Supernatural: the new adventures

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Alternative] » Близость к огню. Никс Ничоси, Кисараги Ауч


Близость к огню. Никс Ничоси, Кисараги Ауч

Сообщений 31 страница 60 из 100

1

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/1jMKI.jpg[/AVA][LZV]21 год; прынц без белого коня[/LZV]

Близость к огню*
махровая фэнтезя с прынцами, драконами и прочим фансервисом)

http://sg.uploads.ru/t/FJBIn.jpg

Дата и место действия
Империя Мерревер, 565 год эпохи Аучи (Царства Людей)
Краткое описание
Пафосно зачитывает по бумажке
Ро** Никс - наследник рода предателей, его отец казнен за государственную измену во время последней войны. Сам Никс, бывший командир элитного имперского боевого отряда, разжалован и лишен всех наград. Его жизнь - это напоминание о преступлении отца, его служение - расплата за грех крови. Теперь он имперская ищейка, следователь по особым, заведомо гибельным поручениям.
Кисараги - бывший знатный заложник***, младший принц, усыновленный императорской династией после того, как его собственный род был истреблен. Он отмечен демоническим проклятьем и слывет весьма эксцентричным молодым человеком.
Когда на окраине империи начинаются жестокие убийства, Никс отправляется в Болотицкие Городища с расследованием. И так уж случилось, что пути Никса и Кисараги пересекутся. Вполне вероятно, им придется столкнуться с легендарным злом... а может, это зло вполне реально и имеет конкретную цель. Кто знает, быть может именно эти двое отправлены в мышеловку не случайно. За деревьями леса не видать. Ничего, Никс и Кисараги наведут шороху в скучном окраинном наместничестве, да и по пути к нему... мало никому не покажется!

Участники
Никс Ничоси - ро-лорд, единственный наследник рода Ничоси, бывший имперский командир, владеет духовной магией огня,
Кисараги Ауч - принц слова****, младший принц империи Мерревер.
Ао - слуга Кисараги.

Список персонажей

Правящая династия Мерревера

Императорская фамилия
Эрмир Ауч Гроза Запада, Солнце Юга, Ветер Востока и Сила Севера - действующий император империи Мерревер, 60 лет.
Агадэ Ауч - великая императрица, жена Эрмира. Уступив ее любопытству, Эрмир привез в Дар-Меро проклятого демоном шинкийского принца Кисараги Рио в качестве заложника. Хотя по существующей традиции заложником на три года становились наследные сыновья стран-сателлитов и имперских колоний, а оказавшийся неспособным подчинить демона, Кисараги к тому времени уже не мог считаться наследником, хоть и был старшим из сыновей Рио. Агадэ Ауч умерла от тяжелой болезни в 559 г. в возрасте 38 лет.

Принцы рода Аучей
Лаван – старший из сыновей крови, наследник престола. Убит во время осады крепости Белый Клык и города Фогуса в 563 году, во время войны Меррвера с Равиларом на западных рубежах империи. Однако на Фогус, расположенный на юго-востоке, внезапно напали кочевники племени Кьер'Га'Нош, известные также как пустынники. В это время принц в сопровождении приближенных находился в крепости с инспекцией. Подробности произошедшего никому не известны. Доподлинный факт – убийство пустынниками всех командиров и знати, находившихся в крепости. На момент гибели Лавану было 25 лет.
Ариан – второй принц крови. После смерти Лавана стал наследником престола. 25 лет.
Иминар – третий принц крови. Покровитель Кисараги. 24 года.
Ринвен – четвертый принц крови. 18 лет.
Кисараги – принц слова. В возрасте десяти лет был привезен в Мерревер из Шинки как знатный заложник, в тринадцать - усыновлен императором Мерревера после переворота в Шинке и истребления династии Рио, к которой принадлежал. Единственный оставшийся представитель династии Рио. Несмотря на то, что он старше Ринвена, среди принцев все равно является младшим в силу отсутствия кровного родства. 21 год.

Персонажи
(в алфавитном порядке; Запись: Фамилия, Имя)
Аликано, Густав – тьяр-лорд, глава рода Аликано.
Ао – слуга Кисараги. О нем почти ничего неизвестно, кроме того что его жизнь принадлежит принцу. Точный возраст неизвестен.
Ариадна – наемница, охотница за головами и вообще во всех отношениях прекрасная девушка. Предпочитает огнестрельное оружие. Точный возраст неизвестен. В поезде притворяется ро-леди Ариадной Копьи, которую кто-то преследует.
Бакаяро, Ксама - тьяр-лорд, наследник дома Бакаяро. Во владениях Бакаяро находится город Кралья, в котором существует развитый культ богинь Кайлы и Клары.
Буча - один из претендентов на титул горбатого (т.е. - главы) воровского Дома Весты.
Галли, Жонсьер – тьяр-лорд, наследник рода Галли, принадлежит к партии Ариана.
Иво, Кастор – тьяр-лорд, первый советник императора Эрмира. Прозван Великим Кукловодом за умение плести интриги. 54 года.
Иво, Селена– дочь Кастора Иво, тьяр-леди, невеста принца Лавана. Спустя полгода после гибели Лавана покончила с собой в саду императорского дворца. На момент гибели ей было 16 лет.
Инар - племянник Соры, Горбатого (главы) Воровского Дома Весты. Один из претендентов на должность Горбатого.
Кайто, Имаруми – тьяр-лорд, наследник рода Кайто. Своенравный молодой человек, поклонник Кисараги. 18 лет.
Кальдерон - один из претендентов на титул горбатого (т.е. - главы) воровского Дома Весты.
Карел - ро, генерал из рода Карелов, некогда командовал на восточных рубежах империи. Пересекался на службе с принцем Кисараги, выполнявшим поручение императора, а также с Ао.
Ким- мальчик, помощник машиниста в поезде, на котором Никс и Кисараги едут в Болотицкие Городища.
Кхон, Лора - член Гильдии Воров. Дом Весты. Никс знал ее еще когда она занимала "должность" Мокрого Хвоста, но к моменту событий, вероятно, девушка продвинулась на пару ступеней.
Лакру, Лоренц - канцлер, по женской линии родственник императрицы Агадэ. Также где-то среди побочных ветвей рода Лакру есть Лошансы. Убит во время путешествия на поезде.
Лир, Ирий - боевой маг второй ступени из группы личной охраны канцлера Лакру. Убит во время покушения на канцлера Лакру. Закрыл его собой. Был молод.
Лошанс, Люсьен – личный посыльный императора Эрмира. Прозван при дворе Любимчиком Люсьеном или просто Лю-Лю. 23 года.
Мадук - сыщик из пристанционного поселения.
Малинче, Ивор - глор, торговец вином, живет в Весте. Бывший сотник, служил на южных рубежах Мерревера. Друг Кисараги. Около 50 лет.
Нагоя - гадалка воровского Дома Весты. Госпожа Дома.
Ничоси, Никс – ро-лорд, единственный сын генерала Ничоси, наследник рода. Командир элитного имперского боевого отряда. Разжалован и лишен всех наград после трагедии при Белом Клыке. Был назначен императорским следователем по особым поручениям. 21 год.
Ривер - жена Соры, главы воровского Дома Весты. После того, как супруг внезапно почил, оказалась в затруднительном положении. Муж имел привычку заключать ее в пояс верности, а ключик как раз сперли. Чё деется в Весте, мне аж страшно))
Сантьяно, Кальяс – ро-лорд, глава рода Сантьяно. Генерал.
Сора - глава воровского Дома Весты (ныне покойный). После его смерти среди наследников развернулась борьба за власть.
Фрея - служанка глора Малинче.
Хасан Иль Ген Бай - вор, промышляет на вокзалах. Член Дома.
Шио, Анна - жена Шики Шио, старосты Весты.
Шио, Марра - дочь старосты Весты, Шики Шио. 15 лет.
Шио, Шики - староста придорожного поселения Веста.

Оглавление
Пролог
Глава первая. Отмычка от Реки
Глава вторая. Горящая стрела
Глава третья. Город вечного ожидания

Примечания

*

Название - отсылка к китайской поговорке "Кто ближе к огню, тот первый и сгорит"

**

Особенности иерархической лестницы империи Мерревер:

Титул

Описание

Обращение

Тьяр-лорды/леди

высшие урожденные аристократы самых знаменитых фамилий, ничем особо не занимаются, кроме как состоят в советниках у самого императора, выполняют посольские миссии. Система наследования - майорат

Тьяр, Ваша светлость

Ро-лорды/леди

менее именитые аристократы, которые занимают основные командные должности в военной сфере и на государственной службе. Система наследования – левират. Старшие дети должны осуществлять военную или государственную службу, младший – наследует поместье

Ро, Ваша милость

Глор-лорды/леди

аристократы по выслуге, получают знатность за службу, но титул сохраняют только до второго колена (сам лорд и его старший сын, остальные - простите - подвиньтесь, выслуживайтесь сами). Система наследования – майорат, только первый сын наследует титул

Глор

***

Отсылка к средневековой традиции, существовавшей у некоторых народов (как на Востоке, так и на Западе), брать в заложники детей правителей подчиненных земель и, вероятно, воспитывать их в духе послушания

****

Императорская династия Мерревера

Название

Характеристика

Обращение

Император

Собственно, глава империи, правитель всех земель, он же - главнокомандующий имперских войск

Ваше Величество,
Император

Принцы/принцессы крови

законнорожденные принцы, имеющие право на наследование престола. Система наследования – майорат

Сиятельный принц/Сиятельная принцесса; Ваше высочество

Принцы/принцессы слова

незаконнорожденные и приемные дети императорской семьи. Не имеют права наследования

Принц/Принцесса

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-06-08 06:20:41)

+2

31

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Небо прорезала нежданная ветвистая молния, высветив сцену, творившуюся в саду. Резкий контрастный свет очертил предмет в руках Нагои, а следующий за молнией, точно верный пёс за хозяйкой, раскат грома добавил драматичности и без того молчаливой сцене. В руке маленькой госпожи блеснули металл и самоцветы. Красивый резной ключ, казавшийся безумно старым из-за неровного освещения, лишь на мгновение предстал пред взором присутствующих. Даже Малинче умолк, завороженный странным зрелищем. На лице Нагои светилось торжество. Она вознесла находку над головой, точно победитель в сражении - голову своего злейшего врага. Только гомерического хохота не хватало. Никс мог бы с этим помочь, но не захотел. Следователь устало вздохнул. Это была очень длинная и тяжёлая ночь. Стоило отдохнуть и привести себя в порядок. Всем им.
Тьма вновь опустилась на сад, скрыв блеск ключа, который Нагоя секунду спустя спрятала в рукаве.
- Благодарю вас, ваша милость имперский следователь по особым делам ро Никс Ничоси, - официальным тоном сказала предсказательница. Тут глаза её подёрнулись матовой плёнкой, очень похожей на то свечение, что недавно источал взор Лоры Кхон. Но длилось это совсем недолго. Что это? Очередное видение?
Но Нагоя не спешила посвящать присутствующих в пришедшее ей из небытия тайное звание, только улыбнулась мимолётно, думая о своём.
- Мы в расчёте, - коротко ответил ей Никс, стараясь не обращать внимание на это странное действие.
Ао выглядел плохо. Бледность его лица могла соперничать лишь с ликом луны, сейчас скрывшейся за плотным слоем туч. Что за премерзкая погода?
Никс вспомнил, что в ночь, когда он получил дурные вести, тоже надвигалась буря. Она шла с востока, поглощая город, подобно огромному ненасытному зверю. Внутри массива туч мелькали огненные всполохи, отражаясь то багрянцем, то синевой в глади небольшого пруда. Фамильная катана стояла рядом, прислонённая к низкому подоконнику. Ножны темнели на светлом фоне, деля стену за ними на две неравные половины. Никс только что вернулся домой и стоял у окна, наблюдая это жуткое проявление природы. Могла ли Дева Дождя вести за собой подобное чудовище?
Отзвука колокольчиков не последовало, хотя ветер окреп и опять покрыл гладь воды мелкими частыми морщинами. Алтарь темнел в глубине сада, отгороженный от озера пышными розовыми кустами, которым сегодня изрядно досталось от сапог ро. Отражение, коли оно было, исчезло совсем. Казалось, что вода всё ещё отступает, открывая всё больше дна. Там в живописном порядке были разбросаны различные предметы. Их было очень много, но несколько выделялось на фоне мусора особенно сильно. Латная перчатка, проржавевшая до основания. Кожаный пояс с помутневшей, но некогда блестящей пряжкой, зарылся в песок и больше походил на готовую к броску змею. Разбитое зеркало в перламутровой резной оправе, осколки которого сверкали на невидимом свету. Мёртвое тело. Да, мертвец всё ещё приковывал взгляд, несмотря на то, что чуть поодаль от него лежало разрубленное на куски чудовище.
Никс оторвался от неприятного зрелища. В этот момент из воды, невидимая никем из всё ещё находившихся на берегу людей, показалась тёмная рука. Тонкие перепонки блестели от влаги, острые когти оканчивавшие каждый длинный палец, подрагивали, точно в нетерпении. Рука осторожно, почти ласково коснулась отрубленной головы русалки, провела пальцами по спутанным волосам, выбрала из них тонкий стебель тёмно-зелёной водоросли и вновь скрылась под водой. Ни плеска, ни песни. Никаких других звуков, указывавших на чужое присутствие слышно не было.
Фрея зябко поёжилась, украдкой глядя  на хозяина.
- Кто остался в доме? - спросил Никс неожиданно громко, служанка вздрогнула. Но вопрос был адресован не ей, а Малинче. Воры умолкли, довольные удачным завершением дела. Глор резко выдохнул.
- Ваша милось наверняка в курсе.
- Я жду ответа.
Никс глянул на Ао.
- Твой хозяин был в своей комнате?
Оставалось надеяться, что вода не залила дом глора по крышу. Волочь назад труп принца слова Никсу совсем не улыбалось. Впрочем, не такой уж Кисараги балбес, что бы утонуть в собственной постели. По крайней мере, Ничоси на это очень надеялся.
- Перевяжи раны, выглядишь отвратительно, - посоветовал ро слуге принца. Лора согласно кивнула.
- Было бы жаль потерять такой экземпляр, - она улыбнулась, глядя на Ао своими настоящими глазами.
Фрея всё ещё молчала. Она очень ждала разрешения от глора покинуть сад. Тонкая шея женщины казалась просто тростинкой, широкие плечи усиливали этот странный эффект. Да, Фрея была некрасива. Но вместе с тем было в ней что-то такое, отчего стоило оглянуться ей вслед. Быть может поэтому Никс сейчас и посмотрел в её сторону, замечая, впрочем, лишь дрожащие руки, сложенные в замок на уровне груди.
Из воды за спиной служанки медленно показалось что-то небольшое и тёмное. Молния не спешила дарить новую вспышку света и неясная тень неслышно двинулась вперёд, раздвигая морщившуюся от ветра гладь. Тонкие пальцы, ранее коснувшиеся монстра на берегу озера, приподнялись над поверхностью воды. Казалось невозможным, что кто-то может спрятаться на отмели, ведь до дна было сантиметров пять - не больше! Мгновение существо, родное тому, что зарезал слуга Кисараги, раздумывало, что ему делать. А затем просто бросилось вперёд, выбрав своей целью самую ближнюю и самую слабую жертву - Фрею. Никс развернулся на месте, Малинче, кажется, даже не понял, что происходит, а воры были далеко. Тварь, больше похожая на огромный ком водорослей с хвостом и кривыми передними лапами, вырвалась из объятий воды и оставляя за собой шлейф из мельчайших капель и мокрой грязи, обрушилась на служанку, одновременно с этим во вспышке молнии блеснул клинок Ничоси. Магией ро пользоваться не мог, игнис забрал эту возможность, но меч всё ещё был при хозяине.
Крик Фреи разорвал воздух, смешавшись с верещанием русалки. На землю плеснула тёмная кровь.

