Supernatural: the new adventures

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » Человек в проходном дворе; ноябрь 2008 года; Андрей Волков, Хелен Роуз


Человек в проходном дворе; ноябрь 2008 года; Андрей Волков, Хелен Роуз

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

http://s017.radikal.ru/i425/1507/ca/0acccf9be09a.jpg
Дата (ДД.ММ.ГГ) и место действия:
Ноябрь 2008 года, незадолго до полнолуния, Прескотт, Аризона, Соединённые Штаты
Краткое описание:
Ночами лучше сидеть дома. Неровен час - встретишь русского оборотня в тёмном переулке.
Участники:
Андрей Волков, Хелен Роуз

Отредактировано Andrew Volkov (2015-07-12 15:01:25)

+2

2

Сегодня у Андрея сложился на редкость удачный день. Волков любой свой день считал удачным, но когда тебе перепадает шанс сунуть нос в закрытую секцию городского архива - всё вокруг окончательно расцветает новыми красками.
Андрей ехал на соревнования по вольной борьбе, которые должны были начаться через полтора месяца в Чикаго. Ехал долго, муторно и с продолжительными остановками. На кой чёрт его понесло в такую глушь, как Прескотт? Кажется, сам Волков не мог дать точного ответа. Так получилось.
Дождь заливал улицы города уже вторые сутки подряд, для температурного пояса Аризоны было холодно и сыро. Редкие прохожие, попадавшиеся Андрею на пути, кутались в плащи и куртки, торопливо пробегали мимо, расплёскивая лужи и отсекая резкие порывы ветра чёрными зонтами. У Андрея зонта не было. Он остановился посреди узкого проулка, задрал голову к небу и прикрыв глаза, постоял под холодным естественным душем несколько минут.
- У природы нет плохой погоды, - проговорил спортсмен по-русски, усмехнулся. Ему и правда нравился этот город. Как и все предыдущие.
В воздухе разливался ощутимый запах гниения, за углом чернела гора мусорных пакетов, кое-как наваленных вокруг переполненного бака. Тощая бродячая кошка попялилась на Волкова из темноты огоньками глаз, зашипела, скаля желтоватые мелкие клыки и бросилась прочь, оставив за собой ощутимую волну страха. Животные не любили оборотней.
Спортсмен открыл глаза, посмотрел прямо перед собой и забросил спортивную сумку на плечо, она шлёпнула его по спине, выбивая мелкие брызги. Андрей сейчас выглядел так, точно купался в фонтане не снимая одежды.
Низкое свинцовое небо в темноте казалось чёрным, луна была надёжна скрыта тучами, однако спортсмен чувствовал её, почти видел сквозь эту дождевую пелену.
- Мчится к бездне, закусив удила, - сегодня Андрей слишком часто вспоминал родную речь.
Резкий звук заставил спортсмена вздрогнуть. Он не ожидал наткнуться на чужие неприятности так скоро, помимо воли представил, что просто идёт на этот пьяный возглас, улыбается во все тридцать два незнакомой компании, спрятавшейся под самодельным брезентовым навесом и распивающей какую-то самопальную вонючую бурду под аккомпанемент собственного дурного юмора и плеска дождевых капель по лужам.
Единственный работающий уличный фонарь одиноко мигал размытой оранжевой кляксой на фоне мокрых уставших жилых домов. Старый район, старые порядки.
Волков прислушался. Их было трое. Нет... четверо. Кто-то ещё двигался в направлении проходного двора, с противоположной стороны. Лёгкие шаги приближались, весёлая компания так же насторожилась. Они не замечали Волкова, успевшего подойти достаточно близко, что бы разглядеть их спины, но нового человека он пока не видел.

Отредактировано Andrew Volkov (2015-08-06 13:39:18)

+2

3

Она знала, что нужно было взять зонт, предчувствие, но утром была замечательная погода и поэтому отмахнулась от этой идеи. Теперь же на Роуз не было сухого места, а так как уже до нитки промокла, уже терять было нечего. Девушка довольно весело шагала прямо по огромным лужам, брызгая по сторонам. Свернув за угол, насторожилась, впереди в проулке кто-то веселился, но этой дорогой можно было быстрее добраться до съемной квартиры. А Хелен хотелось уже завалиться и поспать, и поэтом снова зашагала вперед, наконец кампания уже была видна. Они её тоже увидели и примолкли, но затем один из них вышел вперед, а когда девушка попыталась пройти, тот выбросил ногу и упер на стену, таким образом, преградив дорогу.
- Мамочка не говорила, - дотронувшись до волос девушки, затем намотал их нагло на руку, спросил, - Что бродить по злачным местам опасно? Особенно таким ангелам как ты, девочка.
Остальные, переглянувшись, рассмеялись. Им показалась смешным, что сказал их вожак. Оценить их было просто. Люди в таких районах выросли на улицах и знают лишь грубую силу, слабых забивают или подсаживают на наркотики, в основном девушек, затем заставляют за деньги спать с мужчинами. Хелен не могла, заметит, свою соседку, которая сидела довольно долго на игле, которой частенько приходили мужчины, и всегда разные.
"Уроды общества."
- Отпусти, - проговорила сквозь зубы Хелен, хотя и тряслась от страха, в глазах заиграл гнев, - А иначе…
- Опа-на, - второй подключился, подойдя, только позади девушки, - Она угрожает нам? Да ты не знаешь, с кем связываешься. Да мы…
Вожак потянул за волос на себя, так что лицо Хелен и его стали очень близко, да так что почувствовала из-за рта очень неприятный запах. Поморщилась.
- По-моему тебе бы неплохо почистить зубы или сходить к стоматологу, - серьезно проговорила, морщась Хелен, и добавила, - А то не одна нормальна девушка не даст.
После чего сделала, того чего явно мужики не ждали от милой девушки, она срезала клок волос, тот самый, который был в руках у негодяя. У неё в руках оказался раскидной нож, что она успела утянуть у вожака, не заметно, пока другой его отвлекал. После чего юркнула под ноги обалдевших мужчин и из-за всех сил рванула вперед, по пути скидывая, босоножки на каблуках и ускоряясь. Она затормозила, когда на пути оказался ещё один, вот этого она никак не ожидала, поэтому выставила нож. Мужики тоже поспели и уставились явно не на своего товарища, но Хелен не спешила опускать оружие.

+3

4

Уточнение

За точность иностранной речи не ручаюсь.

Уточнение 2

Дальнейшие действия обсуждаемы.

Стало интереснее. Поначалу Волков планировал простую разминку. Подставиться пару раз под удар, как следует разозлиться, а затем вымесить фарш из малолетних подонков, околачивавшихся ночью в неположенном месте. Он знал, что такие ребята заслуживают пары лечебных зуботычин, потому совесть спортсмена не мучила.
Но внезапная переменная спутала все карты. Андрей приподнял брови в удивлении, когда увидел тощую мокрую девчонку, размахивавшую перед носами обидчиков ножом-бабочкой. Складная игрушка блестела неестественно ярко,  то ли узкое лезвие было покрыто фосфорной краской, то ли зрение Волкова начинало выделывать кренделя.
Спортивная сумка шлёпнулась в лужу. Он ждал, оставаясь в тени, закатывал рукава мокрой светло-серой рубашки.
"Девочка, тебе жить надоело?"
Итог он мог предугадать ещё тогда, когда нахалка возомнила себя Бэтвумен. Сейчас получит по морде или затылку, свалится в грязь, потеряет нож. Затем огребёт по животу, спине. Грудь трогать не будут, как и область ниже пояса. До поры до времени.  А вот за колени и щиколотки спортсмен не ручался. Её же счастье, если потеряет сознание.
- Сука ненормальная! - выкрикнул один из парней, занося над головой только что подобранный кусок стальной арматуры. Прут тоже блестел в ночи странным зеленоватым светом. Значит, не показалось.

***
Август 1941 года, БССР.

- Нет! Митенька! Пожалуйста! - тучная женщина в тёмно-синем рабочем платье билась в истерике, лёжа на полу. Из простреленных ног разливалась алая лужа, несчастная размазывала кровь по выскобленному деревянному полу, небольшого деревенского дома, пыталась ползти сквозь жуткий беспорядок и осколки битой посуды, но двое мужчин в коричневой немецкой военной форме со смехом отталкивали её назад. Того, кого она звала Митенькой в комнате не было.
Седеющие русые волосы, широкое добродушное лицо, искажённое болью, глаза, полные слёз.
- Schwein*, - в лающем наречии звучало презрение.
- Wohin?** - второй солдат лениво толкнул женщину ногой в плечо. Та взвыла громче.
Треск автоматной очереди прошёлся по противоположной стене. Солдаты не успели обернуться, только удивлённо уставились друг на друга и кулями свалились в лужу крови истязаемой ими жертвы. На пороге дома стояла тощая девчонка лет пятнадцати, её растрёпанная светлая коса болталась за спиной истёртой бечёвкой, оборванное платье щеголяло подпалинами. "Шмайсер" выпал из её рук, с грохотом встретился с полом, плюнул новой короткой очередью. Спустя мгновение, девчонка была мертва. Третий фриц выскочил из соседней комнаты, где находился всё это время - рылся в вещах.
Эту сцену Волков прокручивал у себя в голове уже в тысячный раз. Лица немецких подонков стёрлись, остались лишь неясные пятна с какими-то неестественными, точно приклеенными улыбками, грязновато-светлые волосы, пыль на одежде. Коричневая форма, закатанные до локтей рукава. Кисти рук расслабленно лежат на стволах висящих на шейных ремнях автоматов.
Ленивое "Partizanin?", глухой звук удара, выстрел. Нет, не к Андрею тогда обращались, не его убивали. Мать и сестра. Младший брат. Семья Волковых жила недалеко от Бреста.

***
"А я был под Вязьмой."
Он вернулся в реальность, выпав из неё на пару секунд. Этого хватило, что бы ситуация резко изменилась.
Девчонке грубо подсекли ноги, трое бездельников оправились от первого шока и теперь рассчитывали провести остаток ночи за полезным занятием - обучением дурёхи жизни.
Дело, важное, но, на взгляд Волкова, не столь необходимое. Первый удар прилетел блондинке сверху, второй должен был довершить дело, но Андрей уже вышел из скрывавшей его тени. Парни его не видели, были увлечены расправой.
- Чё теперь сделаешь, шлюха?! - визглявый выкрик человека, чувствовавшего свою полную безнаказанность, оборвался не менее противным визгом. Волков перехватил у основания занесённый для удара стальной прут, рванул на себя, выворачивая державшую его руку, резким обратным ударом выбил плечевой сустав противника, скользящим движением ушёл от неловкого захвата, взметнул переброшенным через колено телом фонтан серо-коричневых брызг. Вонь помойки усилилась. Неужели башка второго щенка лопнула и низвергла своё содержимое на асфальт?
Волков даже проверил, но его постигло разочарование. Третий подонок оказался смекалистей своих приятелей - сорвал самодельный тент, под которым пряталась от дождя вся компания и скинул его на Андрея.
Тут Волков отключился.
Очнулся он лишь тогда, когда хрипящий тощий парнишка затих у его ног. Тот самый, что первым схватил девчонку за волосы. Кровь, смешиваясь  с грязной дождевой водой, окрашивала её в чёрный цвет, ноздри дразнил металлический запах. Затихающий сердечный ритм умирающего будоражил воображение. Нестерпимо хотелось вгрызться зубами в податливую горячую плоть, сломать хрупкие человеческие рёбра, вырвать тугой комок ещё бьющихся в агонии мышц, и сожрать целиком, без остатка.
Волкову казалось, что прошла целая вечность. Он боролся с собой всего долю секунды, однако внутренние часы разогнались до скорости света. Словно во сне спортсмен поднял из кровавой лужи нож-бабочку, поднёс к глазам, принюхался. Оружие уже использовалось по прямому назначению, но когда?
Два других тела лежали чуть дальше во дворе, почти у самой границы неясного круга, очерченного светом единственного работающего уличного фонаря. Те щенки были живы. Волков поймал себя на том, что не помнит, как они выглядели. Перед глазами всё ещё стоял смазанный образ нацистов из воспоминания-сна семидесятилетней давности.
Девчонка никуда не делась. Ещё бы, после случившегося она не должна была даже ползать, но держалась достаточно бодро. Была в сознании - уже молодец.
- Это было глупо, - сказал Волков с едва заметным акцентом (он работал над собой, но в ночи перед полнолунием его особенно сильно тянуло на Родину), и вдруг улыбнулся, светло и чисто, точно встретил свою лучшую и навеки любимую подругу.
Звериное обаяние действовало на всех, особенно сейчас. Люди - не звери, они не чувствовали запаха крови и той силы, что исходила от сверхъестественного существа, жившего внутри Андрея уже очень много лет.
- Убийство - тяжкое преступление, девочка, - он бросил нож в грязь, недалеко от блондинки, - Давно я не был в кино. А ты?
С этими словами он ухватил девушку за шиворот, завёл её руку себе за спину, перехватил с другой стороны для большей устойчивости. Теперь они походили на загулявшуюся парочку, решившую срезать маршрут.
"Лицо не испортили,  это хорошо"
Голод отступал неохотно, ворочался внутри, точно недовольный зверь, разбуженный охотником. Андрей слышал стук сердца блондинки, но уже еле-еле, как сквозь толстое промышленное стекло. Ещё минута и этот ритм совсем затихнет, оставшись  слышимым лишь своей хозяйке.
Спортсмен мотнул головой, точно собака стряхивая воду с волос. Бесполезное дело, дождь не унимался.
_______________________
* Свинья (нем.)
** Куда? (нем.)

Отредактировано Andrew Volkov (2015-08-06 13:39:01)

+2

5

- В кино? – переспросила удивленно Хелен, оглядываясь, боясь, что те типы пойдут за помощью и нагонят их, - Не доводилось. Почему бы и нет, - пожала плечами, но боль сразу о себе дала знать, - Ай.. ай.. больно, черт возьми.
Они прошли пару кварталов, без приключений, нервное состояние начало отходит на второй план. Из-за ливня все предпочли сидеть дома. И Хелен их понимала, сама бы закуталась бы в одеяла и читала книжку, но нет, пришлось выползти из своей норки, так как в холодильники повесилась мышь. Девушка как приехала, забила холодильник, но не заметила, как все запасы закончились. С ней такое бывало, она как будто выпадала из реальности. Ещё просто не привыкла к свободе.
- Зачем ввязался в драку?
Спросила лишь бы не молчать всю дорогу.
- Ты не местный, да?
Она понимала, что не красиво столько вопросов сыпать, но мужчина внушал доверия, а Хелен привыкла доверять своей интуиции. И потом он заступился за неё. Поэтому решила перевести внимание на себя:
- Знаю, что поступила очень глупо, но пришел ты, - она засмеялась, даже слезы выступили на глаза, так как ушибы ныли и хорошо, - и шепотом добавила, - Спасибо тебе.
Вдалеке послышались полицейские машины, одна из машин совсем рядом была, вот-вот покажется из-за угла. Хелен быстро среагировала, не обращая внимание на боли в теле, потянула своего спасителя в подъезд старого дома.
- Кажется, пронесло, - выглянула, и снова привалилась на дверь, стоять крайне было тяжело без поддержки, - Не уже ли это мы шума навели? Или что-то стряслось? Как думаешь?
В глазах начало темнеть, чётко не видела собеседника, она зажмурила посильнее глаза и снова попыталась сфокусировать на объекте. Хорошо же её избили, посильнее, чем санитары за не послушание. Девушка попыталась отогнать не приятные воспоминания, но они с упорством снова так и мелькали перед глазами. В какой-то миг новый знакомый померещился в белом халате, и девушка шарахнулась от него как от огня. Образ исчез, как и появился.
- Прости, - тихо прошептала, и спросила, натянуто улыбаясь, - Ты где-то остановился или ещё в поисках для ночлега? – девушка кивнула на спортивную сумку.

+2

6

Уточнение.

По желанию, можно сменить локацию.

Очередной уличный фонарь поприветствовал прохожих судорожным миганием. Желтоватый бледный свет, отражавшейся в потоке текущей вдоль поребрика воды резал глаз, точно внезапно зажегшиеся посреди тёмного шоссе автомобильные фары. Мягкая жёсткость света сливалась с шумом дождя и гулкими шагами встречных бедняг, не успевших домой к ужину. Андрей вон тоже не успел. Впрочем, спортсмен отнюдь не жалел об этом.
В голове вновь мелькнул образ светловолосой растрёпанной девчонки с распахнутыми в ужасе карими глазами. Волков мог бы пересчитать каждую веснушку на лице сестры, так ярко оно было освещено костром пожарища.
Блондинка, что шла рядом, начала путаться в ногах.
"Смешно. На что она мне сдалась?"
Спортсмен подозревал, что дело скорее в странном стечении обстоятельств и проклятой памяти, выдававшей страшно живые образы в самый неподходящий момент. А ещё в нечеловеческом голоде. Непреодолимое желание утолить его, тянуло Волкова куда-то в самые тёмные глубины животного начала. Туда, где во тьме первичных инстинктов горят жёлтые дикие глаза и слышится далёкий заунывный вой ночного хищника. Смерть, страх, отчаяние, торжество, адреналин и ярость охоты. Андрей не хотел этого помнить и в то же время понимал, что уже не сможет обойтись без своего второго Я, каким бы ужасающим оно ни было.
Мимо проехал старый "Пежо" 206-й модели, потерявшейся своим грязно-серым силуэтом на фоне мокрого асфальта. Волна холодной грязной воды окатила спортсмена до колен. Андрей рыкнул в пустоту, не оборачиваясь. Этот неожиданный душ его отрезвил, как и то, что девчонка неожиданно рванула в сторону. Вой полицейской сирены Волков различил минут десять назад, но не придал этому особенного значения. Они уже успели отойти от печально известного проходного двора на полтора квартала. Если в этом замусоленном дождём городе можно было так назвать сектора кривых незатейливых улиц, построенных ещё во времена, когда о великой депрессии и слыхом не слыхивали.
Темнота подъезда опустилась на спортсмена, точно пыльный мешок на голову. Обострённое восприятие взвыло от резкого запаха кошачьей мочи и каких-то химикатов, которыми пытались этот запах замаскировать. Стало только хуже.
- Нет, не местный, - он только сейчас ответил на один из многочисленных вопросов, которые ему задали. Оглянулся через плечо, поймал краем глаза мелькнувшую у выхода на улицу чёрную тень. Кошка решила не связываться с другим хищником.

