и Фред сам не свой от произошедшего в комнате и вообще от атмосферы вокруг. А может Хелен хотелось так думать, чтоб не только ей было неуютно в их компании. Эта мысль вызвала у неё улыбку. Нервную улыбку. Сейчас не время думать о поцелуях, нужно браться за голову и искать последнюю жертву. На кону человеческая жизнь. Девушка зашагала вперед, за ней шел журналист, по-обычному засунув руки в карманы, и хорошо, что не видел её смущение на щеках. Сейчас мужчина снова барьер разбил и ворвался в её пространства, наклонившись к самому уху, показалось ей, что это было сделано специально. Медицинский центр был меньше чем у доктора Макалистера, но тоже вбухали не мало денег на него, все эти пейзажи на стенах, растения, а у окон стояли кожаные диваны. Когда они подошли к выходу в мини парк встретили ещё одну парочку, женщина была старше своего мужа, на все пятнадцать-двадцать лет, они были довольные и расслабленные.
- Дорогая моя, я куплю тебе колечко, какое захочешь, - щебетал молодой парень, на вид ему было столько же сколько Фредерику, плелся он под боком у своей жены и светился, - Завтра последний день прибывания тут.
- По-моему, здесь явно что-то темное, - проговорила Хелен, оборачиваясь на парочку уже в дверях, - Ты заметил? Или это лишь мне кажется? Интересно в чем дело, люди какие-та странные, я знаю что говорю.   
Она глянула на журналиста и тут же оборвали их взгляды, развернувшись к пейзажу. Свежий воздух ударил в нос, девушка втянула его и так же выпустила через нос, при этом по привычки потянувшись на носочках и запрокинув за голову руки сцепив пальцы рук. Забыв, что на ней кричащее платье, а вспомнив, тут же зажалась, поправляя юбку. Парк был шикарен, много зелени, под каждым кустом цветущей сирени была скамейка, народу, как и предупредила доктор Ганьер, было не много. Насчитала две пару в другом конце парка. Хелен постояла, выискивая что-то глазами, а затем, скинув туфли и взяв их за ремешки, пошла по зеленной траве. Девушка приметила скамейку, с которой удобно было смотреть на часть здания, где располагался кабинет главврача, а так же других людей, что работали в этом странном месте, их было не много. Лишь первый этаж.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-08 23:44:35)

+1

82

Идею с ночным походом в архивную комнату мужчина поддержал руками и ногами. Сейчас же стоило осмотреть поле будущей деятельности и возможные пути отхода.
Спасать Кассада от самоубийства через окно Хелен отказалась. Точнее, проигнорировала полушутливое замечание журналиста на эту тему, чем только укрепила подозрения Фредерика. Он вздохнул и переключился на увивавшегося рядом с престарелой клушей молодого подонка. Проводив парочку недоумённым взглядом, мужчина ещё раз вздохнул.
- Если я когда-нибудь буду также...
Он осёкся, не закончив фразу. "Если я когда-нибудь буду так же себя вести - пристрели меня". А вдруг согласится? Когда-то Мари Штерн тоже задавала подобный вопрос и была не против убить Кассада, если выпадет такой случай. Беседы за бокалом-другим горячительного Фред никогда не считал серьёзными, но тот разговор оставил в душе журналиста неприятный отпечаток. Точно кто-то по его вине совершил неоправданно мерзкий поступок.
Невольно засмотревшись на изящно-естественное потягивание Хелен, мужчина отвлёкся от неприятных воспоминаний. Захотелось обнять девушку сзади, припасть губами к основанию шеи, прошептать на ухо что-нибудь приятное и до одури глупое. Он даже сделал невольное движение вперёд. Роуз точно почувствовала едва оформившиеся намерения Кассада и сжалась в тугой комок. Вновь превратилась в напряжённого дикого зверька, готового в любой момент скрыться из виду. И Фред держал дистанцию, стараясь не нарушить тот хрупкий призрак спокойствия, который его спутница смогла восстановить за прошедшее время.
В парке было на удивление тихо и спокойно. Откуда-то из невидимой дали доносилась лёгкая приятная музыка, сопровождавшая привнесённые искусственно звуки природы. Впрочем, всё это музыкальное сопровождение оказалось столь гармоничным, что мужчина невольно стал выискивать взглядом птиц, пение которых доносилось из ближайшего кустарника.
Удивительно, что создателям "Единения" удалось построить этакий райский уголок прямо посреди оживлённых улиц деловой части Лос-Анджелеса.
- Они заставляют всех этих людей вновь вернуться к прежней жизни. Интересно, как долго длится эффект? Или зависимость вырабатывается после первого же применения?
Под определение наркотиков мужчина имел в виду посещение медицинского центра. Если у пары вновь возникнут проблемы, как скоро они придут к решению вновь обратиться к специалистам?
Журналист поймал себя на мысли, что уже компонует примерный внешний вид грядущей статьи, описывающей внутреннюю "кухню" этого заведения. Доктор Ганьер сама сказала - никакого общения с журналистами. Кассад с другими представителями собственной профессии полученными данными делиться и не собирался.
- Детка, у меня идея,- проговорил он тихо, пытаясь поймать взгляд Хелен. Но девушка всё больше отгораживалась от него, отводила глаза в сторону, не давала установить прежний контакт.
"Сам виноват"
- Предлагаю проверить надёжность местной системы сигнализации и прогуляться на цокольный этаж. А ещё я бы потолковал с нашей надзирательницей о системе внутренней безопасности. Мы с тобой параноики до мозга костей и не хотим вмешательства в личное пространство.
Он оглянулся назад, на искусственно воссозданную клумбу. Цветы росли в небольших горшочках, скрытых от глаз густой листвой.
- О, вот и она, - Кассад поднялся со скамьи, которую они с девушкой заняли, пока беседовали. Миссис Рабб вальяжно прошествовала вдоль по коридору и скрылась из виду за поворотом. Фредерик по привычке схватил Хелен за руку и потащил за собой. По дороге оглянулся, с улыбкой подмигнул спутнице.
- Здесь нам точно помогут, вот увидишь, - сказал он громко, скорее для чужих ушей.
И мысленно добавил:
"Я на это надеюсь."

