Supernatural: the new adventures

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Лабиринт отражений"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 07.12


"Лабиринт отражений"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 07.12

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

http://savepic.ru/7839050.jpg
Дата (ДД.ММ.ГГ) и место действия:
Июль 2012 года, Лос-Анджелес, США
Краткое описание:
История о том, почему нельзя воровать улики с места преступления.
Участники:
Фредерик Кассад, Хелен Роуз, Тётушка Долорес (НПС)

+1

2

Внешний вид

http://farm6.staticflickr.com/5729/20105664404_3b0edb47a6_h.jpg

Вечер обещал быть унылым. В том смысле, что симпатичных девушек в гостях у Доктора Ганьер было много, но все они были уже заняты. Такова особенность званых ужинов у семейного психолога. Но Кассаду повезло. Миловидная азиатка только что эффектно и непринуждённо откинувшая со лба прядь длинных шелковистых волос, захлопала густыми чёрными ресницами и продолжила разговор:
- Я читала ваши статьи, так увлекательно! Особенно про призраков! Я так люблю всю эту мистическую чепуху, очень романтично.
Фредерик принял очень серьёзный вид, облокотился о край барной стойки, за которой пара расположилась минут десять назад.
- Это вовсе не чушь, мисс Вон, - журналист сделал небольшой глоток, посмотрел на девушку поверх стакана, - Всё что я пишу - истина в последней инстанции. В этом всё дело.
- Да? - удивление девушки было искренним, - Почему-то я так и думала.
- просто боялись признать? Правда часто похожа на вымысел.
Журналист отставил стакан в сторону, кивнул бармену.
Квартира Доктора Ганьер больше походила на недостроенное помещение клуба, выдержанное в коралловых, светло-зелёных и молочных тонах. Здесь было очень просторно, но по современному пусто. Гости, разбившись на небольшие группки, курсировали от стены к стене, подбирая закуску с расставленных в художественном беспорядке подносов и общаясь на скучные темы. лёгкая музыка, приглушённый свет и шикарный вид из окна на Голливудские Холмы. Азиаточку Кассад выловил как раз во время созерцания ночных огней Лос-Анджелеса. Девушка стояла у окна, занимавшего всю восточную стену помещения и придерживая тонкими пальцами бокал для коктейлей мечтательно смотрела в даль. Зеркальная гладь стекла отражался её размытый силуэт.
Девушка была одна, Фредерик тоже. Это решило дело.
На самом деле, Кассад прибыл на эту ужасающую вечеринку по делам, в компании Хелен Роуз, независимого эксперта газеты "Изнанка" и отличного напарника. Но девушка куда-то запропостилась. Сначала Роуз беседовала с хозяйкой квартиры, а потом... Потом Фредерик переключился на Инессу Вон. В любом случае, если он понадобиться Хелен, она сможет легко отыскать мужчину у барной стойки.
Алое воздушное платье собеседницы выгодно подчёркивало её фигуру, Фредерик мило улыбнулся.
- Так чем вы занимаетесь, мисс Вон?
- Я дизайнер интерьеров, - азиатка кивнула в сторону основного скопления гостей, - Это моя первая работа. Доктор Ганьер вернула мне радость жизни и я решила её отблагодарить. С тех пор я каждый год посещаю её центр, ловлю нити вдохновения и...
Фред слушал с искренним вниманием. Это важно в общении с женщинами, даже если ты не собираешься продлевать знакомство дольше одной ночи.
- У них прекрасный сад, согласен, - Кассад авторитетно кивнул.
- Вы заметили? Эта гармония! Я так давно не встречала чего-то подобного, создатель этой красоты настоящий гений! - оживилась собеседница, - А знаете? Я бы с удовольствием прогулялась по городу.
- Пешком, или?..
- Пешком. Я устала от машин, - девушка с тихим стуком опустила пустой бокал на чуть влажную салфетку, - здесь скучно, не находите?
"Не сказал бы"
Фредерик кивнул, полез в карман за телефоном. Нужно сбросить смс-ку Хелен, что бы не переживала по-напрасну. Инесса подсела ближе, Кассад почувствовал лёгкий пряный аромат её духов, длинные нити серёг ловили искры рассеянного по помещению света.
- Знаете, - доверительно проговорила девушка, - Если бы не вы, я давно уже ушла отсюда.
Фредерик усмехнулся.

+1

3

Месяцем ранее.

В холодной камере не было света. Как и во всём помещении, дальняя стена которого была занята горизонтальными холодильниками. Большинство из них пустовало, лишь в правом нижнем секторе лежало три тела. Безымянная старуха, привезённая вчера вечером, молодая девушка с простреленной головой и тощий темноволосый парень чуть старше предыдущей усопшей и определённо моложе первой.
Пожилой темнокожий охранник прошёл вразвалочку мимо дверей, заглянул внутрь, но сквозь матовое стекло ничего подозрительного не увидел.
- Что там у нас по ящику? - с кряхтением негр сел на крепкий высокий стул, расставил ноги, откинулся на спинку, разместив на округлом объёмном пивном животе кружку с чаем. Ярлычок от пакетика прилип к внешней стенке посуды, желтея на коричневом фоне точно осенний листик.
Выцветшими выпуклыми глазами охранник глянул на мониторы камер наблюдения. Ничего необычного. Последний сотрудник морга отбыл час назад, теперь здесь стало особенно тихо и спокойно.
- Что-то я забыл...
Мёртвый парень наркоманской наружности лежал абсолютно прямо. Глаза его были закрыты, руки вытянуты вдоль обнажённого тела, прикрытого белой тканью от макушки до пят. Внезапно темнота холодильной камеры сгустилась до такого непроглядного мрака, что стороннему наблюдателю могло показаться - мир вокруг мёртвого тела стёрся, исчез.
Мрак этот тонкими дымными струйками заполз под простыню, обнял мёртвое тело Алекса Бишопа, просочился внутрь, сквозь ноздри, уши, приоткрытый рот. Минуту или две ничего не происходило, затем плотно сжатые веки трупа распахнулись. Мужчина улыбнулся в темноту.
Крика престарелого охранника в ту ночь никто не услышал.
Уже стоя на улице, Алекс продолжал улыбаться. Одежда его последней жертвы болталась на худом теле, точно на вешалке, но демона мало заботил его внешний вид. Всё, что интересовало засевшую внутри лаборанта тварь - это месть. Безграничная ненависть пожирала чёрную субстанцию изнутри, отражаясь на лице оболочки нефтяной чернотой глаз и кривым оскалом.
- Кассад, Роуз, Ганьер. Кто из вас сдохнет первым? Мне решать...
В ночи раздался утробный гул, мимо скрипевшего зубами человека, стоявшего на перекрёстке, пронеслась громадная фура, мелькнула надпись на боку: "Куча мебели от торгового центра "Сириус"! Быстрая доставка! Качественная сборка! Звоните, пишите, просто приходите!"
Алекс дёрнулся, точно от удара, перестал пялиться в одну точку, развернулся на месте, шаркнув по асфальту разношенными старыми ботинками.
- Пора в гости.
В этот момент точно чья-то властная рука ухватила лаборанта за шиворот. Со стороны могло показаться, что обычный пьяница пытается поймать ускользающее равновесие. Демон внутри Бишопа взвыл, попытался освободиться, но невидимая хватка лишь усилилась, границы мира вокруг поплыли, размазываясь и стираясь.
- Нет! Не сейчас! Не сей...
Мимо перекрёстка пронеслась ещё одна фура, на этот раз без рекламы на прицепе. Человек в одежде не по размеру бесследно исчез.

[NIC]Алекс Бишоп[/NIC]
[STA]Ненависть и слабоумие[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/fiqgB.png[/AVA]
[LZV]АЛЕКС БИШОП - культист-сатанист широкого профиля, немножко лаборант, немножко одержим[/LZV]
[SGN]Убить всех человеков! (с) Список человеков выдаётся начальством.[/SGN]

+1

4

Медиум стояла рядом с доктором Ганьер, в их компании ещё были люди, один мужчина старше Фредерика и две девушки моложе самой Хелен. Сестрички, как выяснилось, дизайнеры не умолкали и если честно, от их болтовни Хелен очень устала, она отвечала, лишь тогда когда непосредственно с ней говорили, а так предпочитала, молча слушать и разглядывать гостей. Тут были люди разного сословия, но не бедные. Её напарник как сквозь землю провалился, а пришли вместе. Девушка себе дала установку, что больше не даст ему её затянуть в подобное место. Значит, привел и бросил на растерзания этим всем людям. Ему без труда получилась, даже уговаривать не надо было, способ притащить её сюда, а может Хелен лишь из-за него и пришла. Девушка не бросала попытки найти его в толпе, но тщетно. Они пережили схватку с демоном, не с простым демоном, а общим врагом, Алекс Бишоп был кузеном Дена, тот являлся хорошим  другом Фредерика, а демон, что занял тело лаборанта, знал её. Именно эта тварь убила родителей Роуз и из-за него её упрятали в больницу, затем в другую, с решетками на окнах, только пока вспоминать девушка была не готова и тем более говорить об этом.
- Что вы говорили?
Очнулась Хелен от воспоминаний про их с Фредериком приключений, мужчина обращался к ней и улыбался, по-моему, на все тридцать два зуба, он и был по профессии стоматологом. У него была своя клиника. Где? Хелен как-то невнимательно прочитала визитку, когда тот их раздал при знакомстве, позже глянет. Она её спрятала в сумочку.
- Я бы хотел вас чем-нибудь угостить, конечно, если вы не против. 
Снова белоснежная улыбка. Доктор Ганьер куда-то исчезла и две болтушку нашли себе новых жертв, в лице официанта, что разносил напитки на подносе. Она и Стефан, ей удалось вспомнить его имя, остались одни. И как так получилось? Во всем она решила ругать журналиста.
- Не против, - слабо согласилась и улыбнулась, - Надо бы и уметь расслабляться, не так ли?
Они подошли к барной стойки, мужчина заказал Бьянко - этот напиток был светло-соломенного цвета и обладал мягким ароматом с лёгким оттенком ванили и пряностей. Она согласилась выпить мартини с долькой лимона, зная, что не очень алкоголь переносит. Пила Хелен этот не сильно горький напиток не спеша и в пол ухо слушала забавные истории стоматолога. Блуждая взглядом по гостям и время от времени вставляя дежурные слова, чтоб не молчать во время разговора. Неожиданно она нашла журналиста, он был не один. В стакане ещё было много мартини, одним глотком медиум выпила содержимое стакана и хлопнула им по столу. То ли алкоголь ударил в голову, то ли видеть, как Фред флиртует с другой женщиной, было неприятно. Поначалу Хелен старалась не смотреть в их сторону, но ловила себя на мысли, что нельзя так всё оставлять. Что он ей нравиться, что потом будет же сама плакать ночами в подушку, а затем наступит апатия. Она даже уже не следила за повествованием того кто находился рядом. Голубые глаза были прикованы к спине журналиста, который смеялся и что-то отвечал той азиатки, что была рядом с ним.
- Прошу меня простить, - вдруг проговорила, не выдержала, и отправилась к шумной парочке.   
Стефан проследил, куда девушка направилась, а увидев, кому она подошла, тяжело выдохнул. К нему подошла доктор Ганьер, с бокалом сухого белого вина.
- Что не удалось поймать очередную девушку?
- Они что встречаются? Могла бы, и предупредить, подруга называется. Или это месть за прошлую ночь?
- Да вроде они лишь работают вместе, - пожала плечами, и добавила, - Хотя я не уверена.
- А может ты, скрасишь мой вечер, а? – мужчина обнял за талию свою давнюю знакомую.
- Нет уж, - помахала свободной рукой и рассмеялась, - Не хочу становиться очередным трофеем.
Хелен ещё немного постояла за спиной журналиста, затем поздоровалась с девушкой, которая говорила что-то про не любовь к транспорту и первая заметила её появление.
- Смотрю у вас тут весело.
Рядом с мужчиной Хелен растеряла всю решимость, что хотела сказать или сделать. Она притихла, лишь улыбалась глядя, как Инесс Вон отвечает Фреду. Он предупредил, что собирается смыться с вечеринки, а так как он особенно улыбался, она поняла из-за кого у мужчины такое настроение. И с кем собрался смываться. Что это было? В сердце неприятно кольнуло, медиум почувствовала себя третей лишней. Ей захотелось исчезнуть, испариться или вообще снова переехать в другой город, а лучше в другую страну. Только чтоб не чувствовать это одиночество что начала изнутри грызть. Какая же она получается эгоистка! Наедине с Фредериком было хорошо, но когда появляется кто-то ещё, ей хотелось провалиться сквозь землю.
- И ты долго будешь бездействовать?
Хелен отчетливо в голове услышала чей-то голос. Медиум оглянулась по сторонам, но никого кто бы с ней мог заговорить, не нашла.
- Снова просто будешь смотреть, как уходит твоё счастье? Ты меня уже начинаешь бесить!
Медиум смотрела на Фредерика и мелко дрожала решиться на что-то, что она собиралась сделать, нужно было много смелости. Красивая азиатка что-то спросила, Фред улыбаясь ей ответил, когда Хелен дрожащей рукой взяла его за галстук и потянула к себе. Она не закрывала глаза, смотрела прямо ему в глаза. Ей казалось, только закроет глаза, то проснется. Их поцелуй вышел горьковатым со вкусом пряностей.

Отредактировано Helen Rose (2015-09-23 21:08:33)

+1

5

Хелен выскочила, точно чёрт из табакерки. Такой симпатичный светленький чёртик с искрой во взгляде. Фредерик даже не понял, когда она подошла, просто не уловил момента. Отвлёкся на телефон, поднял глаза от экрана и столкнулся взглядом со льдом и решимостью. Именно так можно было охарактеризовать Роуз, эффектно откинувшую за спину прядь светлых волос. Фред невольно замер, ошарашенный такими переменами, отложил трубку мобильника на барную стойку, сообщение он так и не отправил.
- Детка, я как раз...
- Это ещё кто? - недовольно скривилась Вон, томность из её голоса точно пылесосом высосали, - Ты не сказал, что пришёл с кем-то.
Кассад подумал, что произошло нечто страшное. Иначе с чего бы Хелен так взволнованно выглядеть? Ей определённо шло это состояние, однако мужчина одёрнул себя, постаравшись переключиться на дело.
После произошедших в "Единении" событий они какое-то время не виделись. А позже, уже в редакции газеты, Хелен опять вела себя отстранённо и легко, точно жила своим собственным миром, в который журналист с замашками великого писателя, никак не вписывался. Фредерик воспринял это, как отказ. Почему-то не попытался сблизиться снова. Сейчас он даже не сможет внятно ответить на вопрос - почему именно.
Азиатка открыла рот, что бы ответить медиуму и в этот момент Фреда поцеловали. Кассад уставился в бездонную голубизну глаз девушки, оказавшейся неожиданно близко. Рука по инерции легла на её талию. Ответа на поцелуй медиуму ждать не пришлось.
- Ха? - только и сумела выговорить Инесса, хлопнула сумочкой по столу, встала со стула, - Приятного вечера.
И удалилась, растворившись в толпе гостей, только блеснули в искусственном свете ламп смоляные чёрные волосы.
Но Кассад этого не видел, он сейчас был полностью занят Роуз, отстранившейся по его мнению излишне быстро. Девушка выпила, быть может это решило дело? В иное время, с другим человеком Фредерик с радостью воспользовался бы ситуацией, но только не с Роуз. Она была особенной, отличалась от общей массы девушек также сильно, как экзотический цветок от банального букета алых роз.
- Аргумент. Ты меня убедила, - проговорил Фредерик, - Детка, нам пора домой.
Прозвучало как-то двояко, Фред обернулся к стойке, забрал свой телефон. Бармен флегматично наблюдавший за разыгравшейся сценой, решил проверить чистоту идеально блестевших на свет бокалов. Ему было определённо скучно, в отличии от Кассада.
Развернувшись на месте, мужчина поймал взглядом пустоту. Хелен опять куда-то запропастилась. Тьфу ты! Она же ему не померещилась, правда?
На всякий случай оглядевшись по сторонам, не обделив вниманием и пол под ногами, мужчина покачал головой и направился к выходу. Ганьер со своим спутником следили за ним издали, поверх голов других гостей, о чём-то переговариваясь.
Хелен стоило найти в ближайшее время. Хотя бы для того, что бы выяснить мотивацию её поступка. Фред машинально поправил затянутый девушкой галстук, затем попросту его снял, сунув комком в карман пиджака, вышел на улицу. Жаркий день уже давно сменился душной ночью, не приносящей облегчения. Ветер стих, в воздухе отчётливо чувствовался привкус автомобильных смол - к утру смоговое облако опять скроет под собой всю северную часть города. Совсем не то ощущение, которое ожидаешь пережить, выбравшись с многолюдной вечеринки.
- Куда же ты опять ушла? - задал мужчина риторический вопрос, не зная, какую сторону улицы избрать отправной точкой своих поисков. Одно Фредерик понял определённо точно, после таких выкрутасов, он медиума никуда не отпустит. Пока не выяснит всё до конца.
На звонки девушка не отвечала, пришлось импровизировать.