***
21 июня 1941 года, СССР

- Андрюха! - приглушённый расстоянием голос прерывался на гласных, человек бежал, оглядываясь по сторонам, выискивая взглядом солдата, в этот момент лежавшего на пузе в высокой траве.
- Андрюха! Волков! Кто Волкова видел?
Наконец-то человек остановился, поправил съехавшую на бок пилотку, отмеченную красной звездой, огляделся по сторонам. Солнечное утро заливало полумесяц лесной поляны ровным чистым светом, предвещавшим погожий летний день. На ветру покачивались особенно высокие стебли травы, со стороны напоминавшие редкие кошачьи усы.
Птицы уже давно завели свою песню, перекликались в кронах обступивших поляну деревьев, часы на запястье Волкова отсчитывали половину восьмого.
Сегодня весь 432 ГАП был как на иголках. Артиллеристы бегали туда-сюда, проверяя состояние орудий, пересчитывали снаряды, перегоняли технику, подтягивали конскую упряжь, основательно готовились к внеочередной проверке. Андрей Волков, старательно жуя горькую травинку, прятался в густой траве, в третий раз перепроверяя координаты. Ему казалось, что где-то в расчётах кроется мелкая, но фатальная ошибка, которую нужно срочно устранить.
- Вот ты где, бродяга, - Владимир Рохлин, тяжело дыша, упёрся руками в колени, нагнулся вперёд, заглядывая через плечо боевого товарища.
- Тебя начштаба вызывает. Срочно, - выдал Владимир, сглотнул, - Дуй сразу к Никитину.
Андрей перекатился с живота на спину, резко поднялся на ноги, отряхнул гимнастёрку, поправил ремень, надел пилотку.
- Ясное дело. Случилось чего? - спросил он, оглядывая себя сзади.
Рохлин махнул рукой, дескать "не стой на месте, иди уже".
Волков запустил руку в бездонный карман солдатских штанов, поблуждал там, скривился и огляделся по сторонам в поисках оставленного в казарме кисета. Андрей дымил от раза к разу и с каждой неделей всё меньше, но именно сейчас курить захотелось особенно остро. Прихватив планшет со своими заметками, Волков лёгкой рысцой пересёк полукруглый край поляны и пригнувшись, ступил за границу леска. Часть расположилась сразу же за нестройными рядами осин.
Душераздирающее лошадиное ржание внезапно заполнило мир артиллериста и едва не опрокинуло его на спину. Андрей выругался, отпрянул в сторону и мысленно отвесил себе здоровенного пинка. Совсем забыл, что по левую руку от казарм сегодня выводили лошадей на смотр. Стройные крепкие монгольские кони блестели на солнце лоснящимися коричневыми и чёрными шкурами, но сейчас горделивый ранее строй распался. Ближайшее к Андрею животное рвануло повод и бросилось наутёк, остальные заволновались, пытаясь последовать примеру первой, самой резвой кобылы.
- Волков! Твою мать! - седоусый крепкий сержант Бердин бросил в траву окурок самокрутки и, гневно втоптав его каблуком в траву, потряс кулаком, - Вали атседа, пока нахер кобыл не расшугал! - развернулся на месте, крикнул в сторону, - Лови её, паскуду! Лови!
Добавив ещё пару непечатных и очень цветастых выражений, Бердин бросился помогать рядовым.
"Кавалеристом мне не быть", - с какой-то глухой тоской подумал Волков, следуя совету старшего товарища.

***
- Есть пара вариантов, - неопределённо  пожал плечами спортсмен, разминая шею, - Эй, а ну не спать! Кому сказал!
Волков поймал её на пол пути, похлопал по щекам, привлёк внимание. Ещё секунда и пришлось бы тащить девчонку волоком.
Что бы долго не стоять на месте и не провоцировать очередную попытку блондинки уйти от реальности, Андрей опять перехватил её за талию, вывел под проливной дождь.
Запах кошек усилился и мгновенно сошёл на нет, стоило пересечь невидимую границу влияния животного. Спортсмен скривился, мотнул головой. Теперь эта вонь будет преследовать Волкова ещё несколько часов, если не больше. Почему-то именно кошачьи метки вызывали у Андрея такую сильную реакцию.
Спортсмен поселился недалеко от местного кинотеатра, совершенно не оправдывавшего своего блестящего названия. "Бриллиант" коричневел своим одноэтажным туловищем посреди перекрёстка и завлекал жителей городка броскими афишами, которые до сей поры рисовались местным художником-любителем. Когда Андрей впервые увидел это здание, то понял, что поселится рядом. Рисованные вручную афиши вызывали у Волкова томящее ностальгическое чувство.
Вести незнакомку к себе Андрей передумал. Ему не хотелось без повода светить своё логово. Тем более, следить в нём.
- Как говорят у нас в Челябинске: в гостях хорошо, а дома лучше,  - он наклонил голову на бок, посмотрел девчонке в глаза, восстанавливая зрительный контакт, - В кино, так и быть, не пойдём. Тебе сегодня хорошенько досталось, где сама живёшь? - никакой агрессии или напора, просто дружеское сочувствие и желание помочь попавшему в беду человеку.
"Дотащу её, а там видно будет"
- Я Андрей, а ты?
Дождь точно ждал нужного момента и превратился в бесконечную стену воды, окончательно размывшую границы темноты и света. Напитавшаяся влагой спортивная сумка отяжелела, но ещё не потеряла товарного вида.
"Вперёд и с песней, салага."

Уточнение 2

Логичнее предположить, что наёмники будут искать Хелен у неё дома. Туда и отправимся.

Отредактировано Andrew Volkov (2015-08-06 13:38:27)

+2

7

- Я не сплю! Не сплю! - отозвалась, приходя в себя, и выставила руки вперед, упершись ими в грудь мужчины, пытаясь его отодвинуть, - Я в норме. Честное слово.
По-моему если бы не Андрей она бы потеряла сознание, но легкие похлопывания по щекам сделали свое дело. Да и когда он её подхватил, острая боль отозвалась во всем теле, хорошо отрезвляет и приводит в чувство. Дождь лил нещадно, никого на улицах не было, разве что тех, кто ищет приключений себе на задницу.
- Не далеко, - проговорила, оглядываясь по сторонам.
После событий она растерялась в ориентирах и хотела понять, куда идти то, узнав вывеску в конце квартала ночного бара, девушка указала в другую сторону, совсем противоположную бару. Идти было тяжело, но Андрей держал довольно крепко. Сильные руки, в этом человеке был стержень.
- Меня Хелен, - начала разговор, когда они прошли ещё квартал и завернули влево, после закрытого антикварного магазинчика, - У меня не номер люкс, но найдется горячий кофе, у меня переждете этот ливень, если конечно вы не спешите. Сегодня хорошая погодка, не правда ли? Душа не надо…
Запах из-за проливного дождя в таких кварталах лишь усиливался. Помойка, что тут ещё скажешь. Хотя и были деньги, Хелен выбрала именно такое место, чтоб отсидеться. Старушка, что сдала ей однокомнатную на первом этаже квартиру, была одинокой и немного сварливой, но всё-таки согласилась при определенных правилах. Одно из правил было вроде не водить мужиков. Ну, вот она уже нарушала простые вроде правила. Эта мысль заставила девушка рассмеяться в голос. Чувствовать свободу было крайне приятно, никто не указывал, что делать или можно было, пойти куда захочешь. Ещё в своей золотой клетке Хелен в блокноте писала, что бы сделала, если оказалась на свободе, куда бы поехала, что бы сделала. Увы, этот блокнот остался позади, нужно было очень быстро собираться, женщина вдруг появилась, торопила и глупо оставила в тайничке. Когда мысли коснулись воспоминаний, Хелен замкнулась в себе, она переживала за Элеонор.

Женщина была строгой, но полюбила девочку, может из-за того что потеряла своего ребенка, скорее всего. Роуз не рассказала, что видела прошлое, видела, как Элеонор рыдала в роддоме, когда ей оповестили ужасную новость, что мальчик родился мертвым. Что какое-то время женщина пыталась покончить собой, но потом решила уйти полностью в работу, пока не появилась на пороге кабинета доктора Макалистера девочка. Девушка старалась больше не рассказывать о своих видениях, надеясь выйти из больницы, но шли дни, недели и годы, постепенно надежда угасала. А после того как её перевели, вовсе отчаялась, доктор Рональд Макалистер был внешне приятен, но Хелен его боялась, за этой его улыбкой прятался жестокий человек. Рядом с ним всегда была его жена Элеонора Макалистер, на лице у неё никогда не было эмоций, а улыбаться вовсе не умела.
- Она ещё совсем ребенок, - удивленно проговорила Элеонор, и посмотрела на своего мужа, - Сколько ей? Пятнадцать? Шестнадцать? Она ещё так…
- Семнадцать. И не надо мне тут рассказывать о морали, - проговорил Макалистер, доставая бумаги из письменного стола. Документы, которые ему передали из больницы, где два года провела Хелен Роуз, - Вроде это была твоя идея найти подростка, за которым не хватятся, если эксперимент будет не стабильным.
- Да, - женщина, взяла бумаги, и снова на лице пропали все эмоции, - Я покажу ей новую комнату.
Хелен стояла за дверью, так как её попросили взрослые люди подождать у кабинета. Элеонор подошла и без интересна, довольно грубо:
- Идем за мной.

Из воспоминаний вывело то, что они стояли перед дверью в её квартиру, на втором этаже горел свет, хозяйка смотрела сериалы и уже как обычно дремала.
- Не хочу показаться не гостеприимной, - несколько раз провернув в двери ключи, и пояснила, - Хозяйка строгая. А объяснять ей бессмысленно, она выгонит нас обоих.
Однокомнатная  квартира была не обжитой, мебели было много, но не тронутой под тканью, а ещё слой пыли бросался в глаза. Лишь постель выдавала признаки жизни в этой большой комнате.
- Я тут временно, проездом, - девушка, аккуратно не поднимая пыли, убрала несколько тряпок с кресел, - присаживайтесь.
Хелен скрылась за ширмой, начала стягивать с себя промокшую до ниток одежду, издавая болезненные звуки. На руках и боках были синяки, били по рукам, так как она пыталась защищаться, а когда они успели по другим частям тела, даже не заметила. В какой-то миг становиться безразлично, хочется, чтоб удары, лишь прекратились, а они всё сыпались и сыпались.
- Вам бы тоже, - выглянула, и добавила, улыбнувшись, - Снять мокрую одежду, я их повешу на сушилку, думаю, когда допьем кофе, одежда уже будет сухая, если хотите… дам вам зонт. А то снова промокнете, там дождь что-то не прекращается.
Девушка вышла, в сухих джинсах и футболке, подойдя к Андрею, протянула полотенце.
- Вот возьмите, - чихнула, - Заварю кофе? Или вы что-то другое предпочитаете? У меня не большой выбор.
Только сейчас заметила, что включатель почему-то не работал, она пару раз на него нажала, но без результата.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-04 13:24:46)

+1

8

Уточнение

Полного перехода к звероформе не было, так как Волков ещё может себя контролировать. Внешние особенности - горящие желтизной глаза, повышенная скорость передвижения в пространстве.

Комната представляла из себя один большой прямоугольник, заваленный старой мебелью. Люстра под потолком стыдливо прикрытая всё той же белой тряпкой, что и большинство предметов вокруг, светлела на фоне черноты. Пол поскрипывал под ногами, отсутствие света и запах старой бумаги навевали воспоминания о недавнем походе в городской архив. Волков прищурился, оглядываясь по сторонам. Темнота сейчас не была помехой.
Сверху донёсся отзвук искусственного смеха из дешёвого ситкома. Телевизор работал в половину возможной громкости, не заглушая тихое стариковское похрапывание. Андрей сел в предложенное кресло, принялся расстёгивать рубашку. Она холодной мокрой тряпкой облепила тело и мерзко ощущалась при движении. Под проливным дождём он этого не замечал. Полотенце было как раз кстати.
- Ты живёшь не одна? - в пол голоса задал вопрос Волков, бесцеремонно выжимая рубашку на пол. Перестук капель смешался с шумом дождя за окном. Глянцевая лужа неровно растеклась в стороны, вбирая в себя крупные комки пыли и мелкий уличный мусор.
Нескончаемые потоки воды стекали вниз по оконному стеклу, размывая очертания противоположной кирпичной стены. Андрей никогда не понимал, как можно жить в квартире с унылым видом. Однако, у всех свои причины и возможности.
- Твой приятель не будет против незваных гостей?
В сущности Волкову было плевать. Если мужик, стойкий запах которого спортсмен уловил ещё на пороге, начнёт возникать, получит по морде. Полотенце зашуршало, впитывая лишнюю влагу с волос.
Чувство опасности пришло с большим опозданием. Хелен (как представилась ранее блондинка) ушла в сторону кухни, отделившись от гостя тонкой перегородкой. Металлические предметы продолжали тускло поблёскивать в темноте, прочие детали захламлённого помещения угадывались чуть хуже.
Спортсмен поднялся на ноги и по звериному повёл головой. Грохот разбитого стекла смешался с криками девчонки. Рванув с места, Андрей сшиб в сторону декоративную ширму и нос к носу столкнулся с незнакомым типом в свободной тактической одежде. Блондинка пыталась вырваться из грамотного захвата, по полу разметались осколки то ли вазы то ли нескольких фарфоровых чашек, которые безжалостно топтали оба человека.

***
Дождь, грязь, стойкий запах крови, пороха и смерти. Потоки воды заливали всё вокруг, стирая очертания краёв окопа. Время точно замедлилось, Волков чувствует в левой руке холодную тяжесть дискового магазина - всё что осталось от родного ППШ.

***
- Не рыпайся, иначе я ей шею сверну, - спокойно проговорил незнакомец, сверкнув на Волкова стальными глазами профессионала. Соломенного цвета волосы коротким ёжиком светлели на макушке, пара залысин выдавала возраст субъекта, как и глаза. Оружия при нём не было, только охотничий нож с толстым коротким лезвием, сейчас упиравшийся остриём в сонную артерию Хелен. На оборотной зазубренной стороне играли блики.
- Прочь с дороги, мудила, - мужик кивнул в сторону выхода из квартиры, - Ты глухой? Свалил!

***
Кровь заливала немцу живот и ноги, но "Шмайсер" он держал твёрдо.
- Sterbe!* - гавкнул враг, автомат в его руках дёрнулся, плюнул короткой резкой очередью.

***
Волков шагнул в сторону, открывая путь противнику. Зверь внутри Андрея заворочался, приподнял голову. Лезвие ножа ловило отблеск ночного рассеянного света, не видимого обычному человеческому глазу. Андрей сморгнул нахлынувшие воспоминания, на мгновение ему это удалось.
- Стой на месте, - порекомендовал мужик, держа Волкова в поле зрения. Девушка в его руках выглядела сломанной шарнирной куклой. Светлые длинные волосы намотаны на руку незнакомца, голова чуть запрокинута, сердечный ритм грохочет так, что под него чечётку отбивать можно.

***
Боль в подреберье, клокочущий в горле крик. Андрей видит, как его опустевшая левая рука хватает чёрный ствол автомата, уводит в сторону, "Шмайсер" конвульсивно дёргается, озаряясь дульными вспышками, ладонь обжигает раскалившейся металл. Волков с криком наваливается на врага всем своим весом, чувствует сопротивление, прямо перед носом видит полные ненависти серые глаза фашиста.
Лезвие трофейного офицерского кинжала царапает чужие рёбра, немец харкает кровью, пытается вернуть преимущество, но Андрей с новой силой налегает на рукоять, резко проворачивает лезвие в ране, инстинктивно находя сердце. Оно оказалось чуть ниже первоначального удара.

***
Шум дождя, запах чужого страха, ненависть, безразличие, затаённая надеждана то,  что несостоявшийся противник одумается и полезетна рожон. Андрей чувствовал такое и раньше. И ему нравилось оправдывать ожидания.

***
- Ненавижу. Ненавижу всех вас! - в исступлении кричит Волков в мёртвое искажённое мукой лицо, выхватывает "Шмайсер" из ослабевших пальцев фашиста, прямо по трупу выбирается из заливаемого дождём окопа, бежит вперёд, не чувствуя, как по левому боку растекается тёмное кровавое пятно.

***
Он пришёл в себя в пропылённой тёмной квартире. Глаза уже потеряли желтоватый злой блеск голодного хищника, мокрые брюки сковывали движения ровно до того момента, когда Андрей провалился в омут своего второго Я. Левая рука сжимала пустоту, перед глазами мутной пеленой стекал образ квадратного остова раскуроченного "Тигра", мокрой и жалкой грудой металла лежавшего на самом краю окопа. Комья жирной чёрной земли скатывались вниз вместе с коричневой водой.
Спортсмен резко втянул носом воздух, тихо зарычал, чувствуя знакомые нотки. Кровь, пыль, грязь, страх. Девчонка всё ещё была рядом, он видел её краем глаза. Живая и относительно целая. Противник без движения лежал на полу, раскинув руки в стороны. Челюсть свёрнута на бок, глаза приоткрыты, рукоять охотничьего ножа торчит в боку чуть выше шестого ребра. Кровь. Скоро её будет в достатке, но она Волкова сейчас совсем не интересует.
Левую ладонь обжигает запоздалой болью, кажется нож пропорол её до кости.
"Прекрати немедленно."
Обиженно клацнув зубами, внутренний зверь уползает во тьму, обещая вернуться совсем скоро.
- Вставай, страна огромная, - пробормотал Волков по-русски и вновь перешёл на родной для Хелен язык, - Давай выкладывай. А я послушаю.
Он сел на пол рядом с остывающим телом и принялся методично рвать зубами собственную рубаху. Белые полосы ткани ложились на кисть раненной руки, впитывая кровь, которой было слишком мало для такой ужасной раны. Полнолуние делало своё дело.
Телевизор на втором этаже продолжал работать, тихий звук сопящего храпа не прервался ни на минуту.
________
*Сдохни! (нем.)

Отредактировано Andrew Volkov (2015-08-06 13:37:16)

+1

9

Девчонка продолжала сидеть на полу, приходя в себя от увиденного, рядом с мужчиной. Она на него смотрела, вовсе не боясь, девочка восхищенно смотрела на Андрея, когда тот перематывал рану, и мертвый наёмник её вовсе не волновал.
"Лучше он, чем они, правильно?"
Быстрые движения, глаза цвета золота, поневоле восхищали. В темноте глаза Андрея горели как у хищников, почему-то Хелен теперь видела перед собой большого и сильного зверя.
"Интересно почему?"
- Это было, - прервала тишину, её собственный голос резал уши, но молчание затянулось, - как танец. Никогда не видела, чтоб человек так двигался и твои глаза… Они прекрасны.
Наконец посмотрела на лежащего наемника, тяжело выдохнула, села на полу поудобнее и снова устремила свой взор на своего спасителя, точнее на его рану. Девушка снова начала терять четкую картинку перед глазами, всё ещё побочный эффект после длительных уколов доктора Макалистера, а ещё из-за недавней стычки в переулке.
- Мне нужно выбраться из этого города, но меня, скорее всего уже там будут ждать и поэтому…, - вдруг начала говорить, и добавила, - Я хочу нанять тебя. Деньги у меня есть, но не собой. Есть человек, он их оставил в определенном месте их… для меня. И в этом городе. Поможешь… они твои.