+1

83

Они догнали миссис Рабб, она почти скрылась за следующим поворотом:
- Что ты задумал?
Еле поспевая босиком за журналистом, поинтересовалась Хелен. Отвлекать человека, пока твой напарник, обшаривает кабинет, не из легких была задача, но надо было действовать. На кону человеческая жизнь. Девушка взволновано подошла к миссис Рабб.
- Девочка, на тебе лица нет,  - обеспокоено женщина начала, и начала сыпать вопросами, - Что–то стряслось? Я могу, чем помочь? Где ваш муж? Надеюсь, вы не ругались?
- Нет, что вы, - начала свою роль, придумывая историю прямо на ходу, - Он уверен, что тут нам помогут, но на самом деле боюсь это не возможно.
- Почему вы так говорите? Доктор Ганьер знает что делает, после того, как эта женщина стала главврачом год назад, то кто бы не пришел и с какой бы проблемой не обратился, уходили отсюда снова вместе. Как будто по волшебству. Их любовь вспыхивала с новой силой. Так что глупости не говори, а доверься этому святому человеку.
- Вы не понимаете, - Синистер сделала паузу, только после этого проговорила довольно серьезно, поправляя прическу, - У меня роман на стороне. Уже как год. Я больше своего мужа не люблю, да и была эта любовь.
- Ах, девочка, после ты того мужчину и не вспомнишь, - махнула рукой миссис Рабб, - Хочешь чашечку чая? Мне редко удаётся пообщаться с людьми, много работы и обязанностей.
- С радостью, - улыбчиво ответила на приглашение, и добавила, - Только не сегодня уже, не хорошо мне ещё самого утра, видимо переезд сложным оказался, а вот завтра обязательно найду время между процедурами на чашку чая. Обещаю.
Миссис Рабб обрадовалась перспективе, после чего направилась кабинету, где хранились все данные. Медиум осталась на том же месте, где и стояла, она тяжело выдохнула, как врать уже подзабыла, потеряла сноровку, раньше с этим не было таких проблем. Её трясло. Хорошо, что миссис Рабб не настолько наблюдательная как Фред.
"Кстати где он?"
Обеспокоенно повертела головой, но мужчины пока не было видно. Вспомнив его угрозу про окно, паника усилилась.
- Надеюсь, получилась, - проговорила в пустоту, и так же шепотом добавила, - Как угораздило…  влюбиться.
Покраснев, Хелен замотала головой пытаясь выветрить голову от глупостей. На кону человеческая жизнь, а она думает о мужчине. Ничего не поделаешь, Фредерик Кассад ей почти с первой встречи понравился. Хелен снова тяжело вздохнула.