+1

6

- Не думала, что ты решишься, не настолько ты безнадежна, как я думала.
Настойчивый голос в голове продолжал преследовать, даже когда медиум оказалась на заднем сидении такси. Теперь она отчетливо слышала женский хрипловатый голос. Бросила взгляд на водителя, тот что-то себе под нос напевал, выстукивая пальцами по рулю. Он не слышал этого голоса, а значит два варианта либо много выпила, либо… призрак. 
- Девочка если тебе нравиться этот мужчина, так бери, а не стой в сторонке, как всю прошлую неделю. Было до слез следить за твоими мучениями.
- Кто ты? – спросила Хелен, позабыв, что не одна.
- Вы мне?.. – поправил зеркальце водила.
- Нет-нет, - показала телефон, и улыбнулась, - Я не вам, - решила добавить.
Трубка как будто знала, что пригодиться. Зазвонила в руках. На деисплеи высветился Фредерик Кассад. Нажать кнопку принять вызов так и не решилась. Что она ему скажет? Она один раз признавалась в своих чувствах, получила прямой отказ и после даже не пыталась, поэтому просто поцеловать мужчину и убежать. Какая же я…
- Дура? Согласна.
- Не лезь не в свое дело!
Водитель обернулся и увидел, как девушка с кем-то говорит по телефону, выругался под нос и снова отвернулся. Очень удобно телефон её часто был на вибро режиме. Наконец Фред бросил попытки дозвониться. Надолго ли? У девушки навернулись слезы, по-моему, она находилась на приделе. Так её переполняли чувства. До квартиры оставался квартал, медиум попросила остановку, решила пройтись на свежем воздухе, собрать мысли. Душная ночь была невыносимой, но терпимой. Девушка мечтала залезть под струи прохладной воды и привести себя в порядок. Звезд было не видно из-за освещенного ночного города, но всё-таки ей удалось парочку найти. Это вызвало улыбку, но по щекам текли слезы. Она хотела остаться с ним, но по каким-то причинам испугалась. Саму себя. Во всем виноват был алкоголь, прошлую неделю так удавалась  хорошо держаться, даже тогда когда она поняла, что всё это время следила за журналистом. Мельком. Ещё постояв немного, Хелен пошла к дому, напевая мелодию, зашла в подъезд и тихо вошла домой. Не включая света в квартире, девушка вошла в ванную, раскрутила краны и забралась под прохладную воду, прямо в вечернем платье. По коже тут же побежала мурашки, но она будто их не замечала, напевала мелодию. Где она её подхватила? И что за мелодия? Отодвинув в сторону шторку, уставилась в свое зеркальное отражение, там была женщина из сна.
- Я надеюсь, ты резать вены не будешь? – хмыкнула красивая женщина из зеркала, и добавила, - От покойницы мне мало толку будет, знаешь ли.
- Что тебе надо? – спросила в лоб, медиум понимала кто перед ней. Призрак. Вот только было не понять, чего ему нужно было.
- Не груби мне девочка, но мне нравиться такой подход -  скривилась женщина, но решила не заострять на этом внимание, и добавила, - Меня зовут Тесс Конвей. И ты должна найти моё тело.
- А с чего ты взяла, что я соглашусь? - спросила Хелен.
- У тебя нет выбора девочка, а иначе я никуда не уйду. Как тебе такая перспектива? Хммм, может мне заняться этим парнем, - Тесс специально растянуто проговаривала каждое слова, следя за Хелен, - Как его… Фредерик Кассад. Не мой тип, но и им можно перебиться, раз других вариантов нет. Как по мне тот стоматолог был поинтереснее, - решила закончить.
- Ты не посмеешь, - проговорила Хелен уже не так уверенно в своих знаниях, - Тебе нужно мое согласие, если хочешь завладеть полностью моим телом. О таком я помню. Так что твои угрозы лишь пустой треп.
Тесс скривилась, но отступила. Исчезла. На медиума смотрела снова её отражение и в голове стало попросторнее.

Отредактировано Helen Rose (2015-09-24 23:10:01)

+1

7

Почему он сразу же не поехал к ней домой? Хороший вопрос. Почти такой же хороший, как стакан, который Фред неловко выронил из пальцев, когда пытался поставить его на барную стойку. Стекло встретилось с полом и проиграло в неравном поединке. Фонтан осколков разлетелся в разные стороны, засыпав ботинки Кассада.
- Конфликт-меню, - бармен с вежливой улыбкой протянул мужчине аккуратную красно-коричневую папочку с оттиснутым на лицевой стороне логотипом заведения.
- Благодарю, - Фред со вздохом протянул кредитку. Разбитый стакан виделся журналисту очередным нехорошим предзнаменованием. И всё-таки, почему Фредерик сразу же не посетил первейшее убежище медиума? Её квартиру, в которой она пряталась всякий раз, когда происходило нечто неприятное?
- Пару раз она приходила ко мне, - пробормотал мужчина под нос, забирая карточку назад. Бармен выдал очередную дежурную улыбку.
- Понимаю. Это случается со всеми. Повторить?
- Нет, спасибо, я за рулём.
Пожалуй, стоило это сказать до того, как влил в себя три порции виски, но Фред вообще плохо соображал в эту душную ночь.
И снова он оказался на улице. Снаружи было всё так же невыносимо, откуда-то ощутимо несло гарью. Мимо пронеслась карета скорой помощи, оглашая окрестности противным воем мигалок. Фред отпрянул от бордюра, встретился спиной с каким-то парнем, пихнувшим его в ответ. Это было честно, Кассад даже не обиделся.
Машину он оставил у обочины. Подойдя к своей старой подруге, выдернул из-под дворника очередной штрафной талон и не глядя сунул в карман, к галстуку. Когда-нибудь Фреда лишат водительских прав. Когда-нибудь, но не сегодня.
В голове было абсолютно пусто. Пожалуй, если бы Инесса Вон сейчас сподобилась вернуться, ей не составило труда увести Фредерика в свой укромный уголок. Но мисс Вон поблизости не оказалось, потому мужчина сел за руль, сложил на него руки и уставился сквозь лобовое стекло на ночную улицу. Несмотря на поздний час, людей вокруг было много. Лос-Анджелес, подобно Нью-Йорку, оживал в ночные часы и представал перед взорами своих гостей и жителей в совершенно ином свете. Серебрилась широкая лента дорожной развязки, что словно гигантский паук возвышалась в центре города, приветственно мигали огни на рекламных щитах и проекторах, горели вывески различных развлекательных заведений. Небо над городом окрасилось в какой-то неестественный багровый оттенок. Так свет отражался от облаков, окончательно скрыв звёзды и черноту неба.
Сколько Кассад так просидел, он не помнил. Это состояние даже сном нельзя было назвать, странная отстранённая полудрёма, пьяное ленивое безделье.
Только когда воспоминания о прошедшем вечере отозвались  в ушах мифическим звоном битого стекла, журналист очнулся от ступора. Часы показывали половину четвёртого ночи. Город всё ещё утопал во мраке, но рассвет почти вступил в свои права, прогоняя болезненную красноту с облаков. Как Фред и предсказывал, смог затянул небо непроглядной серой тушей. Ядовитые пары концентрировались над городом, обещая новый душный день в теплице.
Мужчина покачал головой, повернул ключ в замке зажигания и прислушался к ровному шуму мотора. Автомобиль выехал на дорогу. На этот раз Кассад знал свой маршрут.
Квартира Хелен Роуз, расположенная в одном из самых жутких районов города, с прошлого месяца не поменяла свои координаты. Всё тот же тёмный подъезд, всё те же соседи, всё та же неприметная дверь, в которую Фредерик постучался месяц назад в надежде отыскать за ней Дарси Спрингл, детектива из местного полицейского участка. Судьба и Дарси со своими шуточками распорядились иначе, но мужчина не жалел об этом ни минуты.
Миновав коридор, журналист отыскал нужную дверь и постучался. От повторного касания она легко подалась вперёд, открываясь внутрь квартиры. Фреда охватили нехорошие предчувствия. Памятуя мерзкую славу этого района и ругая свою нерасторопность, мужчина шагнул через порог в темноту квартиры.
- Хелен, детка, ты дома? Не надо бить меня сковородой, я с миром!
Он огляделся по сторонам. С первого взгляда в квартире никого не было, но журналист решил убедиться.

+1

8

В квартире было темно, лишь у постели на столике был зажженный ночник, дверь в ванную была приоткрыта. Играла музыка двадцатых годов, женщина пела о несбыточной любви. Когда журналист оказался посередине квартирки, его кто-то обнял, а затем шаловливые ручонки из брюк вытащили рубашку и проникли под ткань. Руки легли на торс, и объятие стало крепче, настойчивее. Девушка потянулась к уху:
- А я тебя ждала.
Она спустилась к брюкам и начала на них расстегивать пуговицы, будто специально, медленно, вкушая момент. Руки не тряслись, как немного ранее, когда Хелен решилась на поцелуй. В движениях была уверенность и сила. Девушку будто подменили.
- Нет! Прекращай! Что ты творишь?! Это мое тело, - кричала Хелен, билась в невидимую преграду кулаками и  находилась в ужасе, - Не втягивай его в свои игры! Как мне после ему в глаза смотреть то?
- Поверь, будет интересно. Тебе понравиться.
Девушка проговорила вслух, но обращалась к медиуму, которая в бессилии сползла на темный пол в каком-то темном месте. Куда не посмотреть, видела глазами той, что так искусно завладела телом. И сейчас она хочет…. Хелен постаралась перенаправить мысли, а то одной мысли её начинало трусить. Тесс Конвей, так? По одежде можно было понять, что она из двадцатых, а может из тридцатых. Из слов призрака Хелен поняла, что её тело было не найдено, а значит, дело искать нужно не в закрытых делах. Или всё же в закрытых? В голове происходил настоящий тайфун. Тем временим, в комнате события разворачивались стремительно быстро. Она, то есть Тесс прижала к стене Фредерика и уже пустилась расстегивать рубашку.
- Я согласна, - больше она не могла за этим следить, поэтому закрыла глаза, - Я помогу тебе, только прекрати, хорошо? Умоляю…. Прекрати.
Женщина на середине остановилась, приподняла бровь и тяжело выдохнула. После чего снова продолжила свое занятие. 
- Вот видишь, как легко манипулировать людьми. Только я так давно не чувствовала прикосновений, так что даже не знаю, как можно остановиться.
Она подняла взгляд на мужчину и после чего умело захватила его губы своими. Поцелуй получился страстным и требовательным. Это продлилось пару секунд, но поцелуй прервался, а Тесс отступила на шаг.
- Уговорила, - вдруг проговорила, и хмыкнула, не прерывая их с Фредом взгляд, и добавила, - Приятно познакомиться, меня зовут Тесс…. Девочка не указывай мне что делать... На чем я остановилась? Ах да…. Тесс Конвей. Вы с Хелен Роуз обязаны найти мой труп, а иначе придется тебе меня терпеть очень долго. А ты по-моему приехал за продолжением того что произошло на вечеринке, я права? - улыбка получилась хищной.

Отредактировано Helen Rose (2015-09-26 15:32:21)

+1

9

Сковородкой его не били, но эффект от действий Роуз был примерно таким же. Фред удивлённо приподнял бровь, хотел спросить что-то но осёкся, почувствовав как рубашка выскальзывает из брюк.
Если бы не знакомый голос медиума, Кассад решил, что его заловила совсем другая девушка. Слишком уверенно она действовала, не успел журналист глазом моргнуть, как едва не остался без штанов.
- Хей, детка, зачем спешить?
Похоже не он один решил утопить свою тоску в стакане. Задёрнутые шторы отрезали зарождавшийся за окном рассвет. Глубокий древесный аромат, витавший в комнате, сбивал с толку. Но даже после пошлых возлияний Роуз не вела себя столь развязно. Фредерик попытался сосредоточиться на главном - странном поведении девушки, но поцелуй выбил из головы остатки мыслей. Мягкие ладони медиума действовали лучше любого наркотика. Он даже не понял, что Хелен избавилась от перчаток, с которыми не расставалась даже во сне.
Стоило остановиться, но Кассад этого не хотел. Перехватил инициативу, не разрывая поцелуя, потянул за пояс пушистого банного халата, отстроченного по краю грубой жёсткой нитью. Такие халаты можно найти в любом приличном отеле города. Провёл рукой вдоль тела девушки, поднимаясь от талии к груди. Алкоголь ещё не выветрился полностью, смешавшись с решимостью и забитыми в тёмный угол желаниями. Плевать на последствия и предпосылки. Кчёрту условности, они только мешают.
Роуз что-то сказала и отстранилась как раз в тот момент, когда руки журналиста почти освободили её от халата. Белая махровая ткань выгодно обрамляла плечи отступившей к двери ванной комнаты девушки. Кассад всё ещё чувствовал их последний поцелуй, нервно облизнул губы, усмехнулся.
- Это многое объясняет.
Прекрасно понимая, что так будет лучше, он всё равно чувствовал разочарование. Другая сущность внутри Хелен ликовала, видимо выиграв неведомый Фреду спор.
- Чего тебе надо? - спросил мужчина, заправляя рубашку в брюки. Он почти успокоился, только сердце продолжало с бешеной скоростью перегонять кровь по организму, путая мысли, сбивая дыхание. Полутьма комнаты и лёгкая музыка совершено не вязались с атмосферой предстоящего разговора.
- Как долго ты здесь торчишь? - резко проговорил мужчина, закончив приводить себя в порядок. Почему у них с Хелен вечно всё никак у людей? Журналист взъерошил волосы на затылке и усмехнулся.
- Пошла прочь, дорогуша. Мы тебе не сыскное агентство.
Глупо было спорить с призраком, взявшим в заложники ту, кто тебе не безразлична. Сколько эта демоница болтается по свету? И угораздило же Хелен заразиться призраком!
"На вечеринке? Так-так, значит она была в ней уже тогда? И всё это время..."
Странная замкнутость девушки приняла совершенно иную форму. Фред шагнул вперёд, схватил медиума за обнажённые плечи, вгляделся в льдистые глаза.
- Хелен! Ты меня слышишь?! Выброси её к чёртовой матери!
Не сработало. Да и разве могло?
Мужчина тряхнул головой, разжал пальцы.
- Тесс Конвей. Приятно познакомиться. Одевайся. Мы едем на работу.
"Чёрт возьми!"