+2

32

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]

Ро счел ситуацию поддающейся контролю. Он больше не опасался озвучить присутствие в доме Малинче принца Кисараги. Ао не стал спорить с этим решением и видимого недовольства не выказал. Его занимала Лора, которая и без наркотического дурмана оказалась девушкой доброжелательной, даром что Тень воровского Дома. Она по-прежнему дарила слуге принца улыбки, а при необходимости, возможно, была готова и подставить плечо внезапно ослабевшему исследователю прудов.
- Там решетка сломалась, - запоздало поделился Ао наблюдениями с владельцем дома. Глор высказал еще одно непристойное предположение о бренном мире вообще и об Ао в частности. Слуга Кисараги смиренно принял это обвинение, и обратился к Никсу.
- Господин не остался бы в столь щекотливой ситуации. Скорее всего, он сейчас трапезничает в «Ноже и вилке». Его милость ведь рекомендовал сие заведение как заслуживающее внимания.
Малинче хмыкнул, демонстрируя неодобрение рекомендацией. Должно быть, в «Нож и вилку» он вина не поставлял, а потому не мог сказать о таверне ничего хорошего.
- Так и знала, что гость у тебя был поважнее, - бросила Нагоя презрительно. Она весьма искусно изображала оскорбление, однако общему впечатлению весьма вредило то, что Нагоя периодически прикасалась к поясу, куда спрятала чудом обретенный ключ и в эти моменты больше походила не на уязвленную госпожу Дома, а на переевшую конфет и довольную этим обстоятельством девчушку.
Ао развел руками. Точнее, правой рукой, потому как левая была занята возвращенным Лорой шамшером и самой Лорой, мерявшей плечо заложника своими пальчиками.
Возникшую паузу заполнил объявившийся призрак русалки. Длинная тень вынырнула из воды, метнувшись к завизжавшей скорее не от осознания, а от ощущения опасности служанке. И как это она вообще рискнула подойти к воде?!
Ао почти уже привычно скинул с себя Лору и скользнул вперед. Скорость его уступала Никсу, да и слуга Кисараги отчего-то старался держаться от благородного ро на почтительном расстоянии. Подхватив в очередной раз отбывшую в беспамятство служанку. Ао почти отшвырнул девушку подальше от воды. Фрея покладисто отлетела к Малинче, подхватившему ее, как игрушечный снаряд, и уложившему на песок. Песок пропитывался кровью.
Глор ринулся было на помощь ро, но не успел. Собственно, его милость обошлись и без Ао. Но слуга Кисараги все же умудрился швырнуть горсть песка мимо ро и чудесным образом попал прямо в физиономию почти лихорадочно мечущейся монстры.
А господин следователь, оказывается, иногда бывает по-настоящему страшен…
- Да сколько ж их?! – выдохнула Лора, подходя ближе. Вторая рысалка все еще била хвостом, не желая смириться с собственной гибелью.
Ао задумчиво взглянул на успокаивающуюся поверхность убывающего пруда. Вполне возможно, слуга Кисараги размышлял о причинах собственной удачи. Вместо ворованной сумы он вполне мог наткнуться ногой на сие загадочное создание… и, в лучшем случае, лишиться конечности.
- Малинче?
- У меня была только одна! Боги свидетели, - мрачно отозвался глор.
- Рассказывай кому другому, дядя, - обидно присвистнула Лора.
Действительно, заверения Малинче выглядели весьма неубедительно: два ужасающих трупа никоим образом не стремились подтвердить слов отставного сотника.
Столь близко к железнодорожному полотну стража Дар-Меро весьма тщательно следит за популяцией магических существ. Так как же могло случиться то, что случилось?
- Выходит, приманилась на игнис. Должно быть, из-за нее и люди пропадали... быть может, доказательства найдутся в местной речке, - заключил Ао; похоже, он тоже успел разглядеть объявления при въезде в Весту. – Вам будет, о чем доложить по возвращении, ваша милость. Хотя мой драгоценный хозяин все равно будет недоволен непредвиденной задержкой… Госпожа Нагоя, пошлите одного из ваших людей к старосте – пусть организуют поиски.
- Я схожу, - вызвалась Лора. В глазах ее заблестели озорные огоньки. – Скажу, что я с посланием от имени его милости.
Воровской дом мог и не быть в ладах со старостой. Но безопасность поселения была в интересах дома. Нагоя не стала спорить и Кхон растаяла в темноте раньше, чем Ао напомнил о необходимости соблюдать осторожность. Слуга Кисараги подмигнул Никсу.
- А вы не растерялись, ваша милость.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-08-26 09:31:52)

+4

33

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Клинок Никса со свистом рассёк воздух, прищуренный взгляд встретился с горящими глазами русалки. Нечеловеческими, но полными целого вороха перебивавших друг друга эмоций. Однако, Ничоси не волновали страдания существа, едва не сожравшего беззащитную женщину. Месть это была за убитую соплеменницу, или же просто приступ голодной злобы - всё едино.
Тварь умерла прежде, чем её когти коснулись бока Фреи. Лезвие катаны разрубило русалку наискосок, от предполагаемого плеча, до брюха. Ничоси резко остановился, горящие глаза существа остекленели, застывшее в них удивление казалось почти неестественным, но вскоре и оно пропало, засыпанное мокрым песком. Тело забилось в конвульсиях, бесцельно корчась у ног ро. Никс стряхнул русалочью кровь с меча и вложил его в ножны. Чуть позже стоит озаботиться нормальной чисткой оружия. Глянув на остальных через плечо и убедившись, что теперь всё в порядке, следователь прикрыл глаза. Этого было мало. Сердце бешено колотилось в груди, кровь кипела, требуя новой схватки. Этот противник был слаб для ро.
- Не покидайте пределов Весты, глор, - тихо проговорил Ничоси, направившись в сторону ворот. Судя по той бурной деятельности, что здесь развёл Ао, ни Малинче ни его подопечные не потеряются. А значит, здесь можно  не задерживаться.
Игнис всё ещё оставался с Никсом, следовало отправить камень в столицу как можно скорее. Конечно, лучше было бы не выпускать артефакт из рук и доставить его в хранилище самому. Но тут было два весомых "но" - Ничоси рядом с камнем было откровенно плохо. И дело было даже в недостатке сна и недавней долгой дороге. Игнис поглощал магию, а вместе с ней жизнь. Конечно, моментально артефакт ро не убьёт, но такое соседство доставит не мало неприятных ощущений, ведь это был обычный слиток игниса, не приспособленный для защиты. Не то что те артефакты, что хранили столицу. Те совсем не ощущались людьми с магическим талантом.
Вторым "но" было порученное Ничоси дело. Отказаться от личного приказа Императора и вернуться обратно с какой-то жалкой каменюкой? Немыслимо! Завтра на станцию прибывал поезд и вернуться ро никак не успевал. Тем более, он был не один. Демоны бы взяли этого принца... где он сейчас шляется?!
Так что Никс сейчас даже не думал о возвращении. Он направлялся прочь из особняка глора, в сторону деревенской почты.
"Столько жертв..."
Воры или пьяницы, подельники ли глора или простые жители Весты - какая разница? Подобной смерти даже в мирное время никто не заслуживает.
Как не заслужил её отец.
"Прекрати. Что тебе всё это? Всем этим ублюдкам плевать."
Ничоси попытался отгородиться от произошедшего и у него это в какой-то мере получилось. Меч на поясе точно отяжелел. Хорошо ещё на боевых навыках игнис пока  не сказался. Рассвет наступит через час. Может и раньше. За это время стоило разыскать подходящего гонца и...
- Ваша милость, далеко собрались? - тихий голосок Нагои удивил Никса. Он остановился. Распахнутые ворота погруженного во тьму особняка Малинче походили на ощерившийся выбитыми зубами рот. Или пасть. Пасть мёртвой русалки.
- Не будьте таким угрюмым, я всего-лишь хотела поблагодарить.
Гадалка была одна, но Ничоси краем глаза заметил одну из теней. Тот ли это был парень, что не поддался песни русалки или уже другой - сказать было сложно. Нагоя заметила взгляд ро и улыбнулась.
- В наши дни всегда нужно быть настороже. Ночь чудесная, не проводите даму домой?
Чудесная ночь разразилась мелким противным  ледяным дождиком и заворчала громом.
- Не беспокойтесь, ваша милость, сокровища короны мне ни к чему, - продолжила Нагоя, - Однако, я хотела бы...
- Это всё, - перебил её ро, - Более я вам ничего не должен и иметь дела с Имперской Торговой Компанией у меня нет ни малейшего желания.
- Фу, как грубо, ваша милость, - Нагоя насупилась, - Перебивать даму не к лицу такому благородному человеку.
Они продолжили идти по вьющейся по холму дорожке, похожей на выброшенные на берег водоросли. И когда у Ничоси это место перестанет ассоциироваться с водой? Скоро тропа выведет обоих к центральной улице зажиточной части Весты, не доходя до одного из многочисленных мостиков через Каменку, Никс надеялся отыскать здание Имперской Почты с узнаваемым символом в виде белого голубя.
- Тем не менее, Имперская Торговая Компания сердечно благодарит вас, ро Ничоси, - Нагоя склонила голову, - Отныне наш Дом в вашем распоряжении.
- Какая честь, - в голосе следователя не слышалось и грамма благодарности за столь щедрый дар, - Вы заполучили ключ... Впрочем, я даже знать не хочу, для чего он вам. Нагоя усмехнулась, точно ничего иного и не ожидала.
- Вы правы, ро Ничоси, ключ, что мы добыли, позволит открыть очень важный замок, -проговорила она, - Госпожа Ривер будет довольна, получив свободу от этого изнуряющего пояса.
- Пояса?
Нет, Ничоси совсем не собирался переспрашивать, само как-то вырвалось.
- Мастер Горбатый был крайне ревнивым человеком. Не без причины, конечно, но в своём  безумии он дошёл до того, что заковал свою супругу... - Нагоя многозначительно промолчала, - Оградив её тем самым от излишне волнительных для него встреч с молодыми людьми.
Ничоси глянул на гадалку с нескрываемым удивлением.
- Ничего не понимаю, так вы искали...
- В качестве исключения, ваша милость и только между нами, - Нагоя хитро улыбнулась, - Освободив госпожу Ривер, вы оказали нам неоценимую услугу.
Почему она рассказала это сейчас? История звучала не просто по-идиотски, она была абсурдна! На всякий случай, ро проверил наличие игниса в кармане брюк. Но это было излишним. Влияние камня никуда не делось, артефакт был на месте. Нагоя присела в шутливом детском реверансе - маленькая госпожа огромного тёмного мира.
- Доброй ночи, ваша милость, берегите себя.
Никс остался один. Если не считать дождя и чёрного кота, с диким мявом скрывшегося в тени вслед за ворами.
"Украсть ключ от пояса верности и сгинуть на дне озера, кишащего русалками. Тот мертвец был знатным неудачником с большими перспективами."
Углядев в сей мысли скрытый подтекст, Никс хмыкнул и продолжил путь. Завтрашний день обещал быть отвратительным. Во всех смыслах.