+1

84

Хелен вцепилась в охранницу с такой эмоциональностью, что Фредерик невольно залюбовался. Потом вспомнил о том, зачем всё это затевалось и осторожным ужом скользнул в сторону, в обход обзора миссис Рабб. Женщина включилась в беседу забыв обо всём на свете. То ли и правда была такой отзывчивой, то ли сумма контракта обязывала. В любом случае, миновав череду развесистых горшковых фикусов, журналист оказался рядом с необходимой им светлой дверью. Надежды на то, что их не в меру общительный надзиратель держит ключи в кабинете была крайне мало, но Кассад никогда не терял веру в свои силы и возможности, а потому принялся быстро и методично обшаривать небольшое помещение, смотревшееся на удивление уютно и тепло благодаря бежевым и коричневым тонам декора. Вместо привычных глазу жалюзи кабинета главврача - лёгкие занавески на небольшом прямоугольном окне, выходящем на противоположную фасаду сторону здания. Ветка пальмы тихо шуршала об оконное стекло сухим краем, опалённым на солнце. Фред не отвлекаясь на посторонние шумы осмотрел поверхность письменного стола, заставленного вереницей маленьких фарфоровых кошечек, принявших самые разнообразные позы.
Крышка небольшого ноутбука была закрыта. Фред взялся за неё, но потом решил,что времени на загрузку уже нет. Хелен не могла долго отвлекать эту женщину, стоило поторопиться.
В ящиках стола обнаружились школьные тетради с обложками тёмно-серого цвета, совершенно пустые и нелинованные. Женский роман с соответствующей содержанию обложкой и витиевато выписанным названием. Имя автора было сцарапано не то булавкой, не то ножом, прочая личная мелочь, включая пару леденцов в яркой обёртке.
Стенной шкаф был так же забит бумажными документами, какими-то расписаниями и прочей не нужной сейчас чушью. А вот самая нижняя полка Кассада заинтересовала. Там, за стеклянными раздвижными дверцами, стоял квадратный маленький сейф с кодовым замком.
Журналист хмыкнул, постучал по дверце сейфа кончиками пальцев, подавил желание утащить вещь с собой. Без кода он её будет долго вскрывать, опять сказывался недостаток времени.
Оглядевшись по сторонам и не найдя ничего примечательного, кроме парочки стульев с жёстской прямой спинкой, фотографий каких-то улыбающихся людей на стенах и вездесущих комнатных растений, Фред опечалился. Миссис Рабб была из разряда ответственных работников и наверняка хранила ключ в сейфе.
В этот момент он услышал приближающиеся шаги. Кто-то направлялся вдоль по коридору, явно намереваясь если не зайти в обыскиваемый мужчиной кабинет, то хотя бы поболтаться поблизости. И тот и другой вариант Кассада совершенно не устраивали. Резко присев на одно колено, мужчина порадовался тому, что передняя панель письменного стола достаёт до самого пола.
Дверь кабинета резко распахнулась и журналист притих, забыв о дыхании.
Миссис Рабб тяжело вздохнула, пробормотав едва различимо:
- Что за глупости на уме у наших пациентов... Я в своё время...
Далее слов различить стало совсем невозможно. Фред услышал, как женщина пересекла небольшой кабинет и что-то с тихим стуком поставила на крышку стола, затем прошла к шкафу. Мужчина вжался в спиной в край своего ненадёжного укрытия, стараясь не выдать чуждого хозяйке кабинета присутствия. На самом деле, положение его было весьма шатким. Стоило Миссис Рабб немного повернуть голову и она нашла бы Фредерика в весьма компрометирующей позе прямо за своей спиной.
Женщина перерыла часть папок с документами, принявшись напевать под нос какой-то незамысловатый мотивчик. Журналист молча ждал продолжения, стараясь выгадать удобный для побега случай. В таком небольшом пространстве подобное было сравни ожиданию божественного чуда.
Оставив в покое документы, охранница вновь исчезла из поля зрения Фреда и это было ещё тревожнее. Она перемещалась где-то за пределами видимости, то приближаясь к столу, то отдаляясь от него. В один прекрасный момент, миссис Рабб даже взялась за ручку входной двери и Кассад уж было понадеялся, что его мучения позади. Наивный!
- Ох, опять забыла. Старею, - проворчала женщина, возвращаясь к столу.
"Твою мать!"
Мужчина уже заготовил дурацкую отвлекающую фразу и примерно наметил маршрут экстренного побега. Главное, что бы Хелен была поблизости, потому как если он будет её долго искать, они оба попадутся.
Опять что-то стукнуло о крышку стола. Миссис Рабб забрала ноутбук и наконец-то покинула кабинет.
Кассад для приличия выждал ещё пару минут. Нет, никто не возвращался. Осторожно выглянув из-за спасительного укрытия, мужчина прямо перед носом обнаружил небольшую пластиковую карты, прикрепленную к объёмистому брелку в виде умывающейся рыжей кошки. Фред скосил глаза в сторону находки, ухмыльнулся.
- Привет, друг, - журналист схватил ключ и быстрым движением спрятал его в кулаке. Кошка была довольно большой, в карман не сунешь, сазу заметят.
"Надо было рубашку навыпуск надеть"
Щеголявший в своей обычной белой футболке и потёртых джинсах, Кассад вздохнул. Теперь было поздно подбирать гардероб.
Аккуратно выглянув из-за двери кабинета, Фредерик убедился в отсутствии опасных сведетелей. Коридор был девственно чист, только в самом его конце маячила чья-то тощая спина. Не то заплутавший пациент, не то уборщик.
Выйдя наружу, Фред с независимым видом направился в противоположную от субъекта сторону, предполагая там найти Роуз. И не ошибся. Девушка стояла прямо за поворотом, недалеко от выхода в садик, видимо решила никуда не ходить и дождаться вестей.
"Прекрасно"
- Детка, всё готово, - проговорил мужчина ей на ухо, подойдя со спины, положил руки на талию, пряча под левой ладонью свой трофей, - Позже опробуем на деле.
Лезть в архив прямо сейчас было рискованно, Фредерик рассчитывал дождаться ночи. Впрочем, с его и Хелен везением можно было пытаться в любое время суток - обязательно вылезут какие-нибудь неприятности.
- Между прочим, ты имеешь дело с профессионалом, - поспешил распустить саморекламу Кассад, - Так что - в сторону сомнения!

+1

85

Ждать, и надеется, что у Фреда всё получилось, оказалось ужасно невыносимо.  Будто время остановилась и тянулась как резина но, Хелен решила дождаться, а не идти в комнату, как журналист ей велел. Уже темнело, но на улице по-прежнему стояла ужасная духота, как будто перед дождем. Медиум прижала двумя пальцами переносицу, чтоб хотя бы немного унять боль в висках что стучала. Из-за погоды разболелась. А ещё из-за того, что они с Фредериком толком не отдохнули. Оставалась маленькая надежда, что им удастся немного передохнуть ночью, при этой мысли девушка вспомнила небольшое неудобство.
"Да сколько можно думать!"
В этот момент кто-то снова нарушал её личное пространство, и почти прикасаясь к уху, лишь горячим дыханием лаская, прошептал:
- Детка, всё готово. Позже опробуем на деле.
Это оказалось так неожиданно, что Роуз дернулась, но быстро взяла себя в руки. Он явно получал удовольствия. Дразня. Девушка бросила "Хорошо" и направилась к их комнате. Из комнаты "Воспоминаний" начали по коридору идти разные пары, одни ссорясь, а кто-то обнимаясь. Ноги еле несли, хотелось прилечь, до самой комнаты девушка забыла, что у них на двоих одна постель.  А когда они уже были в комнате, Хелен стояла перед постелью пару секунд, а затем взяла сменную одежду и пошла первой в душ. Душ самый лучший способ снять напряжение за целый день. Алекс тут приметил следующую жертву. Последнюю. Нужно было обязательно сорвать его план. Расстроить планы хоть каким-то образом Имаго. Кто же эта жертва? Хелен вытерлась насухо, хотя хотелось походить замотанной в одно лишь полотенце, но она не одна. Накинула более менее, что получилось подобрать из гардероба, эта была красная на бретельках ночная рубашка из тонкой ткани, она приятно холодила кожу.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-17 22:26:00)