+1

10

Пока они ехали в офис Изнанки, ни Фредерик, ни Тесс-Хелен и слова не проронили. Женщина ушла полностью в прошлое, многое уже поменялось, но многие здания ещё с тех времен стояли. Например, на углу банк, а раньше был ресторан, где Тесс любила зайти и посидеть, найти мужчину и провести замечательно вечер. Или там, где сейчас антикварная лавка мистера Дженкина, был элитный салон красоты. Как же она давно не притрагивалась предметам, не чувствовала вкуса еды и не получала удовольствие, когда ласкает мужчина. Она бросила взгляд на журналиста, парень девчонку если не любит, то хотя бы неровно по ней дышит. Это заставило улыбнуться ему, когда тот глянул в зеркальце и после отправить воздушный поцелуй.
- Мальчик, найдете мое тело, и разойдемся, не переживай так, - женщина закинула ногу на ногу, и поменяла позу, - А город очень изменился, а люди нет. По-прежнему правят деньги и если ты бедняк, то никто, и звать тебя никак. Я в свое время имела всё, и деньги, и мужчин. Знаешь, у женщин огромная власть над вами, так как чаще всего вы думаете, тем, что у тебя в штанах.
Они только что проехали район с бродягами, которые рылись в мусорных контейнерах. Там развернулся целый спектакль, новенький забрел не на свою территорию и получил от бывалых. Тесс лишь поморщилась, её при жизни пугала мысль оказаться в самом низу и делала все, чтоб этого не случилась. Она заполучила власть с помощью голоса и тела. Да поначалу пришлось переступить через свою гордость, а там легче пошло. Ей удалось вскружить голову местному мафиози, а потом олигарху и подняться очень высоко. Тесс Конвей удавалась мужчин натравлять друг на друга. Крутить, как ей вздумается. Жизнь её была яркой и опасной. Со временем она поняла, что по-другому жить не может и не хотела. Как не странно это могло показаться, но она не могла вспомнить день своей смерти. Сколько не старалась, будто темное пятно. Мириться с этим женщина не желала. А ещё когда ты умер время становиться ничем. Увидев, как тебя кто-то может видеть и разговаривать, для Тесс было как соломинкой. И она за неё ухватилась. Первое время Роуз делала вид, что не замечает её, затем просто сказала, чтоб отвязалась по-хорошему. Тогда оставалась лишь дождаться, когда девушка ослабит свою силу и дождалась. Слабым местом оказался юноша, медиум боялась раскрыть свои чувство перед мужчиной. Чем больше себя мучила девушка, тем легче было взять её тело под контроль. Хелен Роуз бесила женщину. Ту, что умела вертеть самцами, а это девчонка даже в свои двадцать четыре не была в руках мужчины. Она терялась, в обществе журналиста, но тянулась как на свет. За этим было больно наблюдать, но интересно. 
- Бабочки долго не живут, - проговорила женщина, и спросила, уже обращаясь к парню, - Есть сигареты? Да ладно тебе она не будет против.
Тем временем они подъехали к зданию, где находилась Изнанка. Вышли из машины, пришлось несколько рядов машин пройти, мужчина старался держаться на расстоянии от Тесс, пряча в карманы руки. Это забавляло. Женщина вошла второй в лифт, подмигнув охраннику, что их пропустил в холе. Тот, по-моему, поперхнулся, после чего, когда двери закрылись, женщина рассмеялась в голос.
- Я снова в деле, - сказала голосом, что обещал, что это лишь начало, - Как же это приятно. Где в городе в ваше время можно расслабиться и повеселиться?
Двери открылись. Их ждала девушка с дредами собранными в хвост и в спортивной одежде, она была чем-то не довольная. Покопавшись в памяти, Тесс вспомнила имя странной девчонки. Трикси. Точнее это был её никнем или что-то вроде этого.
- Босс, - синяки под глазами говорили, что девушка пол ночи гуляла и еле встала, когда тот вызвал, - Объясните, что на этот раз вам срочно понадобилось? Привет Хелен, - той она мило улыбнулась, и снова обратилась к мужчине, - Пускай это будет что-то важное, а не обычное из ваших прихотей. Честное скаутское, я готовая вас придушить.
Трикси развернулась и зашагала к их кабинету. Планшет, с которым девушка не расставалась, был при ней. Тесс шла позади всех и вдруг перед глазами потемнело.
- Не понимаю, как ты его терпишь, - Трикси обратилась с улыбкой к Роуз, и обеспокоенно спросила, так как оглянулась на медиума, - Хелен ты себя нормально чувствуешь? На тебе лица нет….
- Все нормально, - подняла руку для протеста, и добавила, улыбаясь, - Кое-кто пытается сопротивляться мне, - это она добавила так, чтоб её слышал, лишь журналист, - Похвально, но тщетно. Я сильнее. И пока вы не найдете мое тело, я никуда не уйду

Отредактировано Helen Rose (2015-09-29 19:05:34)

+1

11

- Веселиться будешь, когда дела закончим, - резко отозвался Фред, выворачивая руль.
Им повезло, почти не стояли в пробке. Небо на горизонте, очерченном крышами высоток, казалось почти белым. Градиент переходил в иссиня-чёрный. Но это продолжалось всего несколько минут, до тех пор, пока из-за крыш не выскользнули первые робкие лучи солнца. Объезжая очередной хвост, составленный из десятка автомобилей, мужчина завернул на окраину. Он давно здесь не бывал, предпочитал более спокойные районы. Но сегодня Кассаду было не до точности маршрута. Получить кирпичом в лобовое стекло меньшее из зол. Что делать с Хелен - вот что важно.
Ранить девушку он не хотел при любом раскладе. Чем там в Сети советовали отгонять призраков? Железом? Ха-ха три раза...
Мельком глянув в зеркало заднего вида, журналист наткнулся на пристальный взгляд сидевшей на заднем сидении девушки.
- Сколько тебе лет? - он знал, что она не ответит. И излишнее сейчас женское кокетство было не при чём. Эта женщина попросту не хотела отвечать на вопросы, к которым сама не подведёт собеседника. Этим Конвей напоминала Фреду Мари Штерн. Усовершенствованную версию этой шикарной брюнетки.
Конвей говорила таким знакомым и в тоже время чужим голосом. Фредерик сжал рулевое колесо до белизны костяшек пальцев. Чувство было странным. Он никак не мог понять, как должен относиться к происходящему.
- Ты должна дать мне гарантии.
"Я так не хотел этого делать..."
Журналист вздохнул, успокаиваясь. Сейчас не стоило впадать в панику, мысли должны быть в порядке.

Зачем он поволок Хелен в офис газеты, спросите вы? Что бы хоть чем-то занять себя и ту, что сейчас нацепила на себя облик Роуз. Трикси встретила их обоих у самых дверей,на занимаемом "Изнанкой" этаже. Раздражённая и уставшая она с любопытством обшарила парочку глазами, остановив свой сегодняшний выбор на медиуме.
Слова о бабочках засели в в голове. К чему это было сказано? На обычную шлюху мадемуазель Конвей не походила. Из элитных?
Фред как-то упустил момент и Трикси подцепила медиума.
- Детка, у меня к тебе дело. Срочное, - Кассад попытался переключить внимание неформалки на себя и частично это у него получилось. Сегодня девушка обзавелась новой цветной прядью в причёске. Фиолетовой. Этот цвет бесил Фредерика, но делать было нечего.
- У нас серьёзная контора, а ты опять притащилась чёрт знает в чём, - проворчал он, пропуская девушек вперёд. Трикси скорчила страдальческую гримасу с таким расчётом, что вроде бы шифровалась. Вот только вряд ли она не учла яркого отражения в толстой стеклянной вставке в центре двери.
Офис ещё был пуст, только на столе неформалки горела лампа и исходила паром кофейная кружка. Тёмно-коричневый напиток заполнял её только на половину.
- Э нет, сам себе делай, - Трикси просочилась вперёд и поднырнув под руку Кассада цапнула кофе.
- Что за манеры чужое изо рта тягать? - она отпила из кружки и уставилась на Хелен пристальным изучающим взглядом, - Он со всеми так делает?
Субординацией в общении с занозой Трикси никогда не пахло. Но девушка компенсировала своё нахальство прекрасными показателями работы и Кассада всё устраивало.
- Это какой-то тренинг? - она кивнула в сторону медиума.
Фредерик неопределённо махнул рукой:
- Что там у нас с материалами по передовице?
- Компонуются, - уклончиво проговорила девушка, поправила ненавистную фиолетовую прядь, в отличии от остальных волос не скрученную в дреды и одним глотком опустошила чашку, - А ещё у нас сдохла кофеварка. И я не при чём.
- Знаю, - рассеянно проговорил мужчина, уселся за первый попавшийся стол и включил компьютер. Тихое гудение системного блока заполнило комнату. Трикси поморщилась.
- Когда Бен уберёт с моих глаз эту рухлядь?
- Когда к нам поступит финансирование из Центрального офиса, - ответил за подчинённого Фредерик, - А пока страдай.
- Страдаю, - согласилась Трикси и переступила с ноги на ногу.
- Что там с кофеваркой? - Фред пристально вгляделся в монитор.
- Если ты вызвал меня лишь для того, что бы это спросить, то...
- Передовица, - напомнил Кассад, резко щёлкнув клавишей мыши. На мониторе отобразилась страница интернет-поисковика. Разномастные цветные буквы логотипа пустились в пляс, сегодня была какая-то знаменательная для науки дата. Уточнять не было желания.
- Тесс... Хелен, посмотри на это, - мужчина указал подбородком на подборку ссылок, выданных интернетом. Большого открытия для этой стервы в наличии у человека доступа к практически неограниченной информации быть не должно. Она хоть и была мертва чёртову кучу лет, болталась в эфире и пялилась на мир.
- Узнаёшь сестру Терезу?
Расхожее выражение пришло как-то само по себе. Если бы не Трикси, развесившая уши неподалёку, мужчина говорил бы с медиумом совсем иным тоном. Но он не хотел оставаться с одержимой Роуз наедине. Он боялся. За Хелен, не за себя. Ненормальные призраки всего месяц назад едва не превратили их обоих в решето. Чего ждать от очередного подарка преисподней?
На мониторе замелькали колонки текста.
- Ты была популярна, - без особенного восторга заметил журналист, отодвигаясь в сторону и давая Роуз-Конвей пространство для манёвра. Было жутко думать, что сейчас чувствует Хелен. Теперь Фред знал,что Роуз рядом. недавний инцедент в коридоре не прошёл незамеченным.
"Борись, детка. Подай знак. Ты же можешь!"
он перевёл на Роуз внимательный взгляд. Трикси, неизвестно каким чудом обзаведшаяся новой чашкой с кофе, медленно вплыла в угол обзора мужчины. Статья так же её заинтересовала.
- О, ретро! Обожаю!

+1

12

Девушка наклонилась, чтоб прочитать о своей пропаже и про что труп так был и не найден. Волосы упали на плечо журналиста, она специально выбрала такой ракурс, ей нравилось его реакция. Специально долго читала, дразня Фредерика. В статье писалось, что последний раз её видели, после посещение выставки одного художника, который из-за чувств к ней написал её портрет, а именно на званом вечере у чиновника. Она вспомнила, как была на той выставки с очередным любовником, который был из влиятельных кругов, а ещё то, что ухажер купил этот портрет.

- Я не могу пройти мимо этой картины, - проговорил мужчина на ухо, обнимая девушку за талию и целуя её при всех.
Со всех сторон тут же прошелся шепот. Женщина знала, о чем они шепчутся, мол, как могла девчонка без родителей, из приюта за столь короткое время сделать имя. Но она держалась достойно, злые языки не могли сломить Тесс Конвей. Она давно выбрала свой тернистый путь, и они всего лишь те, кто завидовал. И то, что она уговорила Ральфа прийти на эту выставку, где выставился не кем не известный художник, тоже был зловещий план.
- Я даже не мог представить, что ты придешь.
За спиной послышался голос, она не спеша повернулась на голос.  Это был хозяин выставки, тот, с кем Тесс не желала видеться, но если бы она не переступила эту ступеньку в своей жизни, то можно было просто не начинать. Кошель, обнимающий Тесс за талию, приподнял бровь.  Ральф спросил, знает ли девушка этого художника. Она не стала скрывать, что он прошлое, позорное прошлое. Даже унизила его перед всеми, слов она не помнила, которых тогда сказала. Потом через неделю, в газетах она прочитала, что Олдридж Альберт сжег все свои картины, а так как пожар распространился, то умер на месте. То утро Тесс запомнила, руки её дрожали, она стояла, строчки из газеты плыли перед глазами. На газетный лист упала слеза, а затем комнату оглушил смех. Пути назад не было. Она продала душу дьяволу, только чтоб жить и не думать, что окажется среди нищеты.

Год назад.
- Тесс… Ты такая красивая, - проговорил в плечо Альберт, убирая длинные черные, как смола волосы, затем, целуя, перевернул девушка. Их глаза смотрели, не отрываясь друг от друга, - Я обещаю сделать тебя счастливой.
- Глупый, - рассмеялась Тесс, обнимая его и отвечая на поцелуй, - Я уже счастливая. С тобой.
В камине горел огонь, за окном бушевал ветер. Холодный, режущий. Крыши, дороги были усыпаны снегом.

- А чем тебя так заинтересовала эта Тесс Конвей?
Накручивая фиолетовую прядь, спросила Трикси, устроившись на краю стола. Поглядывая на Хелен, девушка не могла понять, но что-то в медиуме поменялось. Или ей показалось, что Кассад еле сдерживается? От внимательной и вездесущей журналистки не прошло мимо, и их странный разговор в коридоре и тут он странно вел себя рядом с медиумом. Не так как обычно.
- Хочешь из старой истории сделать новую? Думаешь, есть смысл? Тут говориться, - она тукнула в экран пальчиком, где на ногте красовался яркий новый лак, - Что тело было не найдено. И дело было закрыто.
Тесс тем временим, отошла от парочки, слишком воспоминание оказались уж сильными. Она облокотилась на подоконник, скрестила руки на груди и сжала руку до боли.  Ей не хотелось вспоминать очень древнее и то, что так старалась стереть из жизни. Та Тесс, что была до славы, была жалкой и слабой.
- Мне тебя жалко, - проговорила Хелен.
Так получилось, что она тоже увидела, то, что вспомнила певица. Они не только делили тело, но и воспоминание.
- Вот от тебя мне точно жалости не надо, - огрызнулась Тесс, и добавила, бросив взгляд на парочку, которая что-то увлеченно обсуждала и не слышала, как медиум разговаривает сама собой, - От той, кто пол жизни провел по больницам и над кем делали ряд экспериментов. Мерзость…. А ты ему же не рассказала, да? Думаешь, испугается и перестанет разговаривать с тобой. Нет, ты другого боишься, что он начнет копать, и влезет в опасную авантюру. Этот доктор….
- Прекрати копаться в моем прошлом, - проговорила медиум таким тоном, что Тесс не смогла противиться и замолчала. Пока.