Женщина говорила в своей манере, но всё-таки мягче обычного, она обняла её и передала листок, где были указаны какие-то цифры.
- Там же ты найдешь ещё одну подсказу, - прочитав страх в льдинистых глазах девочки, добавила, - А за меня не беспокойся, глупая.
- Но…, - хотела что-то сказать, но женщина приложила палец к губам своим. Она так делала, когда требовала послушание от Роуз.
- Поспеши, твой поезд, - поправила темную прядь коротких волос, и проговорила нежно, - Тебе парик идет, сейчас тебя не узнать.

Хелен сидела на полу, тишину нарушал лишь её рассказ, о том, как она попала к доктору Макалистору и его жене, что несколько лет жила как в аду, вечные эксперименты над её даром, затем, уколы и ещё раз уколы. Да пришлось незнакомому человеку рассказать о своем даре. Она лишь его имя знает и ничего больше, в голову пришла запоздалая мысль прочесть его, но этот момент был упущен. Мужчина будто избегал теперь её, а чего она ожидала, кому нравилось общество той, что может о тебе узнать буквально всё. Залезть в самые темные уголки души. Даже доктор Макалистор боялся быть рядом, всегда общался через стекло. Хелен не винила брезгливость Андрея, но было всё же обидно.
- Так будешь работать моим телохранителем до границы? Или не станешь связываться? Тебе решать, - закончила Роуз, и неожиданно решила обшарить все карманы наемника.
Нашла пару соток, но больше ничего.

+1

10

Точно выверенными резкими  движениями, выдававшими сноровку, Андрей завязал узел поверх наложенной повязки и коротко рассмеялся, покачал головой.
- Танец?
Смех повторился, прозвучал отрывисто, хрипло, в тон окружению. Точно наглотавшийся пыли человек зашёлся глубоким кашлем. Волков ненавидел свою вторую половину, и ему было странно слышать от кого-то подобные слова. Тем более от человека, не знающего сути. А может быть именно незнание и играло свою роль? Что скажет эта девочка, если увидит Андрея в полнолуние? Поймёт, что охота началась и жизнь теперь не стоит ровным счётом ничего?
Неожиданно смолкнув, спортсмен внимательно посмотрел на блондинку. Её спутанные волосы резким контрастом выделялись на фоне стены. Глаза смотрели с нескрываемым любопытством. Тело умершего человека остывало в полуметре от обитательницы этого угла, а ей было наплевать. Что это? Шок от пережитых побоев? Или нечто большее?
Пока Волков размышлял, что ему делать дальше, Хелен рассказывала невероятную историю, точно прямиком списанную со сценария приключенческого фильма.
Однако, кому как не Андрею верить в подобное. Спортсмен прикрыл глаза, повёл головой в сторону, точно принюхиваясь к последней фразе собеседницы, пробуя её на вкус. Ложью от девчонки не воняло. Она сама верила  в то, что сейчас выдала.
- Никогда не знаешь - где найдёшь, где потеряешь, - Андрей поднялся на ноги, ловко перешагнул через тело, распростёртое на полу, скептическим взглядом прошёлся по искажённому удивлением и злобой лицу наёмника.
- Как, говоришь, звали твоего профессора?
Провокация. Определённо. Слишком всё хорошо складывается, чтобы быть правдой. Волков кожей чувствовал подвох, но никак не мог определить источник будущих проблем. Раньше с ним такого не случалось.
"Хватит. Умолкни", - мысленно оборвал  себя спортсмен. Грядущее полнолуние вмешивалось в поток мыслей, заставляя их течь в неправильном русле, смешивая подсознательное и действительное.
В темноте рукоятка ножа отливала серебром. Андрей выпрямился, подождал пока Хелен обыщет труп. Вряд ли она обнаружит что-то стоящее, всё что тип приволок с собой уже было на виду. Следовало опасаться лишь какой-нибудь аппаратуры. Андрей в силу своей профессии, в первую очередь заботился о таких, незначительных, как казалось, мелочах. Но нет, наёмник оказался не столь предусмотрителен.
Смяв в комок ещё влажные остатки рубашки, Волков запихал их в сумку, достал оттуда целую, серого цвета. Смены больше не было, после дела придётся потратиться. Дела? Когда он успел на это подписаться?
Кусок был слишком жирным, что бы его упускать. Мифические деньги Андрея не интересовали, а вот исследования, о которых упомянула блондинка, так же мелькали и в сводках Центра. Это задание не было прямым назначением Волкова, но спортсмен никогда не упускал шанса расширить горизонты деятельности.
"Связь будет только через неделю."
- Нашим легче.
С этими словами, Андрей подхватил мёртвое тело за руки, взвалил на себя и направился к выходу.
- Бери только самое необходимое. Сюда ты больше не вернёшься, - на пороге спортсмен обернулся и добавил, - Если жизнь дорога.
Связываться с Хелен было опасно. И дело не в способностях новоявленной нанимательницы, хотя и они могли стать помехой в работе, а в самой постановке вопроса.
"Старею"

***
Осень 1946 года, Германия.

Дождь не успокаивался, точно небо решило устроить очередной потоп. Берлин встречал артиллериста Волкова промозглым октябрьским воздухом, стылыми каменными стенами, дождём и эйфорией. Андрей огляделся по сторонам, пропуская колонну автомашин. Война была позади, но этот город навсегда останется для Волкова точкой отсчёта, гнездом зла и ненависти, центром распространения коричневой чумы.
- Вот ты где, чертяка!

***
Андрей вздрогнул, выпадая в действительность. Мёртвое тело давило на плечи, дождь шумел вокруг непроглядной стеной, потоки воды уносились прочь, ища сливные каналы.
Раненная кисть отозвалась глухой болью, тут же сошедшей на нет. Волков вновь вышел под ливень, сгрузил труп в ближайший полупустой мусорный контейнер, захлопнул дрожащую крышку, скрывая дело рук своих от случайных полуночных прохожих. Когда этого ублюдка найдут - искать виновных будет негде. Немного подумал и оставил нож на прежнем месте - торчать между рёбер наёмника. Дактилоскопического анализа оборотень мог не опасаться, один из плюсов сверхъестественной сути, который Волков принимал, как должное. Андрей задрал лицо к извергающему потоки воды небу, постоял несколько секунд, вслушиваясь в своё второе Я. Зверь молчал, точно его никогда и не было, но Андрей не обманывался этим мнимым молчанием.
- Я могу убить тебя, - спокойно проговорил он, обращаясь к блондинке не открывая глаз, - В любой момент.
Спортсмен оглянулся на Хелен, улыбнулся, чувствуя как по лицу стекает дождь.
- Но я постараюсь этого не делать. Пойдём. Нам надо спешить.

Отредактировано Andrew Volkov (2015-08-06 13:37:49)

+1

11

- Раз обещаешь, я спокойна, - поправила не сильно увесистую сумку на плече, глянула на контейнер, куда спрятал мужчина труп наемника, - Куда пойдём, раз возвращаться мне в эту квартиру нельзя? У меня есть немного денег, можно снять в мотели номер. Надеюсь, с хозяйкой всё в порядке и этот человек ей ничего не сделал?
Последний вопрос был скорее не Андрею адресован, а так просто в пустоту. Погода в этом городе была просто противной, она снова промокла до нитки и тряпки неприятно липли к телу.
- Если тронул хозяйку, - пнула контейнер, и добавила, напоследок, - Не приходи ко мне за помощью, обещаю, сделаю вид, что тебя не вижу, понял? Теперь можем идти, - улыбнулась Андрею и зашагала вперед, мокрые тряпки сковывали движения при ходьбе.
Они решили снять комнату в мотели. Хелен взяла две комнаты рядом, так как спать на одной постели отказалась. Худой и высокий мужчина, взял деньги и передал через столик ключи, разглядывая странную парочку. После странного предупреждения Андрея, девушка решила просто не рисковать и не провоцировать мужчину, а иначе ему тяжелее будет выполнить свое обещание. Передав ему ключи от его номера, поднявшись на нужный этаж, мотель был не пятизвездочный, но водя в свой номер, обрадовалась.
"Постель и душ, это главное. Да"
Положив сумку у дверей, начала стягивать с себя мокрую одежду.
"Ничего себе, до нижнего белья вымокла. Брр"
Она не спешила его снимать. Вошла в тесную коморку, где была кабинка с душем, умывальник и унитаз, открыла на полную мощь краны и только после этого избавилась от последних тряпок. Под душем Хелен закрыла глаза, прислонилась лбом стенки и заплакала, на душе была тревога. Противная тревога, которая царапала когтями изнутри. Откуда доктор Макалистер узнал, где она будет? Только если не от Элеонор, а та сама бы не рассказала. И зная хорошо доктора. Тревога лишь усиливалась.
Прошу пускай с этой женщиной всё будет в порядке!
Капли душа делали свое дело, девушка постепенно расслаблялась. Когда она начала прямо там отключаться, схватила с крючка полотенце, выключила воду, намотала вокруг талии жесткую тряпку и вышла. Волосы стали виться ещё больше прежнего, всегда так было, она даже не обращала на это внимание. Высохнут, придут в норму. Из сумки она достала пару вещей, последних как оказалось, те, что она сняла дома, оставила там, как и деньги за пару месяцев вперед. Натянув футболку с надписью "Я люблю жизнь" бухнулась в постель поверх одеяла, джинсы не стала натягивать, в них неудобно спать, но вспомнив, что за стенкой мужчина всё-таки натянула. Глаза наливались свинцом, закрывались сами собой, хотя и Хелен не хотела спать. Лезли в голову всякие непрошеные мысли, в основном о прошлом. 

- Прекратите! Мне больно!
Два санитара закрепили на руках и ногах жгуты. Только после этого в палату вошел доктор Макалистер. Он подошел к постели, спрятав руки за спину, наклонился, где лежала девочка. Хелен смотрела на мужчину с гневом, а когда его противное лицо приблизилось, плюнула. Санитары дернулись, но один знак рукой и цепные псы замерли.
- А в тебе есть ещё силы для сопротивления? Ничего, скора ты будешь послушной, - ухмыляясь, проговорил мужчина средних лет, беря со столика у постели шприц с каким-то препаратом, от которого Хелен действительно становилась вялой и послушной, - Будь хорошей, девочкой, и больно не будет. А будешь буйствовать, не ручаюсь за своих помощников, они бывают грубоватыми.
Его люди начали цеплять какие-то проводки к вискам и лбу. Мотать головой не было сил, препарат действовал. Хелен прикрыла глаза, готовясь к неприятной боли, что после последует.

Свернутый текст

Я нас переместила в мотель.

Отредактировано Helen Rose (2015-08-06 16:03:02)

+1

12

Уточнение.

За точность иностранной речи не ручаюсь.

Возвращаться к кинотеатру стало бессмысленно. Волков вздохнул, глядя в пространство и не замечая грязного серо-коричневого потолка одноместного номера, в котором поселился. Девчонку точно ветром сдуло и спортсмен не мог её за это винить. В принципе, он даже не удивится, если Хелен решит сбежать.
"Она не знает, кто ты, потому не опасна"
Андрей старался себя в этом убедить. Почему? Только ли из-за минутной слабости, навеянной всплывшими воспоминаниями? Смазанный временем образ сестры расплылся, пошёл рябью, точно в воду бросили камешек, уничтожив отражение, исказив его до неузнаваемости.
Небольшая комната, ограниченная выкрашенными в синий цвет стенами, напоминала тюремную камеру. Обои, некогда украшавшие помещение, содрали не так давно, кое-где ещё остались следы клея и бумаги. Жалюзи на единственном низко расположенном окне были опущены, створка заперта. Как и входная дверь. В прочем, какая это дверь? Одно название.
Андрей скосил глаза на щель в палец толщиной, обтекающую дверные петли, сквозь которую проникал свет из коридора. Что-то не давало Волкову покоя. Но что именно, спортсмен никак не мог понять. Методично обшаривая номер, он подумал о том, что утром следует сменить место обитания. Серая рубашка висела на спинке стула промокшей бесформенной тряпкой. Стоило её расправить, хотя бы разложить на столе, но Волкову было не до рубашки.
Покосившаяся скрипучая тумбочка открылась со второй попытки. В одном единственном отделении нашлась старая библия и пустая шариковая ручка, которой не пользовались уже несколько лет. Уголки страниц книги были загнуты в паре особенно интересовавших прошлого жильца мест святого писания. Андрей без интереса просмотрел эти страницы и вернул библию на место. Уже хотел задвинуть ящик, когда выловил взглядом нечто плоское и круглое, лежавшее у самой стенки. В нос ударил отчётливый запах креозота.
- Ядрёна вошь...

***
Октябрь 1941 года, Польша.

Иван. Они всех пленных русских солдат называли Иванами. До момента присвоения личного номера. После же, у заключённого Фронтсталага 113 не оставалось ничего кроме  этих цифр, выбитых на внешней стороне запястья правой руки. До Щёцина оставалось пару десятков железнодорожных станций, которые состав пройдёт без остановки. Этот сортировочный пункт, не имевший для Андрея каких-то особенных обозначений, был предпоследним.
Волков с размаху влетел в бетонную стену, сжав зубы и глядя прямо перед собой. Шершавая структура напоминала пострескавшееся под палящим солнцем дно пересохшего соляного озера. Очередной удар прикладом заставил артиллериста упасть. Сил почти не осталось, одна решимость во что бы то ни стало вырваться из этого места, отомстить за убитых товарищей, за всю ту чудовищную боль, смерть и унижения что несли с собой нацистские ублюдки его родному народу.
- Schweigst, Abschaum?* - гавкающий насмешливый голос прозвучал где-то над самым ухом, в нос ударил резкий запах жаренного лука, - Es ist nicht mehr lange. Aufstehen!**
Андрей не понимал, что ему говорили, но резкий выкрик, сопровождаемый новыми побоями, до него дошёл. Артиллерист дёрнулся из последних сил, подался вперёд, едва оказавшись в вертикальном положении. Он толком не знал, что хочет сделать.
В подсознании витал едва различимый образ разбитой в кровь фашистской морды. Искорёженный мертвец в коричневой немецкой форме медленно оседает на дно окопа, всё ещё сжимая в окостеневших пальцах гранату с выдернутой чекой.
Удар в солнечное сплетение привёл Волкова в чувство. Согнувшись пополам, артиллерист едва не потерял равновесие, выбился из строя и вернулся обратно, отхватив новый пинок. Сплюнул кровь, тяжело поднял глаза на нациста, ударившего последним. Запомнил. Чёрная форма выдавала в нём принадлежность к иному роду войск. ССовец брезгливо вытер руку носовым платком и бросил его стоявшему рядом охраннику.
- Wilden***, - с презрением скривился немец, отчего его точно выбеленная физиономия стала ещё гаже. Светлые водянистые глаза смотрели на строй пленных с каким-то странным восторгом. Он, точно ребёнок, дорвавшийся до запертых в шкафу сладостей, выбирал с чего начать.
Начищенные до блеска сапоги ССовца сверкали на солнце, слепя глаза. Волков чувствовал нестерпимую вонь ваксы для сапог, одеколона и новой кожаной амуниции.
"Пижон"

***
Эти сапоги артиллерист запомнил надолго. Вонь креозота преследовала его несколько лет. Вырвавшись из нацистского плена, Андрей унёс и её с собой, прицепившуюся к нему, точно голодная пиявка.
Нет, бежать, бежать как можно дальше и быстрее.
Боль в глазах, точно опалённых огнём, крик, рвущийся из груди, ненависть, страх, отчаяние, ярость. Андрей словно наяву увидел перед собой эту узкую холёную рожу. Серебристый череп на кокарде издевательски ухмылялся поверх тонких перекрещенных костей, чёрная форма, блестящие на солнце сапоги, бесцветные злые глаза, манерный вальяжный тон голоса.
Волков с размаху врезал нацисту в челюсть, затем ещё раз, довершив серию апперкотом. Но враг никуда не делся, продолжая гадко улыбаться разбитыми губами, в тон черепу на слетевшей с головы фуражке.
- Stirbst, wie ein Hund, Ivan.****

***
Андрей открыл глаза. Он стоял посреди пустынного шоссе, обрамлённого густым лесным массивом. Ветер холодил разгорячённую спину, ступни чувствовали мелкие камешки и пыль. Дождь утих, оставив после себя смоляную черноту мокрого асфальта, напитанного многочисленными лужами. Луна выплыла из-за облака и молча смотрела вниз, на город, утопающий во мраке. Близился третий час ночи, скоро горизонт подёрнется лёгкой голубоватой дымкой грядущего рассвета и сила Хозяйки Ночи сойдёт на нет.
Волков выругался, чувствуя во рту металлический привкус, голова тяжело гудела, глотку точно натёрли наждачной бумагой. Конечности ныли, пальцы рук конвульсивно подёргивались, сердце комом встало в пищеводе, готовое выпасть на асфальт и там скончаться в мучениях.
Как долго он бежал без остановки?
Спортсмен хищно огляделся по сторонам, резко втянул носом воздух, чувствуя свежесть промытой дождём зелени и серебро лунного света, оставлявшего на коже мифические тени. Проверил наличие брюк, усмехнулся. Не всё так плохо, как казалось.
Сизые деревья точно укутались в лёгкие шерстяные шали, туман выползал из-под корней, смазывая ту резкую чёткость окружения, что подарил ночному городу прошедший дождь. Волков оглянулся назад, на череду убегающих в даль огней шоссе.
- Чёрт побери.
Путь назад предстоял не близкий. Спортсмен развернулся на сто восемьдесят градусов и направился в сторону редких городских огней Прескотта. Больше Андрей не бежал.

***
Вернулся он поздним утром. Прошлёпал грязными босыми ногами по полу коридора, пробрался к нужной двери, стараясь не попадаться на глаза случайным постояльцам. Администратора мотеля на месте не оказалось, потому Андрей попал в коридор почти незаметно. Какая-то помятая жизнью женщина лет тридцати в откровенном ярком наряде вышла из двери напротив, скучающим взглядом густо накрашенных глаз прошлась по фигуре Андрея, заинтересованно улыбнулась, замедлила шаг. Волков отсалютовал незнакомке на ходу и прежде чем ночная бабочка успела открыть рот, скрылся за хлипкой дверью своего номера. Добрёл до измятой постели и рухнул на неё, заснув почти мгновенно. Часы на подоконнике только что отсчитали половину десятого.

____________
* Молчишь, отребье?  (нем.)
** Это ненадолго. Встать! (нем.)
*** Дикари. (нем.)
**** Сдохнешь, как собака, Иван. (нем.)