0

86

Пока Хелен плескалась в душе, Фредерик фотографировал взглядом потолок их номера-палаты, отмечая особенно интересные изгибы узора бордюрчика. Пятен на потолке не находилось, глазу почти не за что было зацепиться на идеально ровной и чистой поверхности. Журналист повозился на месте, устраиваясь поудобнее, скосил глаза в сторону плотно прикрытой двери, ведущей в ванную комнату.
- Начинаю привыкать, - пробормотал он, вспоминая количество ночных визитов Роуз в его квартиру.
Отвлекшись от мыслей о девушке, Кассад постарался настроить себя на другую волну. Жутко хотелось выдуть пару чашек хорошего крепкого кофе и закусить это дело чем-нибудь вредным и жирным. Или сигарету. Причём, чего больше из вышеперечисленных мелких радостей жизни ему хотелось, мужчина определить не смог.
"Эй, ты же недавно завязал, приятель!" - укорил он себя и решил, что пара фривольных мысленных картин с участием Хелен поможет переждать неожиданный приступ пагубной тяги. И правда стало легче. Вот только настроиться на деловой лад оказалось уже не так просто, как раньше.
- Кто же может быть интересен этому ублюдку? - пробормотал журналист себе под нос, вслушиваясь в мерный плеск воды, приглушённый закрытой дверью.
Фредерик резко поднялся на кровати и спустил ноги на пол. Взгляд его упал на прикроватную тумбочку, поверхность которой занимал пресловутый "лечебный" музыкальный центр.
Кассаду остро не хватало любимого потрёпанного блокнота. Да на худой конец его устроил бы кусок газеты (той же "Изнанки") и карандашный огрызок, было бы на чём писать.
Решив, что кровью на потолке схемы лучше не чертить, Фредерик полез в нутро тумбочки. Там точно что-нибудь отыщется.
- Чёрт. Не то. Не то. Не то. Это точно медицинский центр?
Отложив в сторону не тронутую упаковку презервативов, какой-то непригодный для письма глянцевый рекламный буклет, пару журналов похабного содержания и несколько коробок с таблетками, мужчина наткнулся на наручники, обшитые пушистым мехом вульгарно яркого красно-розового цвета.
Вынырнув с ними наружу, Кассад рассмотрел вещицу на свет и усмехнулся. Хотел было убрать на место, когда заметил, что шум воды прекратился.
- А, детка, ты мне как раз нужна, - мужчина развернулся на кровати, продолжая держать наручники в руках. Презервативы и рекламный буклет лежали на подушке, непонятные таблетки тумбочку так и не покинули, журналы угнездились на музыкальном центре.
Девушка успела переодеться во что-то невесомое и соблазнительное. Если она это сделала нарочно, что бы сбить Фредерика с мысли, у неё получилось.
- Смотри, что у них есть, - он перебросил Роуз наручники, - Если всё удачно сложится, прихватим пару трофеев. Кстати, прелестная комбинация. Тебе очень идёт, - он надеялся, что его улыбка не выглядела излишне развязной. На самом деле, он не хотел её напугать и уж тем более дать повод для подозрений.
- Я дурак, признаю, - журналист решил уйти от опасной темы, - Забыл в офисе записную книжку. Ты нигде ручку не находила? За что только деньги платим, спрашивается!

+1

87

Хелен какое-то время стояла на пороге и не могла пошевелиться, ноги вдруг отяжелели, она только надеялась дожить до утра.  Журналист решил её добить, у него это почти получилось, достав, все эти вещи из ящика и теперь они лежали вокруг него.  Девушка сделала несколько шагов и оказалась у постели, по-прежнему ноги плохо хозяйку слушались. Смахнула пару странных вещей, даже решила и не задумываться для чего они, подняла одеяло и взбила подушку. 
- Не знаю как ты, а я спать, - схватила наручники, потом их положила на тумбочку, после чего снова заговорила, стараясь не краснеть,  - И тебе тоже не помешал бы сон, так не считаешь? От нас не будет толка, если появится Алекс. Я хочу ему преподать урок, - девушка залезла на постель, укрылась, а затем повернулась спиной к мужчине. Пару минут воцарилась тишина в комнате, но Хелен решила добавить, она привыкла делиться с мыслями с Фредом, - Нельзя вот так просто отбирать жизнь. У этих жертв были семьи и любимые, теперь они их оплакивают. Это очень печально.  У меня осталась лишь тетя в Новом Орлеане, но она меня ненавидит, упрятала в психиатрическую больницу после смерти родителей, так как винила в смерти её сестры маленькую девочку. Правда, смешно?
Хелен рассмеялась, немного нервно получилось, но напряжение в комнате ушло, как и появилось. Она смотрела в одну точку перед собой, но чувствовала на себе взгляд Фредерика.
- Давай спать.