- Проверти ремни, мне не нужно, чтоб она повредила себя, - доктор терпеливо и медленно подключал проводки к телу, с помощью игл, которых вонзали под кожу, каждый раз, когда игла входила, подросток дергался на жесткой постели, но специальный кляп, не давал кричать от боли. Она старалась смотреть на лампу, что висела на потолке и время от времени мигала. - Тише…. Ещё раз и на сегодня достаточно.

- Я устала, - оттолкнулась со своего места, и добавила, подойдя, - Отвези меня домой.
Трикси обалдела от приказного голоса. И когда Кассад стал личным шофером медиума?! Девушка бросала взгляд то на босса, то на Хелен, в комнате становилась жарко, каждым волоском она это почувствовала.

Отредактировано Helen Rose (2015-10-15 21:09:19)

+2

13

Фредерик скрипнул зубами, когда лёгкая прядь волос Хелен мазнула его по щеке. Кажется, этой стерве нравилось то, что она делает. Прекрасно, подождём и посмотрим, что она предпримет в следующий момент.
Что бы не сорваться окончательно, мужчина заставил себя переключить мысли на менее страшную тему. Тем более, что Трикси не отставала. Она прекрасно видела перемены в отношениях Кассада и Роуз и как первая собирательница сплетен в отделе сгорала от нетерпения вызнать подробности.
Газетный текст мелькал перед глазами сплошным полотном. Кусочки чужой публичной жизни никак не хотели складываться в единую мозаику. Быть может именно поэтому Фредерик так нестерпимо хотел кофе. И сигарету. Желание наполнить лёгкие горьким дымом росло в геометрической прогрессии. Хрустнули суставы пальцев.
- Так, я за кофе, - Трикси хлопнула себя по коленям. Утро было в самом разгаре и следовало приготовиться к началу рабочего дня. Бессонная ночь давала о себе знать. Лучше кофеин, чем другая отрава.
- Я не планировал доживать до старости, а... - мужчина чуть было не спросил "А ты?", но вовремя осёкся, взглянул в лицо девушке, читавшей статью параллельно с ним. В её глазах мелькнула горечь, прежде чем они вновь вернулись к первоначальной высокомерной насмешливой манере, не имевшей ничего общего с мягкостью льдистых глаз медиума.
Фред натянуто улыбнулся.
- Домой? Не рано ли, милая?
Общаться с ней в прежнем ключе не было никакого желания. Его бесило от невозможности что-либо изменить, как-то повлиять на ситуацию. будь на то воля Фредерика, эта тварь с повадками капризного ребёнка уже давно вылетела бы вон из чужого тела.
Фред не переставая думал о том, что где-то там, внутри этой светлой хорошенькой головки, кроется его настоящая Хелен. Где-то там. Может быть, она даже слышит этот разговор. Как же до неё докричаться? Что сделать?
Зазвонил мобильный, а следом взорвались нестерпимо мерзкой трелью несколько стационарников на рабочих столах сотрудников издания. До начала рабочего дня оставалось не так много времени.
- Ты хотела расследование - получи. Пока мы не найдём того, кто тебе нужен, ты никуда не пойдёшь. Милая.
Последнее Фредерик сказал особенно твордо, скрестил руки на груди, глядя на девушку сверху вниз. И когда журналист успел подняться на ноги?
Системный блок взвыл и заглох, перестав гудеть и действовать на нервы. Двери распахнулись, пропуская хозяина рабочего места, выбранного Кассадом для временной базы. Билли Саммерс по привычке пригладил волосы и поправил галстук.
- Хэй, босс, что случилось?
Фредерик отвлёкся от игры в гляделки, кивнул журналисту, затем покачал головой.
- У нас аврал, а ты опять опаздываешь.
- Никак нет, - Саммерс глянул на часы, - Упс, верно.
Мужчина сел за стол и принялся копаться в бумагах.
- Зато, я такое раскопал, что моментально реабилитируюсь, - его широкое лицо светилось искренним восторгом, - Новая звезда Голливуда, Мишель Костан вчера вечером...
Фредерик сжал запястье Хелен, чувствуя как под пальцами спокойно бьётся жилка пульса. Спокойно? Да, он оказался прав, стерве всё это нравится.
Журналист не пытался влезть в шкуру призрака, ему были безразличны мотивы этой женщины, посмевшей украсть чужую жизнь.  Ладонь сжалась сильнее.
- Это и впрямь интересно. Пойдёт на передовицу.
- Так изнал! - Билли чуть не захлебнулся кофе, материализовавшемся у него на столе, когдаТрикси прошмыгнула мимо.
- Я с вами, - встряла она в разговор и на вопросительный взгляд Кассада добавила, - Вам нужна помощь, я слышала о расследовании.
- Нет, не нужна. Проследи за процессом вёрстки, будь добра. Вечером вышли мне материалы Саммерса.
Трикси надулась, но ничего не сказала. Она уже не первый раз набивалась Кассаду в компанию, но Фред не обращал на это внимание. Тем более сейчас.
- Идём. Милая.
Они с Роуз миновали коридор и пару спешивших на работу сотрудников. Когда хромово блестящие двери закрылись, отсекая от Фреда и Хелен шум разгоравшегося рабочего процесса, мужчина глядя прямо перед собой проговорил:
- Ещё раз такое выкинешь - пеняй на себя. Я не просто так специализируюсь на всякой чертовщине. Учти это.
Руку Тесс он всё же выпустил. Мелькнула мысль о наручниках, но тут же пропала, как несостоятельная.
- Едем в городской архив.
Журналист резко выдохнул сквозь напряжённые ноздри, моргнул одновременно с прозвучавшим сигналом остановки лифта.
- Прошу, - Кассад сделал приглашающий жест в сторону открывшегося перед ними выхода в холл.

+2

14

Певица не собиралась проигрывать в их борьбе, лишь отвела взгляд, когда в комнате стала ещё больше народу. Реакцией мальчишки Тесс открыто упивалась и не скрывала свою довольную улыбку. За ними очень внимательно все это время следила журналистка, хотя и бегала от компьютера к компьютеру. А с появлением Билли Саммерса вроде перестала даже смотреть в их сторону.
- Какой ты скучный. И что в тебе она нашла? - Тесс облокотилась на стену кабинки лифта, что медленно ехал вниз, и глянула на парня, - Такой шанс выпал, хочу повеселиться хорошенько от души. Заодно показать серой мыши, как надо веселиться. Думаю, ей полезно будет, не считаешь? А то до старости…
Женщина замолчала,  так как хозяйка тела больше и больше могла влиять на действия или заставить её замолчать. Что не радовало, а главное об этом не должен был узнать Кассад, иначе начнет искать способ пообщаться с ней. Хелен Роуз не просто так не показывается, молчит и лишь наблюдает за происходящим. Прощупывает рычаги воздействия. Тесс замолчала и надолго, а когда открылись двери, то вышла, даже ни произнесла ни слова. Ей с трудом вышло снова подчинить тело и затолкать душу медиума в темноту.  Она будто сильнее становиться, когда затрагивают ей прошлое или чувства к этому парню. В холле было людно, люди ждали, когда откроются дверцы лифта и как только журналист и девушка вышли из него, затолкались в тесную коробку. За ними двери закрылись. Парень шел впереди, за ним шла Тесс, каблуки постукивали по плитки. Девушка разглядывала, насколько мир продвинулся. На улице больше информации было, певица, оглядываясь, всё что видела и слышала, впитывала как губка. Мимо прошла девушка, почти раздетая, черные волосы, черный макияж и яркая красная помада, пирсинг в губе, в ушах наушники. Женщина оглянулась ей в след:
- Мне нравиться это время, - прокомментировала Тесс, и добавила, - Можно выразиться. И ни кто не осудит твои действия.
Последнее она не просто так добавила, на другой стороне, стояли две девушки и целовались, мимо них шли люди и даже не оглядывались. Тесс и Фредерик подошли к машине, ей журналист открыли дверцу, она приподняла бровь и села на переднее сидение. Певица сама открыла дверцу и села, оставив парня в недоумении, он по привычки открыл дверь. Хелен предпочитала устроиться на заднем сидении, на тот случай, если очень устанет и могла вздремнуть там.  Пока они ехали. Всё что делала или не делала Хелен, певицу бесило, поэтому она поступала по-своему, не стараясь претворяться медиумом.
Городской архив оказался рядом с огромным парком у полицейского участка, где работала Дарси Спринг. Блондинка посмотрела в сторону участка, из главного входа вышла мулатка и быстрыми шагами направилась к машине за ней шли два полицейских. Села и скрылась за углом, за ней поехала служебная машина.
Тут к их машине подошли двое студентов. Один все время поглядывала на часы, и торопил другого, а другой уставился на медиума.
- Приглашаем в клуб "Night-Fly", - просунул две листовки, через открытое окошко, один из них, тот, что явно куда-то спешил.
- Только сегодня вход девушкам бесплатный, - продолжил другой, оглядев девушку из машины, на водителя пока не обращал внимания, - Если сегодня вы свободны, я бы составил вам компанию, - после чего улыбнулся.
Тесс улыбнулась парню, пообещала подумать, тогда тот взял и написал свой номер на другой стороне листовки. Джерими, извинился пТесс улыбнулась парню, пообещала подумать, тогда тот взял и написал свой номер на другой стороне листовки. Джерими, извинился перед журналистом, взял за шкирку своего друга, сказав, что ещё нужно в центре раздать, а у него экзамен завтра и удалились. На бумажке было имя и номер телефона паренька.
- Тейлер Хемсворт. Видишь, - она помахала листовкой, и добавила, выходя из машины, вслед за Кассадом, - Она не безнадежна, как я боялась. А где это клуб? Хочу туда сходить.
Певица покрутила бумажку в руках, но адрес ей ничего не сказал. Многое поменялось, как и название улиц.

Отредактировано Helen Rose (2015-10-18 17:54:35)

+1

15

"Ты, ты у меня на сердце,
Ты, ты в моих мыслях.
Ты, ты делаешь мне очень больно,
Не знаешь, как я для тебя хороша"

Фредерик бросил взгляд в зеркало заднего вида, но ничего не сказал. Было странно наблюдать на лице Хелен эту мечтательную состоявшуюся улыбку. Именно так: состоявшуюся. Вольно или невольно, Тесс перекраивала медиума под себя, стирала привычки и манеры Роуз, заменяя своими. В какой-то момент Кассаду показалось, что льдистый прозрачный цвет глаз девушки сменился глубоким карим оттенком,  таким же чуждым для неё, как эта улыбка.
"Прочь"
Он сказал это самому себе и этой женщине из прошлого, наслаждавшейся своей новой жизнью. Она так открыто демонстрировала удовольствие от происходящего, что в душу журналиста закралось сомнение - а не изменит ли Конвей условия сделки, когда поймёт, от чего ей придётся отказаться по завершению расследования?
Невольно в голову пролезла крамольная мыслишка о состоянии собственной безопасности. Что Тесс взбредёт в голову в следующее мгновение? Решит покончить с проблемой раз и навсегда, передумает окончательно и бесповоротно. Что он. Фред, сможет сделать? Сейчас - только следить за её передвижениями и не дать уличить себя.
Полицейский участок проплыл мимо окна, поток машин, двигавшихся в обратном направлении, вобрал в себя пару полицейских. Дарси опять была на страже закона. И хорошо, что не заметила машину Кассада. Не то что бы офицер и журналист в прошлый раз расстались плохо, совсем нет. Дарси даже удосужилась объяснить своё дурацкое поведение и не дать хода определённым аспектам дела. Что не могло не радовать, учитывая обстоятельства. Вот только всё равно в поведении мулатки чувствовалась некая напряжённость. Фред достаточно долго знал эту женщину, что бы сделать нужные выводы.
У неё критические дни и лучше не лезть.
Вывернув руль и припарковавшись на обочине, Кассад обернулся назад, что бы проверить наличие запрещающих знаков и стал свидетелем очередного спектакля. Студенты ушли в сторону площади, а Тесс продолжала злорадствовать.
- Дело твоё, - как можно небрежнее бросил Кассад, но поймал себя на том, как изменилась интонация его голоса.
Сидевшая внутри Хелен стерва на раз-два вычислит ложь, чёрт побери, сам Фредерик чувствовал эти нотки фальши, потому больше ничего не сказал. Хватит веселить эту дрянь, пусть лучше думает о деле.
Здание Архива встретило их обоих холодом и гнетущей атмосферой уныния. Может быть Фредерик преувеличивал, ибо ему даже весёлое Лос-Анджелесское солнце сейчас казалось чёрным, однако цоканье каблуков Хелен по мраморным плитам пола и непомерно высокие потолок, терявшийся где-то над головой, давили на сознание не хуже производственного пресса.
"Всё же, всё же, могу ли я тебе доверять,
Тебе, тебе, с легкомысленным нравом?
Ты, ты можешь на меня положиться.
Знай же, как я для тебя хороша!"

"Сейчас бы в офис..."
Однако, стоило побыстрее разобраться с навалившейся проблемой. Если они вдвоём до заката найдут нить, быть может этого треклятого ночного клуба и не будет. Тешить себя этой мыслью Фредерик собирался не долго, но действие отчего-то затянулось.
Попасть в нужную секцию было делом простым. Не так давно Кассад был здесь частым гостем. Двадцатые и тридцатые годы всегда привлекали общественность, точнее основную целевую аудиторию "Изнанки", а подвести под то или иное крупное событие прошлого какие-нибудь дурацкие сплетни настоящего Фредерик умел.
Усевшись в закутке, гордо именуемом столом администратора, журналист шмякнул перед собой подшивку газет самой разной направленности, указал Хелен на точно такую же.
- Твоя порция. Увидишь что-нибудь знакомое, выписывай.
Едкая шутка про умение писать едва не сорвалась с языка, но Кассад себя остановил. Он всё равно видел перед собой Хелен Роуз, пусть она и вела себя, как развязная девица. Ну хорошо, очень дорогая шикарная развязная девица, сути дела это не меняло.
История Тесс Конвей была проста и сложна одновременно. Певичка "Кабаре" за короткий срок приобрела большую известность и связи. Именно последние позволил ей попасть в круги общества, сейчас воспетые кинематографом и писателями, начиная с Марио Пьюзо и заканчивая Джоном Смитом.
Скандалы, интриги, расследования... и ни слова о её смерти. Казалось, что нужные новости попросту изъяты из архива. Фредерик не обнаружил ни одной газеты и ни одной статьи на эту тему. Точно Тесс попросту испарилась из мира, её выдернули, стёрли, переписали заново и вклеили в красивую рамку. Всё. Была певица, нет её. На место Конвей пришли другие, не менее смазливые и стервозные женщины. Всё те же песни, всё та же тусовка. Только уже без неё. Фредерик покачал головой. Эту дамочку можно было даже пожалеть, вот только...
"И, и когда вдали
Мне, мне явится твой образ,
Тогда, тогда пожелаю я сильно,
Чтобы любовь соединила нас."