Отредактировано Andrew Volkov (2015-08-07 18:53:23)

+2

13

Долго топтаться перед дверью не пришлось, Хелен заметила, что мужчина просто напросто забыл запереть за собой дверь, но она не спешила врываться в его номер. Тут открылась напротив дверь и из номера вышла женщина, оглядела Роуз с ног до головы. За ней вышел молодой парень, весь пунцовый, и быстро поспешил прочь, при этом разговаривая по мобильному телефону.
- Дорогая, я на работе и у нас совещание, - он на пути поправлял штаны и приглаживал волосы, - Буду поздно.
Хелен проводила парня скептическим взглядом, а затем снова на помятую женщину. 
- Что уставилась? – проговорила хрипло объект наблюдения, после чего привалилась на косяк двери и неторопливо закурила сигарету, - А ты не слишком мелкая для мужика, что остановился в этом номере? Если тут будешь моих клиентов переманивать, то не жди пощады, дорогуша, - сделав затяжку, женщина выпустила дым прямо на подростка.
Роуз продолжала молчать. Этим взбесила женщину, та выкинула окурок и скрылась за дверь своего номера, что оплатил молодой человек, но вынужден был уехать раньше времени. Хелен снова кинула взгляд на дверь, выдохнула, а затем тихонько дверь открыла и всё же вошла в полутемное помещение. Без стука. В полутемном помещение было пусто и тихо, на постели никого не было, она даже была не тронута. Сначала девушка испугалась, что её бросили, передумали, но прислушавшись, то услышала похрапывание за постелью. Обойдя кровать, Хелен чуть не споткнулась об огромную тушку, или ей показалось, что сейчас перед ней лежал огромный пес, помотав головой, увидела, что на полу спит помятый и грязный Андрей. Она заметила, что глаза с ней играют злую шутку и это не проходило, а она надеялась, если поспит всё пройдет. Девушка постояла пару секунд, посмотрела на спящего человека, затем опустилась на корточки, чтоб подергать за плечо, но тут мужчина резко схватил очень болезненно за протянутую руку.  Хелен скривилась, но не стала кричать или плакать, а попыталась освободиться от железной хватки.
- Эй, проснись, это я… Я, - Хелен вцепилась свободной рукой в его руку, что крепко держала, - Ты мне делаешь больно.

+1

14

Беспамятство сна - лучшее лекарство для измотанного обстоятельствами человека. Андрей с удовольствием провалился в эту бесконечно чёрную пустоту, наполненную тишиной, спокойствием и безвременьем. Он мог так проспать ещё очень долго, но не вышло.
Чужое присутствие в номере Волков ощутил сразу. Вот только персонифицировать гостью не успел, инстинкты сработали быстрее. В  какой-то момент Андрей обнаружил себя лежащим на полу, рядом с кроватью, сжимающим запястье удивлённой светловолосой девчонки.
"Зойка?"
Нет, Хелен. Так она представилась. А ещё попросила его об услуге. Это спортсмен вспомнил уже после того, как поспешно разжал захват и ослабил сложившийся на лице оскал.
- Сложная выдалась ночка. Который час? - спросил он с хрипотцой, проводя ладонью по лицу. Бессмысленным движением пригладил взъерошенные волосы. Огляделся.
Номер с прошлой ночи ни капли не изменился. Только мерзкого запаха креозота больше не чувствовалось. То ли выветрился, то ли его источник исчез. Перед глазами мелькнул смутный образ обрамлённой лесом дороги. Чёрный, пропитанный водой асфальт слабо светился, отражая холодный блеск звёзд, проглядывавших в прорехи меж рваных краёв туч. Луна пребывала, готовясь принять истинную форму. Уже совсем скоро.
Андрей поднялся на ноги, дёрнул за захватанный синтетический шнурок, поднимая хлипкие жалюзи. Солнечный свет нестерпимо яркой волной ударил по глазам, так что спортсмен отшатнулся.
- Тьфу ты, - тихо выругался он, вздохнул.
Ночь прошла, день в самом разгаре. Следовало двигаться дальше, если они хотят до заката покинуть город.
- Жди здесь, - мотнув головой, Волков всё ещё мутным после глубокого сна взглядом нашёл дверь уборной. Направился по адресу. Сейчас он мог себе это позволить, спокойно сходить в душ и придти в себя. Блондинка угрозы не представляла, а других опасностей его чутьё не обнаружило.
Шум ледяной воды непостижимым образом перебил стойкий запах плесени, забившейся в стыки между деталями облицовки, но не заглушал звуков извне. Кто-то тихо (как ему казалось), вышел в коридор, прошёл мимо двери в номер Андрея, потоптался у порога и продолжил путь в сторону каморки администратора. Этажом выше хлопнула дверца прикроватной тумбочки, затем глухо ударился о стену какой-то предмет, раздались смазанные расстоянием голоса.
Андрей закрыл кран. Отфыркиваясь, сдёрнул относительно чистое полотенце вместе с крючком, на котором оно висело в непростительной близости от бордюрчика, очерчивающего границы душевой зоны. Удивлённо посмотрел на звякнувший о выложенный серой плиткой пол предмет, покачал головой.
Отыскать смену белья в сумке не составило большого труда. Сменив брюки на джинсы и надев последнюю пригодную для носки рубашку, спортсмен покинул уборную. На минуту остановился посреди номера, изучающе глядя на Хелен.
- Длинные волосы, - наконец проговорил Волков, - Надо срезать. Ножницы есть.
Это не было вопросом.
- Сядь у окна.
Спортсмен подхватил свободный стул, стоявший у стены напротив кровати и поставил его спинкой к источнику света, полез за названным инструментом.
- С одеждой порядок, тёмные очки не рекомендую, слишком очевидно. Лучше сменить цвет глаз на менее запоминающийся. Фотокамеру на шею, бейсболку на затылок и пару этих дурацких модных звенящих браслетов на левую щиколотку.
Он подумал ещё немного и кивнул собственным мыслям.
- Автобусная станция в получасе ходьбы отсюда. По дороге заглянем в пару магазинов.

***
Подхватив сумку с пола, Волков направился к выходу из номера. Ледяной душ вернул спортсмена к жизни.
Голод начинал грызть изнутри. Обычный человеческий голод.
"На станции что-нибудь перехвачу"
- Продлевать будете? - с надеждой в голосе спросил полноватый широколицый парень, сидевший на месте вчерашнего администратора. На его футболке красовалась узнаваемая эмблема в форме летучей мыши, заключённой в жёлтый эллипс. Принт уже видал виды - пошёл сетью волосяных трещин.
Андрей отрицательно покачал головой, краем глаза замечая чужое присутствие. Молодая девушка в одежде курьера, прошла мимо скорым шагом, на ходу поправляя сумку-почтальонку.
Поставив непонятную каракулю в графе "Подпись", спортсмен дождался нанимательницу и вышел на улицу. Прищурившись, посмотрел на очистившееся от облаков небо, затем на наручные часы. Стекло, прикрывавшее циферблат, за ночь обзавелось парой новых царапин. Стрелки показывали половину первого.

+1

15

Хелен послушно села в указанное место и без эмоций наблюдала, как на пол падают локоны длинных её волос. Тишина довила на виски и поэтому она решила рассказать мужчине, немного о себе, раз он согласился быть её защитником в этом не большом городке.
- Доктор Макалистер считает, что мой дар читать людей и видеть прошлое можно передать другим. Искусственным путем. - закончила, пожала плечами. Из зеркала на неё смотрел парень, но только одно мешала, но это было вполне исправимо, девушка глянула на Волкова, - У меня идея интереснее, но…. У тебя что–то типа широкого бинта не найдется? Нет?
Роуз повертелась перед зеркалом, привыкая к своему новому образу. И как ей самой не пришло в голову?
- Я готова, - улыбнулась своему новому, и единственному пока, другу, после чего вышла из номера, - По пути зайдем в аптеку.
На лестнице они снова столкнулась с женщиной из номера напротив, но она не узнала в пацанке хрупкую Хелен. Чуть сменила прическу и тебя уже принимают за другого человека. Очень удобно. Она остановилась внизу, дождалась, пока Волков догонит, а затем пошла прямо на выход, пока мужчина расписывается в учетной тетради.
- Если я сменю не только внешность, но и пол, то меня искать не будут, - девушка шагала немного впереди Волкова, и рассуждала вслух,- Вот только для этого мне нужно скрыть…., - она глянула на свою грудь, и добавила, - Надо обязательно заглянуть в аптеку и купить эластичный широкий бинт!
Хелен резко развернулась, чуть в неё из-за этого не влетел мужчина, но у него была потрясающая реакция, он уклонился. Она не могла скрывать своего восторга перед силой и скоростью Волкова. Она вообще после того как повстречала его оживилась. Болтать время от времени и лишь с призраками, которые жаловались либо просили передать родным то что так и не сказали при жизни ужасно утомляло. Вспомнив как несколько ночей из-за них поспать не могла, скорчила рожицу. А как появился Андрей, призраки не появлялись.
Увидев яркую вывеску Аптеки:
- Жди здесь, я туда и обратно.
Посетителей было мало, одна беременная девушка и женщина средних лет, так что Волкову долго ждать не пришлось, но девушка успела забежать в общественный туалет. Через верх стянула футболку, кепку повесила на крючок, старательно намотала бинт на грудь и затянула его, а после чего подцепляла на крючочки, чтоб не сполз в самый не подходящий момент. Глянула в зеркало и рассмеялась, после этого оделась и вышла, она обещала туда и обратно. У Волкова девушка ещё расспросит о поведении противоположного пола, а то она может себя выдать женскими штучками.
- Ну, как тебе? - она подошла к мужчине, сделав несколько оборотов на месте. Перед Волковым стоял парень, да миловидный, но парень, - Мне бы имя придумать. И я хочу, чтоб имя дал именно ты, - девушка улыбнулась мужчине, - Вот теперь я полностью готова.
Чем ближе они с Волковом подходили к автобусной станции, уверенность Хелен пропадала. Что-то ужасно тревожило. Но, что именно? Снова столкнуться с людьми доктора, которые хотят её вернуть в клетку, бросало в дрожь. Роуз всю дорогу кусала губы.

+1

16

На автобусной остановке было неожиданно людно. Прескотт в середине дня оживал именно в этой своей части, потому что большинство автобусов прибывало в город после полудня. Или в полночь. То есть, между рейсами бывали такие громадные промежутки, что если вы по какой-то причине прошляпили время выезда, можете смело вселяться в мотель. Из этой дыры просто так не выпустят.
Тащиться через окружавшую городок пустыню пешком решались немногие, как и платить кучу денег водителям случайных попуток. Разумеется, бывали исключения.
Андрей вновь оглядел свою нанимательницу, нахмурился, но ничего не сказал. Честно признать, в своём женском воплощении девчонка смотрелась лучше.
"На войне как на войне"
Волков купил два билета на ближайший автобус. Судя по часам, висевшим под покатой крышей здания станции, у них с Хелен оставалось ещё двадцать минут, которые можно было потратить на незабываемую экскурсию к местному лотку с хот-догами. А потом умять еду, сидя на единственной, но свободной лавочке под навесом информационного табло.
- Прескоттских ещё не ел, - заметил Андрей, передавая Хелен её порцию, - Держи, Джонни.
Долго думать над псевдонимом для девчонки спортсмен не стал. Нечто простое и запоминающееся - лучший выбор.
Поначалу Волков едва не ляпнул "Савка", но вовремя опомнился. Какой ещё Савка посреди Аризонской пустыни? Не к месту вспомнились детские года, проведённые в родном доме. Ленивые воды Ведьмы, мальчишеские забавы, долгие летние дни и короткие душные ночи Ляховичей. Всё это осталось в прошлом. Таком далёком прошлом, что Андрей с трудом мог припомнить лицо лучшего друга. Что же тогда произошло?
"Мы переплыли реку. Просто переплыли реку"
Шелест гравия под колёсами пропылённого автобуса, чем-то неуловимо напоминавшего чехол для снайперской винтовки, вывел спортсмена из омута воспоминаний. О нет, Волков вовсе не сидел истуканом, глядя в одному ему видимую точку пространства. За прошедшие двадцать минут он успел съесть хот-дог, понять что не наелся, ответить на какой-то несущественный вопрос Хелен-Джонни и решить, что садиться в этот автобус они не будут. И вовсе не из-за подмеченного ранее сходства.
Автоматическая серая дверь с шипением открылась, выпуская наружу нескольких путешественников. Встречающих на станции не было. Двое молодых мужчин с объёмистыми и совершенно одинаковыми сумками выгрузились первыми. Бесформенные штаны защитного цвета, облегающие плотные футболки в тон, высокие шнурованные ботинки, бритые затылки. Парни делали всё очень слаженно и деловито. Вышли на улицу, развернулись на месте и о чём-то переговариваясь, направились прочь со станции, в сторону главной городской улицы. Нет-нет, эти ребята Андрея даже не заинтересовали. Судя по всему - местные, вернувшиеся домой со службы. Контрактники сегодня в моде.
Следом за вояками на свет и жару показалась старуха настоящего возраста самого Волкова. Сморщенное загорелое лицо, бледные злые глаза, лёгкая дрожь в конечностях и слишком плотная ткань одежды. Старуха вещами была не обременена. И тоже не внушала опасений. А вот тип, выгрузившийся следом - совсем другое дело. Не тип. Три типа. Ребята, очень похожие на недавно покинувших станцию военных, отличались от них точно так же, как стекло отличается от бриллианта. Спортсмен проводил группу ленивым взглядом, не привлекая к вновь прибывшим внимания девчонки. Троица разделилась. Двое мужчин, одетых абсолютно неприметно и в то же время удобно, зашли в здание, оставив третьего снаружи. Волков выждал пару минут, незаметно проследив за этими манёврами.
Двери автобуса закрылись, матово блеснув на солнце захватанными стёклами. Грязный номерной знак читался не полностью, проглядывала лишь принадлежность к штату Аризона, да пара цифр. Остановка транспорта продлится меньше пяти минут. Водитель курил в опущенное окно, щурясь на яркое солнце и мысленно проклиная жару.
На улице появился один из подозрительных типов, подошёл к оставленному снаружи напарнику, коротко с ним переговорил.
Волков поднялся на ноги и с лёгкой небрежностью бросил скомканную салфетку в урну. Нарочно не попал, выругался и кивнул Хелен.
- Пойдём, сегодня они не приедут.
Не оглядываясь, спортсмен направился по маршруту контрактников, следя, что бы девчонка не отставала. Сумка с вещами осталась под лавкой. Сейчас она могла бы привлечь к ним ненужное внимание.

Отредактировано Andrew Volkov (2015-09-04 12:34:49)

+1

17

На них никто даже не взглянул. Девушка искоса все-таки глянула на типов, которые явно насторожили Волкова, после чего поправила сумку и ускорила свой шаг. Угнаться за мужчиной было нелегко, когда удалось таки поравняться, то не удержалась от расспросов:
- Что теперь будем делать?
У неё из-за переживаний, что их могут поймать, в голове не одной толковой идеи не было. Когда они сидели на скамейки, то она даже слышала, как сердце почти впрыгивает из груди. У самых ворот, стояла женщина, только подойдя ближе, Хелен как будто врезалась в невидимую стену. Стояла там Элеонор, всё было бы хорошо, да только теперь доктор призрак. Женщина стояла на одну босую ногу, где потеряла туфлю, было уже не важно, халат был грязный и порванный местами. Ещё пару секунд призрак постоял на месте, а затем исчез, оставив девушку слезы проливать.
- Не может быть, - она рукавом вытерла слезы и уже не уверена, продолжила путь, - Доктор Элеонор… Она… Мертва! И в этом я виновата, если бы не наш побег, то она ещё была жива. Её муж чудовище, - после этой фразы, будто прорвала, слезы градом потекли по щекам. 
Как они миновали квартал, она не заметила, но пока успокаивалась, они шли в гробовой тишине. Редкие прохожие оглядывались, но Хелен было плевать. У неё горе, единственный человек, который был к ней добр, умер. Она посмотрела на идущего впереди Волкова.
- Прости, - проговорили тихо, и добавила, схватив за рукав мужчину, - Ты кого-то терял? Я всё время теряю, тех, кто мне был дорог, сначала родителей, теперь Элеонор. Она пришла попрощаться, но её вид был замученный, будто её мучали перед тем как…
Хелен не смогла проговорить вслух и снова замолчала, но продолжала держаться за рукав. Ей казалось если и его отпустит, то и его потеряет. И она останется совершенно одна.

На приличном расстоянии за ними шли два человека, ни чем не выделялись от прочих, делали вид, что просто идут по своим делам.
- Ты уверен? По-моему это пацан, а мы ищем девку, - натянул кепку и засунул руки поглубже в карманы, - Несколько часов в долбанном автобусе, у меня всё затекло, приятель.   
- Одно скажу, я уже выслеживаю людей не первый год, а ты ещё юнец, - фыркнул мужик средних лет, прилично одетый, - Бросай и берись уже за работу, а иначе нам не заплатят.
- Ладно-ладно, - простонал высокий и хорошо сложенный парень, и добавил, - Сейчас бы сигаретку.
Мужик остановился на перекрестке, проводил взглядом пацана и мужчину, а затем пошел в другую сторону.
- Не понял, мы идти за ними будем или нет? Эй, Найджел? Они, по-моему, пошли в ту сторону, - парень кивнул в сторону, где они скрылись.
Стивен ответа не дождался от старика, но пошел следом за своим напарником и все-таки достал из пачки сигарету. Тут он увидел двух очаровательных девушек, местных красавиц и им подмигнул, те в свою очередь улыбнулись переглядываясь.

Хелен и Волков зашли в местную забегаловку, сели за столик, официантка как будто из под земли выросла:
- Что будем заказывать?
Девушка с блокнотом приготовилась записывать, но начала рекламировать блюда, те, что немного дороже, но просто пальчики облизать можно. Послушав, Роуз заказала пару мясных блюд и пару десертов. Когда официантка удалилась, девушка посмотрела на мужчину, что сидел напротив.
- Самый лучший способ излечить нервы это хорошо и вкусно поесть, - проговорила и улыбнулась, да немного печальной улыбка вышла.
Щеки уже пришли в норму, даже не осталось и следа, что недавно ревела. Хелен покрутилась на стуле, затем бросив, что на минутку, подбежала к стойки, где бармен разливал напитки, спросила про уборную и туда направилась.
Помещение было более и менее чистым, постояв перед зеркалом, раскрутила краны и начала умываться. Прохладная вода отрезвляла после истерики. Даже в голове начало прояснятся, теперь она понимала, как смотрелась со стороны Волкова. 
- Вот ты полная…, - она не договорила, просто начала приводить себя в порядок, сейчас на неё из зеркала смотрела пацанка, но не как пацан.