Приподнявшись на локте, глянула в сторону Фреда, медленно, боясь его разбудить. Но мужчина спал, и довольно крепко.
"Везет же. И как ему это удается?"
Глянув на часы, которые стояли на тумбочки, на них было 2:46. Роуз тяжело выдохнула, не спалось, лезли всякие мысли, она из-за их близости думала о том поцелуе.  Что он мог значить? Когда её невинно поцеловал мальчик, волнения не было, абсолютно ничего, а вот поцелуй Фредерика другое дело. Как только она о нём вспоминала, в животе начинали порхать бабочки.  Именно в этот момент девушка вспомнила, что они хотели посетить архивную комнату. Будить Фреда не решилась, он и так набегался, поэтому долго не думая девушка решила идти самой. Ну, в самом деле, не всегда же скидывать весь груз на него.  Вздрогнула от того, что сосед по кровати поменял положение, обхватив по-свойски её. Она старалась не разбудить мужчину и лежала не подвижно, даже дышать боялась, а потом, медленно когда он отпустил из объятий, девушка этим воспользовалась, встала и босая подошла к дверям в коридор. Оглянулась и вышла, прикрыв за собой дверь. Оставив небольшой зазор, для того чтоб вернуться в комнату.  В полутьме коридора слишком всё было знакомо воспоминания о побеге из больницы доктора Макалистера, так и мелькали перед глазами.  Даже в какой-то миг померещилась Элеонор. Подойдя к повороту, осторожно выглянула. Никого. Но она понимала, что нужно быть осторожной, если якобы тихо это ещё не значит, что нужно терять бдительность. У дверей в нужный кабинет никого не было, а в коридоре была гробовая тишина.  Только девушка хотела покинуть свое укрытия, как послышались шаги и разговоры двух людей, это были санитары, они приближались. Роуз сделала шаг назад, затем второй, и когда они совсем были рядом, то юркнула в кладовую для уборщиц, дверца неожиданно оказалась под рукой. В тесной комнатке отдышавшись, пару минут постояла, прислушиваясь, что творится за дверь и снова выглянула в коридор.  Никого. А голоса поутихли, что значило они далеко. Теперь Хелен не хотела терять время и легким бегом преодолела ещё один длинный коридор, за которым была нужная дверь. Карточку-пропуск, она не забыла прихватить, как и план, Фред их кинул на тумбочке с его стороны. Осталась лишь обойти камеру, что висела напротив кабинета доктора Ганьер. Это было проще простого, поняв, где её мертвая зона медиум уже стояла у архива, огляделась, только затем воспользовалась карточкой, дверь щелкнула и приоткрылась.
- Проще простого, – улыбаясь, проговорила тихо.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-19 22:58:35)

+1

88

Фредерик методично выставил на будильнике половину третьего ночи и со спокойной душой завалился в койку. Хелен вела себя тише обычного, то ли и правда устала, то ли по причине, ведомой только ей одной. Впрочем, вскоре дело прояснилось. Роуз заговорила о прошлом. Её голос звучал глухо и хрипловато, точно к горлу подкатил комок. Фредерик не задавал вопросов, молча слушая короткую историю из жизни девушки. Вновь вспомнилась психиатрическая лечебница. А ещё всплыли подробности о живых родственниках. В чём была причина такого поведения тёти? Почему она решила, что во всём виновата именно Хелен?
Кассад уже открыл рот и набрал в грудь воздуху, что бы озвучить пришедшие в голову вопросы, но остановился. Ни к чему. Когда Хелен захочет, сама расскажет.
Задушив рвущуюся наружу журналистскую сущность, мужчина пожелал напарнице спокойной ночи и добавил:
- Если я не проснусь ко времени, пни в бок. С этими приключениями я и правда вымотался.
Он бросил джинсы на стул, порадовался тому, что они долетели и зацепились за спинку. Не хотелось вставать и куда-то тащиться, что бы подобрать с пола результаты своей хреновой снайперской подготовки.
Нужно было достать из архива личные дела работников центра и поискать среди них Алекса Бишопа. Лаборант бы отлично вписался в местный контингент психиатров и обслуги.
Свет в комнате выключался автоматически, благо - музыкальный центр работал только от электрической сети, иначе не судьба была бы Фредерику и Хелен уснуть. Журналист подумывал над тем, какой вопрос будет уместно задать после того, как окончательно устроился головой на подушке, но не успел. Хелен заворочалась на месте, пару раз перевернулась с боку на бок и вдруг резко села на постели.
- Мне надо выйти, - сказала она бесцветным тихим голосом. В темноте очертания её тела были едва различимы, волосы чуть заметно светились точно изнутри. Журналист какое-то время тупо любовался этим эффектом, потом сморгнул наваждение и подал голос.
- Ты куда собралась? Ещё рано.
- Нет, уже поздно.
Роуз резко развернулась к Фредерику, всё ещё лежавшему на спине и принялась перелезать через журналиста на противоположную сторону кровати. Медленно и неторопливо, точно очень не хотела касаться пола. Кассад на миг поймал её взгляд, светлые льдистые глаза выглядели странно. В почти кромешной темноте Фред с лёгкостью мог различить каждую деталь радужки, зрачки полнились бликами, отражая невидимый свет.
- Детка, ты чего? - Фред приподнялся на локте, чувствуя как тяжесть её тела пропадает, Хелен легко спустила ноги на пол и встала, отходя к окну.
- Они идут, я должна это сделать, - всё тем же безликим холодным голосом проговорила она, поднимая оконную раму. В комнату влетел порыв сухого горячего пустынного ветра, бросил в лицо журналиста пригоршню песчинок. Кассад зажмурился, скривившись, а когда открыл глаза, обнаружил себя посреди пыльной дороги. Над головой где-то в невообразимой дали висело выбеленное раскалённым солнцем небо, по обе стороны от журналиста разбегалась бескрайняя пустыня, песок, какие-то высохшие коряги и мерцающий на горизонте мираж неведомого города, на поверку оказавшийся лишь причудливо искажённым песчаным барханом,да группой высоченных разлапистых кактусов.
Горячий воздух кипел на границе обзора, искажая восприятие. Фред приложил ладонь козырьком к глазам, вглядываясь в пространство прямо перед собой. Шагах в пятидесяти впереди он увидел удаляющуюся от него женскую фигуру в простом белом платье без рукавов. Длинный подол развивался на ветру, светлые волосы, распущенные по плечам и спине, вторили движению одежды. Девушка не оборачиваясь шла вдоль дороги, осторожно ступая по пыли и песку босыми ногами.
- Эй! - Фред вскинул руку, точно она могла его видеть, - Стой!
Мужчина сделал первый шаг и блондинка обернулась. Льдистые глаза отчего-то и сейчас просматривались очень чётко, будто бы и не было расстояния, смазанного дрожанием раскалённого полуденным солнцем воздуха. Жара точно забиралась под кожу, жгла лёгкие изнутри. Фред перешёл на лёгкий бег, под ботинками хрустела невесть откуда взявшаяся на дороге сухая трава.
Девушка остановилась, свободно опустив руки, ждала журналиста,  продолжая смотреть на него пристально, с долей интереса. Затем вдруг снова развернулась к нему спиной и продолжила свой путь. Шла медленно, неспешно, точно продолжала ждать Кассада, но не могла позволить себе остановиться.
Фред нагнал Роуз неожиданно даже для самого себя, протянул руку, пойма за плечо, развернул к себе.
- Детка, что происхо... 
- Привет, сладкий, - Керри Махоуни мило улыбнулась, отбросила за спину чёрный как смоль волосы, чуть прищурилась от яркого солнца, - Что ты тут забыл?
Фредерик удивлённо моргнул. Где-то высоко в небе раздался резкий выкрик хищной птицы. Махоуни высвободила плечо и продолжила путь. Журналист оглянулся назад, на пустынной дороге никого кроме них не было.
- Ты бы тоже поторопился, - бросила через плечо детектив, поправив набедренную кобуру. Тёмные облегающие джинсы, приталенная жилетка, тяжёлые ботинки. Она была прямой противоположностью Хелен Роуз, точно нарочно старалась быть таковой. Конечно, это бред. Керри и Хелен никогда не были знакомы.
Фред опять оглянулся, в душе появился лёгкий холодок, грозящий перерасти в настоящее беспокойство.
- Где мы? - спросил журналист, вновь нагоняя Керри. И опять притормозил. Вместо ведьмы перед его глазами вновь была Хелен. Она грустно улыбнулась и ничего не ответила, продолжив свой путь. Легко шагая по горячему песку босыми ногами, девушки принялась напевать под нос какую-то смутно знакомую песенку.

