Supernatural: the new adventures

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Лабиринт отражений"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 07.12


"Лабиринт отражений"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 07.12

Сообщений 31 страница 55 из 55

1

http://savepic.ru/7839050.jpg
Дата (ДД.ММ.ГГ) и место действия:
Июль 2012 года, Лос-Анджелес, США
Краткое описание:
История о том, почему нельзя воровать улики с места преступления.
Участники:
Фредерик Кассад, Хелен Роуз, Тётушка Долорес (НПС)

+1

31

Искусственный свет, отражаясь от асфальта и стен домов, обступивших дорогу, лился в небо, гася звёзды и окрашивая начавшие было расступаться облака в причудливые неестественные цвета. Ночь, всё ещё неимоверно душная, подходила к концу. Из динамика радиоприёмника доносился едва различимый человеческим ухом белый шум, радиочастоты бессистемно скакали, сменяя друг друга, помехи не давали пробиться живым голосам, сливаясь с шелестом шин и мотора. Фредерик привычным жестом опустил боковое стекло, вздохнул, напрочь забывая о новом устройстве своего автомобиля. На пассажирском сидении полулежала Инесса Вон, откинув спинку кресла и наблюдая за набегавшим на них городом из-под опущенных ресниц. Азиатка была спокойна и расслабленна, точно припозднившаяся пассажирка такси, уставшая после долгой вечеринки. Туфли на высоком каблуке поблёскивали на заднем сидении в такт проносившимся мимо огням. Кассад только сейчас заметил, где находится и удивлённо посмотрел на рулевое колесо и серую ленту дороги, сворачивавшую прочь из центральной части города. Отсутствие метрополитена сделало своё дело и даже в такой поздний час можно было легко застрять в пробке. Стоило включить навигатор, но журналист забыл,как это делается и зачем. Точно кто-то другой, опытной уверенной рукой вёл машину, а Кассад лишь делал вид, что принимает в этом участие.
Они свернули прочь от освещённой серой ленты, терявшейся в гуще высоток и едва не ослепли от навалившейся на глаза темноты. Точнее, неудобства эти коснулись лишь Фредерика. Он даже зажмурился, чего в иной ситуации никогда бы себе за рулём не позволил. Машина подпрыгнула, переехав невысокий бордюр, на газоне остались две продавленные тёмные колеи, смятая трава медленно пыталась вернуть себе первоначальный вид. Тщетно.
Этот парк не походил на тот лес, что распростёрся в центре Нью-Йорка. Не было здесь и той особенной атмосферы, располагающей к долгим прогулкам. Аккуратные ряды деревьев, подстриженные кусты, спрятанные в мнимой тени скамейки и несколько размашистых фонтанов, точно приплюснутых сверху. Под багрово-серым небом всё это смотрелось особенно нереально, будто ребёнок поиграл с фотошопом. Инесса открыла Глаза и потянулась, прогнувшись в пояснице. С её губ сорвался тихий томный вздох. Раскосые глаза посмотрели на сидевшего за рулём мужчину и в их глубине засияли алые искорки алчности и голода. Но женщина одёрнула себя, точно вспомнив о диете.
- Хорошо здесь, правда? - тихо сказала азиатка, отпирая дверь машины и спуская босые ноги на газон. Скривилась, вернулась в салон и потянулась за туфлями, но Кассад  успел первым. Утянул обувь за кожаный ремешок, пальцы Инессы поймали воздух. Она удивлённо посмотрела на журналиста и тут же мягко улыбнулась. Длинные чёрные волосы завораживающей шёлковой волной отброшенные за спину, приковывали внимание.
- Спасибо.
Фредерик выбрался из машины вслед за пассажиркой и невидящим взглядом обвёл ту часть парка, которая была видна с их точки обзора. Один из вышеупомянутых фонтанов искрил в невидимом свете тонкими водяными струями, тихо журчавшими в объёмистой чаше. На поверхности воды плавали листья и какой-то мелкий мусор, на дне, искажаемые водой, мерцали тусклые монетки. Кто соблюдает эту глупую традицию здесь? Почему не на побережье?
Эта мысль была тут же отброшена, когда мужчина заметил в тонких пальца Вон металлический предмет. Монетка была чистой, ещё не покрытой ржавчиной, но вскоре ей суждено было присоединиться к себе подобным на дне чаши фонтана.
Инесса легким шагом пробежала к воде и отправила монетку в полёт, вслушиваясь в короткий глухой плеск.
- ещё один в мою коллекцию, пропел она, зачерпнув ладонью воду и выпустив её обратно широким потоком.
Фредерик запустил руки в карманы и медленно нагнал азиатку, всё так же безынтересно глядя перед собой.
- Чудесная ночь, ты был прав, - Вон развернулась на месте,когда Кассад подошёл достаточно близко и опустила руки ему на плечи. мужчина перевёл мутный взгляд на её лицо и вдруг очнулся, заморгал, удивлённо отпрянул.
- Что?
- Ничего. Всё в полном порядке, - вновь в раскосых глазах появился инфернальный блеск и Фредерик опять забылся в том тягучем кошмаре, из которого только что с таким трудом вынырнул.

+1

32

Расплатившись с водителем такси, довольно быстрыми шагами Тесс направилась к участку. Надо было спешить, время тикало не в пользу Хелен… и журналиста. Парень уже был в руках китаянки. И какие у той планы на парня…. Что-то Тесс подсказывало, что не добрые.  У темной стороны этого мира привычного для людей всегда были лишь кровавые планы на живых обывателей планеты. Поднявшись по ступенькам и толкнув дверь, оказалась в полицейском участке. Туда-сюда бродили люди в форме, рядом прошел полицейский, он довольно грубо вел какого-то парня в очках. Он посмотрел в глаза медиуму и улыбнулся, облизав пересохшие губы. По коже даже призрака пробежался холод, хотя чего ей бояться живых.
- Ищешь Дарси?
Тесс обернулась, голос мужчины вывел из оцепенения. Перед ней стоял мужчина, лет тридцати, широкий в плечах, брюнет, темные глаза. Девушка тут же забыла только что озноб от парня в наручниках и включила всё свое обаяние.
- Есть кое-какое дело к ней. Не подскажешь, где её носит, Джек?
- Ты с ней разминулась. Она на дело поехала, ещё не скора будет, - пожал плечами, а затем спросил, - Может я смогу помочь?
- А почему она своего напарника оставила в офисе? Снова погрызлись? Нет-нет… Мне нужна она, ничего страшного, я могу подождать у неё дома. Не переживай…. И наберись терпения. У неё трудный характер, понимаю, но Дарси, поймет, что и ей нужен напарник.
- Согласен, она заноза та ещё в заднице, но я понимаю…. Они с мужем были напарниками, так? Ужасно, что так получилось…
- Да, - бросила Тесс, и добавила, заправляя прядь светлых волос за ухо, - Извини, но мне нужно бежать. 
Бросив взгляд куда-то за спину высокого и накаченного напарника Дарси, там висели довольно большие настенные часы. Джек Стоун поймал взгляд и понимающе кивнул, проводил взглядом фигуру медиума, когда та скрылась снова в коридоре за углом, то зашагал в допросную. Там ждал его тот самый парнишка, с которым столкнулась Хелен. Подойдя к зеркалу, где ждал подозреваемый и стоял ещё один полицейский, только за стеклом, в тайной комнате, то нарушил тишину первым:
- Дай мне минут пять. И он заговорит.
- Стоун, только без кулаков. Шеф снова тебя отстранит от дела, если узнает, что тебя допустил к нему за спиной Спрингл. 
- Расслабься, хорошо?  - хлопнул по плечу, и улыбнулся, - Стой тут и дай знать, если капитан будет поблизости.
После чего Джек направился прямо к дверям, которые вели к подозреваемому, разминая костяшки пальцев. А молодой полицейский остался и смотрел на парня в очках, тот в свою очередь, бросил странный взгляд прямо на него, будто его видел сквозь стекло. Или просто догадывался, что там кто-то стоит.
- Даже не думай!
- Джек Стоун, - певица простонала, вспоминая мужчины прикрыв глаза, и вернула серьезность в голос, - Меня лишь интересно…. Почему журналист?
- Следи за своим языком, а иначе…
- Успокойся. Какая-та ты больно нервная.
Хелен тяжело выдохнула, было все сложнее и сложнее сдерживать Тесс Конвей. Глупо всё-таки она поступила, дав свое согласие и пустив теперь призрака сама. У него теперь больше шансов было её из тела вытолкнуть.
Они подъехали к дому Дарси Спрингл. Звонок прозвучал слишком громко, после наступила тишина, а в витражном окне  в дверях появилась тень ребенка. Последовал вопрос "Кто там?" мать научила ребенка сначала спрашивать, а если знакомый, только тогда открывать. Тут мелькнула ещё одна тень. Или Тесс только что показалось? А может пока они стояли в пробке, мулатка вернулась домой. Если так, то было бы хорошо. Слишком много было потеряно времени, пока она моталась сначала в участок, а затем пыталась уговорить таксиста найти объехать треклятую пробку.
- Свои.
Дверь открылась, и в объятия девушки бросился мальчик. Он крепко-крепко обнимал медиума. Тесс с трудом его от себя оторвала, она не любила детей и у неё были свои на это причины. Может поэтому она дала выйти Хелен, а сама ушла в тень.
- Ты дома один?
Томми лишь кивнул, взял за руку Роуз и повел в гостиную, где на полу разложил до этого все игрушки.  Медиум сама видела вторую тень. Там и лежали альбомные листы, на них были довольно странные рисунки. Какие-то знаки, числа…
- Ты очень вовремя пришла, - заговорил мальчик, устраиваясь на полу, после чего продолжил что-то увлеченно рисовать, - Бурав уже пару дней спрашивал о тебе, его какое-то беспокойство тревожило. Теперь видишь, с ней все в прядке, она пришла к нам в гости. И будет с нами играть, да?
- Да. А во что вы играете? – поинтересовалась Хелен, пытаясь понять рисунки на листах бумаги, - Что это?
На альбомных листах были изображены несколько предметов; черная машина, меч и какой-то демон или у этого существа просто были черные как смоль глаза. Ещё был один рисунок, на нем был действительно толстый бородатый человечек в кепке и клетчатой рубашке, а в руках он держал книгу.
- Мы наблюдаем за нашими героями, - проговорил Томми, и добавил, переговорив с Буравом, - Они снова в беде, - мальчик ткнул на рисунок, где черными глазищами монстр, после чего указал на рисунок с мечом, - Сейчас этот подозрительный тип уговаривает на сомнительное дело и предлагает героем спуститься в чистилище за мечом.
Хелен с интересом слушала ребенка, но рисунки были, как живые потом эта машина ей казалось знакомой.
- Так во что вы хотите играть?
Медиум присела на пол, рядом с мальчиком, который отвлекся от странного мира с демонами и переключился объяснять правила игры. Певице становилось скучно в компании девятилетнего мальчика, а Хелен будто наоборот наслаждалась в его компании. Это начало бесить, когда взрослая женщина начала играть с ребенком, ещё хихикая, поэтому, Тесс решила хозяйку тела снова отправить в тень. Ребенок что-то увлеченно рассказывал, но Тесс его абсолютно уже не слушала, найдя журнал мод, начала его лениво листать. Интересно, что сейчас в моде? Тут вдруг Томми замолчал, встал и куда ушел, но Конвей не обратила никакого внимание. Сколько так прошло времени, она почти до листала толстенный журнал, а затем боковым зрением что-то уловила огромное и черное. Тесс дернулась, но увидела лишь паренька, который  стоял перед ней и как-то странно смотрел прямо в глаза.
- Где…. Хелен?
- В смысле? - Тесс удивленно уставилась, и решила переспросить, вдруг показалась, - Ты о чем? Я же перед тобой.
- Нет! Ты не она! Верни нашу Хелен, а иначе…
Мальчик начал злиться и переходить на крик. Как Тесс встала с пола и сделала пару шагов назад от ребенка, не заметила, но сейчас в голове пульсировала сильная боль. Женщина схватилась за голову и пыталась сделать ещё шаг, но ноги будто налились свинцом. После чего перед глазами потемнело, гостиная пошла ходуном, а за спиной Томми выросло нечто. Хотя певица лишь запомнила, то, как входная дверь открылась и полицейская подбежала к ней, уже на полу,  спрашивая сына, что стряслось. А ещё давая указание принести вату и нашатырь из аптечки.

Отредактировано Helen Rose (2016-01-22 22:20:13)

+1

33

Губы Инессы скользнули по щеке журналиста, она что-то прошептала, успокаивающее, едва слышное. Кассад сглотнул, попытался ответить, хотя не понял ни слова, но вместо этого провалился в очередной туманный бред, наполненный неясными образами и глухими жуткими звуками. Точно в отдалении ворочалось что-то громадное и опасное, готовое в любой момент напасть и разорвать на части. Фредерик не был готов к смерти, но никак не мог понять, почему. Он судорожно уцепился за край чаши фонтана и сполз вниз, на асфальт, каблуки ботинок заскребли по дорожке, оставляя в пыли едва заметные борозды.
- Проклятье, - азиатка посмотрела на свалившегося ей под ноги мужчину и закатила глаза. Кажется, она перестаралась. Сейчас Фредерик был для неё бесполезен. Разумеется, Инесса смогла бы решить эту проблему, но не хотела. В любом случае, времени у неё было предостаточно. Опустившись на корточки рядом с безвольным телом, азиатка заглянула в распахнутые остекленевшие глаза журналиста и покачала головой. Ну что такое? Она и не подозревала, что этот парень настолько измотан, иначе бы не стала так упорствовать с дурманом.
Осторожно пробежавшись кончиками пальцев по линии рубашечных пуговиц, Инесса постучала ногтями по пряжке на брюках и усмехнулась. Интересно, их застукают сегодня? Кажется, ей этого даже хотелось. Оглядевшись по сторонам, азиатка убрала за уши блинные пряди чёрных гладких волос и, зачерпнув из фонтана пригоршню грязной воды, выпила её до капли. Неловко и как-то судорожно вытерла рот, потянулась к фонтану снова, но передумала.
- Пойдём, милый, ты устал, - пропела она, и вцепившись в ремень Кассада, потащила его назад к машине. Двигалась Инесса на удивление элегантно и легко, несмотря на странную позу. В ночном парке так никого и не появилось. Вон постигло лёгкое разочарование, тут же сменившееся хищным предвкушением. Когда она усадила мужчину на пассажирское сидение, краешек солнечного диска уже показался над крышами небоскрёбов, высившихся над массой жидких древесных крон по левую сторону от фонтана. Девушка, ничуть не запыхавшись, улыбнулась новому рассвету и села за руль. Испортив газон ещё немного, автомобиль выехал на проезжую часть и влился в общий поток машин, который к этому часу стал гуще. Инесса Вон направилась в своё убежище. Туда, где их точно никто не потревожит.