Отредактировано Helen Rose (2015-09-20 14:45:39)

+1

18

Пластиковый стул скрипнул, когда Андрей сменил позу. Официантка принесла заказ. Быстро расставила тарелки, шмякнула в центр стола пару вилок и ножей, сплошь иссечённых мелкими царапинками, и ушла восвояси. Запах пережаренного мяса защекотал ноздри, заставив рот наполнится слюной. Волков чувствовал себя так, точно не ел целый месяц. Хот-дог, перехваченный на станции, уже забылся. Навалившись на стол всем весом, спортсмен накинулся на еду с видом хищника, дорвавшегося до свежатины. Не обращая внимание на окружающих, с хрустом перемолол зубами жёсткую волокнистую говядину, запивая холодным чаем.
Клетчатый пол кафе "Вереск МНКей", засаленный у кассы, истёртый множеством ног, потерял прежнюю яркость красок - чёрного и молочно-зелёного. Вытяжка на кухне работала отвратительно, запах старого масла, жаренных яиц, и сладковатый дух сиропа для вафель смешивались в невероятную вонь, создавая фон настоящей провинциальной забегаловки. Искусственные цветы в пластиковых горшочках, заполненных серой мастикой, были единственным украшением на столах, не считая рекламок с блюдом дня - картофельным супом со специями.
Волков в задумчивости наблюдал за тем, как девчонка ест. В этом её занятии было нечто завораживающее. Андрей откинулся на спинку стула, искоса глянул в окно. Слой пыли казался заранее задуманной для стекла рамой. Дизайн под стать Прескотту. Спортсмен нарочно выбрал именно этот стол, что бы хорошо видеть, происходящее снаружи и внутри помещения.
На улице было людно. Мимо кафе сновали прохожие, однако внутрь почти никто не заглядывал. Колокольчик, прикреплённый над дверью, звякнул всего дважды. Волков никак не мог избавиться от чувства, что он что-то упустил. Какую-то важную деталь. Но какую? Подозрительные типы, что вели их с автовокзала, отстали двумя кварталами раньше. Они скоро появятся, спортсмен в этом не сомневался. Оставалось только ждать. Андрей не любил ходить первым.
Нет, было что-то ещё. Эфемерная неуловимая мысль отбивала чечётку на самой границе сознания, не желая выходить на свет.
- Все мы кого-то потеряли, - тихо проговорил спортсмен, не глядя на свою нанимательницу. Женские слёзы - самое страшное, что есть на свете. Он столько лет сражался за то, что бы уничтожить их причину. И этот бой всё ещё идёт. Ему нет конца.
- Ты всё ещё жив, Джонни, - продолжил Волков, отвлекаясь от созерцания прохожих, - Оставайся таким и впредь. Ради тех, кого больше нет с нами.
Официантка приняла заказ у посетителей за соседним столиком и ушла в сторону кухни, виляя задом. Андрей лениво посмотрел ей вслед. Женщина была абсолютно спокойна и уверена в себе, слегка устала, но не на столько, что бы показывать это окружающим. Духами не пользовалась, как и Хелен-Джонни. Волкову это понравилось, он не любил посторонних запахов, мешавших чутью. Сейчас их и так было вдосталь.
- Что ты! Самое лучшее средство от всех душевных ран - это стакан хорошей водки. А лучше два.
Он сказал это с каменной серьёзностью на лице, точно вот-вот собрался сделать новый заказ.
"Интересно, есть здесь приличный аналог "виноградовки"...
- Не плачь, - Андрей кивнул на стопку клетчатых чёрно-зелёных салфеток, - Приведи себя в порядок и уходим.
Он вспомнил, как когда-то давно, очень давно сказал точно такие же слова немецкой девчонке со смешным коротким именем и пальцами, хранившими запах чернил для печатной машинки. А потом они и правда вместе ушли из города, охваченного адом пожаров. И больше никогда туда не возвращались.

***
Хелен-Джонни убежала в туалет. Волков ненавязчиво прислушивался к тому, что происходит вокруг, стараясь понять, что же его так беспокоит. Нет, не посетители. Соседний столик, занимаемый двумя женщинами в возрасте, освободился и в обеденном зале осталось всего трое человек, включая официантку и самого Андрея. Сморщенный старик, одетый не по погоде тепло, попивал лимонад из высокого стакана, время от времени подливая в него содержимое плоской стальной фляжки. Аккуратная седая бородка, пристальный взгляд карих глаз, казавшихся слишком молодыми для такого старого лица. Если бы не частая сеть морщин их обрамлявших, спортсмен дал бы этим глазам не более сорока. Старик посмотрел на Волкова, усмехнулся и чуть приподнял стакан с "коктейлем" в знак приветствия.
Андрей очнулся от наваждения. Солнце перевалило за вторую треть неба, а девчонка всё ещё торчала в туалете.
Встав из-за стола и оставив на его краю деньги за обед, спортсмен быстрым шагом пересёк зал кафе. Зелёно-чёрная клетка отделки начинала раздражать.
Толкнув дверь, обозначенную приколотым в верхней части жетоном с парой чёрных букв "WC", Волков шагнул внутрь. На первый взгляд здесь было пусто. Двери кабинок распахнуты наружу, на полу никаких следов. Только от узкой раковины, заляпанной жидким мылом, едва заходя на истёртое зеркало, тянулась еле видимая алая полоса.

***
Вскорости Волков был на улице, хищно повёл головой, медленно втягивая носом воздух.
- Японский городовой... - перешёл он на родной язык, пытаясь поймать нужный след.
Хелен не пользовалась духами, а вот те, что пришли за ней, были не столь осмотрительны. Вонь общественного туалета не смогла уничтожить нечто постороннее - отчётливый дух мужского одеколона оседал на нёбе неприятным резким привкусом табака. Курящие люди находятся в особой зоне риска и мифическая капля никотина здесь совершенно не при чём.
Не говоря больше ни слова, спортсмен развернулся на месте, оставив в пыли на дороге явственный след от ботинок и направился вглубь квартала. Приземистые трёхэтажные дома здесь стояли совсем близко друг к другу, даже сейчас давая неестественно густую тень.

+1

19

В комнате были задернуты шторы, и было не понятно день сейчас или ночь, поэтому было темно, но всё-таки из щели под дверью пробивался свет. Там кто-то был. Их было двое. Они спорили, что делать дальше. Хелен помнила, как вошла в туалет, а затем кто-то сзади зажал ей рот тряпкой и перед глазами  потемнело. Больше ничего не помнила. Получается, украли прямо на глазах у её телохранителя. Была ли она уверена, что он её будет искать? Не очень. Поэтому что-то надо было делать самой. Девушка встала с постели, подошла к окну, выглянула, и поняла, что прыгать со второго этажа не выход. А ещё окна были заколочены досками, а вид на кукурузное поле воодушевлял. Да. По-моему в больнице она фильм ужасов смотрела, где был такой вот вид из окна. Ещё виднелась пугало посреди поля. День близился к ночи, солнце уже садилась за горизонт.
- Куда они меня притащили? Надеюсь, тут не водится Джиперс Криперс. С кем, с кем, а вот с этой тварью я бы не хотела встретиться. Мне и призраков с головой хватает.
Оглядев свою тюрьму ничего не нашла что бы могло пригодиться. Тяжело выдохнула. Она подошла к дверям и прислушалась.
- По-моему нас хотят кинуть, тебе не кажется так, а, Найджел? Мне все это очень не нравиться.
- Боюсь, что ты прав. Этот доктор нанял не только нас, а ещё и Лютера. Этого чокнутого наемника. Он же девчонку, если что пустить в расход. У него если сносит тормоза. Пиши, пропало. Хорошо, что ещё мы ушли от него с пару синяками. Повезло, так повезло.
- Что будем делать дальше? Он где-то тут, ждет, когда мы совершим ошибку. И, черт возьми, уже темнеет!
Парень скривился, когда очередная иголка с ниткой вошла в плоть. Он сидел на стуле, рукав пришлось оторвать, чтоб добраться до огнестрельного ранения и пил коньяк. Их встреча с Лютером прошла не очень удачной. Как только они выехали на дорогу из города, появилась машина и сбросила их в погоне в овраг на какой-то заброшенной ферме.  Пришлось кинуть машину и бежать, наемник в них стрелял и попал в Стефана. Но, это лишь из-за того что он нес девчонку. 
-  Я знал, что соглашаться на это сомнительное дело не стоило, - закончил с раной, после чего остатки коньяка вылил на рану, поморщился и покрутил в руках пулю, что вытащил из раны, - Надо завязывать с этой работой и найти женщину, завести детишек….
- Прекращай ныть, - и показал быть тише, тот умолк и вопросительно уставился на напарника, - По-моему, это как раз ты пришел ко мне с этой работенкой, нет? Ты мне лучше скажи, что будем делать с девочкой?
- Не знаю, - посмотрел на дверь, и оторвал второй рукав лишь для того чтоб перевязать рану, - Знаю одно её нельзя тут оставлять.
Мужчина подошел к дверям, прислушался, затем резко открыл дверь, когда понял, что за шум слушал. Сначала он подумал крысы, но теперь было поздно. Пару досок с окна было снято, а девчонки в комнате не был.
- Вот… Маленькая зараза.
- Что там?
Стефан подошел и выругался более грубо. Парень подошел к столу, взял свою пушку и пошел к лестнице, что вела в холл. За ним последовал второй, по дороге проверял, перезаряжал своего друга.

В поле оказалась ещё страшнее, но рядом оставаться с этими парнями было определенно опаснее. Из-за высокой кукурузы вскоре она потеряла ориентир в местности, но пугало сразу увидела, а значит немного дальше и левее был сарай. Комары кусались ужасно, будто рядом было стоячая вода, где эти падлы плодились. В сарае было просторно, много сена, и даже второй этаж. Она оглянулась, но за ней никто не шел, и затем проникла через проем в стене. Двери были заперты на большой висячий замок на цепях. Хелен забралась наверх и притихла.  От суда было видно, как двое парней вышли из дома и решили разделиться. Ей показалось странным, что и они осторожничали. Не уже ли Волков? Нет. У него не было вроде оружия. Здесь не выход отсиживаться. После этого Роуз спустилась и вышла из сарая, огляделась и помчалась к дороге. Увидев машину на обочине, остановилась, из неё вышел мужчина, он поправил пару прядей, которые упали на глаза. Закурил сигарету, втянул и выпустил дым через нос. Сначала она пошла к нему, но что-то остановило это делать, развернулась и побежала. Его черные глаза закатились, он вытащил из машины пистолет и перелез заборчик побежал за девушкой.
- Вот черт! Да сколько вас тут?!
Хелен снова нырнула в поле, в сторону дома. Бежала она не так решительно, так как на той стороне те где-то ищут её. Поле теперь казалось огромным и никак не заканчивалось. Сердце от страха было готово выпрыгнуть из груди. В этот момент, она подумала о Волкове. Почему-то показалась, что вот-вот он придет на помощь. Или ей так хотелось?

Отредактировано Helen Rose (2015-10-02 21:10:35)

+1

20

Ветер усилился и снова стих. Пыль, растираемая между пальцами, невидимой вуалью осыпалась обратно на грунтовую дорогу. Волков нахмурился. Кровь. Достаточное количество для того, чтобы предположить крупные неприятности. Запаха пороха не чувствовалось, стреляли давно. Гильз поблизости не было, но рано было предполагать что-либо определённое. Вздохнув, спортсмен поднял прищуренный взгляд к медленно набиравшему тьму небу. На горизонте алел закат, стыдливо прикрывшийся рваным одеялом из одинокого куцего облачка.
Андрей отряхнул ладони, прикрыл глаза. Кукурузные поля убегали влево до самого края видимости, сливаясь с небом, шелестя высокими стеблями. Поверх этого желтовато-серого моря не было видно ничего, кроме одинокой крыши зернохранилища, да широкополой мексиканской шляпы пугала, обсиженного вороньём. Сейчас птиц не было, ночевали они где-то в другом месте.
Волков взялся за ближайший сухой стебель и размял его в ладони. Шелестящая песня убранного поля стёрлась, отодвинулась куда-то за горизонт. Кровь на дороге вспыхнула, точно последние отблески багрового заката. Грохот вражеской канонады стал отчётливей. В лицо ударило волной горячей сухой земли.

***
12 июля 1943 года, район станции Прохоровка, южный фас Курской дуги.

Андрей выглянул из-за бруствера, что бы увидеть с десяток чёрно-серых коробочек, медленно ползущих по рыжей вспаханной множеством взрывов земле. Противотанковые укрепления были разбросаны по полю, точно жутковатые стальные цветы. Земля протестовала против такого надругательства над собой, гудела и содрогалась, мешая думать.
Немецкие танки прорвали оборону в двух местах. Связи с полковником Морозовым не было, снаряды заканчивались.
- Вано! Бронебойными! - крикнул Андрей, прижав каску к затылку. Командир орудия Степанюк лежал в двух шагах от пушки, раскинув руки в стороны, из его разорванного осколком горла уже не хлестала кровь, глаза остекленели, труп засыпало тонким слоем земли. Андрей взмахнул рукой, грохот разрыва смешался со свистом пикирующих истребителей. "Чёрные кресты" носились над полем боя, точно стервятники, высматривающие раненную добычу.
- Не дождётесь, - с ненавистью выплюнул в небо Волков, прищурился. Танки подбирались всё ближе.
- Снаряд! - Андрей закончил наводку, взмахнул рукой, разрешая выстрел. Один из "Тигров", как раз удачно развернувшийся бортом, получил снаряд 76-миллиметровки в бок, завертелся на месте, вспыхнул, и замер, но другие продолжили свой жуткий путь, давя гусеницами взрытые земляные холмы. Сухой горячий вохздух резал гротку, небо заволокло дымом, Волков почти ничего не слышал за грохотом сражения. Свист, скрежет, удары мин о землю, треск и вой моторов авиации...
Очередной снаряд врезался в кучу камней в полуметре от первого из надвигавшихся на артиллеристскую позицию танков. Промах. Угловатая серая машина загудела, остановилась, начала разворот в сторону орудия. Чёрное бездонное дуло уставилось прямо на Андрея.
- Вано! Снаряд! - Волков глянул на рядового, ставшего неожиданно седым из-за присыпавшей чёрные волосы белой пыли, каска солдата съехала на бок, по виску чертила тонкую линию яркая капля крови. Ранен? Ерунда, камнями посекло.
- Снаряд! - заорал Волков.
Вано понял, потянулся к ящику, на дне которого блестели стальные конусы. Делал он всё ужасно медленно, еле двигался, отвратительно неспешно тянул занятые руки к противотанковому орудию. "Тигр" взорвался выстрелом, отъехал назад по склону холма, на который так сосредоточенно взбирался последнюю минуту.
Багровая вспышка затмила собой всё вокруг, Волкова настигли звон в ушах и темнота, из которой так хочется вырваться. Бой куда-то исчез вместе с изрытой окопами землёй, лесом, застеленным дымовой тучей, бегущими по полю пехотинцами и танками, вспахивавшими холмы.

***
Он пришёл в себя почти мгновенно. Левая рука отказывалась работать и болталась плетью на перебитом плечевом суставе. Артиллерист кое-как поднялся на ноги, огляделся вокруг, пытаясь сфокуссировать взгляд. Неподалёку неподвижно сидел Вано, обхватив голову руками и что-то бормоча под нос, вместо правого глаза - кровавое месиво, из-под пальцев, прикрывавших уши, сочится кровь, смешиваясь с грязью на руках, капает  вниз с подбородка.
В живых больше никого. "Тигр" накрыл их одним выстрелом. Андрей отвалился от бруствера, точно пьяный с размаху врезался в останки орудия. Горячий металл обжигал руку, но Волков ничего не видел вокруг, кроме зарядного механизма. Ноги не слушались, по щекам что-то текло.
- Снаряд... - прохрепел артиллерист, - Вано... Снаряд...
Подающий не двинулся с места, только качнулся в сторону, крепче сжал уши, продолжая что-то беззвучно шептать.
В голове гудело, перед глазами танцевали четыре 76-миллиметровки, развороченные взрывом. Снарядов больше не было, противотанковых гранат - тоже.
- Вано! - рявкнул Андрей, не слыша себя. Беззвучно взрывались снаряды за его спиной, "Тигр" укатил дальше, посчитав свою задачу выполненной.
В этот момент на артиллериста налетели сзади.
- Отходим! - крикнул в самое ухо чей-то незнакомый голос, - Отходим назад!
Волков попытался отмахнуться от неизвестного, но вновь упал на землю. На этот раз, в себя он пришёл не скоро.

***
Андрей очнулся от воспоминаний. Они всё ещё жгли его изнутри, в горле застрял сухой каркающий крик. Вано. Нет здесь никакого Вано. И "Тигра" здесь нет. И бруствера. И высокого белого летнего неба, занятого авиацией.
Спортсмен с усилием вытянул себя в реальность. Солнце давно село, сменившись сотнями тысяч звёзд, с шоссе донёсся глухой гудок массивного грузового автомобиля, едва слышный за шелестом сухих кукурузных стеблей.
Андрей резко вскинул голову. Выстрел. Затем второй и третий. Дульные вспышки мелькали во тьме, не видимые Волкову за густой стеной растительности. Луна медленно выплывала на небо - неполный зеленоватый диск, исчерченный неясным узором кратеров. Спортсмен не любил это время, луна набирает силу и мутит разум оборотня, забирая воспоминания о ночи. В прочем, плата за это была соизмеримая.
- Тьфу ты.
В голове наконец-то прояснилось, додумывал Волков на ходу. Он больше не слышал механического перебора сочленений танковых гусениц, не чувствовал запаха горелой земли. Адской боли в плече тоже не было. Только голод, нараставший с каждой минутой. Сегодня Андрей ещё сможет его контролировать. А завтра... решит по обстоятельствам.
Затолкав зверя поглубже, спортсмен изгнал из глаз и нечеловеческое свечение, казавшееся отражением ночного светила. Иллюминация была ни к чему.
Девчонка сидела в зарослях кукурузы. Растрёпанная, испуганная, загнанная в угол. Андрей, подкравшийся сзади, перехватил блондинку поперёк талии, крепко зажал рот ладонью.
- Тихо, - прошептал он на ухо нанимательнице, - Молчи.
Она пахла страхом, долей решимости и ненавистью. Чужой ненавистью, наложившейся поверх всех остальных эмоций. Как такое возможно?
В том, что загоняли блондинку несколько человек, Андрей был уверен. Как и в том, что эти загонщики не были командой. Коллеги, по обыкновению, не пытаются вышибать друг другу мозги.
Кто-то вскрикнул, затем наступила тишина. Спортсмен прислушался и медленно втянул носом воздух, насыщенный вечерней духотой пустыни и не осевшей пылью. Сухой коктейль, к которому примешивался лёгкий дух сгоревшего пороха. Охотник был рядом, Волков ждал его.