Twinkle, twinkle, little star,
How I wonder what you are!
Up above the world so high,
Like a diamond in the sky!

Эта колыбельная совсем не вязалась с окружающей их пустыней, но только Фред собрался сказать об этом, как на дорогу опустилась ночь. Точнее, не опустилась, а рухнула с жутким треском ломаемых деревянных перекрытий. Хелен вскрикнула, прикрыв голову руками, Фредерик метнулся в её сторону и опять нос к носу столкнулся с Махоуни. Брюнетка хищно улыбнулась, сверкнув чужими голубыми глазами, резко подалась вперёд, прошептала на ухо, щекоча лицо журналиста густыми чёрными кудрями:
- Проснись, идиот, они идут!

Фред резко вскочил, уставился в темноту прямо перед собой. С минутуон не понимал, где находится. Горло всё ещё першило от приснившегося высушенного воздуха, голова гудела, точно старый колокол, сорванный с креплений и со всей дури вмазавшийся в бетонный пол.
- Твою мать... - протерев лицо ладонью, мужчина пару раз глубоко вздохнул и оглянулся на соседнюю половину кровати. Хелен на месте не оказалось, лишь смятая простыня и отброшенный в сторону угол одеяла. Посмотрев на часы и оценив масштаб трагедии, Кассад повторно выругался, на этот раз более цветисто и продолжительно.
- Просил же разбудить! - проворчал он, натягивая джинсы, - Какого чёрта?..

Дверь комнаты-палаты была приоткрыта. Мужчина осторожно выглянул наружу и нос к носу столкнулся с миссис Рабб. Пожилая женщина выглядела обеспокоенно.
- Что такое? - журналист изобразил величайшую степень сонливости, ероша волосы и методично прячась за дверью.
- Мистер Синистер, ваша жена с вами? - поинтересовалась женщина, стараясь заглянуть в комнату.
- Да, - Фредерик закашлялся, - Да, а что такое?
Он оглянулся назад, как бы проверяя наличие отсутствующей Хелен.
- Ничего-ничего, всё в порядке, - улыбнулась собеседница, бросив безуспешные попытки проверить слова журналиста. Она могла легко попасть в комнату, но не сделала этого, за что Фредерик мысленно послал ей благодарность.
- Просто интересуюсь, дверь была незаперта.
- У Хелен клаустрофобия. В лёгкой форме, - пожал плечами мужчина, - Обостряется в незнакомых местах. Ничего страшного, но мы перестраховались.
Миссис Рабб кивнула и пожелав спокойной ночи, отчалила в сторону своего кабинета.
- Полуночники, - проворчал журналист и спохватился. От надсмотрщика он избавился, но где шляется Роуз так и не выяснил. Впрочем, предположение у него было только одно - архив,так как ключ-карта тоже исчез.
Стараясь не шуметь, мужчина вышел из комнаты и не запирая дверь, направился вдоль по коридору в противоположном Роуз направлении.