"Возьмите полынь, люпин, белену, чеснок, дикую вишню, фенхель или сладкий чеснок. Не забудьте овечий хмель и «язык гадюки». Добавьте «заячье» и «епископское» снадобья. Поместите все это в сосуд. Проставьте сосуд под алтарь и отслужите над ним девять месс. Вскипятите содержимое сосуда в масле и овечьем жиру. Добавьте освященной соли. Сыпьте побольше! Процедите все это. И поместив бальзам на туалетный столик, можете спать спокойно."
Мысли выстроились в правильном, но каком-то дурном порядке, слова всплыли из подсознания, точно уже давно были там, ждали своего часа, готовились. Кажется, Фредерик проговорил часть текста вслух, а может быть и нет, трудно сказать, учитывая его бредовое состояние, наполненное тягучим, как патока, временем и замершим на месте пространством.
- Что? - перед глазами из сизого тумана проступило знакомое лицо. Раскосые глаза, мягкая улыбка женщины, имя которой Фредерик знал. Идеальная линия плеча, полная грудь, плоский живот. Вечерний наряд куда-то исчез, не оставив повода для раздумий. Инесса Вон. Декоратор, оформлявший помещение ресторана, в котором они и познакомились.
По щеке скользнула прядь шёлковых чёрных волос. Девушка склонилась над журналистом, прикусив губу, медленно втянула носом воздух. В её тёмных глазах читался затаённый голод. Алые искры кружили хоровод где-то в их глубине.
- Как я тут... - глотка пересохла, голосовые связки плохо слушались.
Плеск воды навевал недавние воспоминания о городском парке и фонтане, на дне которого блестели монетки. Рассветное Лос-Анджелесское небо, духота и шелест листьев - ничего этого не осталось. Только вода. Кассад чувствовал лёгкий запах хлорки и ещё чего-то, отдалённо напоминавшее океанский ветер.
Журналист лежал на жёстком мокром полу, ноги накрывало накатывавшими волнами искусственными, не настоящими. Теперь он чувствовал это особенно сильно. Азиатская красавица насела сверху, придавив мужчину к полу, сжав бёдрами, точно тисками. Её лицо отдалилось, растворяясь в сизой мгле, заполнившей всё пространство вокруг. Инесса прогнулась в пояснице, откинула длинные волосы за спину, глядя куда-то в сторону от Фредерика. Мужчина чувствовал её присутствие, но никак не мог сконцентрироваться, сознание вновь уплывало, точно вода, просачивалось в песок. Лёгкие пальцы девушки коснулись живота, ногти царапнули кожу, оставляя за собой ледяные дорожки.
"Какого чёрта"
- Нет, так не пойдёт, - мелодично пропела она и опять наклонилась вперёд, прижимаясь к журналисту всем телом, Милый, смотри на меня.
Сизое марево дрогнуло,выпустив из тумана новое видение. Льдистые голубые глаза, светлые пряди волос, робкая улыбка. Хелен Роуз мгновение вглядывалась в глаза Кассада.
- Лучше?
Голос был не её, однако журналисту уже было всё равно. Бредовый сон накатил с новой силой, поглощая мысли и чувства, отбирая сознание и выбрасывая прочь из реальности.

+1

34

- Что произошло? - поинтересовалась, морщась Хелен.
Медиум приподнялась на локте, хотя ещё перед глазами комната ходила ходуном. Рука Дарси снова заставила лечь и вовремя подступающая тошнота грозилась вырваться на волю. Только голова оказалась на подушки, рвотный рефлекс отступил, и на потолке перестали танцевать странные тени. Только сейчас она поняла, что не чувствует присутствие певицы в теле. Ещё немного полежав, прислушиваясь к ощущениям, всё-таки обнаружила чужое, но очень слабое, присутствие.
- Это я хотела тебя спросить? – спросила мулатка, садясь на стул. Женщина взяла мобильны и стала листать телефонную книжку. – Давай на всякий случай тебе вызовем скорую.
- Нет! Не надо. Со мной всё в порядке.
Для подтверждения своим словам, Роуз всё-таки присела на диване, где её каким-то образом положили. Вертеться комната действительно перестала и тошнить. Она попыталась вспомнить, что было до падения, но кроме вроде обычных моментов ничего не смогла вспомнить. Они с Томми разговаривали, затем она видит, как обеспокоена влетает Спрингл и командным тоном указывает своему сыну что делать.
- Ты уверена?
- Не переживай. Такое бывает со мной, - соврала Хелен.
- Не хочешь говорить, дело твое. Мне сказали, что ты искала меня в участке. Что-то стряслось?
- Мне нужна твоя помощь.
- В чем?
- Ты же знаешь, да? Что по окончанию дело с невестами, нас с Кассадом пригласили на банкет.
- Слышала.
- Мне нужны записи с того дня и в ближайшее время, по-моему, он попал в беду.
- Удивила, он мастер влипать по самые уши. Зря ты так переживаешь, обычно он из таких бед сухим выходит.
Мулатка села рядом и откинулась на спинку дивана, в руках была баночка пива.
- День тяжелый?
- Ты как обычно зришь в корень. Обычный тяжелый день.
Слабая и уставшая улыбка, после чего Дарси отхлебнула пива и тяжело выдохнула.
- Ты вся напряжена, я же вижу. Могу чем помочь?
- ФБР крутятся у нашего отдела, что-то вынюхивают, но тебе знать больше не обязательно. Крепче будешь спать.
Мулатка прикрыла глаза. Хелен засмотрелась на её профиль и улыбнулась. Всё-таки Дарси Спрингл потрясающая и сильна женщина.
- В чем помощь то заключается? Говори.
- Мне нужны записи с того банкета, хочу посмотреть на кое-какую особу и чтоб ты разузнала о ней. Всё.
- Легче простого. Знаю паренька одного, ему запросто влезть в систему и стащить тебе нужные записи. Только предупреждаю. Он не много того, что ль.
- А почему не поедим к тебе в участок?
- Ты штатская, я не имею права, понимаешь. Тем более, сейчас, когда эти крысы лазят там. Поэтому мы поедим к моему человеку, но ты его не видела, хорошо?
Хелен лишь кивнула, в знак согласия и понимания. Встала и резко, ноги подкосились, но удержалась.
- Надо спешить.
Медиум выставила руку, как протест, когда мулатка потянулась к ней. И покачала головой.
- Я тоже многого не могу объяснить, поэтому поверь на слово, на этот раз не простая беда и ему без моей помощи сухим не выбраться.
Спрингл взяла ключи от машины со стола и направилась к выходу, за ней пошла медиум. Они сели в автомобиль, и резко тронулись с места. В гостиную спустился Томми, он наблюдал через окно, как мама с Хелен отъезжают от дома. Через окно, отодвинув немного штору. Его глаза были черные, а за ним была огромная тень, которая меняла всё время формы.

Они приехали на какой-то склад, здание было огромным, но с виду пустовало. Полицейская зашагала в сторону подземного гаража, не оглядываясь, нажала на брелке ключей кнопку, что включала сигнализацию в авто. Подойдя к дверям, после чего нажала на серую кнопку.
- Дарси Спрингл? Рад тебя видеть! А эта милое создание рядом с тобой - кто? Ты же знаешь, я не люблю неожиданностей.
- Давай открывай, - начала раздражатся мулатка, и добавила, - С меня должок. Ты же знаешь.
Ждать не пришлось долго промышленные селекционные двери начали подниматься, полицейская нагнулась и пропала в сером бетонном здании. Хелен постояла, дождалась, когда всё-таки двери откроются полностью и лишь после прошла в большое пустеющее помещение. Тут стоял микроавтобус заляпанными окнами и с граффити, видно было, что художник подошел к работе со всей душой постарался. Ещё везде были сложенные доски и металлические прутья, но ими уже очень давно никто не интересовался, на всех этих предметах лежал слой пыли. Разглядывая местность, Хелен и не заметила, как они оказались перед лифтом. Они лишь поднялись на второй этаж, двери открыла мулатка и пропустила Роуз вперед. Здесь было как в обычной квартире, диван, на котором лежали журналы-газеты, перед диваном стоял журнальный столик. Шкафы на полках были книги и диски с играми.
- Я тут, - послышался из другой комнаты мужской голос, и добавил, на кого-то при этом старательно матерясь,  - Не стойте, как не свои, проходите.
Парню было столько же сколько и Хелен. Ну, может на парк лет старше. Очень худой, как тростинка. Одет был простенько, но рубашка, которая была на нем, по-моему, была великовата. Он увлеченно играл в какую-то компьютерную игрушку и проигрывал сопернику. Тут между экраном и играющим встала Дарси.
- Ладно-ладно, уговорили. Что мне понадобиться делать?
Парень неохотно бросил игру и направился к компьютеру, позволил сеть на подлокотник Спрингл. Видимо, женщина это проделывала часто. И начала давать указание. Всё это время медиум сидела тихо на диване позади полицейской и её информатора. Не спокойно было на сердца у неё за Фредерика.

Отредактировано Helen Rose (2016-02-09 22:44:10)

+1

35

Дверь в квартиру оказалась открыта. Темнокожая полная женщина средних лет, одетая в ярко-розовый брючный  костюм, вышедший из моды лет тридцать-сорок назад, осторожно провела рукой рядом с дверной панелью, не касаясь её. Прикрыв глаза, Долорес медленно вдохнула воздух и немного подержала его в лёгких, точно пробуя на вкус.
- Интересно, - проговорила она тихо и не открывая глаз, коснулась кончиками пальцев дверной коробки. По пластику точно искры пробежали, казалось, что ещё мгновение и он взорвётся. От напряжения невидимой обычному человеку энергии завибрировало всё пространство вокруг. Долорес же скептически хмыкнула и, покачав головой, наконец-то решила поднять веки. Карие глаза вгляделись в темноту, поглотившую квартиру медиума Хелен Роуз. Ведьма поправила небольшую кокетливую шляпку, лишь каким-то чудом державшуюся на пышной шевелюре и шагнула вперёд, минуя порог незапертой квартиры.
Долорес не стала повторять своего трюка с поглощением воздуха, просто огляделась по сторонам, пощупала стены, топнула ногой по полу, заглянула в притулившийся возле обеденного стола небольшой холодильник и извлекла оттуда стеклянную бутылку с газировкой.
- Отлично.
Металлическая крышка упала на поверхность стола и замерла, ловя отблеск просыпающегося за окном рассвета. Тень в квартире начала съёживаться, таять, отступать в углы. Долорес вылила немного газировки на стол и шлёпнула по образовавшейся пузыристой зеленоватой луже ладонью, разбрызгивая во все стороны сладкие капли. Удивительно, но не одна из них не попала на яркий костюм чернокожей ведьмы.
- Ах да, чуть не забыла, - Долорес извлекла из отворота рукава небольшой тряпичный мешочек и раскрыв его, запустила туда пальцы. Внутри обнаружилась сухая смесь из трав и кореньев, приправленных небольшой порцией толчёных мышиных когтей. Сыпанув смесь в лужу, ведьма вновь шлёпнула по столу уже мокрой ладонью и резко заголосила на непонятном наречии, время от времени плюясь во все стороны.
Сначала ничего не происходило, странное действо с воплями и плевками продолжалось несколько минут и со стороны смотрелось всё более дико.
Но вдруг ведьма умолкла. Веки её вновь оказались прикрытыми, глаза под ними метались из стороны в сторону, голова Долорес дёрнулась, точно от пощёчины, затем ещё раз и ещё, пока не повернулась под казалось бы немыслимым углом.
- Вот ты где, сладенький, - тихо проговорила она и мило улыбнулась в окно.
Осторожно вытерев руки белым платком, ведьма аккуратно сложила его пятном внутрь и сунула за свободный отворот рукава, поправила съехавшую было шляпку и со вздохом покинула квартиру, захлопнув за собою дверь.

[NIC]Aunt Dolores[/NIC]
[STA]Что случилось, сладенький?[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/HQMND.jpg[/AVA]
[LZV]ДОЛОРЕС, дофига лет, занята чОрным колдунством и прочими мелочами жизни[/LZV]
[SGN]У всего своя цена[/SGN]

+1

36

= )

Выполняю госзаказ под кодовым наименованием "А поговорить" XD В следующий раз я тебе пост заказываю  :glasses:

- Ненавижу, когда так поступают. Говорят одно, а делают другое, - Инесса тяжко вздохнула и побарабанила отполированными ноготками по столу.
Она сидела, поджав ноги, на плоской диванной подушке и смотрела в расположенное по правую руку от неё окно. За двойным стеклом расползалась небесная лазурь, рассечённая на две неровные половины полосой, оставленной реактивным самолётом. Где-то внизу, у самого края рамы, трепыхались на ветру широкие листья карликовой пальмы. Фред запомнил эти зелёные жёсткие веера, но когда он их видел, понять никак не мог. Мутное марево, накрывавшее сознание, отступило совсем недавно. А вместе с этим пришло гадкое осознание безвыходности положения. Конечно, впадать в уныние Кассад не собирался, но всё шло именно к этому. Фред сидел в точно такой же позе напротив Вон и не видел выхода из ситуации. Заляпанная кровью белая рубашка с разорванным воротом была аккуратно заправлена в брюки, пиджак куда-то подевался, вместе с пресловутым галстуком. Усталость навалилась на плечи свинцовым плащом. Жутко хотелось выпить.
- Вот ты как бы поступил на моём месте? - азиатка посмотрела на журналиста и печально сдвинула брови.
Всё-таки Инесса была удивительно красивой женщиной и прекрасно знала это. Выглядела она точно так же, как на званом ужине доктора Ганьер. То ли женщина это сделала нарочно, то ли... да какая, к чёртовой матери, женщина?
Кассад с трудом поднял ладонь к шее и машинальным жестом потёр свежезатянувшиеся ранки. Свернувшаяся кровь неприятно стягивала кожу. Вампир? Нет, не похожа.  Мужчине уже доводилось сталкиваться с этим видом нечисти и та маленькая жуткая девочка с рядом акульих клыков совсем не походила на сытую хищницу, сидевшую напротив. Нет, здесь что-то иное.
- Лучше бы опять стекло. Окон много, занятие долгое...
Фредерик вздохнул, вспоминая финал своего короткого знакомства с суккубом. Тогда Агадрина заставила его вылизывать кухонное окно, в надежде вернуть контроль над Деном, соседом и другом Кассада. У ведьмы ничего не вышло. Но тогда ихбыло двое и всё казалось гораздо проще. Сейчас же друг находился за сотни километров от города, и понятия не имел, что происходит. И слава богу.
- Какое стекло? - спросила Инесса и подалась вперёд, - Милый, что тебя гложет?
Искреннее беспокойство в её голосе озадачило Кассада, впрочем, не на долго.
- В данный момент меня гложут твои зубы, - проворчал он, осторожно разминая шею, - Ты издеваешься?
Инесса вздохнула и, прикрыв глаза, поднялась на ноги.
- Я не хочу ничего плохого, милый, ты должен меня понять. Всем нужна еда. И мне тоже. Просто, моя еда...
- Это я, - закончил за неё мужчина и нахмурился.
В любой момент журналиста могло накрыть плотным дурманом, из которого невозможно было сбежать и следовало использовать короткий миг просветления для обдумывания плана действий.
- Не совсем, но в сущности верно, - азиатка отбросила на спину длинные волосы и ловким движением скрутила из в плотный пучок, который заколола длинными спицами-заколками. Где она их взяла, Кассад не заметил.
Обстановка в комнате была самой простой. Низкий стеклянный столик в центре, несколько шкафов у стен, расположенных так, что бы не закрывать собой широкий окна, за спиной журналиста на втором столике стоял объёмный аквариум с экзотическими рыбками и макетом затонувшего корабля, из пробоины в корпусе которого выглядывало какое-то ракообразное. Вокруг макета колыхались длинные ленты водорослей. На полу лежал плотный ковёр бутылочного цвета, явно выбивавшийся из общего интерьера.
Инесса переместилась к одному из шкафов и извлекла из него бутылку без этикетки. Внутри плескалась желтоватая жидкость непонятного происхождения.
- Пить на голодный желудок очень вредно.
- Спасибо за заботу, - проворчал Фредерик, устроившись поудобнее, -  И как долго ты меня тут держать собралась?
- О, не переживай, скоро мы расстанемся, - Инесса мило улыбнулась и откупорила бутылку, поставила на столик перед журналистом, следом за бутылкой о стекло тихо стукнули два бокала, - Вредно, но сегодня тебе можно всё.
- Всё? А можно я уйду? - не особенно надеясь на удачу спросил Фредерик, приподняв брови.
- Куда нам спешить, милый? - Вон устроилась на подушке и наполнила бокалы, - Давай выпьем за удачное стечение обстоятельств.
Фред пожал плечами.
- Что это за дрянь? - он посмотрел сквозь полупрозрачную жидкость, вызывавшую не самые приятные ассоциации.
- Какой ты грубый, - Инесса отпила из своего бокала и улыбнулась, - Расслабься, милый, я не собираюсь тебя убивать. Честно.
Видимо, во взгляде журналиста она смогла уловить абсолютно всё, что он думает по этому поводу, потом отставила в сторону свой напиток и, облокотившись о низкий столик, проговорила, убрав из голоса всё прежнее кокетство.
- Предлагаю сделку, Кассад.
"О боги, и эта по фамилии называет..." - мысль была на столько дурацкой, что стало страшно. О чём он только думает?
Впрочем, к чести журналиста стоило отметить, что размышлял сейчас Фред несколько о другом. А именно - о шпильках в причёске азиатки. Памятуя нелюбовь Агадрины ко всяким колюще-режущим предметам, мужчина прикидывал, с какой скоростью сможет добраться до украшения и воткнуть его Инессев глаз. Или в горло. Смотря, что ближе окажется. Пока результат складывался не в пользу журналиста. У азиатской ведьмы было большое преимущество - её гипноз, которым она владела мастерски и не известно на каком расстоянии.
- Чего ты хочешь? - наконец выдавил он, так и не решившись попробовать угощение.
- Ты поможешь мне, а я тебя не убью.
Фред усмехнулся.
- Только что ты сама сказала, что ненавидишь врунов и не убьёшь меня. И как я могу доверять твоим словам теперь?
Инесса поджала губы.
- Я предполагала, что ты не откажешь даме в её маленькой просьбе.
- Весь внимание, - усталость начала постепенно отступать, и это было заметно.
- Я не человек, - осторожно начала азиатка, начав выводить кончиком указательного пальца замысловатые узоры на столе.
- Это я заметил, что дальше?
Кассад начинал злится.
- А дальше то, что помимо пищи, мне нужно продолжать свой род. Нас осталось мало, очень мало. Я одна из последних представительниц своего вида. Другие русалки...
- Стоп, кто? - журналист аж подскочил, - Русалки?
Конечно, не стоило так бурно реагировать, но не каждый день ты сталкиваешься с подобным. Даже работая в "Изнанке".
- Русалка, Кассад, не прикидывайся идиотом.
Фредерик сглотнул.
- И что из этого следует? - он даже думать забыл о том, что несколько часов назад эта тварь вцепилась ему в горло и выдула бог знает сколько крови (не так уж и много, учитывая его неплохое физическое состояние, но всё же). Перед глазами замаячил уже свёрстанный материал новой статьи.
- Ты меня обратить собралась?
Мужчина осознал кошмарную суть сказанного им лишь после того, как последнее слово слетело с языка. Инесса на миг замерла, а затем разразилась таким искренним приступом смеха, что Фред опешил.
- Нет, Кассад, не дай бог.
- Где уж тут быть богу, - проворчал мужчина, берясь за бокал.
Пахло от содержимого чем-то пряным и определённо алкогольным. То что надо, чёрт с ними с последствиями.
- Нет, обращать я тебя не буду, даже если бы могла, не стала.
- Спасибо, очень тронут.
В бокале оказалось неплохое вино средней крепости. Фред не заметил, как опустошил тару и вновь потянулся за бутылкой.
- К делу, - Инесса успокоилась, смахнула с ресниц несуществующие слёзы и перестала улыбаться.
- Ты мне поможешь поддержать численность моего вида, а я не вырву тебе печень. Согласен?
- Отлично. А откуда я знаю, что для твоего "ритуала" не понадобятся другие мои органы? - Фредерик проглотил второй бокал и, не задумываясь, налил себе третий.
- Кассад, - скептически скривилась Вон, - Ты что, не знаешь откуда дети берутся?
- Знаю, - кивнул Фредерик, - Но ты сама сказала, что ты не человек, мало ли каким образом... - он изобразил в воздухе что-то непонятное даже ему самому и вздохнул, кивнув на остатки желтоватой жидкости в бутылке, - Хорошая штука.
- Этой "хорошей штуке" уже триста лет, сама доставала, - с ноткой гордости в голосе проговорила Инесса и вернулась к прежней теме.
- По рукам?
- Погоди-погоди, ты так и не сказала, что от меня потребуется.
Азиатка усмехнулась.
- По-моему, ты прикидываешься.
Взгляд Кассада скользнул по её причёске. Край заколки, украшенный стеклянными цветами, блестел в солнечных лучах, проникавших сквозь окна.
- Ладно, раскусила, - мужчина примирительно поднял руки вверх, - Но мне нужны гарантии.
Инесса прищурилась, крепко сжав пальцами ножку своего бокала.

+1

37

- Так, что случилось на этот раз с Кассадом?
Медиум допивала уже четвертую или пятую чашку кофе, давно сбилась счета, из мрачных мыслей выдернула Спрингл, которая села напротив столика и нахмурила брови, в руках у неё тоже дымилась чашечка крепкого кофе. Им спать нельзя. Особенно, ей. Да и не получилось бы, все мысли о Фреде извели. Что с ним? Как он? Ещё не поздно? Последний вопрос Хелен старательно от себя отгоняла. Они терпеливо ждали, когда знакомый детектива найдет, где обитала азиатка, которая улыбчиво общалась на вечере с журналистом. Он был не против такого внимания…. Сейчас не время ревновать! Роуз одним глотком допила противный уже напиток, поставила чашку на стол и бросила уставший взгляд на детектива. Это оказалась не так легко, как могло показаться. Азиатка была человеком-хамелеоном, как выразился новый их друг, те, что сливались с общей массой, становились невидимками. Таких много. Таинственная женщина по имени Инесс Вон появилась лишь пару лет назад, до этого ни кредиток, ни штрафных талонов, ничего, так не бывает, люди оставляют какой-нибудь след. Хелен рассказала своей подруге всё, даже о своих переживаниях за парня, ненадолго стало легче, а затем снова захотелось выпить крепкого… напитка.
- Зря спросила, - откинулась на спинку стула, тяжело вздыхая, - Знаю, что все его газетенки – правдивые, но закрываю глаза. Я борюсь, каждый день с преступностью, ловлю негодяев и сажаю их за решетку, у меня на столе многие дела так и остаются открытыми из-за не достаточных улик. Подозреваю что многие из этих дел такие…. Что ты там копаешься, а? – заорала мулатка притихшему знакомому.
- Ещё немного. Мне нужно ещё время.
- У тебя его нет.
- Не мешай, я позову вас.
Парень подошел и запер дверь на кухню, чтоб девушки его не отвлекали. Перед этим скорчил рожу детективу. На кухне снова образовалась тишина, которая начала давить на виски, Хелен хотела взяться за кулон, что висел на шее и начала его теребить.
- Он тебе очень дорог, - просто констатировала факт, и добавила, допивая свое кофе, - Мы его найдем.
Тут дверь снова открылась, и на пороге стоял довольный тощий парень, у него горели глаза от восторга от проделанной работы. Он глянул на девушек, приподнял бровь и заговорил.
- Ваша красотка или бессмертная, или я не знаю, что и думать. Может, расскажете, что тут происходит, а?

Темно-вишневая машина подъехала к берегу, остановилась у спуска вниз к морю. Этот район был для богачей, и пляж тут был для местных хозяев домов, но время от времени сюда приезжали парочки, тогда когда дома пустовали. Сейчас было как раз такое время, поэтому тишина и пустынная атмосфера не насторожила опытного детектива. Дарси раньше частенько выезжала на вызов, когда какие-то молодые ребята устраивали тут вечеринки и очень шумели, не боясь быть пойманными. Детектив заглушила мотор и хотела выйти, как вдруг её же браслет наручников приковал к рулю её же автомобиля, а виновница ухмылялась.
- Тебе желательно остаться… тут.
Проговорила медиум, только голос и акцент сильно поменялся. Или всего лишь показалось?
- Прекращай дурачиться. Это на тебя не похоже. Отстегни.
Хелен казалась, была готова так, и сделать, но ключи вылетели в окошко. А сама блондинка пожала плечами и спокойно вышла, обошла машину и заглянула в окно, где сидела злая мулатка. Та дергала руку, будто так освободиться от браслетов.
- Так безопаснее. Поверь.
Пришлось спуститься к самому морю, затем пройтись по песку, но вскоре показался дом. Шум морских волн успокаивал, но чем ближе был дом, становилось не по себе. На первый взгляд можно было сказать, что он был как и другие дома пустым. На первый взгляд. Тихая классическая музыка говорила обобранном, там кто-то находился. Мимо прошла компания из молодых парочек, они спешили покинуть пляж из-за огней в шикарном доме. Увидев, идущую блондинку в сторону дома только перешли на бег, даже оставили подстилки и свои вещи.
- Ну, что? Готова?
- Да.
Девушка собрала волосы и вытащила пистолет, который одолжила у детектива Спрингл. Мулатка обещала, что это выходка не пройдет так просто. Что упрячет за решетку, если хоть кто-то пострадает. Роуз попыталась переубедить призрака, но та объяснила, что без оружия идти очень глупо и пришлось с ней согласиться. Они начали подниматься прямо к бассейну, по звуку воды было понятно и запаху хлорки. Ещё были слышны голоса женщины и… Фредерика? Он жив? Слышать лишь голос живого журналиста было подарком богов. Сердце Хелен забилось бешеным ритмом, казалось, вот-вот оно выпрыгнет из груди. Теперь только осталось вытащить его из беды. Тесс продолжала подниматься, без звука, ступая медленно и обдуманно, сейчас нужен момент внезапности. Пистолет был в руках и наготове, если понадобиться.

Отредактировано Helen Rose (2016-02-25 20:41:11)

+1

38

- Договорились, - Фредерик выдохнул и хлопнул себя по коленям. Туман, окутывавший его сознание, окончательно отступил, укусы саднили, но не доставляли особенных неудобств. Может быть, виной тому была плескавшаяся в бокале жидкость, а может быть, журналист уже ошалел до нужной степени, что бы вступать в подобные сделки без оглядки на последствия?
"Я должен поскорее с этим покончить..."
Душу глодало чувство вины и страха. Он оставил Хелен в трудную минуту, в одиночестве и в то же время в компании самой жуткой женщины, которую можно было представить. Да, Инесса Вон могла бы потягаться с Тесс Конвей в коварстве и ужасе творимого зла, но для Фредерика вторая всегда будет лидером. По всем понятным причинам.
- С чего начнём? Ты не против, если я буду записывать? - он широко улыбнулся, её удивлённому взгляду.
- В смысле? - азиатка поднялась с подушки и отошла к широкому окну. Свет точно обтекал её фигуру, скрадывая краевые линии, истончая силуэт, пробиваясь сквозь протянутые к стеклу изящные пальцы. За окном по-прежнему качались листья карликовых пальм и небо не потеряло своей глубокой синевы. Лишь солнечный диск переместился чуть правее, увеличив пятна света на полу, теперь наползавшие на край стеклянного низкого столика. Кассад поднялся вслед за Инессой и сделал шаг в её сторону. Сейчас журналиста ничего не сдерживало и никакие образы не путали его сознание. Он вспомнил вчерашний день и вечер, вспомнил, как оборвалось его понимание действительности, стоило подойти к окну в квартире медиума. Как же это действует?
Алкоголь в крови делал своё дело, придавая уверенности в себе. Фредерик понимал, что противник ему попался не из простых и он так же понимал,что иначе не сможет покинуть этот дом.
"Ты не отпустишь меня, верно?"
Мысленный вопрос, который он едва не задал вслух, застрял на кончике языка, когда Вон развернулась на месте, царапнув шпилькой по стеклу. За окном был виден краешек бассейна и уходившая вниз лестница, сейчас пустая и манящая, точно дорога в новый чудесный мир.
- Зачем тебе всё это? - спросил он, внимательно изучая её лицо. Идеальная гладкая кожи, лёгкий макияж, тонкий аромат духов, который теперь Фредерик уже никогда не забудет. Смесь свежего морского ветра и прелой травы. Странное дурманящее сочетание. Раньше оно было иным.
- Давай без вопросов, Кассад, - проговорила азиатка, едва разомкнув губы.
- Я не могу без них, профессия обязывает.
Краем глаза мужчина заметил движение. Кажется, кто-то поднялся по лестнице, но затем скрылся из виду. Возможно, это ветки деревьев сыграли с журналистом эту злую шутку, однако, Инесса уловила перемену в собеседнике и резко повернулась обратно к окну, вглядываясь во двор. Блеснули в солнечных лучах изящные шпильки для волос. Не долго думая, Фредерик схватился за одну из них и с силой всадил азиатке в шею. Сейчас мужчина не думал о последствиях. Он знал, что перед ним враг и пытался спасти свою жизнь. И не только свою. Образ, которым воспользовалась русалка вчера ночью, был выбран чертовски верно.
Что произошло после, Кассад толком не осознавал. Грохот разбитого стекла, глухой рык, перерастающий в свистящий вопль, ввинтившийся в сознание раскалённым болтом, удар и глухая тишина, подаренная водой. Фредерик попытался всплыть. Как его швырнуло в бассейн он не понял, вроде бы до воды было не меньше трёх метров и стекло высокого окна... Ах да, окно.
Он вынырнул на поверхность, щурясь от слепящего солнца и белых стен дома, но лишь затем, что бы, едва глотнув воздуха, вновь оказаться под водой. Невидимая сила вцепилась мужчине в плечо, разрывая острыми зубами едва затянувшиеся мелкие ранки. Журналист заорал и потерял последний воздух, унёсшийся наверх стайкой разноразмерных пузырей, проложивших себе путь сквозь алое облако.