+3

34

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/Mi1Dd.gif[/AVA][LZV]Принц, просто принц. 21 год[/LZV]
http://s2.uploads.ru/t/0F5Kf.jpg
Глава вторая. "Горящая стрела"

- Я понимаю ваши чувства, ро, - обронил Кисараги. - Вы можете не любить императорский дом в свое удовольствие. Но исполнять приказы - ваша прямая обязанность. Вы согласились с этим, оставшись на службе.
Опасные разговоры как раз подходили для хмурого утра. Лошади аккуратно ступали прямо в туман, окутывавший их почти по самые крупы. Хорошая примета, говорят мерреверцы, если туман стелется по траве - будет вёдро. Пока Кисараги ничего хорошего вокруг не видел. Пришлось подняться ни свет, ни заря, и, кутаясь в моментально отсыревший плащ, пытаться проснуться уже в пути. Воистину, Никс Ничоси не питал уважения к принцу слова.
Предполагать, что ранний выезд (учитывая почти бессонную ночь) был инициирован ро из чистейшей жажды насолить представителю имперского дома, было как-то мелочно. Уж если мстить, то не исподтишка, а открыто. Зайти в лесок поглубже...
Дорога ли ро жизнь в забвении?
А вот не успевший толком позавтракать принц изливал свое раздражение на Никса без всяких угрызений совести. Хоть это тоже была не месть, на самом деле. Он не лгал Иминару, когда говорил, что нет смысла держать зло на человека, привезшего его в Мерревер. Сам Никс к этому отношения не имел. Его отец - всего лишь исполнитель. Если уж кого-то и обвинять - то даже не императора (хотя это и могло бы сблизить двоих путешественников), а его жену.
Болезненная женщина, Кисараги запомнил ее молочную кожу, как будто присыпанную пылью. Она не выходила из своих покоев - ноги ее были недвижимы. Болезнь отняла у нее возможность двигать сначала руками, потом и ногами, после этого изменили язык и зрение... наверное, слуги даже не сразу поняли, что императрица умерла и какое-то время еще ухаживали за ней. Кисараги не удивился бы, будь это так. В последние месяцы его к в покои императрицы не допускали. Да и эти походы... он чувствовал себя обезьянкой, зверьком, который радует больную женщину своим нелепым видом. Ему надлежало стоять возле постели, пока слабое движение руки за полупрозрачным пологом не освободит его. В комнате всегда пахло цветами, но чересчур сладко, с привкусом болезни.
Иногда рука высовывалась из-под полога и тогда следовало подойти ближе. Шершавые пальцы прикасались к его коже, как будто императрица желала убедиться в том, что живое здоровое тело отличается от ее собственного, слабого и бесполезного.
Она заставляла его поднять подбородок и вглядывалась ему в лицо, что-то пытаясь разглядеть. Быть может, надеялась, что явится демон и подарит забвение. Но демоны никогда ничего не дарят.
В ее собственных глазах Кисараги никогда не видел слез.
Почему демоны не отняли сперва ее слух и зрение?
Говорят, она была прекрасна в юности. Императору пришлось приложить усилия, чтобы добиться ее, такая она была. Властная. Это чувствовалось даже под панцирем недвижимости. Кипучая энергия, которая не находила выхода. Императрица наверняка страдала ежеминутно, хоть тело ее теряло чувствительность. Но иногда физическая боль - не самое страшное.
Она слышала, что в Шинке, среди смуглых и сплошь темноволосых попадаются люди совершенно необычные. У нее было странное представление о забавах. Она хотела посмотреть на проклятого демонами. В Дар-Меро было не так уж много шинкийцев. Не то, что на южной границе.
Имератрица была единственной, к кому Кисараги не мог испытывать ненависти. Его ждало отлучение. Он ничем больше не мог быть полезен своей семье. Он совершил непростительное преступление. А этой женщине было плевать. Она улыбалась, видя его странные белые волосы, делавшие мальчика похожим на седого старца. Для нее он имел хоть какое-то значение.
Если бы не эта ее прихоть, он бы погиб еще восемь лет назад. Так или иначе.
Но - возможно - он сохранил бы за отцом власть.
Кисараги считал, что императрица получила по заслугам за любопытство. Хоть и любил ее по-своему.
Когда Кисараги узнал, что жена Эрмира, наконец, перестала дышать, было такое же хмарное утро. И капли росы стыли на его губах... Ариан в тот день выместил на нем свое раздражение в полной мере. Не то, чтобы он не понимал, что его мать умрет в скорости или испытывал к ней действительно нежные чувства. Кисараги должен был поддерживать в ней жизнь. Она умерла - и в Кисараги отпала необходимость, но его уже сделали принцем. Ее прихоть... Должно быть, Эрмир действительно любил жену. Или боялся ее проклятья.
Просто неприятные воспоминания. Кисараги тихо засмеялся.
- Признаться, мне было интересно узнать, что ро водится с бандитами из воровского дома. Вы полностью оправдали звание худшего командира, ваша милость! Я позабочусь о том, чтобы император узнал о ваших заслугах.
Никс отправил игнис в Дар-Меро, так что вскорости о случившемся в Весте Эрмиру и так станет известно. Но есть ведь еще версия Кисараги.
- Вы отдали ключ госпоже Дома, - добавил принц. - Должно быть, получили немалое вознаграждение... Не находите, что Ао имеет право на половину?

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-09-22 06:11:30)

+2

35

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Никс Ничоси был свеж и бодр, точно весенняя первая зелень. И речь была отнюдь не о цвете его кожи. Знаете это чувство, приходящее после нескольких часов безумного желания заснуть? Вот Никс и дождался сего благословенного мига. Лихорадочная бодрость горела в нём неиссякаемым огнём, отражаясь где-то в глубине глаз скрытым безумием. Возможно, в поезде он сможет спокойно поработать над отчётом. Никс украдкой глянул на принца. А может быть и нет...
Шум перрона, внезапно заполнившегося людьми, удивлял. Поезд ещё не прибыл, а встречающие заполнили платформу, переговариваясь между собой, ворочая вещи или просто переходя с места на место, время от времени бросая взгляды в сторону, куда убегали две полосы блестящих на солнце рельс. Шпалы темнели между ними, точно широкие прутья длинной решётки. Или части низенького декоративного забора. Здание вокзала уходило в небо строгим шпилем, белело на фоне ослепляющей голубизны после грозового неба Весты. Железнодорожный путь уносился далеко вперёд, будоража в мыслях картины дальних городов и невиданных доселе пейзажей. Никс с привычным уже безразличием взирал на происходящее, слушая ворчание принца. Его можно было понять - прокутить всю ночь в таверне, а рано утром отправиться в бесконечно долгое путешествие. Но Ничоси понимать принца не собирался. Он вообще старался не реагировать на слова соглядатая, изменяя этому правилу лишь в том случае, если вопрос касался его лично.
- Как вам будет угодно, принц Кисараги. Однако, боюсь, вы лишь потратите своё драгоценное время. Все подробности моих сношений с Имперской Торговой Компанией изложены в подробном отчёте, направленном лично его Императорскому Величеству. Повторный отчёт был так же отправлен сегодня утром.
И это было истиной правдой. При своём шатком положении, Никс не имел права заводить тайные знакомства. Тем более, столь серьёзные. Вся его жизнь была чиста и прозрачна, точно до блеска намытое стекло, накрывшее коллекционную бабочку. Именно такой бабочкой Ничоси порой ощущал себя. Особенным и очень тонким развлечением императорской особы высшего порядка. Эта мысль бесила. Он чувствовал чужой взгляд каждую минуту своего существования. Не мог расслабиться даже находясь в полном одиночестве. Ведь всегда оставалась вероятность того, что одиночество это мнимое, такое же ненастоящее, как его шансы на возвращение фамильного состояния. Но Ничоси не собирался сдаваться. О нет. Он не даст кому бы то ни было ни малейшего повода сомневаться в своей лояльности короне.
"Не дождётесь", - мысль всплыла в воспалённом недосыпом мозгу и угасла, подавленная первым далёким паровозным гудком. Ещё тихим, но уже внушающим уважение. Толпа на перроне заволновалась ещё больше. Оказывается, отправляющихся здесь тоже собралось порядком. Станция Веста кипела в утренний час подобно готовящемуся на костре вареву. И точно в крестьянской похлёбке здесь всего было понемногу - аристократы, простолюдины, помещики... Мелькнул прищур знакомых глаз старосты Шики Шио. Он пришёл проводить ро, однако не осмелился подойти. Отчего - Никс не знал. Принц опять обрядился в свой маскировочный наряд и со стороны не особенно выделялся в этой разношёрстной толпе.
Мимо пробежал чумазый тощий мальчишка, на ходу вытиравшй сопливый нос ладонью. Его короткие штаны и грязные щиколотки мелькали так быстро, что глаз едва успевал заметить их.
Мальчишка походил на мокрого хвоста, потому ро привычно придержал висевший на поясе кошелёк. И тут его взгляд остановился. Всего на мгновение. Следователь заметил в толпе женщину. Она спокойно стояла, точно отделившись от всей этой суеты и смотрела вдаль затуманенным мечтами взором. Одета дама была прилично, в дорогой дорожный костюм, который не побоялась бы примерить высокородная леди.
Никс тут же отвёл взгляд, но светло-рыжие локоны, лёгкими волнами спадавшие на плечи и широкополая лёгкая шляпка с пером ещё надолго поселились в его мыслях. Казалось, что в женщине не было ничего примечательного и в то же время было. Нечто неуловимое, странно зовущее.
Благо, принц продолжил ворчать и Ничоси смог отвлечься.
- Его Величество Император вознаградит вашего преданного слугу. Он и правда оказался весьма полезен. Увы, я не могу распоряжаться вещами, полученными от государственных сделок с частными торговыми компаниями. Впрочем, вы и так это знаете, принц Кисараги, - проговорил следователь, чуть склонив голову. Дань вежливости, требование, выставленное этикой общения.
Его опять проверяют? Не кроется ли за этим видимо паршивым настроением тонкий расчёт? Принц пытается выяснить, всё ли Никс отражает в отчётах. Негодяй. Что же, пусть роется, его право. Имперскому следователю по особым делам ро Никсу Ничоси скрывать было нечего.
Поезд ворвался на платформу, исходя белыми клубами дыма, точно уставший дракон, вползающий в свою пещеру. На миг заглушив человеческий гомон, стальная громадина, лязгая и стуча колёсами, со скрежетом остановилась, шипя прогретой до кипения технической водой. Тело поезда всё ещё медленно ползло вперёд, повинуясь законам отнюдь не магическим. Никс с восхищением глядел на это творение рук человеческих. Впрочем, восхищение это опять же никак внешне не выражалось. Быть может, в глазах прибавилось блеска, да и только. Не удержавшись, Ничоси глянул в толпу. Но таинственной незнакомки там не было, она куда-то ушла. То ли не дождалась поезда, то ли просто переместилась на другой конец платформы. Выискивать её следователь не стал. Нужно было подниматься в вагон.
Билеты проверяли уже на местах, потому больших очередей не образовывалось. А в вагоне, где предстояло путешествовать ро и принцу так вообще было пусто. Двухместное купе, отделённое от коридора плотной подвижной дверью, было похоже на камеру. Никс незаметно вздохнул. О нет, камерой оно казалось только ему, на самом деле, всё здесь было очень прилично и даже изысканно. Поезда, курсировавшие по Империи Мерревер всегда отличались изяществом и высоким вкусом дизайнерского исполнения. Как внутри, так и снаружи.
Когда им  обоим удалось разместиться, Ничоси мысленно пожелал остаться в вагоне единственными пассажирами. Вряд ли случится чудо и принц отвлечётся от своего задания - от слежки за ро Ничоси. А потому лишние гости будут только мешать.
Разместив на коленях небольшую стопку бумаг, которые Ничоси взял с собой ещё в столице, следователь в задумчивости глянул за окно. Платформа стремительно пустела. Нутро поезда заполнили пассажиры, а встречающие уже получили на руки тех, кого ждали. До отправки оставалось чуть меньше минуты.