+1

89

Прикрыв за собой дверь, девушка подошла к столу, где лежали папки с теми, кто в центр поступил за последнее время. Они были аккуратно сложены в стопку, Хелен присела за стол, включила настольную лампочку, и начала их перебирать, но ничего не могла путного найти. Алекса Бишопа среди пациентов не было. Ну, она и не надеялась так сразу его найти. Полутьма действовала на Роуз по-особому, на душе было спокойно, будто не было опасности быть пойманной.  Это даже было знакомо.

Девочки не спалось, она лежала в постели и смотрела в окошко, ночь была светлой, тени веток деревьев были похожи на монстров. Они будто вот-вот постучат по стеклу, ветер их гнул в разные стороны. Луна была полной и огромной. 
- Мне не страшно, - проговорила Хелен.
После чего встала и босиком прошлась к выходу, открыла дверь и вышла в коридор, он был пуст. Ночью в больнице доктора Макалистера было тихо, а осенью, когда многих сотрудников не было на острове, даже жутко тихо. Роуз шла гордо по неприветливому коридору, а в окна стучались ветки от сильного ветра. В каждом темном углу мерещились чьи-то тени.
- Говорю же мне не страшно! – крикнула, прогоняя монстров, её крик эхом отозвался по коридору.
- Хелен? Почему ты свою комнату покинула?
В дверях стояла Элеонор. Женщина уснула в своем кабинете, а разбил крик маленькой девочки.
- Не спится?
- Они мне мешают уснуть!
- Кто они?
- Тени. Я их прогнала.
Хелен развернулась и пошла обратно к своей комнате. Напевая какую-то песенку. Женщина тяжело выдохнула и пошла следом, убедиться, что ребенок вернулся в свою постель, а не пошел дальше гулять по больнице.

Роуз прихватила пару документов персонала, тех, что показались полезными, и недолго думая покинула архивную комнату. Избежала быть пойманной на камеру и пошла по темному коридору.  Тут она остановилась, ей показался смех, детский смех.
"Откуда?"
Она снова зашагала и тут же остановилась, так как смех повторился. Он доносился из зала, где был бассейн. Хелен понимала, что делает глупость, но направилась на детский смех. В просторном помещении никого не было, ни каких детей, из-за огромных окон тут было довольно светло. Подойдя ближе к воде, как ребенок улыбнулась, убедившись, что никого поблизости нет, быстро стянула с себя ночную рубашку. Спустилась по лестнице в воду, и когда вода Хелен была по бедра, нырнула в воду без шума и плеска. Водичка была приятно прохладной, и девушка увлеклась плаванием, но в очередной раз, выныривая из воды, услышала приближающиеся шаги. Быстро выбравшись из бассейна, по дороге прихватив свою тряпку и папки, что лежали на плитке и шмыгнула к барной стойки, а там за ней спряталась. Попутно натянула ночную рубашку на мокрое тело, ткань тут же намокла и прилипла.
- Меня Фред убьет.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-20 01:06:09)