- Да что это за дрянь такая?
То ли слащавый мотивчик, то ли слова, то ли принадлежность песни - делали её для Фредерика просто отвратительной. Куплеты сменяли один другой, менялись местами и продолжали сидеть в его мозгу, как ржавая раскалённая игла.
- Хватит! - хлопнул он по столу рукой, подняв в воздух облачко пыли. Сотрудница архива, женщина неопределённого возраста с зализанными волосами и в строгом чёрном костюме, подпрыгнула на месте и с возмущением посмотрела в сторону журналиста. Какого чёрта? Он здесь не при чём, это всё дрянной мотив и эта тварь, что не отпускает дорогого ему человека.
Мужчина уставился на Хелен, точно впервые её увидел. Сейчас он и впрямь осознал для себя нечто важное, вот только говорить вслух Конвей то, что её не касается в принципе, Кассад не собирался.
- Есть что интересное? - на этот раз нейтральный тон ему удался на славу. Только глаза выдавали нервозность. Да и как можно было успокоиться?
Фредерик развернулся на месте, скрипнув стулом. Мать честная и все ангелы небесные, ну что за каменный век? Скрипучая деревянная конструкция ходила под мужчиной ходуном, готовая вот-вот развалиться на части. Идиотизм да и только, на что идёт деньги городского бюджета? А штата?
Ещё вчера Кассад зацепился бы за эту мысль, но сейчас она ушла прочь, так и не оставив следа.
- Вот эта морда меня интересует особенно сильно.
Фред поднял со стола газетную подшивку, открытую на нужной странице. На чёрно-белом снимке красовался жирный боров в окружении свиты подхалимов, рядом с ним, точно тростинка, прильнувшая к нему, стояла Тесс Конвей, искоса поглядывавшая в сторону от камеры. Быть может, она смотрела в другой объектив, показывавший её лицо с более удачного ракурса? Вот только тушевавшийся у самого края смазанный мужской силуэт говорил об ином. Тесс смотрела на этого парня, быть может это всего-лишь мгновение, ухваченное камерой, однако Фред за него зацепился.
- Это кто такой? - он ткнул пальцем в заинтересовавшую его личность. В этот момент песенка выскочила из головы, точно пробка из бутылки. Впору было испытать облегчение, но Кассад этого даже не заметил.

*текст песни "Ты у меня на сердце", исполняемой Марлен Дитрих.

+2

16

- Да ничего нового, - проговорила Тесс, листая архивные листы из разных газет, и добавила, - Одни грязные новости да сплетни обо мне… Что?! Не могу поверить! Да никогда в жизни с этой жабой не спала. Он разорился и влез долги, а я ему отказала, после моей кончине получается, слухи начал распускать, мол, были любовниками,  - певица перевернула очередную страницу, и расплылась в улыбке, - Поделом ему, - она прочитала о его автокатастрофе не в трезвом состоянии.
Конвей отодвинула листовки и откинулась на стуле, следя, как мужчина сосредоточенно вычитывает обрывки из газет. Сколько они просидели за пояском хоть какой-то зацепки? Час или два? А может и больше, в этих стенах, где царила тушина, время тянулось как резина. Девушку это всё надоедать начинало. Певица не привыкла столько времени сидеть на одном месте, а тоска, что грызла изнутри, так вообще вгоняло в транс. Сейчас бы пойти в шумное место, выпить и потанцевать под музыку, а ещё лучше кого-нибудь подцепить и заняться горячим сексом. Тесс всегда, таким образом, снимала стресс или когда песню не могла написать. А сроки поджимали.
-Эй, мы так весь день проведем…. тут?
Она расстегнула пару пуговиц на своей рубашке, затем закинула ногу на ногу. Только её будто не замечали. И это было отстойно.  Теперь Тесс думала, каким образом отвлечь своего зануду няньку и смыться куда-нибудь, где есть выпивка и мужчины. Вдруг парень спросил, кто на фотографии и ткнул пальцем, блондинка вгляделась в старое фото.  Она фыркнула:
- Да. Его помню. Бернард Коулман. Он из какой-то вшивой газетенки, не обижайся, хорошо?  Вы как назойливая мошкара, всё время мелькаете перед глазами. Хммм, только не помню из какой именно, - пожала лишь плечами, на взгляд журналиста, и снова приняла позу хищницы, - Знаешь, сколько газет обо мне писало? Как-то пробрался в мои апартаменты, где я остановилась, и наделал личных фотографий. Ну, ещё стащил пару моих вещей, если ты понимаешь, про какие я говорю.  Он преследовал меня, но этот тип мужчин безобидный, - Тесс отодвинула газету снова к парню, и спросила, - А почему тебя он так заинтересовал?

Отредактировано Helen Rose (2015-11-01 21:55:51)

+1

17

Хелен была невыносима. В том своём особенном варианте, когда хотелось одновременно придушить её и силой взять тут же, на низком столе, заваленном пыльными номерами разномастных старых газет. Последнее желание начинало медленно возобладать над предыдущим, Тесс сама намеренно подогревала атмосферу. Не удивительно, что её грохнули.
Журналист сглотнул и постарался отвлечься. Получилось это не то что бы очень хорошо, снова в мозгу заиграл поганый мотивчик, сопровождаемый тихим потрескиванием виниловой пластинки, поставленной под игру граммофона.
- Уверена? - Фредерик сузил глаза, глядя в открытое нахальное лицо девушки. Сейчас в ней практически ничего не осталось от прежней скромницы Роуз, даже черты лица чуть изменились, стали более жёсткими, что ли. Эта женщина видела жизнь.
"А Хелен нет, так что ли?"
- Сидеть будем столько, сколько потребуется, - отрезал мужчина, откладывая очередной номер в сторону. Газетные страницы тихо зашуршали, ложась на поверхность стола, недавние мысли об его альтернативном использовании оного вновь увели Фредерика в сторону от основного дела. Он никак не мог сосредоточиться. А может быть дело не в призраке? Может быть, сейчас он попросту перестал ставить перед собой ненужные рамки?
Всегда проще свалить вину на другого и очистить собственные руки от грязи.
"Будь четен с собой, приятель"
- Хорошо, продолжим.
Не смотреть в её сторону было невозможно. Потому пришлось пойти на этот вынужденный риск. Первый приступ безумия прошёл ещё в машине, потому Кассад медленно вздохнул и мысленно похвалил себя за выдержку. Было бы глупо сорваться в самый ответственный момент.
"Что ты собрался делать?"
Вопрос был просто изумительным и очень уместным, только ответа на него, у Фредерика, не имелось.
- Спрашивать о наличии ненавистников не буду. Можешь даже не врать об их отсутствии. Кого ты сама подозревешь?
Даже если призрак потеряла память, хоть что-то должно было всплыть в мёртвом мозгу, - Где ты любила бывать в последние месяцы жизни?
Удача им вряд ли улыбнётся, потому о днях журналист даже не заикался.
Выписав пару цитат из газет, сфотографировав несколько страниц и выбрав заинтересовавшие его издания, мужчина в который раз подивился отсутствию нужной информации. Казалось бы - известная личность погибла. Конечно, не такая известная, как Мадонна или Марлен Дитрих, но тем не менее...
Что если бы Тесс Конвей осталась жива? Переросла бы она в звезду галактического масштаба или так и осталась певицей-однодневкой? Что бы она сделала для продления мига собственной славы? И так ли она правдива  в своих словах?
Фредерик вспомнил о парне, на которого косилась Конвей, о том, что пялился на неё с нечёткого газетного снимка.
- Вот, держи. Вспоминай подробности.
Он сунул в руки девушке газету, аккуратно вынутую из папки и прошёл вдоль ряда книжных полок, заставленных точно такими же блоками истории публицистики.

Рядом с электронным каталогом стояла недавно виденная Кассадом женщина-смотритель. Она резкими, какими-то птичьими движениями, набирала на мониторе невидимый журналисту текст, что-то выискивала и неприятно кривила губы, не находя.
- Прошу прощения, миссис...
- Мисс Чейз, - резко оборвала смотритель, уставившись на Фредерика прямым немигающим взглядом почти чёрных глаз. Неприятная ассоциация тут же забылась, сейчас журналисту было не до этого.
- Мисс Чейз, - поправился он и очаровательно улыбнулся, - У меня вопрос. Где в вашем отделе я могу найти первые номера "Изнанки"?
Зачем он это спросил? Просто стало интересно, что писало его собственное издание, тогда ещё очень молодое и не имевшее столько филиалов по всей стране. Истинно правдивые истории данной газеты не раз и не два основывались на истинной же чертовщине. Может быть, кто-то из парней, работавших там в те далёкие неспокойные времена, уловил судьбу за хвост?
Пока мисс Чейз искала нужное в каталоге, пока объясняла, как до этого нужного добраться, пока Фредерик разбирался в новой системе хранения печатной прессы, прошло минут двадцать. Всё это время выход из закутка, в котором они с Хелен спрятались, был чист и тёмен. Никто оттуда не выходил и никто не входил внутрь. Кассад следил за этим, поминутно отвлекаясь на собеседницу, чьи собранные на затылке волосы маячили почти перед носом. От женщины исходил слабый запах цветочных духов, напоминавший Кассаду младшую школу. Такими же духами пользовалась учительница английского, которую журналист терпеть не мог. Впрочем, ей было за что к нему цепляться.
- Благодарю, я обращусь, если что-то понадобиться? - новая улыбка смягчила сердце смотрителя и она слабо улыбнулась в ответ, коротко и по-деловому кивнув. В её чёрных глазах больше не осталось прежнего раздражения, продиктованного затаённой ненавистью к кому-то постороннему, мешающему её привычному графику.

- Твою мать!
Кассад стоял в начале вышеупомянутого прохода и сверлил взглядом пустой стул, на котором неряшливо лежала оставленная Роуз газета. Фотография, ранее заинтересовавшая Фредерика, видна не была, угол с ней оказался нарочно подогнут. Хорошо ещё не оторвала и не выбросила, стерва.
Сплюнув на пол, журналист развернулся на каблуках и нос к носу столкнулся с мисс Чейз, опять вернувшую свой вороний вид.
- Что вы так кричите? Успокойтесь! - прошипела она рассерженной кошкой.
- Девушка, - мужчина неловко махнул рукой, обозначая стол с документами, - С которой я был. Вы не видели...
- Нет, не видела. И прекратите орать, здесь вам не пляж.
Примирительно подняв руки, Кассад по дуге обошёл смотрителя и кипя от негодования уставился в сторону выхода. Наверняка ему просто показалось, что там, вдали, мелькнул подол платья Хелен.
- Вот дерьмо, - бросившись туда, мужчина уже знал, что никого поблизости не обнаружит. Тесс как сквозь землю провалилась. Конечно, она могла отсидеться в архиве, или вообще уйти каким-нибудь доступным только призракам способом, но где, в таком случае, пребывает Роуз?
Одна догадка была хуже другой.
Оставалось искать. Снова.

+1

18

Выглянув и убедившись, что нянька занята девушка второпях начала собираться, но когда встала со стула, то почувствовала головокружение, а затем каким-то чудом уже была в коридоре. Возвращаться было рискованно, поэтому Тесс плюнула и поспешила прочь, навстречу веселью. Выбежав на улицу, блондинка удачно очень остановила такси, назвала нужный адрес и машина тронулась с места. Ехала она не долго, заплатив водителю, Конвей вернулась домой к медиуму. Если она собралась веселиться нужно и выглядеть соответствующе, не так ли? Девушка обыскала все, но не нашла ничего приличного чтоб пойти в клуб.
- У тебя, что, нет нормального платья?! Да ты издеваешься! Все эти тряпки просто ужасны, - проговорила и вытянула ещё одну черную тунику с короткими рукавами из шкафа, и добавила,- Ладно, что-нибудь придумаем. Из тебя сделаем куколку, так что все мужчины будут у твоих ног.
Примерно часа два ушло у Тесс. Она вышла из салона красоты совершенно другим человеком, парик сидел идеально, платье подчеркивало талию. Она шла, цокая каблучками по асфальту и ловя на себе восторженные мужские взгляды.
- Да ладно тебе ворчать, - фыркнула Тесс и перекинула маленькую сумочку через плечо, - Ты мне ещё спасибо скажешь.
В витринах магазинов отражение пугало, перед ней была совершенно не она, а Тесс Конвей. Эта женщина постепенно переделывала тело под себя. От этой мысли по спине прошелся холодок.  Она продолжала сидеть где-то запертой, уже было не так темно и можно было разглядеть пространство. Эта была комната, вокруг было много дверей. Она же находилась посередине комнаты. Подошла к одной из запертых дверей, не решительно, но потянула за ручку, дверь подалась. За ней была сплошная темнота. Набрав воздуха в грудь, сделала шаг и пропала в этой темноте.  Оказалась в комнате. Сглотнув комок, что застрял в горле, девушка подошла к постели, где лежала она, только маленькая. На прикроватном столе стоял ночник, по комнате скакали тени лошадей, а девочка всё проговаривала Перестаньте. За дверью снова родители ругались. На полу вокруг постели были вставлены все мягкие игрушки. Это был ритуал, так она могла уснуть и другие не беспокоили. Хелен тяжело вздохнула, но тут началось. Постепенно начали исчезать предметы, сначала тот самый подаренный мамой ночник, затем Лева с Тигрой. Как она могла о них забыть? Они каждую ночь охраняли её сон. Хелен потянулась, была к одной из игрушки, как Тигра испарилась в воздухе.
- Вот этого я и боялась, - проговорила медиум, и добавила, - Надо что-то делать и скорее. Фред… Ты мне нужен.
В клубе было шумно и людно. Играла клубная музыка. На танцевальной площадке двигались тела. За барной стойкой сидела Тесс, она искала кого-то в толпе и уже начинала скучать, как вдруг к ней подсели два парня. Бармен ей налил здешнего популярного напитка и подмигнул, а затем отошел к другим клиентам. Сегодня ночь была тяжелой, но парень не жаловался, он привык вкалывать. Тесс оценивающе оглядела одного, затем второго и улыбнулась им.
- Такая девушка и одна? – проговорил блондин и присел рядом.
- По-моему это не порядок, - добавил брюнет, садясь с другой стороны.
Тесс приподняла бровь, но не стала язвить. Один из парней подозвал бармена и заказал выпивку. Другой отошел, так как кто-то ему позвонил.
- Есть сигаретка? – спросила она, повернувшись телом к мужчине, а затем закинула ногу на ногу.
Он вытащил из кармана пачку, вытащил одну, а Тесс губами схватила за другой край, при этом, не сводила своего хищного взгляда с парня. Тот смотрел на все выходки незнакомки с открытым ртом. Бармен подошел и протянул зажженную зажигалку, блондинка затянулась и выпустила дым прямо в лицо брюнету. Подошел друг его и расплылся в ухмылке довольной.
- Его, - кивнул на брюнета,  - зовут Ник. Меня же Корвин. Мы тут проездом, по работе, но нужно и отдыхать, верно?
- Ищете приключений, получается, - заключила Тесс, и добавила, - И как успехи?
- Ну, начало уже радует, - добавил Корвин, присаживаясь рядом. 
Прошло больше часа, они перебрались за столик. Парни оказались полицейскими, один был женат, но в разводе, другой предпочитал быть свободным. Он и приглянулся Тесс, она любила тех, кто знал толк свободной жизни. Она встала и потянула Корвина на танцевальную площадку, парень помялся поначалу, но потом тоже начал двигаться, отвечая девушки. Тесс крутилась вокруг мужчины, её движения были вызывающими.  Ник сидел за столиком, снова говорил по телефону, время от времени поглядывал на своего друга, который явно сегодня в номер отеля, где они остановились, не вернется.