+1

39

Тесс Конвей выставила пистолет вперед и прицелилась в странное существо, которое исчезло в глубинах бассейна вместе с Фредриком Кассадом. Обе девушки не ждали увидеть такое, что угодно, но не амфибию из ужастиков 90х. Пару пуль ушли под воду, первая мимо, а вторая зацепила чудовище и оно выпустило журналиста. Девушка подбежала к краю бассейна, позвала парня и потащила тяжелое тело на себя. Это было тяжело, учитывая вес мужчины, но тут подключилась сама Хелен. Увидев кровавое пятно посередине бассейна, застыла от ужаса, но когда увидела живого, пускай слегка помятого Фреда, откуда-то силы появились. Поэтому певица снова была на втором плане и лишь могла наблюдать за картиной, как зритель. Пока её это устраивало. Не хотелось оказаться один на один с этим чудовищем. Пока медиум помогает подняться мужчине, призрак следила за тварью, что уплыла на другой край бассейна. На поверхности появились, как у акулы несколько гребней. Оно направилась прямо на них, ускоряясь, оставляя дорожку от огнестрела.
"- По-моему эта тварь лишь разозлилась."
- Надо бежать, - проговорила дрожащим голосом медиум, давая упереться журналисту, положив его руку через голову, а рукой обняв его за талию, - Сколько крови…. Куда оно делось?
Она обернулась, но за спиной никого не было, пистолет в руках дрожал. Девушка старалась взять себя в руки, только это было не так просто. Круги на поверхности воды в бассейне успокоились, но твари по близости не было. Хелен направилась туда, откуда они с призраком пришли, тем более там осталась пристегнутая Спрингл. В этот момент из бассейна показалась голова, затем всё остальное, когда её ступни наступили на кафель, кафель треснул от тяжести.
- Вам не стоило этого делать. Мой род почти исчез, я, возможно, осталась единственная.
Хелен не стала дослушивать, спустилась как можно быстрее по лестнице, вышла за ограду и направилась по песочку в сторону, где оставили они детектива. Всё это время она зажимала на плече у Фреда рваную рану, только это не сильно помогало. Ему нужен был доктор и скорее, так он истечет кровью и…. Нет! Она выбросила ужасную мысль из головы. Медиум оглянулась, голая азиатка, не боясь солнечных лучей, шла не торопливо по песку и на палец накручивала тонкую прядь длинных волос. Она не боялась, так как в это время на пляже было пустынно.
- Ты его не заберешь. Он моя добыча.
- Раскатала губу, можешь закатать обратно. Если бы не твои чары, он бы не повелся на такую как ты, а так как я в порядке, то эти чары действуют, лишь на мужчин, на противоположный пол. На богомола ты не похожа из сериала "Баффи – истребительница вампиров", что означает….
Тесс закатила глаза в подсознании у Хелен и спросила что та несет, но та лишь отмахнулась. Чем разозлила певицу. Этого и добивалась медиум.
На горизонте, где смыкались небеса с океаном висела серая туча. Скоро начнется дождь, а подтверждению этому сверкнула там молния.
- Это священный ритуал. А ты прервала нас.
- Очень извиняюсь, но он мне нужен живой.
- Это не простительно, поэтому убью тебя быстро. Даже не почувствуешь, как будешь умирать, а я и Кассад будем наблюдать за этой картиной.
- Заткнись!
- Фред... Иди ко мне...
Азиатка раскинула для объятия руки, не стесняясь совершенно своего обнаженного тела. Её кожа была бледна, почти прозрачной, а черные волосы лишь предавали особый контраст.

Отредактировано Helen Rose (2016-03-03 21:28:14)

+1

40

Что было после падения в бассейн, Кассад помнил смутно. Недостаток кислорода разрывал лёгкие, чужие клыки жевали левый бок, уши и нос забила вода. Журналист видел темнеющее голубое небо, искажённое толщей неспокойной солёной воды. Он только сейчас понял, что этот бассейн был кусочком океана, плескавшегося где-то внизу, за полосой пляжа. Темнота наконец сожрала всё, даже алую взвесь постоянно пополнявшегося странного облака. Вверх всплывали редкие пузырьки воздуха и какие-то ошмётки. Боль была невыносимой, но Кассада точно парализовало. Опять навалилась муть, сожравшая его сознание вчера вечером, опять ему стало всё равно, что происходит.
И тут вода исчезла. Звуки извне ударили по ушам, прогоняя мерзкий глухой рокот ускорявшегося сердечного ритма. Фредерика вырвало водой и остатками вина, которым его отпаивала Инесса. Небо и земля поменялись местами, затем ещё раз. Отплёвываясь и судорожно хватая ртом воздух, мужчина прохрипел что-то невнятное, судорожно цепляясь за край бассейна и чью-то одежду. В ослепительном свете солнца, жарившего с высоты, мелькнула прядь светлых волос. Кто-то с ним говорил, или это только показалось?
Туман медленно отступал, отпуская мысли на свободу. Вот только мыслей сейчас у Фреда не было. Всё ещё толком не соображая, где находится, журналист поднялся на колени, затем на ноги. Если бы не поддержка со стороны, то он точно бы навернулся обратно в бассейн, на этот раз окончательно захлебнувшись.
Голос со стороны, пробивавшийся сквозь заложенные уши, был знаком. Фредерик согнулся пополам, освобождая организм от лишней воды. С журналиста текло в три ручья, левый бок и плечо горели огнём, по песку вслед за ними с Хелен вилась неровная пьяная дорожка из кровавых капель, съедаемых пляжем, но Кассад не замечал этого. Как и того, что осталось у них за спиной.
Перед глазами в мутной синеве воды всё ещё плыли чёрные волосы азиатки, медленно зеленевшие и приобретавшие вид водорослей. Сдержав рвущийся наружу крик, Фредерик зарычал, чувствуя чужую руку на ране. На одной из ран.
- Твою... - это слово было самым внятным. Воздуха категорически не хватало, журналист всё ещё напоминал выброшенную на берег рыбу, сердцу гулко колотилось где-то под кадыком. И в этот момент он услышал её. Тихий зовущий голос, нежный и очень знакомый. Инесса Вон звала его обратно. Морок навалился на измождённое сознание с новой силой. Фредерик повернул мутный взгляд в сторону зовущей его девушки и в размытых пятнах, представлявших сейчас для него окружение, различил её стройную фигуру.
"Фред... Только она называла меня..."
За спиной размытой женской фигуры колыхнулась тьма. Что-то бесформенное и гадкое вырвалось на свободу, облепило кожу азиатки, сделав её похожей на нечто невообразимое. Кассад отшатнулся, всё ещё чувствуя чужую поддержку и повернул голову в сторону, ловя в поле зрения светлые волосы и льдистые глаза, неожиданно чёткие на фоне размытой реальности. То ли чары русалки были тому виной, то ли у Фредерика просто поехала крыша, но он перестал замечать что-либо вокруг, кроме этих глаз, взглянувших на него на долю секунды и растворившихся в небытие.
Кажется, журналист отключился. И это было самое прекрасное время, о котором он мог вспомнить. Жаль, что оно продлилось всего секунд тридцать. Но за эти пол минуты успело произойти сразу несколько событий. Во-первых, поддержка куда-то исчезла, а во вторых - вместе с ней пропал и душивший мозг туман, распространяемый азиатской ведьмой. Поняв, что лежит мордой в песке, Фредерик резко вскинул голову и тут же пожалел об этом. Прямо перед носом маячили чьи-то стройные ноги. Фредерик поднял прояснившийся взгляд выше и понял, что произошло. Хелен, стоявшая к Кассаду спиной, чёрт его знает с помощью каких демонов, нашла его! И была очень зла. Отплёвываясь от мелкой сыпучей гадости, успевшей забиться во все щели, Фредерик предпринял мужественную попытку подняться. И со второго раза ему это удалось. Но как только Кассад встал на ноги, грохнул выстрел. Мужчина подумал, что опять свалится на песок, на этот раз с простреленной башкой, но этого не случилось. А выстрел грохнул опять, на этот раз гораздо дальше. Роуз рядом уже не было. Зато прямо перед Фредом, шагах в тридцати, стояло мерзкое чудовище, внешним видом своим напоминавшее нечто среднее между Чужим и Хищником. Высокое, плотно сбитое, на тонких лапах и абсолютно чёрное, если не считать ярко-зелёной гривы и таких же кривых когтей на перепончатых лапах.
Тварь заревела и сделала шаг. Кассад лишь успел подумать о том, куда подевалась Хелен. и тварь, словно выползшая из глубин чьи-то наркоманских кошмаров, не вызвала в нём такой ледяной волны ужаса, как мысль о том, что с медиумом случилось страшное.

+1

41

Долорес ненавидела песок. Он был мерзкий, разъезжался под ногами и не давал сосредоточиться на деле.
метка, поставленная ведьмой на хозяйку посещённой им квартиры, привела ведьму на один из частных пляжей. Солнце жарило нестерпимо, в горле пересохло, да ещё этот чёртов песок, по которому предстояло пройти аж пятнадцать с половиной шагов. Почему всего пятнадцать с половиной? Потому что больше Долорес было не нужно.
- Сладенькая, ты угробишь своего мальчика. Так нельзя, - проговорила чернокожая женщина тихо и приставила ладонь козырьком к глазам. Стало лучше видно разворачивавшуюся на пляже драму.
- Ой, да что же это... - кое-как справившись с туфлями, чернокожая женщина утвердилась на песке в более-менее устойчивой позе. Издали донёсся звук автомобильного гудка, точно какой-то ненормальный со всей дури долбил по рулю. Долорес вздохнула. Суматошный город. Именно поэтому она его выбрала.
Впереди, прямо за рядом аккуратно сложенных пляжных зонтиков, танцевало странный танец три человека. Точнее, два человека и один монстр. Долорес покачала головой. Один из людей упал на песок и потерял сознание. Второй, точнее, вторая, отскочила в сторону и принялась стрелять в надвигавшегося монстра, крича что-то неразборчивое.
- Так не пойдёт. Ты знаешь, что это не правильно, девочка.
Тихие комментарии точно соответствовали моменту. Руки женщина, затянутые в тонкие белые кружевные перчатки, взметнулись к глазам, она точно закрывалась от ужасающего зрелища, боясь стать свидетелем развязки. Губы Долорес задвигались, она зашептала, сначала тихо, потом всё громче и наконец опять издала тот странный крик, которым оглашала кухню Хелен Роуз. Вот только разлитой газировки рядом не было.  Вместо этого, ведьма мгновенно разжевала во рту пучок сухой травы, смачно сплюнула его и топнула по песку, поднимая маленькую сухую волну. Волна эта побежала вперёд, точно под песком двигалось некое невидимое существо, и врезалась в голову лежавшего лицом вниз мужчины.
- Так-то лучше, - улыбнулась ведьма, видя что монстр переключился на встающего с песка человека, - Теперь всё правильно. Или?..
Она внимательно вгляделась вперёд, а затем зацокала языком и погрозила пальцем в пустоту.
- А-яй, а вот это совсем не честно.
Прищёлкнув пальцами, ведьма, с трудом передвигая ноги, зашагала по пляжу в сторону людей и чудовища. Мужчина, поднявшийся на ноги, еле держался в вертикальном положении, покачивался из стороны в сторону и выглядел не слишком здоровым. Существо из глубин моря  было высушено голодом и тоской, девушка никак не могла освободиться от душившего её проклятья. У Долрорес были все основания помочь двоим в этой тройке, но она всерьёз подумывала включить в пару победителей умиравшего монстра.

[NIC]Aunt Dolores[/NIC]
[STA]Что случилось, сладенький?[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/HQMND.jpg[/AVA]
[LZV]ДОЛОРЕС, дофига лет, занята чОрным колдунством и прочими мелочами жизни[/LZV]
[SGN]У всего своя цена[/SGN]

+1

42

Из Роуз стрелок был никудышным, обе пули не попали в цель, а лишь только разозлили больше противника. Когда азиатка снова сбросила свой прекрасный облик. Медиум, не задумываясь, начала стрелять, выпустив из рук журналиста. Она извинилась перед ним, но видимо ему было не до этого. Ладно, позже извиниться. Беспокоили его раны, им бы скорее в больничку, а не сражаться с неведомой тварью. Тем временем тварь пустила страшный рев, на каких-то частотах, так как барабанные перепонки чуть не взорвались. Чудом не выпустила пистолет из рук, она только почувствовала, что что-то из ушей потекло, а ещё из носа. Металлический привкус лишь доказал, что это была кровь. Хелен даже не поняла, как была отброшена страшной силой, встать было тяжело, но заметив краем глаза, как монстр двинулся к журналисту. Силы встать и рвануть в их сторону нашлись, она оказалась между мужчиной, который без движений стоял не уверенно на ногах и тварью из глубин океана. Страх пропал, медиум не закрывая глаз, смотрела вперед и замерла, когда некогда прекрасная азиатка замахнулась лапой с когтями. Сейчас у Хелен была задача не дать убить единственного человека, к которому она была… неравнодушна. В этот момент почему-то в голове полезли мысли, что хотелось бы снова его поцеловать и страстно, затем продолжить уже на квартире, после проснуться вместе с ним, обнимая его. Всякие глупости девичьи полезли. На глазах навернулись слезы, обидно стало от мысли, что какая-та тварь этому может помешать. Очередной рев заставил выпустить последнюю пулю, металл попал прямо в грудь противнику. Монстр поначалу замер, бросил взгляд на дырку в груди, снова зарычал, а затем в пару сантиметров от лица медиума лапа с когтями остановилась. Хелен стояла по-прежнему между двух огней, даже не двинулась. Пистолет тварь выбила после выстрела, опасная игрушка лежала в песке, а руки у девушки тряслись. Смелость? А может глупость? Скорее всего, второе, но Хелен была готова умереть, лишь бы спасти парня за спиной. Медиум наблюдала, как монстр снова становиться человеком, когда упало на песок, поначалу хвост в ноги, затем лапы в руки. Хотя бы тут повезло, пуля угадила в солнечное сплетение. Из маленькой ранки вытекала темно красная кровь, окрашивая всё вокруг красным. В этот момент глаза начали чернеть, выгнулась  неестественно назад всем телом, встретилась взглядом с Фредериком. Хелен пыталась таким образом оставаться в своем теле, но этого было не достаточно. Слезы потекли по щекам, а затем перестали, когда глаз полностью стал черным.
- Всё, дорогуша, как и договаривались. Спасаем твоего парня и…. Да есть одно но…. Мне не хочется покидать этот мир и переходить в свет, как тебе хотелось бы.  Я хочу остаться среди живых.
Девушка перестала в конвульсиях биться по песку, встала и отряхнулась от песчинок. Обернулась к журналисту, оглядела его с ног до головы. Её голубые глаза были черны как ночь.
- Тебе бы в больничку, помрешь ведь. Ну, счастливо.
Послав парню воздушный поцелуй, блондинка развернулась, переступила труп азиатки и зашагала прочь. Напевая какой-то мотивчик.