+1

21

Тишина давила на уши, поэтому Хелен в руках Волкова прислушивалась к его дыханию. Ещё шелест высоких стеблей кукурузы выделялся, а ещё ночных насекомых. Теперь не слишком было и тихо. И всё же после выстрелов в ушах звенело.
- Мне страшно, - шепотом проговорила она. Её трясло, то ли от прохладного ветерка, то ли быть убитой тем другим.
Его ухмылка была какой-то не здоровой, когда он вышел из машины и их глаза встретились. Не было видно, что она ему нужна живой, а после того, как он вытащил пистолет.  Роуз рванула к траву. Она слышала в след выстрелы и ругань мужчины, но, не оглядываясь, бежала, разбив в кровь босые ноги. Теперь её сердце помаленьку успокаивалось, в крепких и надежных руках. Да он лишь за деньги защищает, но Хелен хотелось верить. Только во что?
- Лютер!
Послышался крик, девушка дернулась, но затихла снова. И прислушалась. Это говорил тот, что постарше были из той парочки, что похитили.
- Девчонка наша добыча, - Найджел терял терпение, да и пуля угодила в плечо, - Меткий засранец…
- Не дразни его, - шикнул Стефан на старика, выглядывая из-за угла, где они притаились, - Девчонки не вижу, значит, он её тоже потерял. Это радует.
- На кой мне она сдалась, раз нас тут гнить кинут, как шавак, - гаркнул мужчина, зажимая пулевое ранение.
Старик всегда становился не выносимым, когда все летело к чертям. Может из-за этого они вместе работали, так как Стефан не терял головы? Парень не видел никого, но это лишь видимость. Этот ублюдок где-то тоже притаился.
Пробираясь  через кустарники напевая дурацкий мотивчик под нос Лютер приближался к девчонке. Пистолет он опустил, так как девку не стоило бояться, она овечка и жертва. Просто мясо. Когда он вышел к тому месту, где притаились девочка и спортсмен, там не где было укрыться, то поначалу приподнял бровь, увидев ещё одного игрока. Он-то думал, что лишь Стефан и Найджел в игре.
- Ты ещё кто?
Хелен перепугано смотрела на психа, она даже ему определение успела дать. Что-то было ненормальное в его мимике, движениях и то что он напевал, когда приблизился, говорили о том, что у человека не все дома. Или просто наслаждается, убивая людей. Он наставил на них пистолет, так как у незнакомца не было оружия, а значит он выигрыше.

+2

22

Воронёный ствол, плотно лежавший на спусковом крючке палец, жёсткий взгляд человека, привыкшего убивать. Сальные волосы жирно поблёскивают в каком-то несуществующем свете. Вкрадчивый голос, звучащий так, словно говорящий стоит у тебя за спиной. Грохот выстрела.
Такое уже случалось. Давно или нет, Волков сказать не мог.
Он почувствовал, как ладонь нестерпимо горит, опалённая секундной вспышкой. Голова прояснилась, лицо незнакомца оказалось слишком близко, что бы Андрей смог вовремя на нём сфокусироваться. Размытое пятно, горящие азартом глаза убийцы, качнувшиеся пряди волос, свисавшие со лба чёрными витыми сосульками.
- Как ты... - вопрос не требовал завершения. Противники расцепились, так и не добившись успеха. Встали друг против друга.
Андрей резким движением стряхнул кровь с ладони, пуля прошла по касательной, скользнув вдоль большого пальца, распоров его до кости, сорвав ноготь. Голодный желтоватый блеск в глазах спортсмена ещё дремал, но зверь внутри проснулся и, честно говоря, Волков был рад этому. Не часто он встречал кого-то столь безумного и опасного.
От незнакомца пахло смертью. А ещё чем-то неуловимо знакомым, неприятным и пугающим.
Они играли в гляделки всего долю секунды. Новый выстрел рассёк застоявшийся вечерний воздух, вспышка выхватила из темноты чёткий профиль девчонки. Остальные действующие лица ещё не подоспели.
Левый бок скогтила боль, врезавшись в тело стальной молнией. Повторный удар пули пришёлся в грудную клетку. Андрей с размаху повалился на спину, судорожно сгребая пальцами сыпучую землю. Точно и не было проклятого дождя прошлой ночью. Вся вода ушла вглубь, оставив на поверхности пыль, песок и пустые надежды сухих кукурузных стеблей. Серое ничто. Тишина.
Кровь толчками выбивалась из ран, марая последнюю чистую рубашку спортсмена, взгляд полуприкрытых остекленевших глаз смотрел куда-то в сторону шоссе.
Незнакомец схватил блондинку за коротко стриженные волосы и поволок прочь от тела Андрея.

***
13 июля 1943 года, район станции Прохоровка, южный фас Курской дуги.

Боль была такой, что впору и правда подохнуть. Да только у сержанта Волкова не было на это времени. Он чувствовал, как сильные руки тащат его куда-то, видел, как на иссечённой рытвинами от разорвавшихся снарядов земле тянутся за его ногами две неровные колеи. И ничего не мог с этим поделать.
В небе над головой пронёсся истребитель, оставляя за собой чёрный жирный след и хвосты белого пламени.
"Не наш..."
Эта мысль принесла облегчение, но боль вновь взяла своё, сжирая тело и душу.
Очередной взрыв сотряс землю, за ним ещё один и ещё. В лицо артиллериста бросило пригоршню земли.
- Сейчас-сейчас, - запыхавшийся женский голос никак не вязался с той силой, которую к нему применяли. Женщина запиналась, пригибалась к земле, но продолжала тянуть Андрея куда-то в неизвестность.
- Я не успел.
- Сейчас, ещё немного, мой хороший, потерпи. Только не умирай, слышишь? Не смей умирать.
Она говорила почти без остановки, игнорируя его слова, а Волков смотрел назад, туда, где за носками его грязных сапог кипел бой. Наступление продолжалось, а он не может в нём участвовать. Проклятые фрицы!
"Нет! Стой!"
То ли мысль, то ли крик, он толком сам не понял, но женщина заворковала энергичнее, попыталась двигаться быстрее, упала на спину, выругалась.
- Отпусти меня, - прохрипел артиллерист, чувствуя, как рот наполняется кровью. Он закашлялся, выплюнул её, но продолжать не смог. Горло перехватил густой страшный кашель.
- Молчи-молчи, мой хороший. Сейчас. Я сейчас.
Медицинская сетра. Дашенька. Смешная бойкая девочка. Русые короткие волосы забавно торчат в стороны, большие глаза, длинные светлые ресницы, мягкая улыбка и тихий голос. Она красиво поёт. И любит жизнь. Потому и пошла на фронт. Спасать.
- Вот и всё. Давай я тебя уложу, - она вытерла пот со лба и висков, наклонилась над артиллеристом, продолжая говорить что-то успокаивающе бессмысленное.
Перед глазами всё плыло, боли Волков уже почти не чувствовал. Он вообще больше ничего не чувствовал и не видел. Только голос Дашеньки и запах спирта, внезапно окутавший его с головы до ног. А где они, ноги?

***
"Не серебро"
Очнулся Волков в движении. Как добрался до места, спортсмен не помнил, лишь почувствовал, что его пальцы сжимают чужую ногу. Враг стоял спиной и кажется говорил. А может быть нет. Всё равно Андрей слышал лишь стук собственного пульса в висках, да бешенное сердцебиение Хелен-Джонни.
Вывернув лодыжку противника, спортсмен рванул его на себя, лишая равновесия, придавливая собственным, теряющим кровь, телом. Коротким ударом вдавил ребро ладони в основание затылка. Убийца безвольно обмяк на земле. Кажется, он даже не понял, что его остановило.
- Идём, - выплюнул Андрей, чудом поднимаясь на ноги и закашлялся. Кровь хлынула изо рта, залив вовремя подставленную ладонь.
"Плохо"
Девчонку убийца выпустил, но в таком состоянии Волков вряд ли сможет ей чем-то помочь.
- Быстрее, - каждое слово давалось ему с огромным трудом. Оружие врага было непомерно тяжёлым. Хотелось бросить, но спортсмен не мог позволить себе подобное расточительство.
Он наверняка смотрелся как труп, вставший из могилы. Огнестельные ранения обильно кровоточили, расшатанное равновесие кидало тело то в одну, то в другую сторону. Проклятая луна светила в затылок, точно прожектор, выхватывая из укрытого ночью мира фигуры живых людей.
Куда они шли, Волков уже не соображал, лишь чувствовал, что враги остались за спиной. Вскоре после того, как стебли кукурузы сомкнули ряды, вновь укрывая беглецов, со стороны, где Андрей оставил черноволосого наёмника, послышались выстрелы.

Уточнение

Держу слово. Никто никого не убил.

Отредактировано Andrew Volkov (2015-10-22 13:22:53)

+1

23

Она лежала в грязи и не могла оторваться от сцены, что передней разыгралась. Если раньше Хелен искала оправдания, то теперь было яснее не куда, Волков к простым людям не относился. Его скорость выдала ещё в самом начале, когда он заступился в переулке. Только она посчитала, что это побочный эффект от препаратов, что доктор Макалистер колол. Она с трудом встала на ноги, удар по животу от наемника с сальными волосами пришелся хорошо и болезненно отозвался теперь. Да сколько её раз будут бить? Удивительно, что она вообще жива, так что скажи просто судьбе спасибо. Девчонка поплелась за Андреем, но она переживала за мужчину, больше чем о себе. Осторожно обойдя лежащее тело на земле, оглядев его с ног до головы, девушку передернуло, и ускорила шаг.
- Тебе нужна помощь, - начала прерывисто говорить, её трясло, от пережитого, шла она позади мужчины, - Нам бы найти укромное место и заняться твоими ранами.   
Она вовсе не стала бояться своего знакомого. Он всё это время был на её стороне. Бояться было глупо. Сравнимо за предательство. И всё-таки держалась на расстоянии, она помнила, что ранее ей мужчина сказал. Только долго смотреть, как её друга шатает, не смогла и взяла его руку положила через плечо, а сама нежно придерживала за талию. Это было тяжело, так как он крупнее и тяжелее был, но нужно было убираться и быстрее, поэтому дискомфорт можно было потерпеть.
- Держись, - проговорила плача, слезы текли градом, - Не смей умирать.
Он не вспомнит этих слез, а ей надо было выпустить напряжение, что держать в себе было уже невыносимо. Когда они вышли на дорогу, и кукурузное поле осталось позади, их ждал один из похитителей.
- По-моему вам нужна помощь, - проговорил Стефан, открывая дверцу заднего сидения и помогая сесть мужчине, - А твоему другу досталось, - после чего захлопнул дверь и сел за руль.
- А где твой напарник? – спросила Хелен, оглядывая, когда машина тронулась.
Своим рукавом, что оборвала от кофты, зажимала раны на теле Волкова, тот  был в странном состоянии, но не удивительно, в него попала целая обойма. Она была уверена, что видела, но два пулевого ранения и лишь ещё остались обугленные дырки в ткани. Она не будет приставать с расспросами, он на её стороне и это главное, а сейчас главное, чтоб он поправился.
- Он нас догонит,  - выехав с территории заброшенной фермы, парень закурил, и бросил в зеркало взгляд, - Девочка он не жилец, но я знаю кое-кого, кто может помочь. Главное, дотянет ли он, с такими ранениями.
Хелен сглотнула и продолжала зажимать раны тряпками, они насквозь пропитались кровью, но она верила. Что с Андреем всё будет в порядке. Трясло её очень сильно, а тело горело от жара. Грязная, уставшая и очень напуганная, она наклонилась и шепнула:
- Только попробуй умереть, сама убью, слышишь? Живи.

Найджел подошел к лежащему наемнику, опустился на корточки и положил два пальца на пульс, но в этот момент мертвец ожил и схватил старого наемника за шею. Секунда и на грязной земле уже лежал другой человек, а над ним стоял весь грязный Лютер. Он поправил прическу и пошатываясь пошел в сторону дома.

Отредактировано Helen Rose (2015-10-29 23:22:53)

+1

24

Перед глазами медленно всплыл потолок, точно кто-то невидимый приоткрыл плотный чёрный занавес. В голове туман, во рту комок сухой ваты, хрустящей на зубах, тело налито свинцом и болью. При каждом вздохе обручи этой боли сжимают грудь и живот.
Волков хрипло закашлялся и потянулся к полученной накануне ране. Ранам, если быть до конца точным. Плотная повязка закрывала пулевые отверстия. Спортсмен чувствовал их призраки в своём теле. Как это странно - ощущать боль уже после того, как процесс регенерации подошёл к финальной стадии.
Сквозь неплотно прикрытое окно дул сухой горячий ветер, оборванная занавеска покачивалась, создавая тошнотворное мельтешение света и тени.
Спиной чувствовалась жёсткость дерева, стоило Андрею пошевелиться, как оно отозвалось жалобным скрипом.
В небольшой прямоугольной комнате никого не было, крупные пылинки кружились в потоке солнечного света, садясь на покрывало, сбившееся на край узкой кровати. Матрац так же съехал в сторону, точно Волков всю ночь метался в горячечном бреду.
Грязный потолок. В углу засела мелкая плоская ящерица цвета пустыни, нестерпимо ярко блестя на солнце гладкой чешуёй. Кого она собирается здесь ловить?
- Всех нас, - пробормотал спортсмен и не узнал собственного голоса. Тут филёнчатая дверь открылась и в проёме показалась голова молодого темноволосого парня. Выглядел он не то что бы бодро и весело, скорее наоборот.
- Живой, ублюдок, - в голосе скорее удивление, нежели злость, - Везучий ты тип.
Незнакомец показал чуть больший процент своего туловища, просунув в дверной проём руку, забинтованную на запястье. Судя по утолщению в районе предплечья, бинты были и там, скрытые длинным рукавом белой водолазки.
Волков сел на кровати, спустил ноги на пол, прогретый льющимся из окна солнечным светом. Мотнул головой, прогоняя туман.
- Эй-эй, - незнакомец вновь скрылся за дверью, щёлкнул замок. Затем ещё раз. Видимо, запирать его передумали.
- Жива твоя зверушка, - голос всё тот же, но приглушён расстоянием. Топот чьих-то ног, ответ едва различим.
Девчонка. Где она?
Хорош защитничек. Кто бы мог подумать, так тупо попасться!
- Не серебро, - Волков наткнулся взглядом на разорванную подушку, сплюнул на пол кусок синтетической набивки. Вата во рту оказалась совсем не фигуральной. То ли его пытались убить, то ли заткнуть. Оба предположения вызывали кривую усмешку. Интересно, насколько далеко он зашёл?
Тошнотворный запах дурного мужского одеколона, тот самый, что Андрей учуял возле придорожной забегаловки, медленно вполз в мозг запоздалой догадкой. Кусочки мозаики, до этого медленно складывавшиеся в его заторможенном мозгу, разлетелись в пыль.
"Дурак!"
Бардак в комнате он заметил только что: разбитая ваза в углу, порванная занавеска, широкие борозды от когтей на дереве пола и стен, треснувшее оконное стекло, вывороченный край матраца, перевёрнутая и пустая внутри тумбочка.
Спустя минуту спортсмен уже предпринял повторную героическую попытку встать на ноги. Когда он доплёлся до двери, за ней уже кто-то стоял. Потёртая витая ручка едва заметно подрагивала, будто бы неизвестный не решался войти.
- Кто там? - выдохнул Андрей, открывая дверь первым. Он уже знал ответ на свой вопрос.

Отредактировано Andrew Volkov (2015-11-03 20:31:21)

+1

25

- Не переживай, твой друг поправиться, - Стефан наблюдал, как девчонка ходила с одного угла в другой, но от двери отказалась отходить, он мог бы вырубить и малявка проспала бы всё это время, но было хлопотно.  Потом дело иметь с тем зверем, что скоро очнется,  - Ты так и будешь всё время как верная собачонка тут крутиться? На нем на удивление раны заживают очень быстро.
Хелен остановилась у окна и для себя не заметно начала кусать нижнюю губу. Она заметила, что вся горит, но сейчас было не до себя. Всю ночь из комнаты доносился грохот и слова на не знакомом языке. Женщина, что оказалась подпольным врачом, выставила всех из комнаты, когда оглядела пациента. Что творилось за дверью, было загадкой века. Парень ещё постоял, а затем удалился. Раз не хочет с ним говорить, то поговорит с женщиной. Он подошел к доктору со спины, заглянул через плечо и присвистнул. Она мыла руки, рядом с умывальником лежало блюдце, где в воде были четыре пули. Женщина нервно дернула плечом и отошла в сторону, вытирая руки тряпкой.  Они находились в заброшенном здании. В не очень спокойном районе. Тут и дело постоянно происходили перестрелки и грабежи. Пяти этажное здание находилось  под сносом и довольно давно, поэтому тут бродяги устроили себе ночлежку. Темные круги под глазами и нервозность, Стефану подсказало, что доктор не в настроении. Лорен Перкинс работала на очень влиятельного человека, почему, загадка, но она терпела всё молча. Она развернулась на каблуках и уставилась на парня.
- Ты что-то хотел?
- Хотел, чтоб ты поговорила и успокоила девчонку, а то она там извелась.  А ещё, по-моему, у неё жар, а она не отходит от двери.
- Хорошо. Я гляну и девочку.
- Лорен…. Ты, когда закончишь, я тебя отвезу домой, да? Или всё ещё злишься за тот раз?
Врач обернулась, но ничего не сказала, просто вышла из кухни. Она зашла в гостиную, там по-прежнему, вышагивая, ходила худая и коротко стриженая девчонка. Что её связывало с тем мужчиной из комнаты?
Нет. Это не твое дело.
- Как тебя зовут?
Роуз подпрыгнула, очень тихо появилась в комнате женщина. Они друг на друга долго смотрели, а затем Хелен назвалась. Настоящим именем. Почему? Просто по глазам было видно, эта женщина не скажет никому. Что она хранит секреты. И от них явно устала очень. Пока Лорен осматривала её, Хелен смотрела на дверь, за которой был Андрей.
- Кто он тебе?
Вдруг спросила врач и улыбнулась, просто чтоб поддержать разговор и отвлечь её. Этот вопрос озадачил саму Хелен. И заставил призадуматься. Она его наняла, чтоб тот, лишь вывел из города и больше ничего. Она ему пообещала денег за это. Так почему она за этого человека так переживает? Она посмотрела в глаза женщине и просто проговорила:
- Он мой друг. Очень хороший друг, снова взгляд на дверь, и тихое, -  И я его втянула в неприятности. Он пострадал из-за меня.
- С ним и правда всё будет в порядке, а тебе бы всё-таки стоит отдохнуть. Говорю, как врач пациенту.
- Хорошо, - согласилась Хелен, но добавила, - Только тут, рядом с моим другом, хорошо?
Лорен тяжело выдохнула, но согласилась. Упрямству не было границ со стороны девочки. Доктор пошла обратно на кухню, застала мужчину за поеданием булочек, которые он ходил ещё днем покупать в ближайший магазин. Они предназначались девчонки, но та не хотела есть и поэтому Стефан решил, что не пропадать же продукту зря.
- Да, у неё жар, я ей дала лекарство, чтоб сбить температуру, но ей нужно хорошо питаться. Кожа бледная, почти просвечивается. От недосыпа глаза красные. Ещё мне не понравились  следы от уколов на руках…
- А что в них не так? – спросил Стефан, доедая последнюю булку и запивая молоком, - Может наркоманка?  Пока я ехал с ней в машине, она с кем-то говорила, затем эти взгляды в пустоту... Бррр, вспомнив мурашки по коже.
- Можно я договорю, а? Тоже так подумала, когда увидела следы от уколов, но нет, не похоже, что наркоманка. От иглы места живого нет, будто она часто лежала под капельницами или что-то в этом роде.
Стефан встал, подошел к женщине, та приподняла бровь. Он бросил взгляд на дверной проем, ведущий в комнату и заговорил, в голосе читалось беспокойство.
- Ты же помнишь правила? Не задавать вопросов.
- Да, помню.
Лорен пожала плечами, но девочка из головы не выходила. Она набросила курточку и направилась к выходу.
- Тебе не надоело об это мне напоминать?
- Нет. Я тебя отвезу. Тут, знаешь ли, не спокойный район.
Услышав какие-то движения за дверью, Хелен мялась у дверей, не решаясь постучать. Пока она набиралась решимости, кто-то подошел с той стороны к дверям и остановился. Сердце у Хелен остановилось, ей так казалось. Было такое ощущение, что оно выпрыгнет из груди. Тут дверь открылась, а на пороге стоял вполне живой себе Андрей. Постояв ещё немного, как статуя, она кинулась обнимать мужчину.
- Я так рада, что с тобой все в порядке. Мне казалось, что я снова осталась одна.
Всё это время она сдерживалась, но увидев друга живым и на ногах, больше не могла слезы сдержать. В комнату в этот момент вошла Лорен, увидев пациента на ногах и плачущую Хелен, улыбнулась. За спиной появился Стефан, он хмыкнул, не любил женских слез. Женщина-врач подошла, девочку попросила отойти, затем провела осмотр раненого, кивнула и сообщила, что будет жить. Хелен уже не плакала, но шмыгала носом рядом. Она сняла перчатки, так как те были уже грязные и их бы постирать, да не когда и просто забыла со всей этой суматохой. Когда увидела, что Лорен собралась уходить, не осознано схватила ту за руку, хотела поблагодарить, но было поздно. Ноги подкосились, глаза закатились, она бы упала, если бы не крепкие чьи-то руки. Фрагменты менялись один за другим, то, что Хелен увидела, удивило, насколько Лорен сильная и волевая женщина. Очнулась от того, что врач хлопает по щекам и зовет по имени её. Ей удалось лишь кивнуть, что она в порядке и что может встать на ноги, но Лорен кого-то всё-таки попросила придерживать девочку. Так на всякий случай, мало ли.
- Ладно, - проговорил наемник, и добавил, - Тебе пора, я не хочу от твоего босса схлопотать, если с тобой тут что-то случиться на вражеской территории. Он же с меня шкуру снимет.
- Да-да. Уже едем. Не торопи меня. Берегите друг друга, - для чего-то добавила Лорен, развернулась на каблуке и пошла за парнем. Поправляя сумку, где были медикаменты и инструменты.
Когда мужчина и женщина у самых дверей были, к Хелен наконец вернулся голос:
- Лорен, - в горле будто пересохло, говорить было тяжело, но она решила, что обязала сказать, -  С твоим братом всё в порядке…. Он жив. А ещё…. Берегись татуировку скорпиона.
И как можно было объяснить, человеку, про видение? Прошлое, вперемешку с будущим, которое можно поменять. Тогда придется отвечать на уйму вопросов. Удивленные глаза доктора сказали, что она что-то сказала лишнее, поэтому Хелен извинилась и замолкла. Стефан сказал, что скоро вернется, что еда в холодильнике. И они ушли.