Отредактировано Helen Rose (2015-11-10 22:54:29)

+1

19

Солнце закатилось за горизонт стремительно, точно кто-то невидимый и очень большой нажал на кнопку быстрой перемотки пульта управления вселенной. Фредерик ощущал какое-то поганое чувство дежа вю, стоя на широком перекрёстке и нервно щёлкая суставами пальцев правой руки. Он выглядел сейчас, точно наркоман в поиске новой дозы, готовый на всё, лишь бы получить свой долгожданный наркотик. Наркотик со светлыми длинными волосами и глазами цвета арктического льда.
Кассад зажмурился, прогоняя наваждение. Не следовало давать волю эмоциям, второй раз ему могло не повезти.
В квартиру Хелен Роуз журналист не возвращался. Он рассудил, что девушка вряд ли будет столь беспечна и вернётся назад, что бы попасться. У самой обочины пронёсся серебристый автомобиль (Кассад даже не понял какой модели), внутри сидела группа смеющихся девушек, они в голос подпевали песне, льющейся из колонок, перебивая друг друга и пытаясь танцевать сидя. Попсовая мелодия, дрянной женский тоненький голосок. Певичке было далеко до силы голоса Тесс Конвей, даже после цифровой обработки эта звуковая дорожка бледнела на фоне виниловой записи.
"Всё же, всё же, могу ли я тебе доверять,
Тебе, тебе, с легкомысленным нравом?
Ты, ты можешь на меня положиться.
Знай же, как я для тебя хороша!"*

Кассад шагнул вперёд, торопливо нажав на кнопку включения сигнализации, провёл рукой по волосам, приглаживая торчащий на загривке вихор.
"Осталось только галстук нацепить."
Он вздохнул и направился в сторону переливавшейся всеми оттенками пламени вывески ночного клуба. Сейчас там не особенно весело, посетители только прибывали, выстроившись короткой широкой очередью у входных дверей.
Никакого особенного фейсконтроля, только громила-охранник бросил на Кассада подозрительный сощуренный взгляд. Широкое скуластое лицо не выдало и грамма эмоций. Кивок головы - и только.
Фредерик подумал о том, что это глупый поступок. С чего он взял, что Тесс, захватившая тело медиума, решит отправиться именно сюда?
- Это место она знает. Это место и офис газеты. Как думаешь, что она предпочтёт? - задал он себе провокационный вопрос, на который уже давно знал ответ.
- Хей, красавчик, чего такой хмурый?
Мимо просочилась официантка в кожаном зелёном платье и с надписью "Стерва" на заднице. Подол плотно обхватывал широкие бёдра. Собранные в высокий хвост волосы синтетически блестели в мигающем свете.
Музыка была вялой, народ ещё не подтянулся.
Фредерик уселся возле барной стойки и в который раз за день подумал о сигарете. Но вместо этого заказал себе чашку кофе. Широкий зал, утопавший во мраке и блеске, просматривался отсюда прекрасно.

"Ночная бабочка" наполнялась народом, точно пустой бокал шампанским. Заведение было новым и ещё не успело запылиться. Музыка заиграла куда как бодрее, когда сменился диджей. Нового повелителя пластинок встретил свист и гомон собравшейся на танцполе толпы. Фредерик скривился от подступившей к горлу горечи. Шла пятая чашка эспрессо, жегшая желудок и пищевод отнюдь не своей температурой.
Тут-то Фред её и заметил. Удивительно, что он вообще посмотрел в сторону, где находилась Хелен, так как не думал отыскать среди дёргающихся в танцевальном экстазе человеческих тел столь преображённого медиума. Кофе попал не в то горло и журналист громко закашлялся, прикрывая рот рукавом. Бармен дёрнулся было в его сторону, но понял, что клиент дышит и успокоился. Да уж, задохнувшийся от сервиса парень, подохший в баре, "Ночной бабочке" был бы не кстати. Зато, какая прекрасная тема для статьи!
- Пора с этим кончать.
Отряхнув тёмные капли с ладоней, Кассад поднялся на ноги и двинулся в сторону распалившейся ни на шутку Хелен. Фред ещё не знал, что собирается делать, он импровизировал на ходу. Везение пока не оставило журналиста и он надеялся, что ему подфортит и в третий раз.
Кажется, она шептала что-то на ухо своему партнёру. Обычный на вид молодой парень, державший в руках недопитый стакан, улыбнулся в ответ. Фредерик коротко выдохнул через напряжённые ноздри и разбил их идиллию, ухватив Роуз за запястье. Достаточно крепко, что бы она не вырвалась при первой же возможности.
- Вот ты где, милая, - проговорил он со сладкой улыбкой, коротко глянул на парня, вокруг которого медиум отиралась ещё минуту назад, и вновь обратился к девушке, - Тебе пора домой.
- Эй, приятель. Какие-то проблемы?
Разумеется, всё это не закончится просто так. Фредерик знал это, ещё когда впервые понял, что говорит не с той девушкой, к которой испытывал тёплые чувства, а с её злым развязным двойником, не имевшим право на существование.
В голове опять всплыл недавний инцидент в квартире Хелен, вот только в этот раз медиум не прерывала их поцелуя, не отходила в тень.
"Слишком много кофеина"
- Не твоё дело, - буркнул сквозь зубы журналист, потащив Роуз к выходу, но прошёл он всего пару шагов.
- А ну стоять! - оцепенение спало слишком быстро, кажется этот парень привык командовать. Почему-то Фредерик с лёгкостью мог представить этого типа в военной форме. Ему бы пошло. Его морда прекрасно смотрелась бы на первой странице "Лос-Анджелес Кроникл", в статье, повествующей о славных подвигах простого американца на полях сражений Ближнего Востока.
Вокруг спорщиков образовалось небольшое кольцо свободного пространства, кажется посетители клуба инстинктивно чувствовали опасность попадания под горячую руку и спешили оттанцевать подальше.

*текст песни "Ты у меня на сердце", исполняемой Марлен Дитрих.

+1

20

Тесс была удивлена появлению журналиста, но этого не показала, парень, будто из под земли появился. Она приподняла бровь, а затем лишь выдернула свою руку. Это оказалась нелегко, Фредерик Кассад вцепился железной хваткой. Только сейчас певица заметила, что вокруг их танцующие отступили, образуя круг на танцевальной площадке. Очень кое-что напоминала, сцену из далекого прошлого.  Как ему удалось узнать в ней Хелен, останется загадкой для Тесс Конвей. Она же так старалась изменить образ ангела, что так раздражал. Кое какая догадка была, но женщина решила не спешить с выводами, ещё понаблюдает и подразнит молодого человека. Тут к ним подошел Ник, он мобильный телефон запрятал в карман пиджака.
- Какие-то проблемы? По-моему девушка не хочет с вами идти, или мне показалось?
Ник показал значок, затем его спрятал туда же куда и мобильный, его взгляд был обращен на девушку. Это подействовало, люди решили удалиться по-доброму, не все, но многие. Бармен, увидев значок, занервничал, набрав номер на телефоне, что стоял позади него у зеркала и с кем-то заговорил, поглядывая в сторону людей.
- Всё в порядке, - улыбаясь, сказала Тесс, и добавила, - Он со мной. Что тут делаешь? Зачем веселье портишь? Не видишь, я немного занята.
- Парень твой? – спросил Корвин, на лице читалось недовольство,  - Почему сразу не сказала? Что есть муж.
Пистолет из кобуры так и не вытащил,  хотя был готов наставить на соперника. Ему доводилась иметь дела с ревнивыми мужьями или просто любовниками. Кольца на пальчике не было, но их знакомая могла его и снять.
- А это бы тебя остановило?  – спросила певица и подошла вплотную к парню и пустила ему в лицо сигаретный дым, а затем отошла, улыбаясь,  - Ты бы все ровно повез меня бы к себе в номер, не так ли? Есть или нет у меня мужа.
Корвин был парнем вспыльчивым, а вот Ник его напарник тушил в нем гнев. И на этот раз пришлось тушить пожар, он встал между другом и женщиной. Он предупреждал о Хелен, так назвалась жгучая брюнетка. Что она опасная хищница, но его не послушали, вот теперь эта женщина хотела устроить небольшую драку.  Вспомнилось, что многие войны начинались из-за красивых и коварных женщин.
- Успокойся, - он глянул на парня, что пришел за их новой знакомой, и добавил, - Идем. Нам бы и отдохнуть не плохо. Завтра, помнишь, тяжелый день? Нас шеф вызвал по текущему делу. А у нас нет ни одной зацепки.
Блондин ещё посмотрел на Хелен с вызовом, затем махнул рукой и они отошли от странной парочки. Певица разочарованно повернулась к журналисту, посмотрела ему в глаза, пожала плечами и снова затянулась, а затем помяла сигарету и выбросила. Официантка с подносом, на котором были напитки, сделала замечание, но Конвей даже не повела бровью. Певица сообщила Кассаду, что тот зануда, что она его терпеть не может. Это говорил скорее алкоголь, что бурлил по её венам. Тесс соврала бы, если сказала, что журналист не хорош собой. Она была тогда в той комнате готова продолжить, тем более мужчина ответил столь же страстно. Да он думал, что перед ним медиум. И всё же…. Вспомнив вкус губ, певица облизала свои и подошла вплотную к Кассаду, обняла и сжала упругую его задницу.
- А может, продолжим, на чем остановились, а?
Она прикрыла глаза от удовольствия, её взгляд был прикован к его губам. Тесс почувствовала и волнение хозяйки тела, ту трясло от выходки призрака. Сама же не решалась, а для поцелуя понадобилось столько храбрости.
Вот так нужно, девочка. Берешь то, что тебе нравиться. А будешь зевать, то кто-то другой уведет. 
- Тебе же хочется, я же вижу.

Отредактировано Helen Rose (2015-11-14 23:09:41)

+1

21

Незнакомец отступил так же быстро, как и напрягся. Фредерик уже приготовился к получению всего комплекса проблем, которые можно заиметь после драки с полицейским, но судьба миловала. Напарники (а копов оказалось двое), отошли в тень, что-то яростно обсуждая, скорее всего Хелен, начавшую свою двойную жизнь с весьма нестандартного выбора партнёра. Фред только головой покачал и в ту же минуту почувствовал дыхание девушки на своей шее. От неё пахло чем-то древесно-приторным. Непривычный густой аромат, непривычная яркая одежда, непривычные развязные манеры. Журналист никак не мог понять, нравится ему это или нет. Вернее, старался изо всех сил держать себя в руках. Такая Хелен определённо внушала опасения, однако её взгляд приковывал к себе, движения уверенной хищницы гипнотизировали. Как сейчас, когда они опять оказались слишком близко. И вместо того, что бы вновь потащить нахалку к выходу из клуба, Кассад стоял столбом и ловил себя на мысли, что было бы не плохо принять предложение Конвей. Торопливо покинуть танц пол, запереться в кабинке мужского туалета и отбросить к чёртовой матери все условности. Быстрое животное удовольствие в обмен на порядочность. Приглушённые его ладонью женские стоны, горячее сбивчивое дыхание, смятая одежда, азарт, жажда близости... Но Фредерик никогда бы так не поступил. Что его останавливало? Одна маленькая деталь - Тесс не была Хелен, хоть и влезла в душу медиума, оттеснив девушку на задний план, а потому всё то, что сейчас говорили её губы - было ложью. Фреду нужна была Хелен. Именно Хелен, а не её жуткая копия, что сейчас стояла рядом. Тёмные волосы, обрамлявшие знакомое лицо, не могли сбить с толку, откровенный наряд и новый парфюм  - тем более. Чем сильнее изменялась Роуз, тем чётче Фредерику было отделить мнимое от реального.
В голове созрел план. Быть может, наивный, но на большее сейчас журналист способен не был. Его затуманенный кофеином мозг лихорадочно работал во всех направлениях сразу. Точно брошенное в костёр сырое полено, разбрасывавшее искры с жутким треском и яркими вспышками.
Громкая музыка била по нервам, отдаваясь гулким эхом где-то в районе желудка. Блики света на лице Роуз выделяли знакомые и одновременно незнакомые черты, делая девушку похожей на демона. В сущности, Тесс Конвей и была демоном. Только иного рода.
Кассад прижал Роуз к себе, руки плотно легли на талию, отвечая на первый шаг со стороны медиума. Журналист судорожно сглотнул,  осознавая все возможные последствия.
- Без проблем, милая, - он склонил голову, находя знакомые губы. Поцелуй вышел смазанным, торопливым. Боги, сколько выдержки и терпения нужно человеку, что бы не сорваться в такой момент?
Фред всё ещё держал в объятьях ту, что старался освободить от чужого влияния, когда заметил в толпе мимолётный блеск на иссиня чёрных прямых волосах. Эти волосы ему уже были знакомы и хотя женщина сейчас стояла к Кассаду спиной, он без труда узнал в ней Инессу Вон, дизайнера интерьеров с экзотическим разрезом глаз и томным тихим голосом. Азиатка глянула на Фредерика в пол оборота, точно знала, что он заметил её среди десятков танцующих в клубе людей, и скрылась за плечами и спинами незнакомцев, оставшись лёгким воспоминанием, больше похожем  на сон. Фред моргнул, закрыл рот и огляделся по сторонам. Душу затопило чувство кошмарной потери, точно мужчина только что лишился самого дорогого, что было у него в жизни. Бросив полный тоски взгляд в пустоту, он только сейчас осознал, что искал всё это время. Но было поздно, чудесная женщина растворилась, исчезнув без следа. Может быть, она только казалась Кассаду? Что эти ублюдки подмешивают в кофе?
- Ты хотела искать своего убийцу, - сухо проговорил мужчина, вновь беря Тесс под локоть. Полицейских видно не было, пора убираться прочь, пока эта стерва не выкинула очередной фортель.
- Нам пора. Веселье кончилось.
С этими словами, мужчина повёл Роуз к выходу, но по дороге не удержался и вновь обернулся через плечо. Увы, прекрасной азиатки он больше не увидел.