Отредактировано Helen Rose (2016-03-19 01:17:16)

+1

43

Лестница, уводившая прочь с пляжа, резко выделялась на фоне песка своей великолепной чистотой и белизной. Высокие изогнутые перила красивой дугой шли вдоль ступеней, теряясь вместе с последней из их числа где-то на высоте нескольких метров. Лестница была довольно пологой и спускаться по ней было не сложно. Как и подниматься после купания. Солнце отражалось в неспокойной океанской глади тысячами тысяч бликов, слепивших глаза и даривших радость. Такое огромное количество воды всегда наводило Долорес на мысли о сущем. Чернокожая ведьма устроилась у основания лестницы, поджав под себя ноги и наслаждалась спокойствием предвечернего часа. Сейчас солнце светило ей прямо в глаза и женщина довольно щурилась, точно сытая кошка. Улыбка, вновь тронувшая губы ведьмы, не собиралась исчезать.
Тишину пляжа разорвал выстрел. Он разбил спокойствие океана на множество звенящих осколков, нарушил гармонию, уничтожил ощущение безлюдья. Точно в каком-нибудь окраинном районе Нью-Йорка, или того же Лос-Анджелеса.
Долорес мелко вздрогнула, затем ещё раз. Пальба не прекращалась добрую минуту, а затем стихла так же внезапно, как и началась, оставив после себя звенящую пустоту и недосказанность. А вот этого ведьма никогда не любила. Список того, что доставляло Долорес неудобство был достаточно скромен. Но сегодняшний день был каким-то особенно богатым на неприятности.
- Ну что они там устроили?
Ведьма открыла глаза чуть шире, скривилась от яркого солнечного света, точно откусила большой кусок свежего лимона, фыркнула. Навстречу женщине кто-то шёл. Уверенным шагом человека, знающего свою цель. Песок разлетался под ступнями светловолосой девушки, успевшей избавиться от оружия. Голубые глаза сменили цвет на тёмно-карие, почти чёрные. Долорес поджала губы и покачала головой. Хелен Роуз, медиум, потерявшая свою истинную суть, направлялась в сторону ведьмы, не видя её, не ощущая присутствия. Этого эффекта даже сама Долорес не ожидала, она закрылась от людей на пляже, умело отвела глаза, но видимо перестаралась и нечисть так же перестала её замечать.
"Стоит запомнить эту формулу", - мельком подумала женщина и с усилием поднялась на ноги. Возраст давал о себе знать всё чаще.

"Всё же, всё же, могу ли я тебе доверять,
Тебе, тебе, с легкомысленным нравом?
Ты, ты можешь на меня положиться.
Знай же, как я для тебя хороша!"

- Сколько же в тебе зла, сладенькая. Надо быть добрее, - произнесла Долорес в своей обычной приторно-сладкой манере. Она сняла свой камуфляж и теперь была видна одержимой призраком так же хорошо, как и всем остальным людям, кто пожелал бы  смотреть в их сторону. Вот только зрителей здесь не было. Лишь за спиной Роуз-Конвей разливались бескрайние просторы океана, обрамлённые в оправу из светло-жёлтой изогнутой дуги пляжа. Волны набегали на песок, меняя его цвет, утаскивая в глубину и вновь возвращая, уже насыщенным солью и влагой. Тёплый ветер легко шелестел пальмовыми листьями, трепавшимися где-то за вершиной лестницы, у разорённого бассейна, пропитавшегося кровью одного незадачливого журналиста.
- Обещания надо исполнять.
Не давая объяснений и не ожидая ответа, ведьма шагнула вперёд и с неожиданной силой впечатала ладонь в лицо девушки. Резкий неприятный крик разнёсся по пляжу, не уступая силе недавним выстрелам. Это Долорес завершала не так давно начатую формулу. На этот раз обошлось без плевков. Самодельный костяной амулет, до  этого лежавший на ладони. упёрся в переносицу блондинке и точно растворился, пропав моментально после первого же контакта со светлой кожей.
Затянутая в тонкую кружевную перчатку тёмные пальцы сдавили скулы Роуз, глаза ведьмы встретились с карими, изменёнными глазами Хелен.
- Ты очень плохая девочка, - повторила ведьма глухо, ритуал высасывал из неё много сил, - Но я тебя прощаю.

[NIC]Aunt Dolores[/NIC]
[STA]Что случилось, сладенький?[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/HQMND.jpg[/AVA]
[LZV]ДОЛОРЕС, дофига лет, занята чОрным колдунством и прочими мелочами жизни[/LZV]
[SGN]У всего своя цена[/SGN]

+1

44

- Кассад! Если ты тут сдохнешь, я тебя убью!
Да, это были совсем не те слова, что ждёшь, находясь в шаге от смерти. Совсем не те слова. Фредерик чувствовал, что его опять куда-то тащат, время от времени отвешивая знатные оплеухи. Голос был журналисту смутно знаком, но он никак не мог понять, кто с ним разговаривает. Даже пол орущего из небытия оставался для мужчины загадкой. До поры до времени.
- Дебилы, психопаты, наркоманы, - перечислял кто-то над болтавшейся на каждом чужом шагу головой Фредерика. Боли он уже не чувствовал, как и собственного тела. Только слух ещё не отказал, да частично зрение. Потому что перед глазами всё ещё стоял образ знакомых льдисто-голубых глаз, меняющих свой цвет на нечто враждебное и чужое. А потом вновь становившихся прежними.
- Хелен, ты...
- Нет, не я, - новая оплеуха заставила Кассада заткнуться. Что происходит? Он попал в ад и теперь его готовят к пыткам? Что может быть ещё хуже, чем осознание потери, которое он сейчас испытывал? Вряд ли кто-то сможет устроить наказание изощрённее.
- Что за?.. А ну стоять! - это обращение было адресовано уже не Фреду. При всём желании мужчина не смог бы сейчас сделать и шага, не то что попытаться сбежать.
Его снова опустили на песок, нагретый дневным солнцем, исхоженный ногами недавних участников странной сцены. Звуки выстрелов прошли мимо, Фредерик и не заметил, что стрельба окончилась. Он много чего пропустил в эти несколько страшных минут, когда жизнь медленно вытекала из него, вместе с сочившейся из ран кровью и хриплым неровным дыханием.
- Срочно, нападение акулы... ской пляж... зно... ав... нет... пос...рем...аж.
Голос медленно затихал, пропадал, точно прерываемый радиопомехами. Фредерик повернул голову и тут же пожалел об этом, в лицо врезалась пригоршня песка, а вслед за этим послышалась жуткая брань.
Дарси Спрингл, ну конечно. Кто ещё мог так открыто называть его оборзевшим мудаком?
- Только посмей! - конец тирады сменил вектор слишком уж неожиданно, - Роуз! тащи сюда...
И тут Фред отключился окончательно. Возможно, его опять били, а может быть Дарси наконец-то поняла всю бесполезность этого метода и прекратила издевательство над раненным человеком. Скорее всего, она хотела как лучше.

- Мы сообщим вашим родственникам. Офицер Спрингл любезно предоставила нам все телефоны, так что можете не переживать, - миловидная медсестра с коротко стриженными рыжими волосами очаровательно улыбнулась и сделала пару пометок в записной книжке, которую тут же и убрала в широкий карман белого халата.
- За что? - прохрипел Кассад и закашлялся. Сухость во рту была адской, но воды ему не давали по каким-то садистским медицинским предположениям. Наверное, так было нужно.
Он пришёл в себя минут десять назад, хотя даже не надеялся. Идеально чистый белый потолок поначалу ослепил журналиста. Зачем им такие белые потоки? Что в них хорошего?
Боль вгрызлась в его тело неожиданно, с удвоенной силой, она-то и вернула Фреда из беспамятства, того тяжёлого и мутного беспамятства, которое дарит общий медицинский наркоз. Или изрядная доля алкоголя.
- Не говорите, отдыхайте, - медсестра, имени которой Фредерик не смог разглядеть, бейдж смазывался и расплывался перед глазами, отошла к соседней койке и что-то заговорила, обращаясь уже к другому пациенту. Судя по всему, сосед по палате находился в чуть лучшем состоянии, чем Фредерик. Он хотя бы мог внятно отвечать на вопросы.
Даже не делая попыток пошевелиться, журналист с натугой вздохнул. И тут его как током ударило. Резко дёрнувшись в сторону и испугав медсестру до полу обморока, он опять заговорил, надеясь только, что горло от этого не рассыпется в пыль.
- Девушка, со мной должна была быть девушка, блондинка. Хелен. Вы её...
- Девушка блондинка?
Медицинская сестра опять мило улыбнулась.
- О, не переживайте, с ней всё хорошо.
Почему-то Фредерик ей не верил. Он дал уложить себя на место, прочувствовав каждый свеженаложенный шов. Теперь он сможет похвастаться отличными шрамами.
"Эй, детка, я в одиночку ходил на гризли. Серьёзно. С одним ножом и верой в себя! У меня дома есть прекрасный трофей, заценишь?"
Нда. Весёлая перспектива.
- Сейчас станет лучше, не волнуйтесь.
Она его даже по фамилии не называла.
"Растём, приятель, растём. Когда уже девушки начнут окликать тебя "Эй, ты"?"
Сквозь распахнутое окно в комнату залетал тёплый ветер, приносивший с собой запах утреннего смога, разгоняемого им с самого утра.
"Мать будет в ужасе..."
А сам он внезапно ощутил кошмарную усталость. Рыжеволосая девушка уплыла куда-то в сторону. Фредерик скользнул безучастным взглядом по трубкам тянувшейся к его руке от капельницы. Что-то там подкрутили, не иначе. Опять тяжёлое вязкое небытие накрыло его тяжёлым пуховым одеялом. Слишком жарким для этого времени года и этого города.
"Детка, будь жива. Умоляю."

С этой мыслью он и пришёл в себя. В который раз?
Фредерик моргнул, веки отяжелели, точно налились свинцом. Сухость в горле никуда не делась. Тут мужчина почувствовал на губах сталь наполненной водой ложки, распахнул глаза шире, отчаянно глотая воду.её было ничтожно мало, но даже эта капля принесла неимоверное облегчение. Оставляя после себя горький мерзкий привкус, вода скользнула внутрь, растворившись, как кажется, ещё в пищеводе. Боль утихла, спрятала острые зубы, уснула. Надолго ли?
- Не говори, сладенький, - тётушка Долорес улыбнулась, погладила мужчину по волосам и поставила до половины заполненный стакан на прикроватную тумбочку. За окном вечерело, ветра не было, но рама всё ещё была распахнута, впуская в палату относительно свежий воздух уходившего дня.
- Я не...
- А ну умолкни, мой хороший, иначе я зашью тебе рот, - в голосе чернокожей женщины не слышалось и тени угрозы, но Фредерик почему-то не сомневался в том, что она способна на это.
- Вот и славно, - Долорес глубоко вздохнула и отошла к окну, заложив руки за спину. на ней был всё тот же весёленький розовый костюм и широкий туфли на низком каблуке. перчатки на руках и кокетливая шляпка - привет из семидесятых. Фредерик отметил это мимоходом. Точно так же тётушка Долорес выглядела в из прошлую встречу, когда...
Голова отказывалась соображать дальше пределов палаты и всё-таки мужчина нарушил обещание.
- Где она? С ней...
Ведьма покачала головой, не оборачиваясь, она ответила:
- Здесь твоя девочка, ничего с ней не случилось. Я успела вовремя.
- Спасибо, - тихо проговорил Фредерик и едва не захлебнулся в накрывшей его волне облегчения. К чёрту раны, к чёрту больницу и все вытекающие из этого проблемы, главное, что Хелен в порядке. А с остальным он как-нибудь справится. В первый раз, что ли?
- Ты должен мне дважды, помни об этом, - проговорила Долорес серьёзно, затем развернулась на месте и направилась к выходу. У стены, рядом с дверью, кто-то тихо сидел на стуле. Фредерик пригляделся, открыл было рот для новой короткой реплики и тут ведьма остановилась, тронула задремавшую девушку за плечо.
- Сладенькая, твоя очередь караулить, - и добавила, обращаясь уже к Фредерику, - Спиридона я покормила. Ты ужасный хозяин, мой хороший, исправляйся.
Хлопок  двери прозвучал сухо и как-то уж слишком официально.

+1

45

Злобная темнокожая женщина схватила за лицо, ногти через перчатки вцепились мертвой хваткой. В ужасе певица лишь видела губы незнакомки, они быстро и полушепотом что-то начали проговаривать. Перед глазами начало темнеть, ещё пару секунд и её призрачное тело было уже рядом с живыми.
"Как?! Это невозможно!!!"
Тут до Тесс Конвей дошло, что перед ней настоящая ведьма и весьма сильная. Тело медиума упало у ног спасительницы, будто была сломанной куклой. Призрак хотела снова вселиться, только смуглая ведьма пальцем пригрозила. Почему-то певице показалось, что если она все-таки попытается это сделать, то её сотрут в порошок. Тогда она просто исчезла в теле, которое лежала не далеко, но дырка в груди оказалась помехой. А попытавшись выйти из почти мертвого тела, не получилось. 
"Выпусти! Выпусти меня старуха! Ты меня слышишь?! Кому тебе говорят!"
Сначала Хелен пыталась выгнать наглого призрака из своего тела, билась кулаками об темный барьер. Вдруг руки исчезли, и девушка в ужасе осознала, что это конец, времени совсем не осталась. Затем начали ноги пропадать, её собственно тело начало отторгать душу. Она оказалась рядом с Фредериком и обняла его, хотя тот, скорее всего этого даже не почувствовал. Начала молиться всем богам, чтоб с ним все было хорошо и скора помощь, успела ему помочь. Была готова вместо него уйти, лишь бы он был жив.
Тут появилась женщина средних лет, темнокожая и с очень приятной улыбкой. Незнакомка её каким-то образом видела и пообещала, что скоро этот ужас закончится.
Затем Хелен ничего не могла вспомнить, как не старалась. Очнулась, когда Дарси хлестала по щекам и ругалась. Потом всё как в тумане, она не отходила от журналиста, пока полицейская звонила своим и в скорую помощь. Мулатка еле уговорила знакомую отойти, когда приехали врачи и погружали Фредрика в машину на носилках. Хелен попросилась ехать с ним, ей разрешили, никто не стал возражать. Дарси Спрингл, обернулась к стоящей рядом женщине и предложила подбросить.
Другое тело повезли следом за первой машиной. Улицы разрывались от сирен, им уступали дорогу, так как за двумя машинами скорой помощи ехали две полицейские.
Несколько часов Хелен просидела у реанимации, отказалась идти домой, хотя Дарси предлагала отвезти домой. Детектив поняла, что лучше знакомую оставить в покое и поехала сама. Наконец опасность миновала и ей дали войти в палату, где положили Фреда. В помещении было чистенько и просторно. Она устроилась на не удобном больничном стуле и просто на мужчину долго смотрела, взяв того за руку. Заходила медсестра, пыталась отправить девушку домой, но не получилось. Как она уснула, не заметила, но вырвали из сладких снов её ладонь, которая легла на плечо. Долорес, а именно так представилась женщина медиуму, оказалась очень приятным и общительным человеком. Они пока Фред спал, долго общались и на разные темы. Последнее было сказано журналисту, после чего дверь за ней закрылась. В палате воцарилась тишина, эта тишина давила на уши, но говорить не было сил. Много раз Роуз прокручивала этот момент в голове, но когда он настал, вдруг слава стали не нужны. Хелен подошла к постели, голос предательси дрожал, но она заговорила.
- Как ты? Что-то болит? Я позову врача…
За окном уже темнело, ярко-красный закат раскинулся на горизонте, обещая похолодание. Долго ли прохладные деньки продлится сейчас лишь июль месяц, впереди ещё душный август.