+2

26

15 июля 1943 года, военно-полевой госпиталь, посёлок Яковлево.

- Доктор, надолго? - хрипло прорычал Андрей, схватив за рукав халата врача, пробегавшего мимо рядов заполненных раненными солдатами коек. Тот покосился на пациента, едва-едва вернувшего способность ворочать языком и отмахнулся, точно от назойливой мухи.
- Выписывать рано. Специально не держим.
- К чёрту твоё "рано"! Я почти здоров! - Волков дёрнулся было за убегавшим вдаль медиком и свалился с койки, пребольно врезавшись лицом в пол. Шевелиться артиллерист не мог, к нему тут же охая подбежала медицинская сестра, помогла лечь, перевернула на спину, стёрла кровь с разбитых губ и носа.
- Что же ты, миленький, убьёшься!
- Отпусти меня, - голос уже не был столь требовательным, артиллерист и сам понял, в каком он находится состоянии. В голове смутно отпечатался взрыв, ударная волна, отбросившая Андрея на бруствер, затем была атака, а после... Что было после? Торопливый сбивчивый голос Дашеньки, какие-то смутные воспоминания о местах и запахах, что-то невнятное и вместе с тем знакомое, почти родное.
- Где я? - в который раз тупо спросил Волков, кое-как возвращаясь на место.
- Яковлево. Вчера доставили. Что же ты, милый, помереть вздумал? Ну, я тебя за это!
Медицинской сестре было около сорока. Худая, точно высушенная, женщина выглядела старше реального возраста. Плотно уложенные с проседью волосы были спрятаны под частой сеткой, серые глаза внимательно изучали вернувшегося на место артиллериста, холодные тонкие пальцы обследовали тугие повязки.
- Я почти здоров, - упрямо повторил Волков и скривился от боли, женщина безжалостно надавила на живот, затем на левую ногу, так что искры из глаз посыпались.
- Не дури, знаю я вас, здоровых. Куда ты собрался?
- Назад, в 432-й...
- Успеешь ещё, - отрезала женщина резким неприятным тоном человека, которому надоело спорить с упрямым ребёнком. Чужим упрямым ребёнком. И тут она улыбнулась. Словно и не было всей этой резкости в голосе.
- Через недельку будет видно. Ты парень крепкий, выберешься.
Она провела ладонью по лбу артиллериста, оказывается, на голове тоже был слой бинта.
Разрыв снаряда унёс жизни трёх человек, бежавших рядом. Андрей помнил, как оторвало голову Сергею Крылову, сержанту из соседней роты. Они с Сергеем поспорили перед атакой кто быстрее добежит до холма. Глупость какая...
Мимо сновали медики, слышались обрывки разговоров, стоны раненных, шум передвигаемой мебели. Артиллериста обдало ветром из распахнутого окна. Кто-то резко вскрикнул, кажется на улице.
Навалилась усталость, сдавила голову невидимыми мягкими тисками, улеглась на плечи огромной серой кошкой.
"Как же я..."

***
Девчонка повисла у него на шее и тем самым вырвала из потока воспоминаний. Андрей пошатнулся, моргнул, удивлённо застыв на месте. Разорённая комната показалась ему незнакомой, точно он не приходил в себя здесь какое-то время назад.
- Зойка, не плачь, - пробормотал он под нос, спохватился, прокашлявшись.
Провёл рукой по светлым коротким волосам. Странное чувство. Волков вздохнул, улыбнулся краем губ, точно готовясь опять провалиться в прошлое. Но этого не случилось. 
Глаза наёмника, стоявшего неподалёку, пристально следили за каждым движением Хелен и Андрея.
- Я в порядке, - коротко проговорил он, когда девчонка отошла. Почему она так к нему привязалась? Волков попытался вспомнить всё то время, что они провели вместе и только покачал головой. Зачем он всё это делает? Цель была ясна с самого начала. Макалистер и его люди. Хелен - как средство достижения желаемого. Очень удобный инструмент, манок для дичи. Пожалуй, она осталась им и сейчас, только Волков больше не воспринимал эту девочку как нечто неодушевлённое. Не мог.
"Не профессионально".
Новое действующее лицо. В комнате стало тесно от количества людей. Отбросив в сторону сваленное в кучу покрывало, серьёзная деловая женщина прищёлкнула пальцами, привлекая к себе всеобщее внимание.
У неё были странно уставшие старые глаза. Выглядела женщина моложе сорока, волосы были распущены и на плечах не болтался белый медицинский халат. Однако, Андрей отчётливо увидел в ней ту самую медицинскую сестру из военного госпиталя. Быть может, поэтому он не возражал, когда она внимательно осматривала его раны. Сейчас было проще. Сейчас он уже знал, с чем имеет дело.
Тесная комната словно отодвинулась на второй план, глаза видели чётко и ясно, в голове прояснилось. Андрей чувствовал лёгкий запах травяного шампуня, исходивший от волос врача, видел в карих глазах напряжение, точно женщина готовилась в любой момент отскочить в сторону.
- Как Вас зовут? - спросил он.
Блондинка дёрнулась, видимо была поглощена осмотром. Мгновение она колебалась, затем ответила.
- Лорен. Зовите меня Лорен, - и слабо улыбнулась. Кажется, она сама от себя такого не ожидала, потому что резко сместила взгляд в сторону предплечья Волкова, проверяя надёжность повязки.
- Приятно познакомиться, - спортсмен умел располагать к себе. Звериное нутро помогало в этом уже не первый раз. Лорен успокоилась, взяла себя в руки. Что-то тревожило эту женщину и это что-то не было связано с раненным оборотнем, из которого пришлось в полевых условиях доставать кило свинца.
- Здесь больно?
Андрей отрицательно покачал головой.
Сильные тонкие пальцы надавили вновь, на этот раз в районе третьего ребра.
- А здесь?
Он опять высказался отрицательно, улыбнулся.
- Вы хороший медик. Спасли мне жизнь.
- Глупости. Это... - она осеклась, сменила тему, - А здесь?
Видимо, хотела сказать что-то вроде "это моя работа", но не стала лгать. Волков начинал понимать, что происходит. Искоса глянул в сторону наёмника, отиравшегося у входной двери. Тот поймал взгляд спортсмена, насупился.
"Осечка, друг."
По инструкции Волков не должен был оставлять свидетелей. Этот пункт в уставе много раз ставился на первое место: не выдавать себя, перемещаться скрыто, отступать при необходимости и всегда заметать следы.
Это была паршивая неделя. И она ещё не закончилась. Спортсмен пристально посмотрел на макушку медика, она задержала осмотр дольше необходимого, продолжая акцентировать внимание на предплечье. Волков вздохнул, точно не обратил на это внимание. Но Лорен всё поняла.

Когда дверь за медиком закрылась, а наёмник покинул свой пост. Андрей резко поднялся на ноги и огляделся по сторонам. Их оставили вдвоём. Это безалаберное отношение к делу стало последним кусочком головоломки.
Спортсмен покачал головой. Это было старо, но эффективно.
- Мы уходим, - коротко проговорил он, натягивая обнаруженную под перевёрнутым стулом рубашку. Одежда лежала тут со вчерашнего вечера, точно нарочно приготовленная пациенту.
- Торопись.
Из окна открывался чудесный вид на соседнее заброшенное здание. Жуткий окраинный район Прескотта - пристанище бродяг и свободных художников. Следами последних пестрели все стены в округе. С улицы доносился шум ветра и отдалённый шелест гонимой по пустой дороге старой газеты. Солнце бросало на город косые горячие лучи, выжигая торчавшие на обочине пучки травы.
Андрей поборол в себе сильное желание выскочить в окно. Раны на оборотне затягивались быстро, но не достаточно для таких акробатических трюков. Да и девчонка за ним последовать не сможет, а разделяться сейчас нельзя. Хотя бы потому, что за ними следят.
Они покинули здание спустя пять минут после Стефана и Лорен. Волков засунул руки в карманы джинсов, было пусто без привычного швейцарского ножа. Безделушка, проделавшая с Андреем слишком долгий путь, что бы считаться простой вещью.
- Нам туда, - спортсмен кивнул в сторону улицы, уходящей в противоположную от заброшенного квартала сторону, - Заглянем по дороге в одно место.
Волков пнул попавшийся на пути кусочек кирпича. Алый камень ударился в фонарный столб и раскрошился на три части.
- Мне нужна твоя помощь, - внезапно проговорил спортсмен, когда они вдвоём миновали отмеренное ранее расстояние. До обитаемой части города - рукой подать, но сейчас туда соваться было рано. Волков выловил взглядом темнеющий подъезд, внутри которого угадывалось смутное движение.
- Нам надо поймать вон того бродягу. Потом объясню. Отвлеки его на пару минут.
Чернокожий плешивый нищий, о котором говорил Андрей, заворочался в груде картонных коробок, точно почувствовал чужое внимание. Здание, в котором он прятался, уже давно предназначалось под снос, но работы никак не могли начаться из-за отсутствия должного финансирования. Три этажа бесхозных стен и крыши. Внутри гулял ветер и бездомные кошки, прятались наркоманы и лица без определённого места жительства. И это прекрасное здание находилось всего через квартал от импровизированного госпиталя, устроенного Стефаном. Если прятаться, то на видном месте. Андрей не хотел терять наёмника из виду.

Отредактировано Andrew Volkov (2015-11-23 22:07:58)

+1

27

Играла музыка и довольно громко, но никто не жаловался, так как эта дыра была на выезде из города и тут обычно останавливалась всякая шваль. Под струями холодной воды стоял Лютер, по телу стекали капельки крови с водой, образуя причудливый узор на кафельном полу. Мужчина половину ночи промучился, вытаскивая пули из тела и зашивая раны. Ещё постояв и пытаясь в узорах найти ответы, он грубо закрутил краны и вышел из кабинки. Подошел к умывальнику и уставился на себя в зеркало, синяки под глазами говорили, что нужен здоровый и крепкий сон. Только ебля в соседнем номере резала по ушам. В голове он во всех красках разыграл план действия. Как стучится в ненавистный номер, а лучше сразу с ноги выбивает хлипкую дверь. Сначала пристрелит парня, а затем, уже медленнее, смакуя ужас на лице жертвы, расправляется с женщиной. Тут из комнаты послышался звонок мобильного. Это привело Лютера в движение, он вышел из ванной, подошел к постели, где валялся пистолет с пустой обоймой и мобильник. На экране высвечивалось имя звонившего, точнее то, что дал сам Лютер заказчику. Было опасно настоящие имена давать.
- Девчонка надеюсь у тебя?
Женский голос резал уши как недавно шум за стенкой. Мужчина облизал губы, они пересохли и потрескались, но эта маленькая боль отрезвляла наемника от глупостей.
- Меня не предупредили, что будут няньки с девчонкой. Поэтому моим ответом будет – нет, она ещё не со мной.
- Печально. А мне обещали чистую и быструю работу. Значит, легенды о вас, мистер Лютер, несколько преувеличены.
- Будет у вас девка, но не обещаю, что в целости и сохранности.
После чего Лютер разбил мобильный об стенку, только после этого пригладил волосы и тяжело выдохнул. Начинало светать, слышались за окном птицы, а из соседнего номера кто-то вышел, спустился по лестнице, хлопнул дверцей машины, завел мотор и уехал. Он кое-как натянул шмотки на тело, накинул жилетку с потайным карманом, куда спрятал пистолет. Пару ножей спрятал в высокие ботинки, огнестрел не всегда под рукой, тогда идут эти напарники в ход. Перед выходом из номера, Лютер надел темные очки и вышел. Столкнулся с женщиной, что не так давно кричала за стенкой. Она улыбнулась ему, она всем так улыбается. Только мимика Лютера даже не изменилась. Он прошел мимо помятой девицы, спустился и сел на мотоцикл, что ночью у кого-то угнал. Мотор зарычал мотоцикла. Лютер глянул на филейную часть женщины, закатил глаза и рванул с места.
- Не сейчас, дорогуша. Сейчас работа, прежде всего.
Напевая песенку, как считалочку, где говорилось, что он сделает с девчонкой по имени Хелен Роуз.

Хелен не совсем понимала, что именно хотел от неё Андрей. Отвлечь? Хорошо. По-моему, это было не сложно. Пожав плечами, оглядываясь по сторонам, после чего вошла в подъезд, где была когда-то дверь, но остались лишь петли. Серое здание, где обосновался бродяга, было трех этажным, без окон и недавно горело. Об этом говорили черные стены внутри и снаружи от пожара. Бродяга ещё рылся в картоне на лестничном пролете между первым и втором, но обернулся на хруст позади себя. У нищего лицо было худым, под правым глазом был довольно свежий синяк. Мужчине было за сорок, если не больше, было трудно угадать возраст. Он оглядел девушку с ног до головы:
- Что уставился?
Хелен растерялась и сделала шаг назад, но затем дружелюбно улыбнулась и снова шаг навстречу грязному бродяге. Вспомнив, что у нее задача его как-то отвлечь.
- Это мое место! Пошел вон! 
- Нет-нет, - для верности начала перед собой махать руками, и добавила, - Я не ищу где бы заночевать.
- Так что тебе нужно, пацан? Если тебя подослал Он, то у меня пока нет денег, но к концу недели что-то будет.
Хелен оглянулась назад, но по близости не увидела своего спутника. Куда он делся? Снова взглянула на мужчину, он продолжал смотреть на незваного гостя с подозрением. Она бы сама бы так смотрела.
- Что тут произошло?
Она кивнула на черные стены, понимая, что лезет не в свое дело. Только Андрей не дал инструкций как именно отвлечь мужчину. Поэтому девушка решила разговорить его, узнать, немного о людях, которые тут живут. Бродяга удивленно поморгал, снова оглядел парнишку, а затем заговорил:
- Ты не местный, видимо, и не знаешь, что тут заправляет всем Каратель - чокнутый парень. Вот приходили его люди, мол, занимаешь жилплощадь – плати. Да только откуда у меня деньги? Я конечно милостыню прошу у одного местного бара, но того не хватает даже на буханку хлеба. Ты откуда?