+1

22

Тесс была загнана в ту самую комнату, где всё это время торчала сама Хелен и была без сознания. Как это получилось? Не было времени думать. Главное всё-таки ей это удалось. Было приятно снова быть хозяйкой своего тела, но признаваться об этом журналисту девушка была не готова. Их прервали, когда она решилась его поцеловать, эта раз, а во-вторых, он поцеловал певицу. Она понимала, почему это он сделал. Медиум видела, в каком состоянии был парень. Он был на грани всё это время. Что тут скрывать? Она сама была готова прибить нахалку, которая, не спрашивая разрешение, влезла в её тело, затем лезла к парню, который последнее время не выходил из головы. Они оказались на улице, на другой стороне стояла машина журналиста. Когда подошли, то обнаружилась очередная штрафная квитанция на лобовом стекле. Хелен не спешила и стояла, молча, наблюдая за действиями Фредерика. Парень открыл дверцу, бросил бумажку в бардачок, затем сел на водительское сидение.
- Отвези меня домой, - стараясь скопировать манеру разговора певицы, проговорила медиум, а затем добавила, скрестив руки на груди, - Я устала и хочу побыть одна. Пояски могут подождать до утра.
Она лишь надеялась, что получилось и что Фред её отвезет домой. Говорить не было сил и желание. Она парой боялась себя, вот и сейчас оказавшись снова рядом с ним, не имела понятие с чего начать. Она хотела открыть дверцу заднего сидения, по привычке, но вовремя остановилась и открыла другую, после чего нагло селя рядом с мужчиной. Только смотреть в его сторону она не решилась, так как боялась встретиться взглядами.
Из клуба вышли те, двоя полицейских, блондин возмущенно рассказывал своему другу, о случившемся. Парни прошли мимо них, сели в свою машину и уехали.
Ей казалось, что журналист следит за ней, хотя и она этого не видела. Чувствовала его взгляды. Набравшись сил, она повернулась на водителя и спросила:
- Почему стоим?
Ещё не много и журналист всё-таки завел машину. Девушка выдохнула, по-моему, он не заметил. Она понимала, что им бы сейчас поговорить, обсудить дела дальнейшие. Только Хелен хотела открыть рот, как слова застревали где-то по пути, так и не найдя выхода. Поэтому часто вздыхала, а ещё пальцами нашла ремешок вечерней сумочки и теребила его. Поймав себя на этом, закинула сумку на заднее сидение. Надо было о чем-то болтать…. Тесс не из молчаливых женщин, она любила быть в центре внимания.  Только о чем? Снова задевать и выводить из себя Фредерика? Хелен так не могла с ним поступить. Ему нужен был хороший отдых, а Тесс Конвей вымотала ему все нервы.  Не найдя о чем говорить, Хелен прикинулась, что задремала. Привкус во рту сигарет был невыносим, слишком вызывающий запах духов раздражал ноздри, а от обуви на высоких каблуках ноги адски разболелись.  Она не солгала, что очень устала, её тоже этот призрак вымотал.  А как изгнать его из тела медиум не имела малейшего понятия. Как она действительно задремала, не заметила, но сон что ей приснился, заставил подскочить. Снова вернулись кошмары…. Сразу девушка не поняла где находиться, но секунда и осознание пришло.  Оглядевшись, узнала свой квартал. Через дорогу, прошли мимо две разодетые местные красавицы в мини юбках и с ярким макияжем, одна из них послала парню воздушный поцелуй.
- Провожать не стоит, - проговорила, а затем, выйдя из машины, добавила, - Сама знаю дорогу.
Зачем ты ему грубишь? Зачем? Он этого не заслужил.
Хелен быстрыми шагами обогнала мужчину, поднялась по ступенькам, попала в подъезд, затем тем же шагом оказалась на втором этаже у своих дверей. Ремешки на туфлях натерли ноги и медиум мечтала их снять, принять душ и завалиться спать. Только она была не уверена, что сумеет уснуть. Мысли мешали. Теперь она была на грани.

Отредактировано Helen Rose (2015-11-25 22:36:53)

+1

23

Тесс умолкла и это было очень кстати. Фредерик молча следил за дорогой, изредка бросая взгляд в зеркало заднего вида и ловя себя на мысли, что пытается обнаружить там совсем не льдистые глаза медиума, а карие и раскосые Инессы Вон. Роуз сидела рядом, казалось, она вот-вот задремлет, убаюканная бессмысленным бормотанием радио и шумом ночного города, прорывавшимся сквозь опущенное окно. Ветер играл тёмными прядями искусственных волос. Этот цвет совсем не подходил девушке, делал её старше, ожесточенней. Фред зажмурился на мгновение, поневоле вцепившись в рулевое колесо. Только сейчас он подумал, на сколько глупым был этот маленький проступок - в бесконечном потоке машин одно неверное движение могло стать причиной аварии.
Наконец, они вырвались из душных объятий основной трассы и свернули в мелкую сеть улиц спального района, до места обитания медиума оставалось минут десять неторопливой езды.
Фредерик отключил радио, точнее просто сбросил звук до минимума. Почему-то в голосе пробивавшемся сквозь прибор, ему чудились манящие интонации таинственной азиатки.
"Я схожу с ума"
Сначала эта глупая песенка из прошлого, теперь ещё более жуткое наваждение в виде целой призрачной женщины. И Кассад сейчас не имел в виду Тесс Конвей, у которой в голове мужчины появилась вполне себе состоятельная конкурентка.
"Найди себе бабу уже и жарь её, а не мозги", - сказал бы Марк Дарц, этот детина-еврей с польскими корнями, и был бы абсолютно прав.
"Нашёл и что дальше?"
Вопрос забавный и достойный любого школьника. На этом сравнении Фред решил остановиться и решать проблемы по очереди. На данном этапе первой и единственной его задачей было каким-нибудь невообразимым образом достучаться до замурованной внутри собственного тела души Хелен и всё ей объяснить. А как это сделать?
- Прибыли, - сухо проговорил мужчина, останавливая двигатель. Внутри автомобиля было не в пример прохладней, чем снаружи. Ветер, производимый движением, стих и духота вновь сковала лёгкие, задушила в объятьях приторной Лос-Анджелесской ночи. Огни большого города устремлялись ввысь, рисуя на небе огромное алое облако, раскинувшееся до самого горизонта, разрезанного крышами высоток. Журналист прекрасно понимал, из чего состоит это дымное нечто, но по привычке именовал его облаком. Так было проще и понятнее.
Девушка стремительно бросилась в подъезд, так что щёлкавший клювом Фредерик едва успел за ней.
Наскоро заперев машину, мужчина взбежал вверх по тёмной, пахнущей затхлостью лестнице, и остановился лишь у самой двери в квартиру медиума.
На мгновение Кассаду показалось, что в отблеске незнакомых знакомых глаз он увидел ту самую прежнюю Роуз, с которой пережил не мало приключений, но тут же отбросил в сторону эти ненужные сейчас сомнения. Если зазеваться и перепутать сигналы, можно позже здорово поплатиться. Хищница Тесс умела пользоваться чужими промахами как никто другой.
- Не так быстро, милая, - мужчина поставил ногу в дверной проём, мешая девушке закрыть дверь перед его носом, и протиснулся в квартиру, ещё не потерявшую того таинственного шарма, который ей придало присутствие Конвей.
Захлопнув дверь за спиной, журналист внимательно посмотрел на медиума, стараясь в последний раз найти подтверждение своим прежним догадкам.
- Я знаю, чего ты хочешь.
Он запустил руки в карманы пиджака, отделился от стены, на которую опирался до этого. Те глупые наручники, которые журналист подарил девушке после их последнего дела. Ещё два дня назад Кассад думал, что именно они стали последней каплей, выбившей из Роуз всё желание общаться с ним. Эти пушистые розовые наручники болтались в бардачке его машины. Мужчина нашёл их не так давно в ворохе штрафных талонов. То ли Хелен нарочно оставила их там, то ли попросту забыла и стеснялась спросить - теперь было не важно. Сейчас наручники преспокойно лежали в кармане пиджака мужчины. Думал Фред не долго. Он не хотел причинять боль телу Роуз, но кажется без этого не обойтись.
Резко подавшись вперёд, журналист схватил медиума за плечи, развернув на месте, прижал грудью к стене. Она, разумеется, не вела себя, как безвольная кукла, потому мужчина спешил. Замок тихо щёлкнул, пушистые браслеты обхватили запястья девушки, сковав руки за спиной.
- Дёрнешься, отправлю спать. Надолго, - прошептал Кассад на ухо Роуз, мысленно извиняясь перед ней за каждое своё действие. Это было необходимо. Впрочем, что он будет делать позже, Фредерик представлял достаточно смутно. Разумеется, всякая пошлятина, заполнившая пропитанный кофеином мозг, в расчёт не бралась.
Он всё ещё стоял вплотную к ней, чувству несвойственный Хелен аромат духов. Гладкая шея, обнажённые плечи, изгибы бёдер, подчёркнутые платьем. Тёмная квартира, рассеянный уличный свет, пробивавшийся в комнату и ложившийся на пол и стены таинственным холодом, слишком схожим с глазами девушки, которую Фредерик столь нелепо пытался вернуть назад.
- Кресло подойдёт.
В самом деле, не приковывать же её к поручню душевой кабины или к краю матраца, что само по себе смахивало на клинический фетишизм.

+1

24

- И чего же?
Она знала, что Фредерик может такое выкинуть. Девушка сделала назад шаг, пропуская мужчину в квартиру. Отдохнуть видимо не получится.
Сейчас ты Тесс, если хочешь его прогнать.
Проглотив комок, что застрял в горле, Хелен придала голосу раздражительности, такой же как у певицы.
- По-моему,  дала понять, что не хочу говорить, а дело подождать может и до утра, - ещё шаг назад, вот теперь она стоит, упираясь спиной о стену, напротив мужчина, он странно на неё смотрит, - Тебе бы тоже не помешало отдохнуть. Иди домой.
Тут всё полетело в тартары, когда журналист сделал шаг, развернул и прижал её к стене. И ко всему прочему, откуда-то взял те самые наручники. Она недавно о них вспомнила и думала, куда их дела, а они были у журналиста. Послышался щелчок. Хелен на пару секунд замерла. Все эти его действия напомнили санитаров, которые пытались успокоить её перед невыносимыми процедурами. На всё это через окошко из другой комнаты наблюдал доктор Макалистер и улыбался. Этот не высокий средних лет мужчина был скрытым садистом, сам никогда не присутствовал, но наблюдал. Тело само стало сопротивляться. Слетел парик, по плечам рассыпались светлые локоны, они были слегка мокрыми, так как было жарко в нем ходить целый вечер. Чувства дежевю перепугали медиума, она в как-то миг потерялась во времени и уже воспринимала Фредерика за одного из санитаров.  Хелен замерла лишь, когда он начал шептать ей на ухо. Она, насколько возможно, в такой позе напугано посмотрела на Фредерика. Секунду видела журналиста, а теперь она даже чувствовала запах алкоголя изо рта одного из санитаров. Вспомнить его имя медиуму ни удалось. И зачем? Она научилась самоконтролю, не дала панике победить над разумом, отряхнула неприятные видение, взяла себя в руки и сжала кулаки, да так, что ногти сильно впились в кожу. Это было давно, очень давно, после случившего этого мужчину уволили, он даже не успел ничего натворить. Он лишь дышал, почти не говорил, лишь приказал вести себя тихо, а иначе будет очень больно. Его касание, затем он руки прижал над головой, а так как ещё не было привычки носить перчатки, то Хелен во всех красках видела, как он её насилует. Это напугало её до ужаса. Охрана Макалистера вломилась без стука в комнату и повалила пьяного человека, уводя его, мужчина проклинал всех и обещал вернуться. Отомстить девчонки за то, что она ему сломала жизнь. Когда Фред прижал её к стене, вывернул руки и нацепил наручники, воспоминание нахлынули с огромной силой. Боль, которую она себе причинила, отрезвила голову.  Она ясно видела свою комнату, видела Фредерика. Всё равно тело страшно трясло, будто она побывала в холодной воде. Он её усадил на кресло, она пока молчала, не знала с чего начать.
- Она тебе очень нравиться?
Глупейший вопрос, но играть певицу стало своего рода выходом из скорлупы. Медиум боялась этого разговора, по многим причинам, а вот Тесс Конвей без комплексов могла спросить подобное.

+1

25

Кассад стоял за спинкой кресла, скрестив руки на груди и глядя сверху вниз на светлую макушку девушки. Она была напряжена и откровенно нервничала, что не вязалось с прежним поведением Тесс. Неужели Фред задел её? В самом деле, что он знает о ней? Статьи в газетах, несколько снимков и эта песня. Вот и всё. Человека из этой мелочёвки не сложишь, не узнаешь его по-настоящему. Сама Конвей понятия не имела, кто и как её укокошил. А что если Кассад сейчас невольно проигрывает сценарий убийства певицы?
Мужчина мотнул головой, направляя мысли в другое русло. Нет, сейчас не время жалеть эту стерву.
Он шагнул в сторону, медленно обошёл кресло и сел на диван, не сводя внимательного взгляда с медиума. В полумраке комнаты она казалась потусторонним созданием, пришедшим из иного мира. Прекрасным и жутким одновременно. Мужчина коротко выдохнул сквозь напряжённые ноздри и нервным жестом потёр левое запястье. Он надеялся на то, что Хелен сейчас ничего этого не видит и не чувствует. А если это не так, то кем он будет выглядеть в её глазах? Очередным поехавшим психом, готовым на всё ради дурацкой статейки?
Конечно, происходящее сейчас не лезло ни в одни рамки, но мужчина даже не пытался найти своему поступку достойного оправдания.
- Иначе - никак. Ты сама это понимаешь.
Он сказал это больше для Хелен, чем для Тесс. Не знал, слышит ли его Роуз, но надеялся.
- Ты останешься здесь. До конца расследования.
Блеф чистой воды. Или нет? Ранее теплившаяся на границе сознания мысль теперь заиграла новыми красками. Фредерик никогда не думал, что может рассчитывать на её помощь, но сейчас иного выхода не было. Тётушка Долорес. Дородная чернокожая женщина, напоминавшая героиню Вупи Голдберг из фильма "Призрак". Та самая ведьма, что когда-то помогла Дену избавиться от одержимости, а Керри довести до ума собственное косячное заклинание. Что она сделала для Фреда? Кажется, вышеперечисленного было более чем достаточно.
- Будешь должен, - усмехнулась Долорес на прощание, позвякивая своими многочисленными браслетами, - Вот и всё.
Он так и не отдал этот странный долг. И собирался просить новый.
- Что?
Кассад отвлёкся от мыслей, захвативших его так сильно, что журналист выпал из реальности. Льдистые глаза смотрели на Фредерика с затаённым ожиданием. Губы девушки едва заметно подрагивали, медиум сменила позу и теперь казалась совсем другой. Точно её подменили. Фредерик пару раз моргнул и приподнял брови.
- Неужели, ты сама этого не знаешь?
Новая игра? Выведи из себя ближнего своего? Раньше таким промышляли демоны. Сейчас эта стерва начнёт нести всякую чушь, а потом...
- Будь она мне безразлична, я ничего не стал бы делать. Чёрт побери, да если ты хоть чем-то ей навредишь, я тебя уничтожу. Убить можно всё что угодно. Даже призрака.
Он сказал это абсолютно спокойно, глядя на медиума в упор. Она и впрямь казалась другой. И это настораживало всё больше. Мужчина открыл было рот, что бы что-то добавить, но мгновенно его захлопнул. Осознание снизошло на журналиста внезапно и так же резко, как упавший на клавиши рояля пакет с картошкой.
- Детка, ты здесь? - он даже привстал с места, меняясь в лице. Больше никакого жёсткого безразличия и тем более злости, - Ты меня слышишь?