Отредактировано Helen Rose (2016-03-23 22:02:27)

+1

46

Стоило задуматься о многом. Например о словах Тётушки Долорес и об их истинном значении. Она была в его квартире. Она помнит о данном обещании и исполняет свою часть сделки. Что же потребуется от Фредерика? И когда?
А ещё журналист должен был помнить разговор с медсестрой и её упоминание офицера Спрингл. Все эти маленькие кусочки мозаики, сложившиеся воедино, могли дать мужчине почти полное представление о ситуации, в которой он сейчас оказался, однако, этого не случилось. Вместо активного мыслительного процесса, в его заторможенном лекарствами мозгу вяло ползали мысли-гусеницы. Толстые, тёмные медлительные и очень тупые. А затем и они куда-то пропали, когда лёгкое видение, спавшее на стуле, оказалось реальностью. Хелен Роуз, её настоящий тёплый взгляд, её настоящая неуверенная улыбка и тихий голос окончательно вернули Фредерика к тому, с чего он начинал, а именно к попыткам выяснить, что произошло на пляже после его позорного обморока.
- Я - просто супер. Не надо врача, - проговорил журналист и попытался изобразить на своём лице некое подобие жизнерадостности. Получилось так себе, но Фред решил, что сойдёт.
Очень хотелось знать, каковы масштабы произошедшей трагедии, как и где его зашили и сколько предстоят валяться пластом в этой дурацкой палате с белым потолком и пустыми соседними койками.
С улицы доносились голоса сигналивших на дороге автомобилей и лёгкие отголоски музыки, перебиваемые не то помехами, не то не до конца восстановившимся слухом мужчины.
- Эй, я же теперь полноправный больной и могу рассчитывать на безграничную заботу и внимание!
Эта длинная фраза забрала много сил, которых у мужчины и так не было. Говорил он тихо, с каким-то странным присвистом. Но иначе просто не мог.
Сумерки, опускавшиеся на город, были удивительно знакомыми. Точно также гас день в тот злосчастный вечер, когда они с Хелен собирались почтить доктора Ганьер своим визитом вежливости. Вот ведь засада! И как после такого принимать приглашения на званые ужины?
- Ты как? В норме?
Он поймал её взгляд, потому как точно не смог бы проделать этот фокус с рукой. Боялся показаться слабым. Жаль, что сейчас эта миссия уж точно была невыполнима.
- Чем они меня накачали? - спросил он, осторожно пошевелившись и тут же об этом пожалев, - Ты точно в порядке?
Жажда вгрызлась в глотку с новой силой. Мужчина невольно сглотнул. Льдистые глаза, чистые и красивые, без той жутковатой распущенной примеси карего цвета, следа чужой, давно мёртвой женщины, приносили покой. Он был безгранично рад её видеть. Живой и здоровой. Остальное было не важно.

0

47

- Говорят, если человек шутит, значит идет на поправку.
Она искренно улыбнулась, и положила свою вспотевшую от волнения ладошку поверх его руки. В этот момент в палату вошла медсестра, непривыкшая показывать на людях свои чувства поспешила убрать руку. Девушка в белом халате подошла со сторону, где висели всякие проводки к препаратам, там же стаяла капельница, которая содержала воду, глюкозу и минеральные соли. Какое-то время Фредрику нельзя будет кушать, поэтому всё искусственно ему вводилась, так объяснил врач. После сложных операций всегда так обязательно круглосуточный мониторинг за работой жизненноважных органов и систем организма. Это Хелен хорошо знала, пришлось как-то такое же почти проходить. Своими тонкими пальцами, медсестра проверила что-то, затем сделала укол в специальное отведенное для уколов место на капельнице. Только после этого улыбнулась людям и вышла.
- Такая серьезная, - проследила Хелен за девушкой, и добавила, пытась разредить обстановку, - А может она просто устала от меня, замучила её за сегодня. Ты бы видел…
Как же она скучала по его манере говорить и по голосу. Ей уже с трудом удавалась, не разревется, как маленькой перед ним от переизбытка чувств. Он шутил, а она смеялась, скрывая слезы, проступившие на глаза.
- За меня не переживай, - вытерла глаза рукавами от кофточки, после чего придвинула стул и присела рядом, после чего положила голову на постель, и уставилась на интерьер палаты, - Напугал ты всех, особенно меня, не делай так больше. Глупо конечно этого просить, ты и не в таких переделках бывал, теперь я хочу всегда быть рядом.
Так было легче скрыть смущение, они были одни и Хелен снова открылась журналисту. Тем более делать вид, что того поцелуя, в тот день, на приеме Ганьер не было глупо.   
- Да многим, но тебе это пойдет на пользу, врач говорит, скоро очень поправишься. Только может шрам остаться, но не страшно, главное ты тут и со мной.
За окном послышались сирены, кого-то снова привезли. Больницы для медиума были самыми проблемными местами, но сейчас по какой-то причине призраки даже не подходили к ним. Многих видела она, но они не стали докучать своими просьбами.
- Теперь я в порядке, - повторила она, когда Фред снова поинтересовался о её самочувствие.
Она просто слушала его тихое дыхание, даже казалось, что она слышит его сердце. Приятная музыка для ушей. Её начало снова клонить на сон, только поэтому она поднялась и встретилась с глазами Фредерика. Выдержав пару минут, Роуз всё-таки прервала их игру, хотя готова была так хоть всю ночь.
- Мне разрешили остаться на всю ночь, я в соседней палате. Попробовали бы не разрешить, устроила бы им веселую ночку. Тут одна очень приятная бабушка-призрак готова меня была поддержать в начинаниях беспорядка. Приятная собеседница, надо будет её потом поискать и поблагодарить за теплые слова.

Отредактировано Helen Rose (2016-03-24 01:54:52)

+1

48

Стало как-то странно тихо. То ли Фред опять перестал слышать окружение, то ли и правда атмосфера в палате преобразилась, вобрав в себя тишину всего мира. Город за окном жил своей жизнью. Ехали по дорогам машины, шли по улицам пешеходы, в окнах домов зажигался и гас свет, рекламные табло переливались всеми цветами радуги, башни высоток подпирали собой темнеющее небо, наполненное поднимавшимся с земли жаром и росчерками облаков, точно размазанными ветром по небосводу.
Дыхание лежавшей рядом девушки вошло в ритм с его собственным. Кассад закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Его сознание временами уплывало куда-то, точно сон, так долго владевший им, хотел вернуть былую власть. Но нет, спать мужчине вовсе не хотелось. Потому он продолжал бодрствовать, успокоенный присутствием человека, ради которого он мог бы пережить ещё сотню таких нападений. Или умереть, если это будет нужно.
Солнце уже скрылось за горизонтом - отсюда видимым лишь в неровных очертаниях крыш разнообразных зданий. Центр города, подобно каменному многовековому лесу, расположился намного левее открывавшегося из окон больницы вида. Где-то там, в Лос-Анджелесском филиале печально известного издания ещё трудились его сотрудники, готовя к выпуску новый скандальный номер, полный удивительных открытий и фееричной чуши, замешанной на неоспоримых фактах. Лучшая лож та, в которой есть доля истины, верно?
- Кого я обманываю... - пробормотал мужчина, отвечая на собственные мысли, - Они уже давно свалили, лентяи.
Фреду показалось, что он прошептал это еле слышно, но Хелен моментально отреагировала, поднявшись на стуле. Её светлые волосы лёгкой волной легли вдоль правого плеча, спускаясь по кружевной кофточке. Длинные, блестящие и очень живые.
- А ну отставить слёзы, я ещё не в гробу, - Кассад всем своим измученным видом решительно изобразил неприятие скорой смерти. Синяки под глазами и общая бледность и впрямь не красили его. А ещё эта дурацкая испарина, выступившая на лбу и щеках. То ли следствие недавней операции, то ли нервного напряжения, которое сковывало мужчину до этого времени стальными тисками, похожими на медвежий капкан.
- Без тебя я бы умер, - проговорил Кассад серьёзно. Его шелестящий голос как нельзя лучше соответствовал установившейся в палате тишине, но Фредерик возненавидел себя за это. Какого чёрта? Почему он не может говорить твёрдо? Тоже мне, врачи называется, - Спасибо тебе, детка.
Он вновь улыбнулся, не сводя глаз с девушки. Он никогда бы не признался, но до сих пор побаивался, что Хелен в любой момент испарится, исчезнет, задавленная чужой сущностью. И словно в ответ на его смутные опасения, она заговорила о призраках.
- Что?! - этот возглас прозвучал почти нормально и тут же сменился тщетно подавляемым кашлем, - Какая... Какая ещё бабушка?! К чёрту всяких бабушек, ты туда не пойдёшь. Тут полно места.
Он прекрасно понимал, что всяким там бестелесным бабушкам не составит и малейшего труда пройти в соседнюю со своей палату и натворить дел. Одна такая уже недавно им попалась - хватит впечатлений на всю жизнь.
Пустая койка напротив была аккуратно застелена, но кажется к ней уже прикрепили пациента, потому что поверх туго натянутого на матрац покрывала лежала картонная папка-планшет с записями врача или медицинской сестры.
- Я могу спать на полу. Серьёзно, - Фредерик даже зашевелился, но вскоре бросил эту затею, прекрасно понимая всю её глупость. трубки, тянущиеся к капельнице, качнулись, пакет с лекарством почти опустел, скоро его сменят. Кашель (вот ещё новая напасть!) задушил очередную реплику Кассада. Самое отвратительное в нём было то,  что приходилось напрягать живот, а ведь именно там сейчас спала острая боль, жевавшая внутренности журналиста столь долгое время.
- Детка, - проговорил он, когда кашель отступил,  оставив после себя редкие спазмы гортани, да новый приступ сухости во рту, - А эта тварь из глубины... она сдохла?
Помесь Чужого и Хищника, ступавшая по пляжу огромными чёрными лапами медленно всплыла из подсознания, зашипела и растворилась в водовороте ленивых мыслей журналиста. Он самостоятельно изгнал эту мерзость прочь, пусть остаётся ещё одним дурным сном. А ещё лучше - принесёт пользу, став статьёй в новом номере. Добраться бы до ноутбука...
Кассад неглубоко вздохнул:
- Между прочим, я сдержал обещание, - он опять улыбнулся, - Если бы не мой звонок Долорес...
Он закашлялся, заглушив для самого себя тихий звук отпираемой двери. Это вновь заглянула рыжеволосая медсестра с неизвестным именем и торчащими коротко стриженными волосами.

+1

49

- Тише-тише, а то швы разойдутся, прошу, не двигайся.
Хелен постаралась обездвижить неугомонного парня, взявшись за его плечи, после чего прижала к постели. И тут же поняла, что причинила боль ему, извинившись, убрала руки. Она его могла понять, он тоже волновался и не находил места, а потом попал под чары той твари.
- С этим…
Взяв за тонкую цепочку, поднесла поближе, чтоб Фредерик мог разглядеть кулон.
- Призрак не сумеет завладеть моим телом, ему придется очень постараться для этого. Это мой оберег. Видимо я его сорвала и не заметила, но Долорес подвеску мне вернула.
Кашель, которым начал задыхаться Фредерик напугал Хелен. Медсестра предупреждала, что больному нежелательно много говорить и двигаться, что ему нужен сейчас покой и если Хелен будет донимать пациента больницы, то девушку выставят на улицу. Только как можно было остановить его? Это невыполнимая миссия. Эта мысль снова заставило улыбаться.
- Мы довольно долго с ней болтали. Она рассказала немного о себе, очень приятная в общении женщина. А ещё о тебе было очень интересно послушать.
Хелен смущенно замолчала, поняв, что с головой проговорилась. Сейчас парню нужен был отдых, а не заигрывание. Там, на пляже она сама себе пообещала, что больше не будет молчать рядом с ним, что ей нужно больше, чем просто смотреть на него. Вопрос о чудовище вывел девушку из раздумья.
- Мертва, я её застрелила.
В этот момент вошла строгая медсестра и сообщила, что пациенту нужен отдых и обязательно сон для поправки, поэтому через час где-то надо покинуть палату. Всё уговоры были тщетны и то, с трудом медиуму удалось часик выторговать у этой злой девушки. Этот час пролетел, но она не спешила покидать палату, тяжело было себя заставить встать и выйти. Спать совершенно не хотелось, она решила рассказать что было пока Фредерик оказался у Инесс Вон.

Как выглядит кулон.

http://s2.uploads.ru/t/uh4Yq.jpg

+1

50

"Мертва", - тихая мысль принесла новую волну облегчения. Кошмарное создание, привидевшееся журналисту на пляже, ушло и больше не вернётся. И не сможет причинить вред ни Хелен ни кому бы то ни было.
Мужчина крепко зажмурился, а когда распахнул глаза, в палате прибавилось народу. Впрочем, не надолго.
После ухода медицинской сестры, стало совсем тихо. Но Кассада не смущала эта мягкая спокойная тишина, а присутствие Роуз стало для мужчины настоящим лекарством. Ночь напала на город, тщетно стараясь отвоевать себе освещённые слепящим электрическим светом центральные улицы Города Ангелов. Диск луны, изжелта-серый и какой-то неестественно крупный, поднимался всё выше, добавляя света на окраины города. Завтра будет жарко. Быть может, ещё жарче, чем сегодня.
- Только не говори, что она рассказала о продуктовой тележке, - Фредерик скривился.
Тётушка Долорес временами была ужасно бестактна.
О том случае Кассад вообще никому не хотел рассказывать. Одержимость Дена, раскрытие сущности Керри и его собственные злоключения, окончившиеся в бренчащей по тротуару тележке из ближайшего супермаркета. Не то что бы история о героических победах и рыцарских турнирах.
Тогда тоже была ночь. И тоже светила жуткая жёлтая луна, отбрасывавшая на асфальт инфернальные тени домов и погасших на кануне уличных фонарей. А на следующий день было жарко.
"Приятель, после того, что она видела, строить из себя орла бесполезно..."
Фред почувствовал, что вновь уплывает. Мужчине казалось, что его тело накрывают тёплые морские волны. Сознание балансировало на границе сна и яви и в этом полу сне он увидел похожий на белое солнце кулон. Его грани мелко поблёскивали, а сердцевина, сделанная из какого-то минерала, была наполнена клубящимся туманом. В следствии ли препаратов, в обилии текущих по его венам, или же собственной фантазии, журналист понял, что может различить отдельные завитки этой странной субстанции, наполнявшей защиту медиума от внешнего посягательства. И Кассад поверил, что эта штука сработает. Поверил и перестал возмущаться.
- Я чёртов эгоист, знаешь? - проговорил он наконец, - Держу тебя рядом, потому что не хочу оставаться один. Глупо, правда? Ты тоже очень устала. Даже больше меня. Я ведь дрых всё это время, - он приподнял бровь и вопросительно посмотрел на девушку, - А что вы ещё обо мне говорили, м?