Отредактировано Saito Hajime (2016-09-03 22:12:04)

+1

36

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/Mi1Dd.gif[/AVA][LZV]Принц, просто принц. 21 год[/LZV]

Уже успел отправить донесение императору. Когда успел? Должно быть, господин имперский следователь не посчитал нужным тратить время на сон этим утром. Кисараги покосился на своего спутника.
- Ао – мой слуга. Все, что ему причитается от меня, он уже получил.
Куда подевался слуга, осталось тайной. Никс не пожелал спросить, а Кисараги не счел нужным объяснять.
Его милость продолжал играть в ледышку. Выражение его лица так и не поменялось. Кисараги и не ждал, что столь мелкий укол заденет боевого командира. Но надеялся, что ему удастся разглядеть за мглой, в которую превращался ро Ничоси в разговоре, проблески обидчивой аристократической гордости.
В компании Ледяного Никса ему было скучно. Принц имеет право развлекаться. А его милость наверняка все еще подозревает, что его проверяют самым тщательным образом. Ну, может, и проверяет. Надо же определить, где граница, которую готов перейти ро. А то ведь и нож под ребро загнать попытается где-нибудь в лесу. Для такого внезапного порыва представителю знати вовсе не требуется дружба с воровским домом…
Вот только и сам ро наверняка прислушивается к каждому слову принца. С жадностью голодного пса. Промашка противника – твоя выгода, любой командир это знает.
- Если в событии участвовали двое, то и события было два, - произнес Кисараги. – Так говорит император.
Уста императора извергают лишь мудрость, в это верят все мерреверцы. Как ро Никс отнесся к тому, что уста императора извергли обвинение, сделавшее его отца вечно проклятым?
Среди серых дорожных накидок смело зеленела сборчатая юбка, украшенная черной лентой. Кисараги заинтересовался всем ансамблем, в который входил еще смело приталенный короткий жакетик с черной вышивкой и единожды мелькнувшая черная перчатка… и дурацкое постоянно подрагивающее перышко, высовывающееся из-за тульи маленькой шляпки. Перышко совсем не соответствовало остальному наряду и словно трепетало от осознания своей никчемности.
Взволнованная прибытием поезда толпа, как волна слизнула миленькое видение. Но Кисараги успел отметить, как сверкнули глаза его милости. Ах, эта полудохлая псина еще интересуется аппетитными куропатками…
Кисараги хмыкнул.
- Где ты шляешься, паршивец?!
Болезненный окрик прорвался сквозь гул, привычный для тех мест, где постоянно сбивается в кучу множество чужих друг другу людей. Кисараги оглянулся. Прошмыгнувший мгновение назад мимо Никса чумазый мальчишка повалился на платформу, прижимая к щеке ладонь. Человек со значком механической службы на рукаве, подопнул тщедушное тело ногой. Стоило ли подвергать такому испытанию до блеска начищенный сапог? Кисараги отвернулся и последовал за Никсом.
Поезд представлял собой железного идола, в котором воплотился весь Мерревер. Ближе к паровозу располагался вагон с блестящими позолотой поручнями. Эмблема императорского дома – дракон на золотом поле с синими лилиями – заставлял невольно склонять головы и отводить взгляды. Императорский вагон сразу окружила охрана. Кто-то сегодня пользуется величайшей милостью. Ехать в компании тьяра, который будет жечь ему спину злорадным взглядом? Нет уж, увольте. Тем более, что поручение, данное ро Ничоси, предполагает конфиденциальность и скромность передвижения.
За императорским вагоном и вагоном прислуги и охраны следовали удобные вагоны. Тьяры не терпели соседства с ро. Но глоры частенько оказывались в ро-вагоне. Равно как и в вагонах, предназначенных для простого люда. В хвосте поезда толпа кипела, тогда как к императорскому вагону никто, кроме механика и не подступился бы. Но мальчишку под ноги охране он пихнул, судя по всему для вящего удовольствия…
Неужто ро никогда раньше не изволил путешествовать поездом? Или надеялся, что вместе с Кисараги получит удобства получше? В таком случае следовало отправиться в путешествие с тем господином, чьи слуги в синих ливреях как раз тянулись по перрону следом за хозяином.
Канцлер Лоренц Лакру, к своему огорчению имеющий в своих дальних сомнительных родственниках известного при дворе Любимчика Люсьена, но игнорирующий эту связь на том основании, что дед Лю-Лю был всего лишь бастардом, который умудрился выслужиться ко всеобщему недовольству аристократических родственников и нездоровой зависти потомков. Тьяр восточных земель, получивший за склонность к роскоши прозвище Серебряная Перчатка, а за беспощадность к недругам Серебряная Удавка, приходился также – по иронии судьбы – родственником почившей императрице. Дальним, но это вызывало в нем немало гордости, а в Любимчике Люсьене и даже Великом Кукловоде Иво – жгучую зависть.
Канцлер нечасто покидал Дар-Меро. По осени он отправлялся проверить имение, убедиться, что сыновья еще не устроили в тьяр-имении междуусобицу, а также дабы окунуться в лечебные воды источников, которыми славились его владения, и посетить могилу супруги, давно покинувшей бренный мир, но до сих пор хранимой в памяти.
Кисараги уселся на мягкое сидение и вытянул ноги. Поезд мелко дрожал, набираясь сил перед долгой дорогой.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-09-18 06:52:23)

+2

37

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
С момента отправки поезда прошло чуть менее получаса, а пейзаж за окном сменился так резво, будто бы они ехали по меньшей мере сутки. Низкорослые деревья распластали уродливые ветви параллельно жёлто-красной земле. Редкие клочки травы торчали из неё подобно волосам на голове глубокого старика. Печальная засушливая природа этой части Империи наводила тоску. Но Никс не особенно интересовался ей, гораздо больше внимания ро занимал отчёт, который он начал ещё утром. Это был четвёртый по счёту документ, отписанный рукой имперского следователя. Сейчас  Никс был несказанно счастлив, что может отвлечься от всего происходящего вокруг.
Странно. Раньше он терпеть не мог бумажной работы... В прочем, сейчас ситуация не особенно поменялась. Просто Ничоси научился ценить время и находить положительное в отрицательном. Так или иначе.
Шелест бумаги потонул в грохоте колёс, кажется стыки на этом участке дороги пора обновить. Никс отвлёкся от чтения уже написанного и глянул в окно. В стеклянной глади отразились неясные очертания его собственного лица. Глаза чётко выделялись на фоне полупрозрачной кожи. На мгновение на Никса глянул отец. Точно таким же Ничоси видел родителя на старом портрете, висевшем в гостиной. На ней ныне опальный генерал казался наивным и слишком несерьёзным. Ничоси поджал губы.
В этот момент дверь отъехала в сторону, стукнувшись о блокираторы и едва не придавив на обратном ходу молодую особу, юркнувшую внутрь с грацией ласки. За спиной девушки в зелёном дорожном платье мелькнул пустой коридор, усланный алым ковром. Окно напротив было открыто, ветер нещадно трепал маленькие кремовые занавески, перехваченные витым шнуром. Мгновением позже дверь отрезала их от коридора.
Незнакомка успела избавиться от шляпки с пером, но Никс прекрасно запомнил её.
Очаровательное личико было преисполнено тревоги, в больших карих раскосых глазах застыла немая мольба. В прочем, немота эта продлилась не долго.
- Боги, умоляю вас, досточтимые господа, не гоните меня! Помогите! Если он найдёт меня - я погибла!
Это явление было столь неожиданным, что Ничоси поймал себя на неприятной мысли. Следователь едва не схватился за рукоять катаны, сейчас преспокойно лежавшей неподалёку. Вот уж было бы развлечение для принца.
- Вы можете быть моей гостьей, - приветственно склонил голову ро, - На бесконечно долгие десять минут или сколько вам будет угодно.
Девушка осторожно прикрыла дверь и нервным жестом поправила выбившуюся из сложной причёски прядь тёмных волос. Её дорожный костюм казался измятым, хотя ещё час назад, на перроне, этой растрёпанности и в помине не было. Надо сказать - Никсу было любопытно - что же побудило эту примечательную особу пренебречь законами приличия и ввалиться в чужое купе, занятое двумя мужчинами? Явно не праздный интерес - об их путешествии не были осведомлены широкие массы. Маскировка принца хоть и оставляла желать лучшего, не могла привлечь к себе внимание в столь короткие сроки.
Ничоси не забыл разговора на станции. Как и странной тени, мелькнувшей на лице Кисараги. Он говорил о приёмном отце с таким же выражением, с каким сам Никс отзывался о Грозе Запада в своём последнем разговоре с матерью. И слова его были очень похожими, если не сказать больше. Каков наглец! Столь грубой и очевидной ловушки Ничоси не ожидал. А, быть может, именно на это и рассчитывал принц? Зная  о том, что инспектор не спал всю ночь, зная о его скверном настроении и положении дел в Имперской Торговой Компании, зная о прошлом и... Он наверняка ознакомился с отчётами, наверняка был в курсе всего того, что случилось как прошлой ночью, так и ранее.
От всей этой каши из подозрений и домыслов заболела голова. И Никс решил, что не будет думать об этом хотя бы до вечера.
В воздухе разливался лёгкий аромат цветочных духов. Ландыши и лилии с лёгким оттенком прелого сена. Необычное сочетание. И тем необычное, чем едва заметное.
- Простите мою неучтивость, - незнакомка присела в реверансе.
До этого она мельком оглядела обоих, точно ища поддержки или же просто выясняя, кто они такие. Некоторым особам стоило работать в конторе Ничоси - их феноменальным детективным способностям могли позавидовать маститые шпионы. Однако, девушка Никса удивила, она обратила взор на него.
- Ро-леди Ариадна Копьи, ещё раз приношу свои искренние извинения за столь отвратительный способ знакомства, - она слегка покраснела, протянув руку для поцелуя. Было видно, что девушке не по себе и Никс прекрасно мог понять её.
Знакомство с принцем осуществилось по тому же принципу. Ариадна Копьи в нерешительности замерла, а затем осторожно опустилась на краешек сидения, в противоположном конце которого разместился инспектор со всеми своими бумагами. Никс поправил очки и приветливо улыбнулся ро-леди. Её стоило поддержать. Надо сказать, улыбка инспектора была самой живой и тёплой за всё время этого трудного путешествия. Если не считать того злорадного оскала, что Ничоси выдал в поместье глора Малинче. Но это совсем другая история.
- Не волнуйтесь, ро Ариадна, вы нас ничем не смущаете.
- Я... Я скоро вас покину. Мне просто нужно немного подождать, - проговорила она, неуверенно повернув кольцо на указательном пальце левой руки. Алый рубин, обрамлённый в золотую корону, блеснул в свете солнца, пытавшегося сейчас захватить поверхность откидного столика.
Ничоси мысленно вздохнул. Кажется, его мольбы не были услышаны и высшие силы ниспослали гостью. Но даже под пыткой Никс сейчас не признался бы, что в душе безумно рад такому стечению обстоятельств.

+2

38

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/Mi1Dd.gif[/AVA][LZV]Принц, просто принц. 21 год[/LZV]
Его милость, должно быть, не понимал, зачем Кисараги потащился за ним в вагон, предназначенный хоть и для благородных, но все же - ро. Если принцу так уж нужна иллюзия тайны путешествия, пусть хранит ее хотя бы в вагоне тьяров и не отвлекал господина Никса от крайне увлекательной возни с бумажками. Ро был похож на щенка, забравшегося в хозяйский кабинет. Он с таким остервенением шелестел листами,  будто вот-вот должен был начать рвать их зубами.
Надо же, какие мы нежные. Ро стесняется составлять отчеты в присутствии начальства? Боится при Кисараги придется зачеркивать досадные ошибки и кидаться в стену скомканными словами, которые все же должны были быть обращены к императору? Было бы забавно взглянуть...
Действительно, почему Кисараги пренебрег тем, что причитается ему по праву сильного?
Сохранять тайну пребывания в поезде принц не надеялся. Слишком дальняя дорога и чересчур замкнутое пространство... отсиживаться в купе безвылазно он не намеревался уж точно. Рано или поздно кто-то заметит, пойдет слушок. Так что... игра не стоит усилий. К тому же, будучи узнанным, Кисараги не рискует оказаться в центре толпы, жаждущей его внимания, совета и благословения. Говорят, во время войн и эпидемий императоры Мерревера исстари лечили возложением рук. Иминар ни разу не пытался, но доброхоты постоянно пытались пробиться к нему, где бы он ни оказался. Однако в присутствии проклятого демоном императорского приемыша люди заметно терялись.
Еще больше подданные любили принца Ринвена.
Кисараги просто не хотел ехать в компании Лоренца Лакру, который не преминет припомнить, что Кисараги был любимчиком Агадэ Ауч, его дражайшей троюродной сестры. Слухи становятся особенно злыми, когда доходят до самовлюбленных или обиженных родственников.
С Никсом было в разы интересней. Кисараги желал засвидетельствовать момент, когда эмоции, которые его милость так старательно подавляли, прорвутся наружу.
К тому же, он имел дело с командиром имперского элитного отряда, а до сих пор не видел его магии. Тайна - всегда соблазн. И Кисараги было интересно, способен ли ро обратить свои силы против него.
Явление беглянки  произвело в маленьком купейном мирке настоящий переворот. Кисараги привычно поднялся в присутствии дамы, отметив, что вблизи она кажется помятой. Дорога все же сказывается на прекрасных персонажах романтических сказок. Ну, хоть свою дурацкую шляпку с паралитичным пером она где-то оставила... возможно, перо трепещет сейчас в руках преследователя.
А ро определенно взбудоражен. Полноте, ваша милость. Разве имперскому следователю не должно сохранять бдительность и подозревать, что девушка выбрала именно это купе потому, что знала, к кому обратиться за защитой. Хотя, если знала - должна была подумать дважды. Кисараги так и не опустил капюшона, а потом не был узнан и не мог напугать незнакомку больше, чем неведомый преследователь. Хм, что за страсти, достойные романа, одного из тех, что так волнуют души мечтательных дам? По виду этой дамы не скажешь, что она счастлива оказаться в центре будоражащего воображение действа.
Ну, кто там ей досаждает? Чересчур ретивый жених? Не в меру разошедшийся отчим? Кисараги попытался прикинуть, насколько незнакомка в действительности юна. И в каком отчаянии она должна пребывать, чтобы решиться запереться в одном купе с двумя незнакомцами? Позор ей уже обеспечен. На кону должно стоять еще большее бесчестье.
Невозможно, чтобы никто не заметил, куда забежала Ариадна. Но до сих пор никто не ломился в купе следом. Заинтригованный сверх меры принц так ничего и не дождался к своему разочарованию.
Чурбан Ничоси даже не сообразил представиться, заставив девушку еще больше запятнать себя. Сам принц себя обязанным не считал - к нему вообще обращались лишь постольку, поскольку он оказался в этом же купе. И незнакомка, не выказав заметного недовольства Никсом, заметно оскорбилась, не дождавшись от Кисараги иной реакции на свое приветствие, кроме невнятного кивка. Об этом следовало беспокоиться в коридоре, дорогая.
- Что же, я вас оставлю, - произнес принц. - Раз уж его милость радушно пригласил вас быть его гостьей, дорогая.
На бледных щеках проступил очевидный румянец. Кисараги отметил это с внутренним злорадством. Не так уж мы и напуганы, да? Ну, что же, Никс, разбирайся сам со своей внезапно сбывшейся мимолетной мечтой.
- Не хочу оказаться в центре скандала, связанного с девушкой на выданье, - обронил Кисараги и, безжалостно сдвинув со своей дороги зеленую юбку, вышел из купе.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-09-18 19:42:38)