+1

26

Хелен отвела взгляд в сторону, её трясло от всей ситуации в целом, но медиум нашла в себе силы, бросила прямой взгляд на мужчину, только после длительного зрительного контакта ответила и, то нехотя. Язык не слушался, ещё в горле, как на зло пересохло. Очень хотелось промочить горло. И желательно чем-то покрепче воды, но нельзя, а иначе певица могла снова завладеть телом. 
- И довольно давно, я не знаю, почему решила прикинуться нею и… прогнать тебя, не спрашивай.
Медиум встала и начала ходить, так легче было говорить, а говорила она много.
- У нас мало времени. Эта сволочь, по-моему, хочет забрать мое тело, слишком ей нравиться быть живой. Она не говорит, но я начала теряться в собственных воспоминаниях, мои заменяются её. Не скажу, что у меня в прошлом много было радостных моментов, убитые родители демоном, затем пару лет опытов доктора Макалистера в его больнице для душевно больных, но это мои воспоминание и моё тело.
Она остановилась у окна и отстранено вглядывалась на редких прохожих. Пытаясь, кое-что вспомнить и не помнить это пугало, зато, когда решила вытащить малейшее воспоминание Тесс Конвей, сразу получилось. Медиум сжала пальцы, ногти почти до крови впивались в кожу рук, она ими себя обхватила.
- Мне ужасно страшно.
Роуз следила, как внизу остановилась грязная машина, затем к ней подошел какой-то парень, постучал по заляпанному стеклу, стекло спустилось, из салона высунулся пакет. Он счастливо его взял, что-то пообещал и скрылся. Район, где жила она, назвать спокойным нельзя было, здесь постоянно ночами были какие-то драки, продажа наркотиков и прочее дерьмо. Машину Фреда никто не тронет, она попросила мальчишек из соседнего подъезда, каждый раз за ней приглядывать и если что дать знать. Мартин и Колин были детьми очень сильной женщины по имени Марджа. На мальчишек Хелен произвела какое-то волшебное впечатление, и они её защищали, маленькие такие два ангелочка.
- Надо будет им что-то купить, за работу.
Шепотом проговорила Хелен и бросила уже взгляд на небо. Звездное небо было плохо видно с большого города. Этого очень сильно не хватала медиуму. Оно всегда успокаивало.

+1

27

Металлический щелчок прозвучал в тишине комнаты слишком громко. Звуки улицы, сейчас отрезанные закрытым окном, могли бы сгладить его, но этого не случилось. Фредерик отбросил в сторону бесполезную вещицу и пушистые наручники шлёпнулись на пол, стукнувшись о ножку кресла, в котором минуту назад сидела Хелен. Её там уже не было. Девушка стояла лицом к окну, свет выделял её чёткий контур на фоне идеально чистого стекла. Слишком чистого для этого района. Казалось, что квартира медиума находится в каком-то другом измерении - так не вязалась она с внешним миром. Кассад поднялся на ноги, молча слушая короткий монолог. Он был одновременно рад и напуган. Если честно, больше в нём было второго. Чёрт побери, что она видела в нём сейчас? Нового мучителя, способного перейти границу дозволенного, лишь выпадет шанс?
Он всё ещё молчал, когда Роуз описывала своё состояние. Что сейчас можно сказать? "Мы с этим справимся", "Всё будет хорошо" или ещё более лживое "Я тебе помогу"? Нет, Кассад безумно хотел ей помочь и как можно скорее, но не знал, сработает ли его дурацкий план.
Когда густое, почти осязаемое молчание повисло в воздухе, Фред всё-таки раскрыл рот. Его частенько обвиняли в словоблудии и неумении правильно выбрать нужный момент. Но когда вокруг происходит такой идиотизм, сложно подстроиться под окружение.
- Есть способ прекратить всё это, - проговорил журналист, подходя к Хелен сзади и обнимая за плечи. То ли в комнате стало заметно холоднее, то ли Кассад это напридумывал, глядя на Роуз.
- Я в нём не до конца уверен, однако, другого выхода не вижу.
Он крепче сжал объятья, беря её ладони в свои. Руки у девушки и правда были холодными, точно она недавно доставала мясо из морозильной камеры. Какое странное сравнение... Фредерик вздохнул.
- Она тебя не получит. Обещаю.
Тётя Долорес, чей постоянный адрес был Фредерику неизвестен, могла отозваться лишь на телефонный звонок.
Осталось лишь набрать номер и испытать судьбу.
Но  Фредерик всё ещё стоял у окна, не выпуская Хелен из рук. Снаружи дома происходило какое-то движение. Ночь жила своей жизнью, не утихая ни на минуту. Мимо проехала битая машина, дважды просигналив единственной целой фарой. На противоположной стороне улицы шастали неясные тени, тусклый фонарь окончательно угас, погрузив пространство вокруг себя в серый сумрак.
- Прости меня, - Фредерик наконец-то выпустил её, потянулся за телефоном, - Я не хотел причинять тебе боль. Так вышло.
Звучало жалко, но что ещё он может сказать?
Внезапно рука мужчины замерла на пол пути к цели. Он удивлённо моргнул, развернулся на месте, точно искал потерянный предмет. На мгновение Кассад почувствовал знакомый аромат духов, проступивший в воздухе так отчётливо, словно их хозяйка с экзотической азиатской внешностью стояла у него за спиной. Нет. Там никого не было. Просто комната, наполненная мраком и невысказанными чувствами. Мужчина отбросил всё постороннее и набрал номер. Посмотрел на Хелен и увидел в глубине льдистых глаз ответ на собственные страхи.
- Всё будет хорошо. Верь мне, детка, - он сказал это со спокойной уверенностью, которой не испытывал. Долгие гудки тянулись нестерпимо. Точно кто-то невидимый растягивал время.
- Да, мой хороший, что случилось? - голос пожилой негритянки прозвучал глухо, помехи съедали части слов и Фредерик с трудом понял её.
- Тетя Долорес, мне нужна ваша помощь.
Сказал. Так просто и чётко, будто бы и не было всех этих недавних сомнений. Он опять посмотрел на Хелен и улыбнулся.
- Я знаю, мой хороший. Рассказывай.

+1

28

- Сейчас я за любую соломинку схвачусь лишь бы не дать этой самовлюбленной стерве отобрать единственное, что мне по праву принадлежит.
Хелен нежно улыбнулась, продолжая наблюдать за ночным небом. Его не так хорошо было видно, но пару раз заметить падающую звезду смогла. Только после этого она заметила, что не дышит. Объятия Фредерика были очень приятны, так не хотелось, чтоб он отпускал. Поэтому медиум старалась не двигаться. Наслаждаясь моментом. Тут он взял её ладошки, они предательски были холодными и мокрыми. Она сглотнула, показалось, что очень громко. А ещё сердце бешеным ритмом отбивала чечетку. Запах одеколона и ещё чего-то пьянил.
- Не обещай того чего не сможешь сдержать.
Она прикрыла глаза и позволила себе меленькую слабость положить голову ему на плечо. Вдруг стало так уютно и тепло, будто они смогут свернуть все горы, но лишь только вместе. В этот момент она была благодарна Дарси Спрингл, нагловатой мулатки, что дала её адрес журналисту по имени Фредерик. И рада, что тогда всё-таки открыла дверь, а был вариант просто игнорировать. Ладони стали горячими и продолжали влажнеть в руках мужчины, но сердце успокоилось и это главное. Она была готова вот провести всю ночь, но не судьба, тут журналист отпустил её и начал набирать чей-то номер телефона.
Кому это он решил звонить? В полтретьего ночи? Ладно, он был прав сейчас не время расслабляться.
Она ничего ему не ответила, но нежно улыбнулась. После чего, когда он начел с кем-то общаться пошла ванную комнату. Там, она даже не заперлась, посчитала уже не зачем. Прохладной водой помыла руки лицо, шею, что б как-то прогнать не прошеные фантазии. Только что она была готова снова поцеловать его, атмосфера позволяла.
- Не время.
Бросила Хелен своему отражению. Только очень было тяжело теперь сосредоточиться на проблеме, когда в голове играла картина, где она уже более уверенно целует его в губы. Перед глазами она четко видела его губы. Медиум прислонилась к холодной поверхности зеркала лбом и тяжело выдохнула, оставляя на гладкой поверхности белое пятно. Она так и не закрыла кран, шум воды немного успокаивал снова расшалившиеся сердечко.

Отредактировано Helen Rose (2015-12-28 22:34:50)

+1

29

Разговор продолжался всего несколько минут. Журналист дал пару ответов, выслушал инструкции и немного поскрипел зубами. Куда без этого? Голос на том конце провода звучал спокойно и доброжелательно. Долорес и правда вела себя как добрая тётушка, внимательно слушала и давала умные советы. Всегда помогала. Однако, Кассада не оставляло тревожное чувство того, что старая ведьма когда-нибудь тоже попросит об услуге. Сможет ли он выполнить условия сделки? Что за вопрос? Обязан и выполнит. Другого пути нет и не должно быть у честного человека, коим Фредерик Кассад имел неосторожность себя считать.
- Керр не в городе? Мне казалось, что вы...
- Нет, - в голосе журналиста сквозило раздражение. Нечто подобное мужчина испытывал, когда посторонние вмешивались в дела его семьи. Тётя Долорес, сама того не ведая, задела Фредерика этим недосказанным вопросом.
- Я прошу вас о помощи.
Он выделил местоимение как можно чётче, давая понять,  что другие кандидатуры на роль спасителя его не интересуют.
- Я поняла это, мой хороший, - Долорес, кажется, усмехнулась, - Не покидайте квартиру до утра. Если симптомы вновь проявятся, ты знаешь, что следует делать.
- Да.
- И последнее, - она выдержала паузу и сквозь внезапно нарастающие помехи проговорила, - Не дай ей забыть себя. Ты понял?
На этом связь прервалась.
Фредерик со вздохом опустил телефон и сжал трубку в пальцах. Голова неожиданно прояснилась, теперь, когда перед журналистом обозначилась цель, он мог рассчитать алгоритм собственных действий. Всё лучше, чем бродить в темноте в поисках мифического света. Долорес посоветовала одно - запереть одержимую в квартире и ждать приезда специалиста. Под специалистом она подразумевала себя.
Оглянувшись в сторону ванной комнаты, журналист неловко взмахнул руками, не зная, куда себя деть. Уход девушки в другую комнату он воспринял как хороший знак. Роуз начала возвращаться к своему обычному поведению и это не могло не радовать. Опустившись в кресло, мужчина запрокинул голову к потолку и по привычке скрестил вытянутые ноги. Усталости он не чувствовал, неестественная бодрость продолжала одолевать его всё сильнее. В какой-то момент журналисту захотелось упасть на пол и отжаться от него раз двести, чтобы этот сгусток энергии просто не разорвал Кассада изнутри.
- Что ты со мной творишь, а? - тихо спросил он у тёмного потолка, мысленно обращаясь к медиуму. Если, точнее, когда всё это закончится, он больше не собирался ходить вокруг очевидного. Хватит, наигрались. Стоило выяснить их отношения раз и навсегда, что бы подобного больше не повторилось. Почему-то Фредерик винил именно себя в том, что случилось. Точно он каким-то образом мог бы помешать зловредному духу вселиться в тело Хелен, если бы был рядом. Рядом во всех смыслах.
Ожидание затягивалось. Шум воды стал ещё сильнее, точно Роуз собиралась затопить квартиру.
- Детка, ты там как? - выкрикнул он, поднимая голову со спинки кресла, - Помощь не нужна?
Он ненароком поймал взглядом брошенные на пол наручники и потянулся к ним, что бы припрятать в карман, когда вновь почувствовал аромат духов Мелиссы Вонг. Казалось, что он исходит прямо из пушистых браслетов, неаккуратно притулившихся к ножке кресла. Фред вздрогнул и крепко зажмурился, прогоняя наваждение.
- Мне надо идти.
Он встал на ноги и шагнул в сторону двери.
- Мне надо идти, - повторил он громче, хотя сам не знал, куда собрался и зачем об этом говорит.
Инструкции тёти Долорес словно кто-то стёр из памяти. Телефонная трубка лежала на журнальном столике плоской чёрно коробочкой, ловя боком отблеск тусклого света, льющегося в окно.

+1

30

Услышав "Мне надо идти", не успела спросить куда именно, да ещё ночью, как последовал звук запираемой входной двери. Девушка выскочила из ванной комнаты и уставилась на массивную деревянную дверь, подошла к окну, где можно было проследить, как парень вышел из подъезда и направился к машине. Только возле его авто стояла женская фигура, лица было не видно, но женщина была в китайском платье,  черные волосы лежали по плечам, а лицо она прикрывала веером. Где-то она это платье уже видела, но где именно, вспомнить не могла. Фредерик подошел к ней, после чего открыл дверцу, дождался, когда незнакомка сядет в машину, после чего сам скрылся в машине, хлопнув дверцею. Зарычал двигатель, затем машина тронулась с места и скрылась за углом. Медиум не успела подумать толком, как перед глазами потемнело, она еле устояла на ногах, схватилась за штору и потянула вниз, обрывая ткань с крючков.
- Ты что не видела этого?
- Что именно?
Хелен уже сидела на полу и тяжело дыша, удерживать призрака было не так легко, но сдаваться медиум не спешила,
- Видишь призраков, а других существ нет? Боже ты жалкая.
- Проваливай из моего тела. Думаешь, я не вижу, что ты делаешь, стираешь даже мои воспоминания. Решила бросить затею найти тело и просто завладеть телом живого человека? Не выйдет, не на ту напала.
- Если будешь сопротивляться, будет больнее и потом сейчас я тебе нужна, раз ты их не видишь, не находишь? Такую тварь я впервые вижу, но знаю точно твой журналист в огромной беде.
Медиум промолчала, призрак был прав. Если Фред в опасности, то ей нужна помощь даже от врага. Она сидела на полу, выравнивала дыхание, успокаивала свое бешено бьющее сердце, понимая, что делает себе же хуже, но не было выбора.
- Хорошо. Я согласна. Но, ни каких клубов, ни каких мужчин, а иначе….
- Да-да, я всё поняла, мне не надо повторять. Ну, так что? Вернемся к делу? Теперь мне можно говорить? Эта дамочка, что стояла у машины была на том званом вечере, где ты выпила и набралась храбрости на действия. Она липла к твоему парню весь вечер, как мне показалось он даже не против был такому вниманию. Мужчины, что с них взять то… 
Медиум знала, что сейчас тяжело придется, призраки любили по больному бить. Ослабляя сопротивление, когда хотели забрать чье-то тело. Перед глазами снова вся мебель стояла на местах. Встать не сразу удалось, ноги не слушались, а когда получилась, девушка подошла к умывальнику, набрала из-под крана холодной воды и выпила одним глотком. Стало легче, но беспокойство за Фреда не ушло. Она была готова на ВСЁ только чтоб его спасти.
- Сейчас мы поедем в участок, - начала говорить, прикрыв глаза и упираясь на столик, - Там у меня знакомая работает, попросишь видеозаписи с того вечера, найдем эту стерву и…
- Да-да, только сначала надо узнать, с кем мы имеем дело, не находишь? Так что не спеши, отдохни.
Девушка открыла глаза, они снова поменяли цвет, секунду почернели, а затем стали обычные. Тесс Конвей выпрямилась, будто только что не она еле стояла на ногах, улыбнулась и направилась к выходу, запирать дверь она не стала, просто прикрыла. На зло хозяйки. Быстро спустилась по лестнице и вышла из подъезда, где чуть не столкнулась с женщиной. Поймав такси, она назвала водителю адрес полицейского участка, где работала Дарси Спрингол.

Отредактировано Helen Rose (2016-01-10 12:44:55)

+1


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Лабиринт отражений"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 07.12