Весь последующий месяц состоял из сна и визитов. Визитов и сна. Фредерик встал на ноги, он быстро шёл на поправку, как Хелен и предсказывала. Была ли в том заслуга самого Кассада, или же Долорес постаралась, но мужчина вскорости и думать забыл о полученных ранах. Швы сняли незадолго до окончания вынужденного отпуска. Теперь на боку Фредерика красовался огромный полукруглый рубец, заходивший одной своей дугой за спину, а второй спускавшийся в район паха. Если бы тварь прикусила мужчину чуть ниже, выздоравливать было бы гораздо грустнее.
Мать и отец приезжали чаще остальных. Оливия пару раз забежала в палату, отчитала брата за неуёмное желание выпендриться перед девушками и подарила самодельную открытку. В общем-то, ничего примечательного не происходило.
Версия случившегося, сочинённая офицером Дарси Спрингл была воспринята окружающими, как истина в последней инстанции. Фредерик, после обильного возлияния, полез купаться в океан и и попал на зуб акуле, девушка по имени Инесса Вонг попыталась его вытащить, но от пережитого потрясения потеряла сознание. Хелен Роуз, прибывшая на место чуть позже, помогла офицеру Спрингл доставить пострадавших в ближайшую больницу. О подробностях любовного треугольника, которой, разумеется, имел место быть, Фредерика пытали все, кому не лень.
Видимо из-за этих дурацких сплетен, Роуз перестала появляться в больнице. Теперь у палаты Кассада постоянно кто-то околачивался и риск быть застигнутой возрастал в разы. Фредерик злился, но ничего не мог поделать. Не рассказывать же правду? Её он потом аккуратненько перепишет из карманного блокнота на любимый вордовский лист, а дальше направит в редакцию, как эксклюзивный материал, основанный на недавних жутких происшествиях. А ещё он ждал Хелен.

- Трикси, что это такое? - Кассад откинулся на спинку офисного кресла и вопросительно посмотрел на техадмина. Девушка почесала в затылке и закусив губу радостно пожала плечами.
Глаза журналиста уставились на портрет до боли знакомой азиатки. Инесса Вон улыбалась во все тридцать два человеческих зуба и картинно махала рукой куда-то вдаль, предполагаемой публике. Фото было сделано два дня назад, на одном из модных показов, прошедших в Лос-Анджелесе. С трудом сохранив спокойствие на лице, мужчина продолжал ждать объяснений. И они последовали незамедлительно. Лопавшаяся от восторга Трикси чуть их собственных кед не выскакивала.
- Это же Инесса! Она согласилась дать Биллу эксклюзивное интервью! Это круто! Я возьму у неё автограф!
Фред ничего не понял. Отложив фотографию в сторону, он поднялся на ноги и подошёл к окну. Утренний город застилало облако сероватого смога, не желавшее улетать прочь уже часа два.
- Я пошла, - предупредила Трикси и хлопнула дверью. Но тут же вернулась в кабинет, - Ах да, Роуз здесь.
- Чего ты сразу не сказала, - Фредерик развернулся на месте и последовал за девушкой в наполненный шумом офис. Билли сегодня был в центре всеобщего внимания. Среднего роста, светловолосый крепкий парень приглаживал и без того идеальную причёску и консультировался с Грегом по неизвестному Кассаду вопросу. Первый день на работе отметился полным авралом и суетой. Теперь-то Кассад понял, в чём дело.
- Детка, что происходит? - на всякий случай поинтересовался журналист у Хелен. Трикси не обманула и девушка и правда была здесь. Пожалуй, лучшее событие за безумное утро.
Чувствовать себя в полнейшем вакууме и выплыть из него, что бы в очередной раз получить по башке - вот это методы Фредерика Кассада.
- Я пропустил восстание живых мертвецов?

+1

51

Фредерик пошел на поправку, им нужно было поговорить, но Хелен Роуз решила, что не место и не время для этого, решила дождаться, когда он выпишется.
Ещё его родные стали почти что ли не каждый день навещать, пару раз сестра Кассада подходила к медиуму. Они разговорились, девушка была очень приятным собеседником. По какой-то причине даже рассказала пару истории про своего брата. Хотя девушки до этого дня не были знакомы. У Фреда вся семья оказалась очень хорошей и видящая призраков начала чувствовать среди них чужой. Какое-то время она приходила, улыбалась им и старалась поддерживать беседу, но затем просто перестала приходить.
Никто не стал задаваться почему и так было понятно. В больницу начали приходить из других газет журналисты и задавали много вопросов. Медиум лишь привыкла к такому поведению и упорству со стороны Фредерика и…. Трикси. Других терпеть была не намерена.
После одного такого сумасшедшего дня, где её подлавливала везде (даже в туалете!) девчонка с блокнотом и в смешных очках. Имени она не запомнила. Да и зачем? Хелен долгое время сидела на подоконнике у себя дома и вспоминала, как Фредерик Кассад постучался в дверь и их первую беседу. В тот день для неё многое изменилось, мир приобрел краски. А она тогда хотела проигнорировать…. И не открывать настырному парню дверь.
Горячий шоколад уже остыл, но вкуса не потерял. Бросив взгляд на часы, допивать напиток не стала, оставила чашку рядом с умывальником, и босиком направилась в ванную комнату чистить зубы и в постель.
Пока Фред был в больнице, Хелен подружилась Самантой Коуб или для всех Трикси. Не хотелось просто тупо сидеть дома и ждать, это было тяжело, как только начала накручивать себя позвонила девушки и договорилась о встречи.
Последнее время они после рабочего дня стали отдыхать в кафе Улитка. Миленькое местечко находилась через дорогу, напротив здания, где находилась издательство Изнанка. Заведение не так давно открылось, но Трикси нахваливала здешнюю выпечку, устоять было просто невозможно.
Филипп Бертен (хозяин) был очень интересным мужчиной средних лет, а Жером Пакватт (повар), который работал на кухне и любил рассказывать интересные истории.
Коуб здесь уже стала своей, так что к ним время от времени подходил Жером Пакватт. Мужчина с сединой в белом халате подошел к столу с подносом.
- Это новые булочки, хочу знать ваше мнение, девочки.
Девушка нахваливала выпечку повара, а тот в свою очередь рассказывал, что добавил и чего не стал класть. После чего вытянул обещание никому не рассказывать, мол, наш маленький секрет. Этот человек часто очень улыбался, Роуз порой казалось, что он просто скрывал рану в сердце за этой улыбкой, но узнавать, правда ли так не собиралась, секреты у всех и лезть человеку в душу, просто не красиво. Медиум понимала, всё дело в отце, его Саманта не помнила и поэтому в Жероме девушка видела отца. Мужчина в свою очередь тоже привязался к жизнерадостной девушке с псевдонимом Трикси. Саманта взяла одну булочку и надкусила, лицо у неё засияло, а глаза заблестели. Теперь Хелен знала слабость подруги и уже не так удивлялась реакции, девушка очень любила всякие сладости, так как мама её была известным кондитером в свое время. Коуб по-настоящему любила сладкое и была настоящим ценителем, но на работе старалась себя не выдать и поэтому часто срывалась на всех. Мать её отдыхала в доме для престарелых, у бедной женщины была довольно распространенная болезнь альцгеймера, но очень неприятная. Нельзя было не полюбить её, девушка была резка в словах порой, но если узнать получше, то можно было разглядеть доброту и верность. Хелен восхищалась подругой и её безграничной любви к матери, та была готова на всё ради родного человека.
А ещё…. Ей было интересно, как девушка познакомилась с Фредериком Кассадом, как начала на него работать, но не всё сразу, терпение. Что тут темнить, Хелен Роуз все было интересно, что связано с журналистом. Она вытянула бы из его сестры что-нибудь интересное, но забыла со всей той суматохой, что завертелась в больнице.   
Интересно как он там?
Она безумно хотела его увидеть, но себя сдерживала, ещё немного и она его увидит. Только как она поведет себя, окажись рядом с ним? С чего начать разговор? Как себя вести рядом с ним после случившего?
- Это потрясающе! Начинки много и булочка прямо тает во рту… Мммм. Попробуй, - девушка протянула тарелку Хелен, и добавила, дождавшись, когда повар уйдет на кухню, щелкнув пальцами прямо перед носом, - Хватит витать в облаках. Осталась несколько дней и его выпишут из больницы, потом ты будешь думать, как бы от него избавиться, запомни мои слова.
- С чего ты взяла, что я думаю о Кассаде? – пришлось запивать горячем чаем, булочка попала не в то горло.
- Только что сама себя и выдала, - рассмеялась, хлопая медиума по спине, а затем уже серьезно добавила, поправляя очки, - Да успокойся, я умею держать язык за зубами и не собираюсь кричать об этом.   
Медиум уставилась каменным лицом на обложку на диске, который вытащила подруга из сумки, та что-то искала в своей сумке и начала выкладывать всё содержимое на стол. На ней была та самая азиатка, в которую Хелен пустила пулю прямо в грудь, эта картина ещё стаяла перед глазами. После того дня ещё какое-то время её мучили страшные сны, где страшная тварь убивает Фредерика, что ей не далось его спасти и всё происходит на глазах, она ничего не может сделать, даже пошевелиться.
- Ты в порядке?
Из транса вывел голос Трикси. Подруга действительно обеспокоена была, поэтому медиум улыбнулась и спросила:
- Кто она?
Кивнула на предмет на столе, затем принялась за вкусные булочки, стараясь взять себя в руки.
- А, это молодая певица Инесс Вон, я тебе дам её альбом послушать.
Саманта нашла косметичку и принялась поправлять макияж. Дреды давно сменились на обычную прическу, лишь три красные пряди виднелись, но не бросались в глаза. Она таки послушалась Кассада и поменяла имидж, а то по словам босса отпугивала людей.
- Сейчас очень популярная, даже за океаном стала любимицей, но она не любит на публике показываться, поэтому о ней много чего говорят и тут самое странное…. Эта темная лошадка готова дать интервью нашей газете, приставляешь? Как у Билла это получилась, спрашивала его самого, но он молчит, обещал рассказать, как только наш босс вернется. Зачем такая таинственность? Не понимаю.
Довольная результатом своих мучений в зеркале Трикси скинула всё барахло со стола обратно в сумку, оставив только косметичку, а затем глянула на девушку напротив.
- Так, тебе на этот раз не сбежать, сейчас я тебя накрашу и прическу сделалю, а затем мы сходим в клуб.
- Но…. Это не по мне. Ты же знаешь.
- Ни каких но! Мне хочется потанцевать, выпить и потом свалить домой. А тебе надо кое-кого выкинуть из головы, - Саманта пальцем ткнула в висок подругу, и добавила, улыбаясь, - Не бойся, я от тебя не отойду. Мы ненадолго. Обещаю.
Отказать не получилось, Трикси была настойчивой, но вечер вышел спокойным, на удивление. Они пару часов отдыхали в клубе, а затем Хелен поехала на квартиру журналиста, просто вышло так, что она была ближе. Перед сном медиум болтала с питомцем Фредерика, а затем уснула. На этот раз кошмары не снились. Она не пила ничего алкогольного, так как после приключений с призраком певицы 20-30 годов ей хватила на пару лет вперед.
Следующие дни Роуз провела дома за уборкой, после случившегося девушка забросила держать квартиру в порядки и в чистоте, но приходила каждый день к журналисту и кормила Спиридона.
Подходя к офису, заметила черную машину, которая остановилась у входа. Из здания выбежал по лесенки Билл, он и открыл дверцу лимузина, показалась азиатка, что-то в ней было знакомым. Но, что именно? Пока не могла понять медиум, эта короткая стрижка темных прямых волос, эта манера говорить и женщина явно флиртовала с Новаком. Тот был от такого к себе внимание не против.
Не найдя подругу, Хелен нашла укромное местечко, где был хороший обзор, но сама оставалась не замеченной для других. Гостья Изнанки довольно охотно отвечала на вопросы журналиста, а в какой-то миг их взгляды встретились, по спине пробежался холодок. Перед глазами мелькнули кадры тварь и истекающий кровью Фредерик, а после оседающая на песок чудовище принимающее облик человека и теперь этот человек сейчас рассказывал какую-то интересную историю из жизни Биллу Новаку.
Хелен была готова покинуть это место, все равно Фредерика не было, может он решил ещё денек от белых стен больницы передохнуть. После того как эта женщина появилась в издательстве, медиум только и хотела, чтоб парень ещё был дома и отдыхал.
Ему лучше с ней не видеться, да. Зря только пришла.

- Детка, что происходит? Я пропустил восстание живых мертвецов?

Голос, что последнее время она слышала лишь в кошмарах, застал врасплох и Хелен дернулась, но не подала виду. Только продолжала смотреть на певицу, то на Билла, боясь оглянуться. Новак задал очередной вопрос гостье, им поднесла воды Тикси, азиатка выпила немного и попросила о перерыве. Взгляд Вон был прикован к парочки у входа, но никто на это не обращал никакого внимание. Медиум старалась вести себя как обычно, но не получалось, язык будто проглотила и всё слова куда-то пропали. Очень сильно захотелось воды, смочить горло, будто прочитав это, подруга поднесла.
- Она сама лишь недавно о ней узнала, - Саманта похвасталась автографом на диске, повисла на медиуме и добавила, оглядываясь на толпу, - Что-то вы, ребята, не договариваете, у вас странная реакция на неё, но это не мое дело.
По взгляду, которым девушку одарила Хелен, поняла что вот-вот доиграется дразня подругу..
- Всё-всё не бей меня оставляю вас, - Трикси отпрыгнула в сторону и руки развела, - Я вдруг вспомнила, что меня ждет работа, очень много работы. А вы тут не скучайте, хорошо? 
Саманта уже почти скрылась за дверью, как вдруг вернулась:
- И да, Хелен, не забудь завтра у нас планы, заеду утром за тобой.
После чего убежала, ответив на мобильный настойчивый чей-то звонок, оставив Хелен с мужчиной, к которому не ровно дышала и не знала, как начать говорить. Только не пришлось, к ним подошла азиатка, на ней было чешуйчатое блестящее платье с глубоким вырезом и высокие каблуки, теперь было понятно почему Вон была выше медиума.
- Давно не виделись, - улыбнулась Инесс парню, а затем подмигнула медиуму, и добавила, поправляя прическу, - Вот решила поднять вам рейтинги. Благодарностей не надо, просто решила хорошее дельце сделать, настроение такое, да и соскучилась. Решила вас немного так сказать шокировать. Это у меня получилось, да?
Хелен уставилась на женщину, что стояла перед ней. Вот что было странным и знакомым одновременно в поведении азиатке. Певица подошла чуть ближе к журналисту и глянула на рядом стоящую с ним Хелен.
- А вы такие же скучные, как и раньше.