+2

39

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Ариадна ойкнула, не успев увернуться от стремительного побега принца Кисараги. Ничоси вздохнул и покачал головой.
- Прошу вас, не обращайте внимание на моего друга, - инспектор удивлённо отметил, что это определение далось ему совершенно легко, значит ещё не всё потеряно, можно продолжать свою игру, - Он сегодня утром сел на осу.
Девушка бросила в сторону захлопнувшейся двери купе полный сочувствия взгляд.
- Ох, представить не могу, как это ужасно... С ним всё будет в порядке? - в её голосе послышались нотки тревоги.
- Не переживайте, он идёт на поправку. К сожалению, ранение сказалось на его настроении.
- Понимаю, - кивнула ро-леди, глядя на сложенные на коленях руки, - Нам порой выподают непосильные испытания и мы должны пройти их с честью. Передайте своему другу, что я всем сердцем желаю ему скорейшего выздоровления.
Кажется, жертва преследования отвлеклась от мрачных мыслей. Румянец на её щеках стал чуть заметнее, дыхание успокоилось, голос выровнялся.
- Непременно передам, - заверил её Никс, - Он будет счастлив услышать слова поддержки.
Девушка слабо улыбнулась.
- Так что же с вами приключилось, ро-леди Копьи? - будничным тоном поинтересовался Никс, перекладывая бумаги, старательно изображая занятость.
- Я... Простите, как я могу обращаться к вам? - ро-леди опять умолкла, закусив губу, обернулась к двери в купе, точно за ней кто-то был. А может быть, она права и чужие уши и правда ловили каждый звук.
За окном проплывал сельский пейзаж - зелёно-коричневые пятна лугов с россыпью белых клякс мелкого скота. овцы в этой части Мерревера были основным источником пищи и дохода середняцкого населения.
Ничоси усмехнулся.
- Ро Никс Ничоси, имперский следователь, к вашим услугам, - он продолжил, спустя мгновение, - Я не смогу вам помочь, если не буду знать суть дела.
- О, вы так любезны, ро Ничоси, - с горчностью заговорила Ариадна, - Но вы ничем не сможете мне помочь, да я и не хочу втягивать кого-то постороннего в свои проблемы с...
- Вы сделали это, переступив порог этого купе, - перебил инспектор и испытующе глянул на ро-леди сквозь стёкла очков, - Потому говорите прямо, а я решу, что именно в вашем рассказе стоит отнести в графу "невозможного".
Прозвучало это так, точно Никс в чём-то подозревал саму Ариадну. Но инспектор понял это только после того, как сказал последнее слово. Девушка вновь закусила губу, отвела взгляд, точно пытаясь решить для себя что-то очень важное. На какое-то мгновение Ничоси решил, что она ему ничего не расскажет. Но он ошибся. Завершив внутренние терзания, отголосок которых проскальзывал на её лице, Ариадна резко вдохнула и заговорила.
- Я, к моему великому сожалению, вынуждена путешествовать в одиночестве. Прошу вас, не сочтите сей поступок порывами нервной женщины, просто так сложились обстоятельства.
Никс кивнул. Углядев в этом жесте разрешение продолжать, ро-леди неприменула им воспользоваться.
- Я выкупила купе, расположенное в соседнем вагоне. Номер сорок, хорошее число, мне так показалось. И я надеялась, что в поезде дальнего следования будет меньше народу. Мне казалось, что здесь будет безопасно.
Рассказ становился всё мрачнее. Никс в силу своей профессии мог предположить около десятка кошмарных ситуаций, в которые могла угодить опрометчивая одинокая путешественница, но высказывать их вслух инспектор не спешил. Вдруг всё не так плохо? Женщины склонны преувеличивать опасность.
- Как вы, наверное, знаете, мы имеем честь путешествовать с тьяром Лакру.
Она умолкла и Никс решил подтолкнуть историю вопросом.
- В этом деле замешан канцлер?
- Что вы, ро, ни в коем случае, - девушка замотала головой, - Его поверенный, глор Кох. Я столкнулась с ним в коридоре и он вдруг злобно посмотрел на меня и высказал столь мерзкое оскорбление, что я не смогу его повторить, даже если очень захочу. Откуда-то он узнал, что я путешествую одна и предложил... Предложил скрасить мой досуг.
Никс приподнял бровь. Ариадна спрятала лицо в ладонях.
- А когда я отказалась от его услуг, - продолжила она, отняв руки от лица, - Он сказал, что не приемлет отказа. Я едва смогла уйти. Точнее, я просто сбежала, кажется, я его ударила. Не помню. И теперь я просто не могу вернуться к себе. Но что же мне делать? Не ночевать же в коридоре? Моя станция будет только через два дня. А мои вещи... Это так ужасно, простите, я не хотела втягивать вас в это дело, но у меня здесь просто никого нет. Как же я сглупила, не надо было ехать...
Ариадна всплеснула руками.
- Но я не могла не ехать, понимаете, моя мать...
- Всё в порядке, ро-леди Копьи, - спокойно проговорил Никс, - Я подумаю, как вам помочь.
Хорошенькое же дело, надо сказать. Ариадна задала сложную задачу. Вряд ли канцлер поверит словам растроенной барышни и наследника "Белого клыка". А в том,что каждая более-менее родовитая собака знает о нём Никс не сомневался. Точно его портрет в один прекрасный день разослали по десяткам столичных адресов.
В прочем, выход был из любой западни, стоило лишь отыскать его. Ничоси окончательно расстался с отчётом, сейчас ему было не до проверки собственной бесконечной писанины.
В этот момент дверь в купе резко отъехала в сторону, на пороге возник господин среднего роста с кустистыми усами-сбруей и гладко зачёсанными назад тёмными волосами, открывавшими две едва наметившиеся залысины. Судя по одежде и манерам - принадлежал он к кругу лиц, имеющих право ездись в вагонах повышенного комфорта. Цепкий взгляд серых глаз субъекта остановился на замершей, точно окаменевшей, Ариадне, затем перешёл на Ничоси, вернувшего вопросительное выражение лица.
- В чём дело, уважаемый? - холодно поинтересовался инспектор.
Гость пробормотал нечто нечленораздельное, но определённо злое и с силой захлопнул дверь.
- Это был не он, - тихо проговорила Ариадна, - О, я так испугалась, но это был не он...
- Сколько же преследователей у вашей прелестной персоны, ро-леди? - поинтересовался Ничоси.
Ему самому было любопытно, кто ещё влезет в их купе? Дорога начинала приносить удовольствие. И дело было отнюдь не в отсутствующем в пределах видимости принце.

Отредактировано Saito Hajime (2016-10-13 19:34:33)

+1

40

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/Mi1Dd.gif[/AVA][LZV]Принц, просто принц. 21 год[/LZV]
Принца одолевала тоска. Вот ведь от собственной доброты и со скуки помрешь!
Однако полудохлый пес не стал бы реагировать на воплощение мечты, не связанной с потусторонним миром, столь радостно. Смирившийся человек ждет чуда, какого-то знака, который подадут ему духи, обещая, что там, за гранью, будет куда спокойней, лучше, радостней, сытнее, богаче... ну, каждый имеет право на собственную надежду.
Разве не знака ждала Селена Иво, простаивая в своих тяжелых платьях, нагруженная украшениями и сомнениями, как крынка, до краев наполненная молоком? Разве не знала ждала Агадэ Ауч, вглядываясь слепнущими глазами в лицо проклятого демоном шинкийского принца?
К чему все эти воспоминания? Безрогий демон! Иминар как будто специально упомянул об этом перед тем, как спровоцировать задание для Кисараги. Отправляйся туда, не знаю куда, привези то... А ведь ничего не потребовал братец. Хотя задание предполагает, что с пустыми руками вернуться нельзя. Ро Ничоси наверняка предполагал, что если не возвратится - никто особо не всплакнет. Как сказал Иминар: позаботься, чтобы никого полезней не пришлось в глушь отправлять.
Вот и не знаешь, то ли оскорбляться, то ли радоваться тому, что недели две проведешь вдалеке от столицы.
Принцу было бы глупо стоять в тамбуре, дожидаясь, пока его милость примет решение помочь или, наконец, выгонит из купе нежданную гостью. А если не выгонит? Кисараги улыбнулся. Такого зрелища стоило бы дождаться.
Тем не менее, непредсказуемый принц направился в вагон-ресторан. Самое время подкрепиться как следует, пока пассажиры не успели проголодаться… в прочем, Кисараги недооценил значимость недавно состоявшегося в Дар-Меро празднества. В вагоне-ресторане уже собирались ро – дабы благопристойно посплетничать по поводу случившегося.
- Генералов наградили, да, но присутствие этого выродка было оскорблением. Император…
Кисараги едва заметно поклонился уставившимся на него милостям. Говоривший притих. Капюшона принц непочтительно не снимал и потому вызывал объяснимое недоверие. Должно быть, обсуждали присутствие на балу Никса. Ха-ха, а ро Ничоси многое пропускает.
- Теплого дня, ро Карел, - пропел Кисараги. У генерала был пронзительный взгляд. В нем не замечалось ни капли сомнений, лишь недовольство тем, что он не может узнать говорившего. Или голос Кисараги все же показался ему знакомым? Принц улыбнулся. Какое-то время ро и принц имели взаимное неудовольствие взаимодействовать. Это случилось несколько лет назад, когда генерал Карел командовал операцией на восточной границе, где участились нападения разбойников. Правда, непосредственно с Карелом общался больше Ао – и все же взаимная принужденная терпимость не забылась.
Может, не стоило задевать генерала, но слишком уж занимательная беседа.
«И что же ты хотел произнести вслух, прямолинейный Карел? Что Император совершил ошибку или даже оскорбил ваши чувства, когда призвал вместе с боевыми генералами, героями Мерревера, сына врага народа, презренного Ничоси?»
Да, вероятно, не стоило делать огласку присутствию Никса во дворце. Возможно, император этого и не планировал… хотя нет, сложно представить, чтобы что-то вышло из-под контроля Эрмира Ауча.
Кисараги прошел вперед и расположился за пустым столиком – достаточно далеко от компании недовольных слушателей Карела; у ро создавалась иллюзия того, что их не слышат, а принц мог бы позволить себе отвлечься, если их болтовня перестанет быть такой забавной. Собеседников генерала в лицо он не знал. Гости издалека.
Нередкая ситуация. Если кого-то из ро призывали во дворец, на торжества, доступные только высшей знати, не получившие приглашение родственники роями слетались в столицу – якобы с дружескими визитами, отдохнуть, по делам и просто так, от нечего делать в своих скучных землях… Главной причиной была, конечно же, возможность, узнать новости из первых уст и потом – рассказывать другим, на куда более обыденных балах...
- Но я слышал, был скандал, - не удержалась одна из дам. Что еще за скандал?
- Да, но с предателем это не было связано…
- Что вы? Как же так?
- Я имела возможность перекинуться парой слов с тьяром Аликано… - старый хвастун умудрился рассказывать свои байки не только во дворце, но и по всей Дар-Меро? – Он говорил, будто бы принц слова… - Ах, этот скандал… Ничего интересного. – Вышел за рамки приличия…
- Да, едва ли не открыто высказывался против Мерревера.
- Не понимаю… как император…
- Все ради памяти покойной императрицы… да будут звезды благосклонны к ее душе!
- Но вы слышали, слышали…
К кисараги подошел разносчик. Принц не поднял головы, но вопроса вроде: «Имеете ли вы право находиться в сем вагоне, господин?» так и не последовало. Среди знати и не такие чудаки встречаются.
- Вина, - бросил Кисараги, стремительно скучнея. Но отвлечься от врезавшихся в него камешками обрывков разговора, к которому присоединялись и другие ро, не смог. Он открыл ящичек с фишками в центре стола. Резная столешница была украшена кругом мельницы. Почему бы не сыграть с самим собой?
- Чего же вы хотели от проклятого демонами?..
- Я слышала, он пытался стяжать славу военной службой? Генерал имел возможность командовать отрядом…
«А вот это может быть забавно…»
- Это было давно… - кашлянул в бороду генерал. Кисараги разочарованно вздохнул.
- А говорят, этот Ничоси тоже едет поездом…
- …видели на перроне…
- …как недостойно!
- …не придется с ним встречаться! Подумать только…
Звон бьющейся посуды разрушил ауру всеобщего единения на почве аристократического возмущения присутствием предателя.
- Паршивец!
Тонкий жалобный вопль раздался с кухни – отгороженной части вагона-ресторана.
- Как ты посмел?!
- Простите, дяденька, простите!!
- Да я тебе…
Ро оглядывались, привлеченные шумом. Вопли продолжались, становясь все пронзительней и истеричней. Генерал Карел тяжело поднялся из-за стола. Ему было уже немало лет и фигура потеряла былую подтянутость. Праздная жизнь воистину портит людей. Карель прошел мимо столика, за которым сидел принц, замешкался лишь на мгновение – перед самой портьерой, отделявшей кухню от ресторанного зала. Отдернув тяжелую занавесь, генерал отступил – мимо него пролетело маленькое сжавшееся в комок тело. Следом появился разъяренный разносчик. Обнаружив рядом с собой Карела и сообразив, что устроил непотребную шумиху, он забормотал извинения. Комок врезался в оказавшийся на пути стул. Мальчишка – давешний грязный заморыш, которому на станции досталось от механика – резво заползал под стол. Оттуда его было бы не так легко достать.
- Что происходит, уважаемый? – уронил Карел. – Объяснитесь.
- Он… - палец разносчика ткнул в сторону исчезающих под столом ног. – Пытался украсть…
Растеряв в праведном гневе способность внятно изъясняться, разносчик потряс в воздухе осколком бутылки. В воздухе витал крепкий алкогольный запах. Недорогое, но весьма ядреное вино. В «Ноже и вилке» наверняка такое пользуется популярностью. Для ро слишком дешево, а вот глоры употребляют…
Шорох и скрипы обозначали передвижения мальчишки между столами. Утратив бдительность, разносчик упустил возможность схватить вора. Зато, под неподъемным взглядом Карела, ему пришлось еще и поклониться, покаянно попросив:
- Да простят меня благородные ро.
На этом инцидент был исчерпан, и снова стало скучно. До следующей станции не произошло ровным счетом ничего. Никто не поднимал бунты, не пытался вынести из вагона-ресторана тайком еще и закуску… и даже исчезнувшую прекрасную деву никто не искал.