+1

90

Ночью психологический центр "Единение" представлял из себя то ещё зрелище. Тишина коридоров удивляла. Если учесть содержимое прикроватной тумбочки, которое Фредерик обнаружил накануне. Впрочем, звукоизоляция - не такое уж и новое изобретение человечества, потому мужчина выбросил лишние мысли из головы и сосредоточился на главном. Если по воле случая они с Хелен разделились, стоило привести в исполнение вторую половину их общего замысла - проверить соответствие плана эвакуации с действительным расположением помещений. Журналист чётко представлял себе весь первый этаж, не считая комнат персонала и технических помещений, двери которых были заперты на замки, подобные архивному затвору.
- Нда, - Кассад миновал ряд совершенно одинаковых дверей, отстоявших друг от друга на равном промежутке. В полумраке отчётливо была видна ровная граница света, расчертившая видимую часть поворота. Фредерик осмотрел потолок, но камер наблюдения не обнаружил. Почему-то в этой части здания они отсутствовали. Впрочем, если Фред чего и проворонил - утром станет ясно.
Оглядевшись по сторонам, мужчина передёрнул плечами, стараясь избавиться от наваждения. Отчётливый запах пустыни и терпких духов Керри Махоуни продолжал время от времени всплывать на границе сознания, путая мысли. Сон оказался гораздо ярче, чем журналист предполагал сначала. Будь у него больше времени - обязательно записал бы детали. Так, на всякий случай. Идею для очередного опуса можно было вытянуть из какой угодно малости, а уж бредовый сон - настоящий кладезь информации. Такой уж и бредовый?
Обдумывая концепцию этой идеи, мужчина миновал границу света и тени и замер на месте, прислушиваясь. Откуда-то издалека донёсся едва уловимый отзвук лёгкой музыки. Мелодия отдалённо напоминала плеск воды и шелест листьев. Почему-то именно такие ассоциации проснулись в мозгу журналиста. Кто-то из пациентов центра тоже не любил закрывать дверь на ночь?
Кассад обернулся назад, но коридора, наполненного дверями, видно уже не было, а возвращаться не имело смысла.
Шагнув вперёд, журналист вновь прислушался. Музыка продолжала звучание, точно отдаляясь с каждым новым шагом. Странно, но не существенно. Фред подошёл к высокому окну, занимавшему почти всё пространство левой стены нового коридора. Окно вело в импровизированный внутренний садик, сейчас так же наполненный полумраком. В художественном беспорядке меж клумб и кустарников расположились пучки приглушённого света. Смотрелось изящно. Если в саду предусмотрена ночная иллюминация, тогда почему в нём нет пациентов? Для кого жгут огни?
Фред ещё немного порассматривал сад и тут понял, что его так беспокоило последние пару минут. Звуки музыки стали усиливаться. Сначала он подумал, что просто приближается к источнику, но это было не логично. Мелодия лилась откуда-то из дальней части коридора, но стоило Фреду приблизиться хотя бы на шаг, звуки затухали, как будто убегая от мужчины. А сейчас всё стало с точностью да наоборот.
Прищурившись, Кассад отступил в тень, заходя в небольшую нишу, расположившуюся сразу же за окном в волшебный ночной сад. Послышались голоса и тихие шаги. Двое человек шли по коридору в направлении Фредерика.
- Куда ставить-то? - свистящим шёпотом спросил молодой мужчина субтильной наружности. Коротко стриженные волосы придавали его голове вытянутую форму, очки поблёскивали в рассеянном свете.
- Подожди ты, - отозвался его спутник, кивнул вперёд, - Во втором секторе.
- Ага, понял, - тощий парень вздохнул и поудобнее перехватил кадку с широколистным крупным растением.
- Наша Мегера совсем озверела, раз решила поставить технику в крыле с "копилками".
- Тебе сказали поставить, значит ставь, - флегматично отозвался второй тип, отличавшийся от первого шириной плеч и возрастом. В большую сторону. Ему было около сорока, заметная пара залысин и жёсткость черт лица выдавала трудности жизни.
Фредерик вжался спиной в стену, работники учреждения приближались. Уже второй раз за сутки Кассад попадал в подобную ситуацию и ему это чертовски нравилось. Было некое мазохистское удовольствие в этих сложных ситуациях, из которых может быть парочка совершенно идиотских выходов. Как сейчас, например. Хорош же он будет, если  попадётся этим болваном с поличным.
Но удача Кассаду благоволила. Мужики протопали мимо, унося с собой лёгкую перепалку в пол голоса и странное растение-аппаратуру.
"Мегера - это Рабб или Ганьер? Интересненько"
Фредерик дождался, пока опасность минует окончательно и выглянул из укрытия. Коридор по-прежнему был пуст, шаги затихли в отдалении, как и голоса. Внезапно журналист понял, что музыка тоже пропала. Поначалу он не придал этому значения, но потом поймал себя на мысли, что скучает по этим тихим звукам, сопровождавшим его шаги на протяжении всего этого ночного путешествия.
"Хелен, поди, уже разобралась что к чему. Надо двигать"
Журналист ускорил шаг, проверяя наличие двери, ведущей в подвальные помещения. Как и у любого подобного здания, здесь имелась своя котельная. Пусть не такая внушительная, как в том заброшенном полицейском участке, что они с Деном обшаривали в позапрошлом году, но тоже приличная.
Если им с Роуз улыбнётся удача и если они смогут выполнить задуманное, то именно такое помещение подойдёт им лучше всего.
Стоя у нужной двери. Кассад призадумался. Электронного замка перед ним не было, обычная круглая ручка, стиллизованная под резьбу по дереву. Интересное решение. А что если?..
Люди разные бывают, тем более обозлённые на близких. Фредерик взялся за ручку двери и надавил. Внезапно, музыка вернулась.

Возвращаться назад Фред решил другим путём. У этого манёвра имелись как плюсы, так и минусы. Во-первых, журналист в любой момент мог нарваться, а во-вторых, время близилось к рассвету, не стоило затягивать этот ночной вояж.
Выход к бассейну выплыл сразу же из-за поворота. Планировка этого крыла ничем не отличалась от соседнего - правильные архитектурные формы, чёткость расположения помещений, удобная планировка. Всё для комфорта рассеянного человека. Забрёл не в тот угол, всё равно можешь расслабиться.
Плеск воды, теперь уже не мистически музыкальный, а самый настоящий, привлёк внимание журналиста. В лёгком предутреннем свете, проникавшем в окна, он заметил в воде женское тело. Светлые волосы, осиная талия, изящные движения, длинные ноги. Касад моргнул. Ассоциации с недавним сном были прямые, только теперь перед глазами раскинулась водная гладь, а не море песка и камней. Журналист даже ткнул себя кулаком под рёбра, дабы убедиться, что не уснул где-нибудь в углу коридора, с планом эвакуации в зубах. Вот с утра будет веселуха для тех, кто его найдёт в таком виде!
Женщина плыла под водой, затем вынырнула на поверхность. Фредерик вгляделся и с удивлением узнал Хелен. Медиум огляделась по сторонам и шустрой тенью скользнула на бортик. Сначала мужчина хотел окликнуть её, но вовремя вспомнил, что стоит соблюдать тишину. Кажется, Роуз перехватила его мысли, так как только мужчина сделал пару шагов в направлении нужной двери, сорвалась с места и скрылась из виду.
"Без сорочки?" - мелькнула шальная мысль.
Зайдя в помещение, Кассад огляделся по сторонам. Девушки нигде не было видно. Стараясь не издавать громких звуков, журналист методично обошёл бассейн по периметру. Вода ещё волновалась, потревоженная ночным купанием.
Второго выхода здесь не было. Когда Кассад уже всерьёз решил, что девушка ему почудилась, его блуждающий взгляд наткнулся на барную стойку, хитро спрятанную в тёмной нише у стены. Он мог её попросту не заметить, помог случай.
Направившись туда, Фредерик облокотился о гладкую столешницу и побарабанил по ней пальцами:
- Водку со льдом. Можно без лимона.
Наклонился вниз, удостоверившись, что угадал с укрытием.
- Детка, пора домой.
Музыка Кассада больше не преследовала.

+1


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Исчезающее дело"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 06.12