Отредактировано Helen Rose (2016-04-14 00:45:42)

+1

52

- Друг, привет. Не спишь?
Ответом на вопрос было бессмысленное недовольное ворчание. Собеседник на другом конце телефона отчаянно зевнул и зачавкал, точно пытаясь пережевать несуществующий кусок.
- Чего тебе, придурок?
- Эй! Я тут в больнице лежу, между прочим,- картинно оскорбился Кассад и поудобнее устроился на стремительно нагревающейся подушке. Часы, стоявшие на прикроватной тумбочке, показывали половину третьего утра. Фредерик проспал большую часть дня и теперь не мог сомкнуть глаз, бессмысленно пялился в окно и пытался вспомнить, сколько ему ещё тут пребывать.
- Если ты звонишь мне в это время, то смерть тебе не грозит, - Дениел Станц закряхтел и судя по звукам, поднялся на кровати, приняв сидячее положение.
- Случай, Ден, - голос Фредерика затих на пол тона, - Ты помнишь Агадрину?
- Тьфу ты! Фред! С ума сошёл?! Я её только забыл!
- Кого её? - женский сонный голос на заднем плане отвлёк Станца. Кажется, они разбудили Рут.
- Да блин, я рассказывал. Эта, которая...
Видимо, Ден дополнил своё повествование красноречивыми жестами, потому как Рут издала понимающее задумчивое "А-а-а..." и на этом успокоилась.
- А что? - Станц вернулся к трубке.
- Да так, просто я встретил её подружку.
- Что, серьёзно?! - видимо, друг вскочил на ноги и куда-то пошёл, голос Рут опять раздался в отдалении, но на этот раз слов было не разобрать.
- Ну, не совсем подружку. Однако, ощущения были похожи.
- Ээ, да ты просто втрескался, а? - Ден засмеялся и стукнул о стол чем-то стеклянным. Спустя мгновение, Кассад насладился раскатистым мощным глотком.
- А ну хватит лакать воду, я тут душу изливаю, а он... - Кассад вздохнул,  - Нет,  не втрескался. Не в неё. Всё сложно. Короче - подружка Агадрины. Мы её грохнули и она пропала.
- Знаешь что, - после небольшой паузы заявил Станц, он опять шёл куда-то, шлёпая по полу босыми ногами, - А ты везунчик. Что бы труп второй раз сам себя убрал - тебе надо стать серийным убийцей. Серьёзно! Никто не прикопается!
- Ден, - Кассад вздохнул, слушая смех друга, - Не я её убил и вообще...
- Не ты? А кто?
- Не важно, она тут вообще не при чём, я...
- Всё с тобой ясно. Знаешь, я тоже недавно вспоминал эту стерву. Она же меня тогда чуть не сожрала. Да и тебя заодно. Эй, Фред. Ты там осторожнее, что ли...
Они говорили ещё долго. Солнце успело полностью показаться над неровной линией горизонта, очерченной крышами деловой части города и проникнуть слепящими лучами в палату, где лежал Фредерик.
Наконец, мужчина медленно опустил затёкшую руку на матрац и выпустил почти разрядившийся мобильник. На душе стало легче, мысли выстроились в правильном направлении. Это не могло продолжаться бесконечно. Хождение по-кругу пора прервать. И Фред знал, как это сделать.

Шум в офисе стоял зверский. Даже во время аврала Фредерик не припоминал такого-то. Ну точно вспугнутый курятник!
Кассад уже набрал в лёгкие воздух,  что бы прекратить это безобразие, да так его и выпустил, с громким шипением сквозь сжатые зубы.
- Мисс Вон.
Он улыбнулся. Почти естественно. Пожалуй, сейчас только Хелен могла заметить подвох в этой радушной улыбке человека, старательно прятавшего свой гнев.
Какого чёрта?! Как это, вообще, возможно?
Нет, в принципе, история, что с ними произошла, могла пролить свет на эту загадку. Пока чёртова тварь из глубин валялась в полудохлом состоянии, Тесса вылезла из тела Хелен и переселилась в свободное, избавив от своей неприятной персоны и без того израненную душу медиума. Не малую роль в этом сыграла тётушка Долорес. И Фредерик до конца дней не расплатится с этой великодушной женщиной.
- Мы живые, - всё ещё давя лыбу проговорил Кассад, ненавязчиво опустив руку на плечо Хелен. Жест защитника. Азиатка улыбнулась в ответ:
- Я тоже живая. Помните об этом.
Кажется журналисту это показалось. В глубине глаз Инессы-Тесс мелькнул и тут же погас алый огонёк ненависти. За что, спрашивается, ей их ненавидеть? Ведь если бы не временная слабость Хелен и не суетливость Фреда, эта столетняя стерва до сих пор бы куковала на задворках мира, не имея возможности даже с места сдвинуться!
- Тварь неблагодарная, - пробормотал мужчина вслед удалявшейся певице. Билл светился от восторга даже ярче, чем торчавший из-за двери нос Трикси. Работать она пошла, держи карман шире!
- Так, ребята, давайте потише! - Фредерик очнулся от лёгкого ступора и пару раз хлопнул в ладоши, что бы привлечь к себе внимание.
Ему это удалось и через пару минут катавасия в офисе обрела некую странноватую гармонию. Шумели теперь только в одном углу, там, где обреталась звезда следующего номера и куда магическим образом переместился нос Трикси вместе со своей хозяйкой.
- Детка, у меня к тебе разговор,- проговорил Фредерик, стараясь отвлечься от тяжёлых мыслей, навеянных неприятной встречей, - В кабинете, здесь слишком людно.
Что задумала эта призрачная дрянь?
Кассад вздохнул. Он никогда не отличался стратегическим мышлением и потому не мог просчитать следующий ход Тессы. Но по-крайней мере, они теперь знают правду. И будут готовы.

+1

53

У дверей стояла толпа людей и не только тех, кто работал в Изнанке. Медиум проследовала за своим боссом, прося пропустить и извиняясь, что кому-то отоптала уже ноги. Тут была и Вероника Маллон секретарша частного детектива Джорджа Риппли, их офис находился ниже этажом. Молоденькая девушка стояла у самых дверей и держала на подпись альбом с певицей Инесс Вон. Были и братья Макдауэлл, они работали этажом выше и были первыми по продаже недвижимости в своей компании. Куда без них? Один из братьев часто заглядывал к ним, они с Трикси подолгу могли болтать за чашечкой кофе. То, что Саманта с ним встречается, не было секретом. Скрываясь в кабинете Фредерика, Хелен видела, как подруга подошла к Тони Макдауэллу. Из толпы к ним подошел второй брат Чейс. Мужчина в строгом костюме поймал взгляд медиума и подмигнул ей, только она не отвечала на его знаки внимания, даже игнорировала, а Трикси посмеивалась над попытками Чейса и приговаривала, когда девушки были одни, бедный-бедный не сдается.
Когда шум и суета остались позади, за дверью в коридоре, стало даже легче дышать, толпы народа Роуз с трудом выдерживала.
- Я сама узнала о ней лишь пару дней назад, - получилось как-то виновато. Ну, да, могла же ему рассказать, а этого не сделала. Ты вообще ему не звонила и не приходила больше месяца, - Вы с ней лежали в одной и той же больнице, но она на ноги встала раньше, что само по себе не возможно, видимо, Тесс не только тело получила, а ещё некоторые способности той… другой.
В кабинете был порядок и чистота, сюда каждый день приходила женщина и убирала. За окном была прекрасная погода, не жарко, через открытое окно проникал свежий воздух. Наедине она мечтала с ним остаться ещё, тогда, когда очнулась сама в больнице и узнала, что он в реанимации. Молилась всем богам, которые только были, а ещё наобещала всего и теперь надо было бы переходить в действие. Иначе боги прогневаются. Он перед ней, рукой лишь подать, только была страшно делать первый шаг.
-Не думаю, что эта женщина снова что-то затеет против нас,  - проговорила вместо каких-либо действий.
Ноги стали не подвижными, Хелен продолжала стоять посередине помещения и смотреть на Фреда, который стоял у окна и увлеченно что-то рассказывал, а затем он переместился к столу и что-то начал активно перебирать, но потом с папкой вернулся к окну. Она нервничала, руки вспотели, начала кусать нижнюю губу и не заметила, как прокусила до крови. Мужчина стоял к ней спиной, руки по привычке в карманах, бумаги он положил на подоконник, девушка не могла от него оторвать взгляда. Она впитывала каждое его движение, а вот слова терялись в собственных мыслях. Перед глазами снова мелькнул журналист на песке и кровавое пятно под ним. Только из-за этого она быстро оказалась рядом, главное бесшумно и крепко обняла его.
- Я рада, что с тобой всё в порядке, - прошептала, голос не слушался, говорить было тяжело.
Все звуки пропали, даже шум за дверью пропал и пение птиц за окном, лишь слышался стук их сердец. Как она заставила его обернуться или он сам, но вот она уже потянулась на цыпочках и поцеловала Фредерика в губы. Просто прикоснулась своими к его и так замерла, при этом вся дрожала от волнения, что переполняло. Хелен не закрыла глаза и смотрела прямо в удивленные глаза журналиста, она крепче обняла за шею, почти повисла на нем, но поцелуй так и оставался детским. После чего медиум отпустила его и сделала шаг назад, лицо горела от смешенных чувств.

+1

54

- Уму не постижимо!  - возмущённо проговорил мужчина, вытаскивая из ящика стола потрёпанную записную книжку, - А это как тут оказалось?
Зачем он полез ворошить старое барахло, Кассад понятия не имел. Надо было чем-то занять руки. Мысли крутились вокруг двух важных вещей, к которым следовало приступить в самое ближайшее время. И первая из них сейчас торчала в соседнем помещении и врала в глаза присутствующим. Фредерик с удовольствием назвал бы Тессу ведьмой, вот только он знал, какими они бывают и потому не заикался.
Билли сегодня был счастливее всех. Ещё бы, такая удача для него (в первую очередь для него), ну и для издания.
Старый блокнот с логотипом издания, истёртые уголки страниц, округлое пятно от кофейной кружки на задней корочке из мягкого волокнистого картона. Записи внутри. Каждая страничка занята какими-то заметками - что-то стало статьями в газете, что-то так и осталось невысказанными мыслями и несостоявшимися теориями.
Когда блокнот отслужил своё, Фредерик просто бросил его в стопку документов и благополучно забыл. Случилось это ещё в Нью-Йорке, перед самым переездом. Ден тогда суетился больше всего, Рут возвращалась в город из своего странного загула. Девушка она была... необычная. Ветреная, легкомысленная и скрытная. Это качество и породнило их со Станцем. По крайней мере, Фредерик думал именно так.
Рут вернулась за день до отъезда журналиста. Она была весела и беспечна, кажется, даже слишком. От былой рассудительности не осталось и следа - это удивило даже Дена, в отношении своей девушки готового мириться абсолютно со всеми причудами.
"Она ему изменяет, - подумал Фредерик и решил оставить эти мысли при себе. Всё-таки, счастье друга было дороже дурацких расследований. О том, что Станц сам мог обо всём догадаться, У  Фреда тогда мысли не появилось.
Сейчас же Кассад был рад тому, что ошибся. Кажется, у друга всё наладилось. А вслед за этой, пришла ещё одна мысль - а что, если наладилось у Станца всё именно потому,что Кассад, наконец, свалил с горизонта?
Неуместный приступ самоедства прервали звуки искреннего лёгкого смеха, кто-то из присутствовавших на интервью веселился ни на шутку.
- Бардак, а не редакция. Знаешь, детка, нам надо...
Он так и не договорил. Никакого тебе "Заткнись, Кассад" или чего-то подобного. Фред удивлённо моргнул, шагнул к отступившей было Хелен, перехватив за талию, вернул ответ новым поцелуем. Не сказать, что мужчина не думал об этом раньше. Но застенчивая отстранённость Роуз  его останавливала. Фредерик привык общаться с девушками другого склада, более решительными и открытыми. Такой была Мари, Керр или Дебора. Они знали, чего хотели и привыкли получать желаемое. О мимолётных одноразовых знакомствах и говорить не приходилось.  Но с Роуз всё было иначе. Странно, но только после знакомства с медиумом, Фредерик понял, что искал всё это время. Вернее - кого.
К активным действиям журналист готов не был, обидно, если столь долго заживавшие раны опять его свалят, на этот раз окончательно. Но эта угроза не помешала ему медленно отойти с девушкой к ближайшей стене. От офиса их отделяла лишь тонкая перегородка. Запертая дверь находилась по правую руку от Роуз. Возвращаясь к губам Хелен, Кассад вспомнил одно из ночных приключений времён колледжа. Странно, почему именно сейчас? Ночное небо совсем не вязалось с утренней дымкой, окутывавшей крыши зданий города, а машина стояла на подземной парковке, а не на просёлочной дороге. Да и алкоголя поблизости не было.
- Признайся, ты это предвидела, - тихо проговорил он, спускаясь поцелуями вдоль шеи. Ладони уже давно сползли с талии гораздо ниже, продолжая исследовать тело девушки через ткань одежды. Медицинские предписания были посланы к чёрту.
И вдруг зазвонил телефон. Не мобильный, а стационарный, стоявший на краю письменного стола. Чёрная трубка противно верещала, мигая алым огоньком.
- Пошли они всё, - Кассад понял, что звонок очень срочный. Остальные поступали на мобильный, по этой же линии могло звонить лишь три человека и все они просто так время Фредерика не занимали.
Трель оборвалась, но тут же возобновилась. Как кажется, с новой силой. Мужчина тихо зарычал, скрипнув зубами с досады. Что могло случиться?
- Прости, я мигом, - он улыбнулся, глядя в льдистые глаза. Слишком чистые и невинные для этого города.
Фред не раз задавался вопросом, как эта девушка вообще решила здесь поселиться. О прошлом Хелен журналист знал не так уж и много, полной картины до сих пор выстроить не мог.
- Слушаю, - он прокашлялся, что бы повториться, но умолк, машинально пригладив волосы на затылке, - Да, миссис Питтстон. Да. Только сегодня. Как вы узнали?
Кажется, их с Хелен кто-то проклял.

0

55

Эпизод завершён


http://sg.uploads.ru/ZnjP3.jpg

+1


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Лабиринт отражений"; Фредерик Кассад, Хелен Роуз; Лос-Анджелес, 07.12