+1

41

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Никс галантно открыл перед Ариадной дверь купе, перед этим выглянув в коридор и удостоверившись в его пустоте. Странный субъект, ранее нарушивший душевное равновесие ро-леди, больше не появлялся, принца тоже видно не было. Ничоси в задумчивости глянул в противоположную часть коридора. Отсюда открывался прекрасный вид на болтавшуюся без подвязки занавеску, налипшую на дверь. Стекло, сквозь которое можно было разглядеть переход между вагонами, было полностью прикрыто плотной тканью, но солнечный свет не вырисовывал по ту сторону ни чьего силуэта.
- Ро-леди Копьи, вы можете идти совершенно свободно, - проговорил Никс, склонив голову. Девушка благодарно улыбнулась, подавая Ничоси руку с прощальном  жесте. Тут случилось неожиданное. Нет, потолок вагона не свалился на голову инспектору, отряд полиции не задержал негодяя, заставившего Ариадну страдать и принц Кисараги не пробежал мимо, размахивая женским нижним бельём. Просто Никс почувствовал магию. Она была мимолётной, очень слабой и практически тут же испарилась, точно ничего и не было вовсе. Но Ничоси прекрасно понял, что не ошибся. Инспектор знал толк в определении таких вещей.
- Что случилось, ваша милость? - обеспокоенно спросила Ариадра, прижимая руки к груди. В глазах девушки мелькнул страх. Оно и понятно, она совсем недавно пережила настоящий шок и боялась повторения.
- Нет-нет, ро-леди Копьи, всё в полном порядке, - пытался уверить девушку инспектор, но кажется она ему не поверила. Никс вздохнул и улыбнулся.
- Я могу проводить вас до середины вагона, если хотите, - предложил он, оглянувшись назад. Проклятая занавеска не давала покоя. Уж очень удобно было за ней притаиться, скрывшись от взглядов в переходе между вагонами, пусть никаких видимых признаков угрозы Ничоси больше не ощущал. Девушка кивнула и шагнула вперёд, намереваясь вернуться в своё купе, но остановилась у окна. Поблизости вновь всё было спокойно, даже отголосков разговоров слышно не было, хотя по обыкновению за плотно прикрытыми дверями купейных отсеков можно было различить какие-то слова.
Никс уверенной походкой проследовал за Ариадной, невольно скользнув взглядом по ровной линии плеч девушки. Держалась она безупречно: осанка, жесты, манеры, даже пробивавшийся сквозь маску вежливой учтивости испуг не портил её. Ничоси украдкой вздохнул, всё-таки не выдержал и вновь обернулся. Дверь, соединявшая вагоны, резко распахнулась, с грохотом врезавшись в стопорную пластину в полу. Ариадна тонко вскрикнула, отшатнулась назад, врезавшись спиной в следователя. В сторону девушки мышью скользнул тощий мальчишка, он столкнулся с Ариадной, она отшатнулась, врезавшись в Ничоси спиной. Мальчик глянул на ро-леди так, точно привидение увидел.
- Вампрсилипредать, - сквозь зубы выпалил он и со всех ног припустивший в противоположную часть коридора, точно за ним гналась вся имперская гвардия.
В руках ро-леди Копьи осталась полупустая солонка, явно утащенная из вагона-ресторана. Вензель имперской Торговой Компании на резном стеклянном боку смотрелся на предмете более чем не уместно. Если только не вспомнить тот факт, что именно эта организация занималась поставкой стекла и стеклянных изделий в Мерревер и его окрестности.
- Ох, простите меня, пожалуйста, я такая неловкая... Ужасно, что это было? - ро-леди посмотрела в сторону уже успевшего скрыться из виду чертёнка и глянула на солонку. Внутри, погребённая под слоем крупной соли, лежала свёрнутая в трубочку записка. Никс успел разглядеть её прежде, чем девушка рассеянным жестом убрала неожиданный подарок в глубокий карман дорожного платья. Никсу показалось, что он уже видел этого мальца на перроне, однако, сейчас его куда больше интересовало состояние Ариадны, судя по бледности лица которой, готовой вот-вот упасть в обморок. Девушка часто дышала, стараясь привести себя в норму. Она отошла от Ничоси, перестав прижиматься к нему спиной. Никс деликатно прокашлялся в кулак.
- Ваше купе? - напомнил он, посчитав нужным не заострять внимания на случившемся. Что это за поезд такой? Интересно, почему прошлые поездки инспектора были столь унылыми и неинтересными?
- Ах да, я...
Вернувшаяся было на место дверь опять отворилась, но уже с меньшей силой. Никс приподнял брови, вопросительно глядя в лицо тому самому типу, что едва не стал вторым гостем в их общем с принцем купе.
- Прошу вас, не будем задерживаться, - тихо попросила Ариадна. Кажется, она уже оставила надежду незамеченной вернуться к себе.
- Вы не могли бы ещё немного уделить мне своё внимание, ваша милость? - поинтересовалась она, не глядя на прошедшего мимо мужчину. Незнакомец пристально глянул сначала на Ариадну, затем на Никса. К слову сказать, имперский следователь заинтересовал его гораздо меньше девушки.
- Как вам будет угодно, ро-леди Копьи.
- Прошу вас, зовите меня Ариадной. Пусть это будет моим маленьким капризом, - улыбнулась девушка.
Просьба была странная, но вполне в духе авантюрной женщины, коей ро-леди несомненно являлась. Никс немного помолчал, затем утвердительно кивнул.

+1

42

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]

Ао как всегда непочтителен xD

Давайте, Ваша милость, не теряйтесь!)))

Остановка поезда была предупреждена торжествующим свистком, шипением и содроганием всего состава. Змея из металла не желала прекращать движение, которое было для поезда самоей жизнью.
Припутевое поселение называлось Гардерой. Это был совсем маленький поселочек, как будто игрушечный, с ярко выкрашенными заборами, аккуратно насаженными деревьями... картинка за окном. Станция тоже выглядела игрушечной. Тщательно выметенная, с ротондой вокзала, каждая колонна - с изображением бога или богини... все древние покровители Мерревера собрались в зале ожидания Гардеры... по легенде, дед Эрмира Ауча как-то гулял по вересковой пустоши вблизи поселка и ему явилась дух огненного дракона и предрек победу над Пустынниками... возможно, не люби император пустынные места, он не ввязался бы в войну, отголоски которой слышались в Мерревере до сих пор. Тогда победа действительно была одержана. И по сей день Пустынники не забыли поражения. Гибель сиятельного принца Лавана в Гнилом Клыке была тому доказательством.
Гардера славилась своими ткаными платками и расшитыми покрывалами... местные мастерицы превращали любую вещь в сказку. Самые мелкие детали переносили они на ткань, окружая прекрасными цветами или грозными драконами. Когда бы ни приезжал поезд, на станции всегда находилось около дюжины снующих туда-сюда продавцов, которые норовили предложить гардерскую вышивку пассажирам - прибывающим и отъезжающим. А вдруг кто-то не купил еще достаточно сувениров...
- Не желаете ли взглянуть, ваша милость?
Сидевший на лавочке Ао ухмыльнулся. Лесть хороша в меру, на "милость" он точно не был похож.
- Благодарю, красавица.
"Красавица" буркнула невежливое словцо и, прихрамывая на левую ногу, которая была заметно короче правой, пошла себе дальше. Ао проводил ее взглядом. Длина правой ноги была искусственно увеличена благодаря толстой подошве... продавщица резко оглянулась. Наверняка не раз ловила взгляды вслед. Ао снова усмехнулся и, виновато пожав плечами, отвернулся, чтобы найти себе другой объект для наблюдения.
Как раз в этот момент под вагон благородных поднырнула юркая серая тень... суматоха на перроне отвлекала и серой тени не осталось и следа в следующее же мгновение.
Неподалеку императорский вагон был оцеплен охраной, привлекавшей внимание, но отвращающей зевак от желания подойти поближе, чтобы ковырнуть ногтем позолоту на поручнях. Титулованный пассажир не появился, но охрана все равно была собрана и держалась так, будто уже находится во вражеском окружении.
Ао поднялся с лавочки, смахнул пыль с короткого черного плаща. Рука его, еще недавно раненная, не доставляла особых затруднений.
Одежку Ао сменил, осталась только давешняя безрукавка. Даже сапоги выглядели поновее прежних. В прочем, слуга Кисараги, хоть и смотрелся выходцем из зажиточных кругов, был похож скорее на купца, чем на телохранителя принца слова.
Ао направился вдоль состава.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-10-17 07:44:21)