+1

28

Человек, стоявший к Волкову спиной, успокоился. Его напряжённая спина расслабилась, плечи вновь ссутулились, рука, мгновение назад нырнувшая в карман, вернулась обратно. Пустая.
Андрей выждал ещё немного и, пока бродяга жаловался на ситуацию в районе, сделал свой ход. Локоть спортсмена врезался в седеющий затылок чернокожего бездомного. Тело кулём свалилось под ноги Хелен. Во все стороны взметнулась пыль, толстым слоем покрывавшая пол лестничной клетки. Андрей тихо выдохнул и присел над своим трофеем на корточки, сосредоточенно изучая содержимое карманов бродяги.
- Следи за выходом, - тихо проговорил он, выуживая из внутреннего кармана драного пальто кривой штопор без ручки. Спираль была покрыта тонким слоем ржавчины, у основания инструмент был обёрнут изолентой и вкручен в винную пробку.
- Годится.
Он не знал этого человека и не планировал узнавать. Сколько таких бродяг ходит по просторам штата? Страны? Планеты?
- Что ты  видела? В квартире? - спросил Андрей, устраиваясь на полу в позе по-турецки, - Когда схватила её на выходе?
Он говорил о тактильном контакте блондинки с медиком. Не хотел спрашивать, но так получилось. Нужно было чем-то отвлечь девчонку, а ничто так не занимает человека, как его собственные проблемы.
"У всех нас есть тайны"
Выпростав руку из рукава, Волков внимательно изучил ту часть повязки, на которую так старалась обратить его внимание женщина-медик. Её серьёзный взгляд, резкость в голосе, скупость слов и чёткие движения запали в память, точно строки давно знакомой повести. Она и правда была похожа на медицинскую сестру из полевого госпиталя, в который Андрей угодил много лет назад.
"Не правда. Ты хочешь, что бы так было"
Луна набрала вес. Этой ночью Волков не сможет себя контролировать. Он покачал головой и щёлкнул колёсиком старой грошовой зажигалки, блеснувшей в отсвете искры огня серым пластиковым боком. У бродяги было всё, что нужно. Даже фляжка с какой-то бормотухой, вонявшей спиртом и химией. Удивительный народ - бездомные.
Прокалив острие штопора, спортсмен примерился и с силой вдавил его в едва затянувшуюся рану на предплечье. Это не было следом от пули, Андрей ясно помнил тот миг,когда свинец пробил его тело. Лорен постаралась на славу, избавила его от лишнего металла в организме, заменив его не менее лишним пластиком. Было жаль снимать прекрасно наложенную повязку, но это было необходимо.
Крови было больше, чем хотелось. 
- Зажми здесь, - Волков указал блондинке на сгиб локтя, - Сильнее.
Сам же занялся ликвидацией. Резать собственную руку совсем непривычным для этого инструментом было чертовски гадко. И да, можно было поискать что-то более подходящее, Волков знал это, но намеренно выбрал сложный путь. Боль отвлекала от ворочившегося внутри чудовища, сковывала его, задвигала во тьму. Этот способ не был идеальным, однако, срабатывал. Как сейчас.
Эта простая процедура не заняла много времени. Повторная перевязка и то продлится дольше. Главное - убрать за собой.
- Просто и эффективно. Особенно, если ты не стеснён в средствах и людях.
Андрей осторожно вынул из глубокой раны плоскую таблетку радио-маячка. Лёгкая, меньше пули, вещица казалась совсем безобидной, если не считать кровавых разводов на серебристой поверхности.
- В кино они обязательно должны мигать и попискивать. Без этого - не интересно.
Волков осторожно опустил жучок в карман бродяги, затем прижал открывшуюся рану бинтом, несколько раз глубоко вздохнул, отбрасывая в сторону ненужные мысли.
- Спасибо. Ты мне очень помогла, - Андрей улыбнулся Хелен, продолжая своё дело, - Я это ценю.
Сейчас он слишком отчётливо слышал сердцебиение девчонки. Сильные, скорые удары заглушали размеренные и глухие импульсы, исходившие из груди чернокожего оборванца. Этот человек ещё не скоро придёт в себя. И лучше бы так оно и было.
Волков тисками сжал челюсти. До заката было много времени, но спортсмену  уже было не по себе. Без зверя, засевшего глубоко внутри, он уже не видел жизни. Горящие желтизной волчьи глаза давно не преследовали Андрея в кошмарах, он смирился со своей сутью, как смирились остальные, ему подобные. Однако, Волков по-своему использовал наложенное на него проклятье. Каждый сам выбирает путь.
- Уходим.
Словно следуя последнему тезису, Андрей вернул на место всё то, что на кануне вытащил из карманов нищего, предварительно стерев кровь со штопора и спрятав лишние бинты. На дне изъятой ранее фляжки плескались остатки её содержимого, который Волков, поразмыслив, влил себе в глотку. Жидкость спустилась в пищевод каплей расплавленного свинца и успокоилась в желудке.
Застегнув рубашку, спортсмен прислушался. Но снаружи не доносилось никаких подозрительных звуков, разве что пара голубей с шумом приземлилась у самого подъезда и принялась споро клевать пустой на вид крошащийся асфальт.
- Любишь кино? - спросил Андрей у блондинки и едва удержал себя от того, что бы  не потрепать её по коротко стриженной макушке. Странное чувство. Спортсмен хмыкнул себе под нос и, вместо желаемого, почесал собственный загривок.

+1

29

Она встала у входа, но, то и дело смотрела, что делал Андрей. Было ли ей страшно? Или жалко бродягу? Абсолютно нет, видимо, она не очень хороший человек, как бы могло показаться на первый взгляд. Тряслась она из-за того, что её не хило знобило. Только тревожить друга из-за не большой температуры девушка не стала. Она у Лорен взяла таблетки, целая упаковка антибиотика лежал в кармане джинсов. Хелен высматривала что-либо подозрительное на улице, но за ними даже слежки не было, что было немного странно. Им было сказано ждать в квартире, а вместо этого они ушли.
И за ними не пойдут? Странно. Очень странно.
- Много чего, - начала Хелен, одним глазком глянув на мужчину, после чего снова отвернулась к пустынной улице, разве что собаки копались, напротив, в мусоре, - У этой женщины мать в больнице, отец исчез, когда она совсем маленькой была. Есть младший брат, он пропал недавно, видимо, снова в беду попал. Лорен думает, наркотики замешаны. А, по-моему, в этом замешена война между местными группировками. Мне тяжело расставлять правильно увиденное, поэтому могу в чем-то и ошибаться, - пожала плечами, и добавила, - Мне одной странно, что глава мафии приставил своего человека за человеком, который абсолютно левый?
Увидев устройство слежки, поняла, почему нет погони. Умно, что не скажешь. Да только её друг умнее их всех взятых. Она проследила за действиями мужчины, теперь было ясно, что бродяга будет пока отвлекать их преследователей.
- Да не за что, - улыбнулась она Андрею, и добавила, - Ради друга можно на любое, даже и умереть, а ты мне друг.
Она удивленно уставилась в спину Андрея, он зашагал к выходу, а она за ним следом, как щенок.
- Хорошо. Куда теперь пойдем?
Даже не обернулась на мужчину на полу. Сейчас её волновало больше, что им делать и куда податься. Задумавшись, Хелен врезалась в крепкую спину Волкова, который резко остановился у входа.
- В кино? Я не против, - выглянула из-за угла, и продолжила, когда вышла из здания, - Никого не вижу. В ты? А на какой фильм? Что предпочитаешь? Только не боевик, по-моему, его и в жизни хватает, не находишь?
Они вышли из злачного квартала, спокойным шагом и не привлекая никакого внимание. Хелен называла фильмы, которые бы хотела посмотреть, в основном это были с романтическим подтекстом. Или комедии. Девушка шла рядом, из сумки достала бутылку с питьевой водой, затем на ладошке появилась таблетка, закинув в рот запила одним глотком. Надо было чтоб температура спала. Не время болеть, когда за ней охотятся.
Девушка по дороге к кинотеатру рассказала Андрею несколько любимых фильмов такие как "Мой Любимый Марсианин", "Охотники за привидениями", "Моя мачеха - инопланетянка", все фильмы были из старого времени, а когда показалось здание с вывеской "Синима-сити" лишь один фильм добавила к списку.
- А ещё мне безумно нравиться такой фильм как "Волк".

У огромного окна на большой город смотрел мужчина средних лет, он вглядывался, пытаясь что-то там разглядеть вдали, руки были сцеплены за спиной. В кабинет вошла миловидная девушка, а за ней два мужика в спецодежде. Она встала рядом столом и явно нервничала, приглаживая свой белый медицинский халатик.
- Все материалы были утеряны. Сгорели вместе с лабораторией, а ваша жена сейчас находиться в критическом состоянии в реанимации.
Тихий вздох оглушил тишину кабинета, доктор Макалистер развернулся и убийственно посмотрел на девочку, которую приставил присматривать за супругой. Он подошел к столу, взял трость, она была массивная и тяжелая, но без неё было тяжело ходить.
- Что было не понятного в моей просьбе, рассказывать о каждом шаге моей жены? Это было так тяжело?
Девушка промолчала, но тряслась всем телом, она не могла выдать, что просто переметнулась на другую сторону. Начала всячески помогать миссис Макалистер. Она сглотнула, когда доктор встал прямо перед ней и смотрел, не отрываясь прямо в глаза. Долго смотреть в серые глаза было тяжело. Самого начала было понятно, почему пришли те, двоя, что стояли у дверей, будто статуи и попросили пройти за ними. В руках были бумаги, отчеты по потерям, они полетели вниз на пол, Мари встала на колени и стала их судорожно собирать.
- Знаешь, как я крыс не люблю?
Заговорил Макалистер после чего со всей дури ударил тростью по голове по рыжей макушке. Тело свалилась на пол, а из головы показалась струйка крови. Мужчина постоял над девушкой, а затем вернулся за письменный стол.
- Приберитесь тут.
Статую пришли в движения, подхватили легкое тельце и потащили к выходу. Макалистер откинулся на спинку кресла и тяжело выдохнул. Ему не хотелось признавать, но проиграл супруге, все исследование сгорели, девчонка сбежала, а скора верхушка прибудет, будет требовать результаты исследований. Только оставалось одно найти мерзавку и начать снова. Мужчина сжал двумя пальцами переносицу, а затем набрал номер секретарши:
-Найди Купера, хочу его немедленно видеть в своем кабинете.

+2

30

Уточнение

Я сместил наше местоположение, согласно первым постам. Если у тебя были свои планы на "Синема-сити" - высказывай, будем думать.

20 июня 1944 года, окрестности посёлка Лиозно, БССР.

Шорох осыпающегося каменного крошева, стойкий запах пороха, дыма и крови. Грохот взрывов, свист летящих с неба бомб, автоматные очереди, крики людей, скрежет металла, вой сирены. Ночь, день, сумерки, смерть. Казалось, что всё это осталось позади и в то же время было рядом. Просто спряталось за ширму, за белое, рассечённое на двое полотно. И выглядывает в прореху, готовое набросится.
Два десятка солдат в советской форме методично осматривали лесную поляну, время от времени приседая на корточки и разгребая опавшие листья. Наконец, расположились на привале.
Волков устало присел под деревом, прислонился спиной к толстому шершавому стволу, закурил. Облачко дыма рассеялось в полном безветрии. Пели птицы. Где-то отстукивал свой бесконечный ритм дятел.
Солнце бросало на землю тысячи ярких лучей, проходивших сквозь кроны деревьев, как через частое сито и рассыпающихся по земле десятками солнечных зайчиков.
- Чего расселся, сержант?
Волков открыл глаза, вопросительно посмотрел наверх. Оттуда ему ухмыльнулась узкая скуластая физиономия Димки Семашко. Каштановая шевелюра, пристальные карие глаза, недавно заживший шрам, пересекавший лицо наискосок ото лба до подбородка. Из рястёгнутого ворота гимнастёрки синела яркими полосами тельняшка. На плече небрежно висел ППШ, фуражки видно не было.
- Где посеял? - ответил вопросом на вопрос Андрей и вновь затянулся. Группа солдат в составе трёх человек отделилась от общей массы бойцов и скрылась за деревьями. На поляне стало как-то пусто. Ждали остальных.
- А... история,  - Дмитрий махнул рукой и огляделся через плечо, - Гад-фриц промахнулся...
Видимо, там не произошло ничего интересного, потому моряк поправил ремень от автомата и широко зевнул, выставив напоказ белые коренные зубы, - Привал ещё полчаса, потом двинем на север.
- Тихо... - проговорил Андрей, протягивая Семашко вторую папиросу. Тот кивнул, жадно затянулся, выдохнул со свистом серый дым.
- Тихо-то, тихо, - со знанием дела проговорил моряк, - Да только смотреть в оба надо.
- Верно, - кивнул Волков, - Зверья дополна бегает.
Собеседник  понимающе усмехнулся, отчего его шрам стал ещё заметнее.
- Эй, братцы! Сюда! - приглушенный крик, из-за плотного строя деревьев заставил всех оставшихся на поляне солдат резво вскочить на ноги. Мгновением позже, сквозь дремучий кустарник прорвался один из тех, кто в составе той самой  отделившейся троицы ушёл с поляны.
- Братцы! Чего мы нашли! - кричал театральным шопотом боец.
- Чего-же  они там нашли? - Семашко сплюнул в траву и шагнул в сторону возбуждённо размахивавшего руками бойца. Волков уже успел встать на ноги и отряхнуть штаны.
- Пойдём смотреть, - сказал он и затушил окурок. Внутри тяжёлым комом заворочалась тревога.

***
Андрей глубоко вздохнул и посмотрел на девчонку. Она восторженно рассказывала о фильмах, которые ей нравились, перестав обращать внимание на то, что творилось вокруг. Каким-то мистическим образом Волков смог переключить её мироощущение. 
- "Волк"? Признайся, ты это только что придумала.
Андрей мельком глянул на светофор и, повинуясь многолетней привычке, притормозил на перекрёстке, хоть свет и переключился почти мгновенно.
- Такое невозможно в реальной жизни, - проговорил спортсмен глухо. Он попытался припомнить сюжет описанного Хелен фильма и только уверился в собственных словах.
- Оборотни - неуправляемые чудовища. Если встретишь такого - беги так, как только можешь. Иначе - смерть.
Зверь внутри Андрея довольно заурчал, точно предчувствовал возможность такого расклада. Спортсмен скривился, вновь свернул, уже на противоположной стороне дороги, и окинул взглядом кинотеатр, к которому они подошли. Это было другое место, не то, которое он выбрал, когда только приехал в Прескотт. На мгновение спортсмен задумался, а стоит ли тащить девчонку в своё логово? Однажды Волков уже решил иначе, что изменилось сейчас?
Они стояли уже пару минут, а Андрея терзали сомнения. Он мысленно провалился куда-то далеко в прошлое, не в силах избавиться от нахлынувших воспоминаний. Порванное белое полотно, шрам на лице Димки Семашко, балагур Шурка, вернувшийся из чащи леса с неожиданным трофеем, голоса, звуки, запахи.
Внезапно, спортсмен очнулся. Он резко повернул голову в сторону дороги и хищно втянул носом воздух.
- Нам не сюда, - он попытался взять себя в руки и выглядеть спокойно. Звериная сущность помогала скрыть истину, собеседники доверяли располагающей улыбке Андрея, а он, в свою очередь, пользовался этим даром, получая желаемое. У всего есть две стороны и даже в оборотничестве можно отыскать что-то хорошее.
- Ещё пару кварталов. Недалеко от места, где я... где ты меня подобрала, - он вовремя сместил акцент на блондинку, обходя острые углы.

***
"Бриллиант" никуда не делся. Одноэтажное плоское здание, отдалённо напоминавшее распластанного по земле ската, расположилось на соседнем перекрёстке, частично скрытое деревьями. Листья на них были какими-то вытертыми, вялыми, очень напоминавшими старые декорации. Афиши, старательно нарисованные местным художником, пестрели графическими ошибками, но, в общем и целом, смотрелись не плохо. Именно они и привлекли внимание Андрея. Это был старый кинотеатр повторного фильма. Сегодня он был закрыт. Об этом факте гласила соответствующая табличка, вывешенная с обратной стороны двойной стеклянной двери. Волкова это не смутило.
- Идём.
Спортсмен провёл блондинку узкой тропой, протоптанной малочисленным персоналом кинотеатра и уводящей к чёрному ходу. Деревья-декорации провожали людей тихим шелестом ссохшихся листьев.
Позади "Брилланта" раскинул свои объятья небольшой сквер, ни чем особенно не отличавшийся от растительности возле фасада здания. В центре сквера высилась статуя без подписи. Мрачный мужчина, с ног до головы закутанный в тяжёлый грубо выполненный плащ, смотрел себе под ноги, точно искал потерянный накануне бумажник.
Массивная стальная дверь, с первого взгляда так же закрытая, легко поддалась руке Волкова и жалобно скрипнув начавшими ржаветь петлями, распахнулась перед незванными гостями. Изнутри пахнуло смесью свежести и пыли. Удивительное сочетание.
- Прошу на борт, - зачем-то ляпнул Волков и покачал головой. Было смешно от самой мысли, что он привёл сюда кого-то постороннего.
Внутри было темно и прохладно. Где-то неподалёку слышался тихий гул не то вентилятора не то запылённого компьютера. Узкий тамбур вывел Андрея и Хелен в короткий коридор, распадавшийся на два направления. Левое вело в кинозал, правое - в административные комнаты. Туда Волков и свернул, для верности взяв девчонку за предплечье, чтобы не потерялась в темноте.
- Не шуми, - шепнул Андрей и вдруг оглушительно чихнул, выругался на русском, мотнул головой и добавил, - Вот так не делай.
В прочем, пугать в кинотеарте было некого. Сейчас они были здесь совершенно одни, если не считать спящего на посту билетёра. Но тот обретался на противоположном конце здания. Пройдя в комнату администрации, спортсмен нашарил выключатель и тьма вокруг наконец-то рассеялась, а вслед за этим стала понятна причина ночи посреди дня - окна в кабинете были наглухо закрыты пластиковыми щитами металлического серого цвета.
Помимо закрытых окон, в просторном помещении, больше напоминавшем офис из малобюджетного фильма девяностых годов, находилось три стола, разномастные стулья в два раза большем кличестве, выключенный компьютер с массивным монитором, пара телефонных аппаратов (один старше другого) коричневого цвета и шкаф с документами. У выключенного и явно не рабочего радиатора висели клочья паутины, на полу лежало несколько картонных коробок с двд-дисками и рекламными брошюрками. На всём этом богатстве лежал толстый слой пыли.
- Располагайся, мы здесь надолго, - Андрей гостеприимно обвёл рукой помещение, -  За шкафом есть раскладушка, если захочешь вздремнуть - доставай, не стесняйся.
Резкий телефонный звонок разорвал повисшую было паузу. Волков покосился на аппарат. Обычный коричневый телефон, точно привет из шестидесятых. Числовой барабан, захватанная чужими руками трубка, витой спутанный провод. Волков нахмурился. Стоило ответить по всей форме. Звук этот врезался в мозг, точно ставил себе целью довести до бешенства. Мгновение Андрей медлил, а затем резким движением выдернул провод из розетки. Вилка на конце шнура брякнулась об пол, в ушах всё ещё стоял тихий звон - след недавней телефонной атаки. Сброшенный вызов должен был сигнализировать о сложной ситуации. Подтверждение следовало сделать в течении следующего часа.
Спортсмен устало сел на край стола и в задумчивости свёл брови у переносицы.
- Что я забыл? Ах да, фильм. Вечером здесь будут крутить что-то из закрытой программы. Уточню и скажу, что именно. Может быть, нам повезёт и это не вечер "Девушки моей мечты".
Шутка была с бородой и предлинной. Андрей немного помолчал и добавил.
- В другие кинотеатры нам нельзя.
Хотел объяснить, как во время сеанса беспечный зритель может расстаться с жизнью, но решил опустить подробности. Девчонке и так досталось. Выглядела она уставшей и измотанной, потому Волков ограничился лишь мягкой отеческой улыбкой. Многие говорили, что она делала спортсмена старым, накидывала сверху лет пятьдесят. Возможно. Со стороны виднее.

+1


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » Человек в проходном дворе; ноябрь 2008 года; Андрей Волков, Хелен Роуз