+1

43

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Никс не хотел сходить на станции. Он бы с гораздо большим удовольствием остался в купе и поработал с документами. Хоть немного. Но обстоятельства оказались сильнее желаний имперского следователя.
Поезд медленно затормозил, стук колёс о стыки рельс замедлился, пока не прекратился вовсе. Ариадна всё-таки покинула его, укрывшись в своём купе, где она пребывала в полном одиночестве. Никс уже вознамерился вернуться к себе, так как принца по близости всё ещё не наблюдалось, однако, в окне, том самом, с которого сорвало штору, он заметил знакомое лицо. Точнее, два лица. Того самого чумазого мальчишку и колченогую старуху, нагруженную платками и шалями. Бабка что-то втолковывала мальцу, который перед ней оправдывался и выглядел более чем виновато.
Ничоси мысленно вернулся на пол часа назад, в тот самый момент, когда очаровательная Ариадна Копьи не устояла на ногах.
"Что было в той солонке? Предупреждение? Угроза?"
Флёр цветочных духов ро-леди развеялся, прояснив мысли имперского следователя.
Никс оглянулся на подозрительное окно, но старухи уже и след простыл. В прочем, мальчишка в зоне видимости ещё крутился.
Миновав дверь, ведущую в купе ро-леди, Ничоси спустился по не длинной лесенке, не обращая внимание на скучающего полноватого проводника, где-то посеявшего форменную фуражку.
- Сказала же - длинные волосы, у второго - очки. И номер купе сказала. Тоже мне... - бормотал мальчишка себе под нос, спрыгивая на пути. Никс уже почти догнал его, когда увидел старуху. Рассудив, что подмастерье никуда из поезда не денется, инспектор изменил маршрут. И, как оказалось, не зря.
В толпе сошедших с поезда людей отчётливо выделялись торговцы всяким разным товаром. Они сновали туда-сюда, демонстрируя красоту платков и покрывал, изредка передавая их в руки покупателей. Торговля сегодня шла не особенно бойко. Вышеупомянутая старуха на мгновение исчезла из видимости, но Ничоси удалось её выследить. Ковыляла бабка быстро, то ли заметила слежку, то ли спешила прочь со станции. На краю платформы опять показался ворчащий под нос мальчик.
- Двое же, очки и женщина. Второй был женщиной, разве нет?
"Что за ерунда?"
Никс вздохнул. Парнишка говорил о принце? Забавно.
Не успела бабка свернуть прочь от последней группы встречающих, ловкая рука инспектора схватила её за шиворот.
- День добрый, - Ничоси развернул торговку к себе лицом и поправил очки, пристально глядя на старуху. Та уже набрала в грудь воздуха, что бы заорать на всю станцию, да только остановилась. Так и замерла, надув щёки.
- Ваша милость инспектор ро Ничоси, - на выдохе пробормотала она,  - Вот неожиданность!
Улыбка торговки могла поспорить отвратительностью с цветом души глора Малинче.
- Что ты здесь делаешь, Хасан?- миролюбиво поинтересовался Никс, отняв руку от ворота собеседника.
Хасан Иль Ген Бай, известный в определённых кругах вор и мерзавец, частенько промышлял на вокзалах. Особым умением этого скользкого типа была способность превращать себя в самых различных людей и Хасану для таких метаморфоз не требовалось и грамма магии. Только грим, ловкость рук и тонна мошенничества.
- О, ваш  светлый божественный взор не обмануть моим жалким умением, ваша милость ро Ничоси. Нижайше склоняюсь пред вашим величием и прозорливостью, - запел Хасан, совершив некое подобие уродливого реверанса. Под ноги инспектора повалились какие-то тюки, которыми "торговка" был увешан с ног до головы.
- Что с ногой? - бесцеремонно отвергая ритуал приветствия спросил инспектор, - Очередной цирк или в гильдии укоротили?
- Обижаете, ваша милость ро Ничоси, Хасан никогда своих не предавал, - отвратительная улыбка старухи стала ещё гаже. Никс насчитал уже пять фальшивых дыр в нижнем ряду зубов. И как этот негодяй смог добиться таких удивительных результатов?
- Я честный торгаш, ваша милость ро Ничоси! Вам незачем терять время на такое ничтожество, как ваш покорный слу...
- Заткнись, - Ничоси вмиг растерял всю свою небрежность, его лицо потемнело от надвигавшейся бури, готовой вырваться наружу. Хасан осёкся и умолк, извиняющая улыбка вновь вернулась на его иссечённое фальшивыми морщинами лицо.
- Мальчик, - следователь кивнул в сторону поезда, - Что ты ему сказал?
- Мальчик? - искренне удивился Хасан, - Какой такой мальчик? Ваша милость, помилуйте, Хозяин Ветров не дал мне детей, за что вы так жестоко...
- Хасан, - тихо проговорил Ничоси, - Я не намерен повторять свой вопрос.
- Но позвольте, ваша милость ро Ничоси! С какой стати я должен отчитываться за...
- Ещё одно слово не по делу и твою морду будет украшать великолепная стальная решётка, а на вокзале появится объявление с благодарностью за оказанные тобой городской страже услуги, - проговорил Ничоси. Луч солнца эффектно отразился в оправе его очков, скрыв выражение глаз. Но вор и так мог себе их представить, потому осёкся и со вздохом, явно призванным создать впечатление полной покорности судьбе, заговорил, одновременно поднимая своё барахло.
- Мальчик этот, Ким. Безродная скотинка. Он мне вещички передаёт, я плачу. Хорошая посудка-то нынче в цене, вот он и... Ваша милость, ро Ничоси, зачем вам это дело? Он ведь помрёт совсем без моей помощи. Хозяин-то совсем застращал, пожалейте мальца...
- Прекрати уходить от ответа, - Никс сжал челюсти, ненароком кладя руку на эфес фамильной катаны.
Хасан опять вздохнул, украдкой глядя на инспектора и, на всякий случай, напустил в глаза побольше скорби. Не помогло.
- Ладно-ладно, только если это всплывёт, не видать мне ноги, как своих ушей! - горячо зашептал воришка, - Ваша милость, дайте слово ро, что не будете упоминать моё имя, коли возникнет нужда!
Никс кивнул. Он не говорил ничего, пока не удостоверится в важности информации, но вору было достаточно.
- Знаете, ваша милость, ро Ничоси, времена нынче тяжкие пошли... Народец продуманный стал, работать сложно... Вот я и подвязался на одно дельце. Пустячок такой. А монетку в карман положить можно. Кто откажется?
- К сути.
- Хорошо-хорошо, - "старуха" водрузил на себя тюки и поправил вышеупомянутую ногу, постучав её по перрону.
- Что тут сказать, подходит ко мне намедни господин. Высокий такой, чернявый, глаза злые, но карие, горбатый нос, шрам на левой скуле. А сам холёный, сразу видно из ваших, из благородных. И небрежно так говорит: "Слышь, бабанька, подзаработать хотишь?", а ему, значит: "А кто не хочет?", ну он и говорит: "Тогда передай вот эту записку путешественникам из такого-то купе в таком-то вагоне". Ну вы, видать, уже знаете в каком и какое... Так вот, у меня руки-то длинные, вот я и подвязал, кого надо. Записка та в солонке нашей была, не прочесть. А вскрыть я не посмел...
- Не смог, - поправил Никс Хасана.
- Не смог, - кивнул вор.
- И как ты?.. В прочем, ладно. Значит, ты с мальчиком расплатился за услуги?
- Да, ваша милость, ро Ничоси, как и уговаривались, три монетки. Хасан честный, не обманет, - он опять улыбнулся, точно нарочно выставляя на показ щербатую нижнюю челюсть. Отменный грим даже сейчас так и норовил отвести взгляд.
- А мальчик?
- Ким-то? Ну что, забрал деньги и готов, паршивец... Только он спутал и едва всё дело не угробил. Хорошо хоть вам не отдал, ваша милость, вот было бы дело! - вор был совершенно искренен, - Так что же, вы обещали меня не трогать... - вяло напомнил он.
- Ничего такого я не обещал, - проговорил Ничоси, мимо как раз шёл станционный смотритель, на ходу выглядывая кого-то в толпе, - Я обещал не выдавать тебя, как осведомителя.
- Но!..
- Милейший, подойдите на минуточку.
Рука Ничоси вновь вернулась на воротник "старухи", Хасан даже пикнуть не успел.
Разобравшись с вором, точнее, передав его в руки компетентных органов, Никс уже было вознамерился вернуться в поезд, когда случилось непредвиденное. Он нос к носу столкнулся с Ариадной Копьи. Ро-леди прогуливалась вдоль железнодорожного пути. Её шляпка вернулась на законное место, яркое пёрышко весело трепетало на лёгком тёплом ветру. Зелёное дорожное платье уступило пост коричневому. Перчатки остались прежними, в руках девушка держала прогулочный зонт, сейчас аккуратно сложенный.
- Ваша милость, ро Никс, - радостно улыбнулась ро-леди Копьи, - Как я рада вас видеть!
Её лицо осветилось таким неподдельным счастьем, точно они с Ничоси расстались не час, а, как минимум, лет десять назад.
В прочем, имперский следователь не подал виду, что удивлён таким бурным приветствием, списав это на характер и открытость  девушки, ранее уже проявлявшей подобную неуёмную порывистость. Солнце играло бликами на её рыжих локонах, глаза светились восторгом.
- Представляете, ро Никс, я сейчас купила такой очаровательный платочек! Хотите посмотреть? И... - она оглянулась через плечо,  на её лица на мгновение мелькнуло выражение тревоги, - Я могу ещё раз просить вас... Ох, это так неудобно...
- С удовольствием, ро Ариадна, - Ничоси склонил голову в вежливом жесте, отвечая сразу на все её вопросы. Тут он заметил Ао. Слуга принца сидел на одной из резных лавочек, не глядя в их с Ариадной сторону. Однако, присутствие его здесь насторожило следователя.
- Что-то не так? - ро-леди заметила смену настроения Ничоси.
- Всё в порядке. Я просто беспокоюсь, не случилось ли с вами за время путешествия чего-нибудь неприятного?
- О нет,  ро Никс, ничего такого, что смогло бы омрачить нашу новую встречу, - улыбнулась девушка и поудобнее перехватила дорожный зонтик, - Так вы хотите увидеть платочек?
Они уже успели миновать ряд лавочек, одну из которых облюбовал посланец принца Кисараги, когда Никс вновь почувствовал магию. Он как раз собирался высказать комплимент мастерице, создавшей тончайший узор вышивки по краю шёлкового платка и вкусу ро-леди Копьи, углядевшей диковинку среди массы других, менее качественных вещиц, когда увидел убийцу. Взгляды их с Ничоси пересеклись всего на мгновение, но этого было достаточно, что бы начать действовать. Никс резким движением оттолкнул девушку в сторону, уводя из-под удара, коий, несомненно, предназначался именно ей. Не броско одетый незнакомец, шедший на встречу, резко пригнулся, оттолкнувшись от земли. Глубокий капюшон его тёмного плаща колыхнулся на ветру, открывая взгляд хищника, готового вцепиться в свою жертву. Рывок был практически не заметен постороннему глазу. Сталь клинка Ничоси встретилась с лезвием скрытого в рукаве негодяя кинжала, на перрон полетели искры, а злодей мгновенно скрылся в толпе. В тот же миг, что свершилось нападение, за спиной Ао появился второй негодяй, резким движением перехватил слугу принца за горло, вдавив ему в грудь игниевый амулет.
- Я знаю, кто ты, не дёргайся, - прошипел неизвестный из-под тьмы надвинутого на лицо капюшона.
Никс этого не видел, он как раз помогал Ариадне Копьи придти в себя.

+1

44

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]
Ао прошел совсем немного, он даже не успел приблизиться к поезду, когда уловил едва заметный аромат магии. Тонкий флёр - манящая загадка и отталкивающая тайна. Воистину, ро Ничоси будет удивлен очередным грубым нарушением закона по ограничению применения магии вблизи железнодорожных путей. Ао взглянул в сторону императорского вагона. Охрана наигранно скучала в ожидании, когда стоянка закончится. На мгновение показалось - магический след тянется к вагону... или от вагона. Право, пользоваться императорскими привилегиями и нарушать императорские указы - равноценно смелые поступки, достойные великих людей, которые, как правило, плохо кончают.
За спиной обозначилось чье-то присутствие. В окружении множества людей сориентироваться оказалось сложно и Ао упустил момент появления угрозы. Он покладисто остановился, прислушиваясь к хриплому шепоту. Амулет жег грудь сквозь плотную ткань рубашки. И каково же назначение этой побрякушки?
- Кто тебя прислал?
Может, неизвестный ожидал вопросов более интересных, но менее полезных. Например: откуда ты меня знаешь? Или: и кто же я, по-твоему?
Нападение на ро Ничоси разворачивалось чуть поодаль. Его милость пока справлялся очень даже хорошо. Потому слуга Кисараги не предпринимал пока лишних движений. Его ведь просили не дергаться. Очевидно, напавшему нужно что-то, что может предоставить живой Ао, а не мертвый. Или нападение - всего лишь попытка удержать его от необдуманного шага.
- Почему ты не приглядываешь за господином, пустынная крыса?
Рядом с незнакомцем обозначилась еще одна тень, которую Ао уловил краем глаза.
- Убери его от девки!
Тень выступила вперед, превратившись в человека, который мало чем отличался от прочего люда, прогуливающегося по перрону. Непримечательная внешность вряд ли могла привлечь внимание. Если не замечать блеска узкого клинка, скрытого в согнутой ладони.
- Господин! - крикнул Ао, привлекая внимание ро Ничоси, отвлекшегося на свою спутницу. Решившая было проявить объяснимую слабость и упасть в обморок дама вдруг передумала и с типичной женской непредсказуемостью огрела приближающегося бандита бархатным кошелем. Вообще-то, у нее было куда более внушительное оружие - зонтик, но в момент слабости он, в отличие от хозяйки, успел упасть. Кошель же крепился на тонком шнуре, потому все еще был при владелице. Будь госпожа пращником, и окажись в кошеле булыжник (коварное орудие самообороны, коим порой пользовались прекрасные дамы), удар получился бы на славу.  Но, к несчастью, снаряд даже не коснулся бандита - длины шнура не хватило. Из распахнувшегося кошеля пыхнуло искристой пылью. Бандит схватился за лицо и закричал. Оказавшийся слишком близко пассажир тоже с воплем отшатнулся.
Но, к слову сказать, всего этого Ао уже не видел. Едва предупредив Никса о приближающейся опасности, он впечатал пятку в ногу противника. Хватка ослабла. Ао ушел в сторону. Сорванный плащ полетел на голову противнику. Ао перехватил руку, сжимавшую амулет и с силой вывернул запястье. Послышался хруст треснувшей кости, заглушенный воплем из-под плаща. Ао поймал выпавший из ослабевших пальцев амулет.
В здоровой руке нападавшего появился нож. Противник махнул им наугад, заставив Ао вновь отступить. Сорвав с головы плащ, а вместе с ним и капюшон, противник бросился прочь. Слуга принца вовсе не собирался проявлять сострадание и отпускать беглеца. Вероятно, противник все же немного потерялся в пространстве. Немалую роль должен был сыграть в его фатальной дезориентации плащ Ао, оставшийся где-то на пыльном перроне. Беглец понял, что бежит прямиком к императорскому вагону только когда раздался выстрел. Привлеченная шумом охрана была в полной боевой готовности. Беглец инстинктивно метнулся в сторону, но спасло его скорее то, что стрелок побоялся палить в толпу. Тень рухнула под вагон, Ао бросился было следом, но на путях уже никого не было видно. Зато когда слуга принца оглянулся, обнаружил себя в окружении весьма недовольных представителей элитной охраны. Ао вынужден был замереть, чуть разведя руки в стороны. При этом он выронил кинжал, который успел достать, преследуя противника.
- Боюсь, произошло досадное недоразумение, милостивые господа.
Но господа вовсе не спешили быть милостивыми. Оно и понятно - их обязанности заключались в обеспечении безопасности знатного пассажира. Ао же мало чем отличался от своего противника, который, к тому же, благоразумно сбежал.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-10-25 19:35:27)

+1

45

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Толпа взволнованно шумела, сквозь общий шум проскальзывали отдельные слова и фразы, общий смысл которых заключался в том, что произошедшее всенепременно имеет отношение к тому самому печально прославленному ро Ничоси, что путешествует вместе со столь сиятельными особами. Вышеупомянутый и  печально прославленный ро, впрочем, отголоски не лестных эпитетов в свой адрес не слышал.  Его гораздо больше интересовали две вещи. Первое - кто были эти убийцы и второе - состояние ро-леди Копьи.
Девушка осторожно поднялась на ноги, опираясь о руку Никса, рассеянно оглядела толпу вокруг и тихо спросила:
- Что произошло?
Ничоси краем глаза глянул на позеленевшего от волнения проводника, чудом протолкавшегося впервые ряды и тихо ответил.
- Ро-леди Копьи, нам стоит серьёзно поговорить.
Тон имперского следователя не допускал возражений. Девушка кивнула, в её глазах мелькнул испуг. Кажется, она так и не поняла, что произошло. Но от дальнейших объяснений как Никса так и Ариадну спас Ао. Часть присутствующих схлынула, что бы посмотреть на пойманного разбойника. Ничоси оглянулся, заметил поверх голов чёрную шевелюру слуги принца и тяжко вздохнул. Почему-то он был уверен в том, что этот тип ещё себя проявит. С той самой ночи в поместье глора Малинче, когда Ао появился чуть ли не из воздуха и поставил всё с ног на голову, включая одного из ручных монстров глора.
- Пропустите немедленно! Именем императора! - вопль ввинтился в фоновый шум, точно стальное сверло в мягкую древесину. Никс, всё ещё придерживавший Ариадну под локоток, посмотрев на новый источник проблем. Им оказался тот самый тип, что уже не раз встречался им с Ариадной в вагоне. Бородатый мужчина сейчас как никогда раньше напоминал маньяка. В его глазах светился азарт охотника, настигшего вёрткую жертву, в руках блестел табельный кинжал полицейского. Лезвие поймало солнечный луч и отразило его на линзы очков Ничоси. Никс поджал губы. Только полиции им не хватало. Станционный смотритель, которому ранее был передан весёлый парень по имени Хасан, так же болтался неподалёку, с любопытством взирая на происходящее.
Ничоси шагнул вперёд, Ариадна последовала за ним, опасаясь новых инцидентов. Воистину, путешествие выпало на её долю насыщенное.
- Я больше никогда никуда не поеду одна, - тихо проговорила девушка, осторожно оглядываясь через плечо.
- Убийство! Убийство! - послышались взбудораженные шёпотки.
- пропустите представителя власти! - вопил полицейский, размахивая кинжалом перед носом Ао. Кто ещё его должен был пропускать - так и осталось загадкой. Слуга принца не сопротивлялся, что в его случае было самым правильным решением. Ничоси прошёл сквозь толпу, точно по волшебству расступающуюся перед ним. Тёмная слава сына предателя иной раз была имперскому следователю только на руку.
- Какой ужас! Это же...
Никс опять не дослушал. Он внимательно глянул на задержанного, затем на полицейского, переставшего уже попытки отрезать слуге принца нос.
- Инспектор Мадук! Я представитель закона! Я забираю этого человека для допроса! Прошу предоставить мне...
Тут взгляд обладателя кинжала столкнулся со скрытым линзами очков взглядом Ничоси. Солнце вновь оказало имперскому следователю услугу, блики на стёклах заставили собеседника скривиться.
- Имперский следователь по особым делам ро Ничоси, - ровным тоном представился Никс, - Что здесь происходит?
Конечно, он прекрасно знал, что происходит, ведь сам стал непосредственным участником событий. Однако, полицейский выдал неожиданное:
- Ранен канцлер Лакру! Я задержал подозреваемого и тре... - он осёкся, - И прошу вашу милость позволить мне продолжить дознание самостоятельно.
- Отказываю, - проговорил Ничоси, - В силу круга своих обязанностей, я призван помочь в расследовании дела, непосредственно связанного с государственной безопасностью.
"Час от часу не легче."
Он не упомянул Ариадну, однако, её он так же имел в виду, учитывая обстоятельства покушения на её особу. Мысли затеяли бешеный хоровод, пытаясь выстроиться в логическую цепочку. Ранен канцлер? Едва не погибла ро Копьи? Опять на горизонте появился этот Ао и где, чёрт побери, шляется принц Кисараги?
Никс призадумался. Слишком много совпадений для такого дела. Слишком много совпадений, связанных с этими двумя. Он пристально посмотрел на Ао.
"Стоит подумать."
Ничоси вздохнул, однако, со стороны этот вздох не выглядел удручённым, скорее наоборот.
- В поезде есть место, которое мы с инспектором Мадуком сможем использовать для нужд расследования?
- Разумеется, ваша милость, - проводник почтительно склонил голову, - Прошу, следуйте за мной.
Он повернулся в сторону двери, ведущей в нутро вагона. Полицейский инспектор жестом приказал двум подчинённым сопроводить арестованного. Ариадна нехотя отошла в сторону, провожая Ничоси обеспокоенным взглядом.
- Ваша милость, ро Никс, я могу чем-то помочь? - спросила она уже у самой лестницы.
- Разумеется, ро леди Копьи, - проговорил Ничоси, помогая девушке подняться в вагон.
Резкий паровозный гудок сообщил о том, что скоро поезд продолжит свой путь.

+1

46

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]

Охрана имперского вагона - не менее семи человек (из тех, кто оказался на виду) - разделилась. Трое сейчас стояли перед Ао, еще четверо - у вагона, что означало: тот, кого они защищают, находится внутри. Ао не посчастливилось преследовать напавшего на него бандита до самого вагона благородных тьяров. Чересчур близко, чтобы не принять возникшую потасовку за попытку покушения.
- Другое оружие есть? - спросил тот из троих, кто стоял прямо перед Ао. Но все они выглядели в равной степени опасно. Наверняка, в числе элитной охраны была парочка боевых магов. Вряд ли больше, но и меньше - тоже сомнительно. Скорее всего, оба остались у императорского вагона. Возможно также, на крыше вагона имеется снайпер. Ао заметил какую-то тень, но головы не повернул, как не стал выглядывать ро Ничоси. Толпа уже успокоилась и собиралась поодаль от разворачивающегося действа, грозящего превратиться в стремительную расправу. Скоро ли еще такое увидишь?
- Нет, господин хороший. Вы заблуждаетесь - я тот, на кого напали. Мне всего лишь довелось защищать свою жизнь.
В этот момент и явился полицейский следователь, выпрыгнул, как демон из табакерки, привлекая к себе всеобщее внимание. Степень опасности охраны он недооценил, пройдя мимо без особого предупреждения и даже, кажется, задев плечом того из троих, что изволил заговорить с Ао. На счастье сыщика, все трое умели держать себя в руках. Ао пришлось чуть отклониться назад, чтобы не лишиться носа. Это вызвало заметное напряжение у охраны. И чем бы все закончилось, не возьми его милость ситуацию в свои руки - только духи знают.
Вмешательство ро Ничоси превратило происходящее в фарс. Сражение своры имперских псов за лакомую кость. Если охрана канцлера - имя его было упомянуто вскользь и объяснило напряженность ситуации - и была против ареста, устных возражений не последовало. Но один из них отправился следом за скорбной процессией, не вдаваясь в обсуждение собственных полномочий. Он просто просочился в вагон и какое-то время его присутствие было не явней, чем наличие лакированных деревянных лавок в два ряда.
Пострадавшего от дамской сумочки бандита доволокли до одной из таких лавок и свалили кучей полицейские, пришедшие вслед за Мадуком. Мадук благосклонно отпустил их и они отошли в сторонку. Сам Мадук заботливо задернул шторку на окне - как будто беспокоился о том, чтобы бандиту - вдобавок к уже выпавшим на его долю злоключениям - напечет голову. Глаз бандит так и не открыл. Они оказались склеены какой-то белесой массой, проступающей сквозь ресницы.
- Чем это вы его, ваша милость? - обратился к ро Копьи Мадук.
- Ах, это всего лишь сушеная лемела... Не думала, что пригодится, - сообщила дама, содрогнувшись от неприятных воспоминаний.
"Всего лишь" лемела была редким в Мерревере ядовитым растением. Точнее, в Мерревере она не росла, ее завозили из дождливого Лурка, а там она росла в болотистой дельте полноводной реки, пересекавшей всю страну с северо-востока на запад. Стоил яд дорого, но ро Копьи вряд ли пожалела о потраченных золотых.
Мадук обратился к лежащему на лавке бандиту.
- Убить лорда канцлера вам не удалось, - желчно заявил он. - Значит, твои дружки попытаются вновь. Кто они и сколько их? Говори, чтобы хоть как-то облегчить свою участь. Не думаешь ли ты, что Воровской дом сможет защитить тебя при таких обстоятельствах?
- Для Теней Воровского дома они действовали чересчур открыто, - обронил охранник и словно отделился от пустоты, приобрел очертания и значимость. Мадук удивленно глянул на него, будто даже удивившись его присутствию.
- Возьму на себя смелость предположить, что этот человек, равно как и двое его сообщников намеревались обезвредить его милость, - сказал Ао. - И вашу прекрасную спутницу... - добавил он, взглянув на ро Ничоси и склонив голову перед дамой. - Простите, ваша милость, что приходится говорить о таких неприятных вещах...
Ао перехватил внимательный взгляд охранника. Мадук не имел желания присматриваться.
- Эти люди? На этом перроне десятки свидетелей видели тебя в обществе напавших на его милость бандитов.
Ао покаянно вздохнул и в очередной раз повторил:
- Это всего лишь недоразумение, милостивые господа... Они знали, что хозяин тоже в поезде и это меня немного беспокоит.

+1

47

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Вагон едва заметно тряхнуло, рельсы сворачивали влево, двумя серебристыми линиями врезаясь в лесистую часть обширной пустынной территории, названной так из-за малого количества людских селений в округе. Этот участок пути по праву считался самым опасным, как и скучным в равной степени. На протяжении многих часов впереди не предвиделось никаких станций, не считая ремонтного полустанка, который покажется по правую сторону от железнодорожного полотна через пять-шесть часов. Времени на размышления у ро Ничоси было навалом, но он не собирался тратить отпущенные часы лишь на это.
Ао, слугу принца Кисараги Ауча, никто отпускать не собирался. Мадук вцепился в него бульдожьей хваткой. На его месте Ничоси, пожалуй, поступил бы так же, учитывая произошедшее. Единственное, о чём сейчас жалел имперский следователь по особым делам - он не был в полной мере свидетелем произошедшего. А потому не мог подтвердить или опровергнуть накапливающиеся против Ао подозрения. Сам же слуга себя не оправдывал, что, как видно, было в его немногословной натуре. То ли он рассчитывал на покровительство своего хозяина, то ли попросту не понимал всей серьёзности ситуации. Принца же всё ещё не было поблизости, в инциденте на станции он так же не принимал участия, или принимал?.. Никс припомнил мелькнувший на крыше вагона "капюшон", такие носили элитники имперской охраны, но что мешало принцу замаскироваться под охранника? В общем-то ничего. Никс до сих пор не знал истиной цели Кисараги, мотивов его путешествия. И кроме собственных догадок основанных на наблюдениях и кривотолках - определённо сказать ничего не мог. И это Ничоси совсем не нравилось.
Он ещё раз внимательно посмотрел на небольшую горку голубоватой пыльцы, высившуюся над листом писчей бумаги. Ламела. Откуда здесь этот яд? Он не принадлежал к числу излюбленных аристократических "пищевых добавок" и уж тем более не должен был оказаться в сумочке молодой ро-леди, путешествующей в хорошо охраняемом поезде. Никс опустил подбородок на сцепленные в замок пальцы, поднял взгляд на ро Копьи, глядя на неё поверх очков. Девушка сидела напротив, вся какая-то поникшая, точно дышала через раз. Бледность её лица за последние несколько минут только усилилась, ярким контрастом на щеках выступил румянец. Ариадна нервно сжимала в ладони приобретённый на станции платочек, точно искала в нём защиту оберега. Никс вздохнул и заговорил:
- Я хочу вам помочь, ро-леди Копьи, но для этого я должен знать правду.
Девушка вздрогнула, бросила на Никса быстрый затравленный взгляд.
- Я же его не убила? Скажите, ро Никс, я его не убила? - проговорила она тихо, губы её дрогнули. Никс молча покачал головой. Но не стал уточнять, что бедняга скорее всего скончается к закату. А если и выживет, то навсегда лишится зрения. В прочем, в последнем варианте Ничоси сильно сомневался. Учитывая ретивость полицейского следователя Мадука, несчастный бандит не получит должной помощи и у государства отпадёт надобность тратить казённые средства на публичную казнь. Отделаются строкой в отчёте. Может быть Мадук получит поощрение. Если дело сдвинется с мёртвой точки.
Ничоси посмотрел на прикрытую дверь купе. В коридоре топталась парочка полицейских, они что-то обсуждали полушёпотом, судя по обрывкам долетавших в щель фраз - душевное состояние инспектора Мадука.
"Ленивые мерзавцы..."
Никс вновь вернул Ариадне всё свое внимание. Аккуратно сложил из листа бумаги, на котором лежала основная улика, продолговатый конверт и убрал его в сторону.
- Высшие Боги, я убила человека, - всхлипнула меж  тем ро-леди Копьи,  - Я убила человека... как я могла?
Пока не стало хуже и истерика полностью не завладела женщиной, Ничоси задал отвлекающий вопрос:
- Вы приверженка старой религии?
Он решил отвлечь Ариадну от случившегося и чуть позже вернуться к прежнему вопросу о порошке.
Колёса выбивали успокаивающий металлический ритм по стыкам рельс, мимо окон проплывала стена лиственного леса, напоминавшая красивый гобелен, один из тех, коими любили украшать парадные охотничьи залы глоры, живущие далеко от Дар-Меро. Кристально чистое голубое небо было похоже на гладь зимнего озера, охваченного с одной стороны скалистым берегом, а с другой - бескрайностью собственных вод.
Ариадна удивлённо посмотрела на Никса.
- Почему вы спрашиваете?
Она и впрямь была удивлена вопросом. Высшими богами называли сущности, легенды о которых давно утратили свою актуальность и сейчас представляли интерес лишь для определённого круга исследователей. Древние верили, что мир создало трое божественных существ, олицетворявших собой Свет, Тень и Наполнение. Все эти божества жили отнюдь не в мире и согласии и постоянно враждовали друг с другом за главенство. Однако, все они были горды для того, что бы заключать союзы и одинаково сильны, что бы кто-то из них победил в бесконечных сражениях. И вскоре три бога уничтожили друг друга в тщетной попытке захватить власть. Эта последняя божественная схватка ознаменовалась в легендах, как Время Разделения Континента. С тех пор многое поменялось, божества ушли, оставив этот мир на попечение своих более молодых, но более мудрых приемников. Старая религия так же угасла и лишь изредка напоминает о себе в отдалённых и весьма захолустных уголках Мерревера, а так же за его пределами.
- Вы упомянули "высших богов", - Никс поправил очки, - Почему?
Ариадна в задумчивости уставилась на свои руки, увидела, что по-прежнему мнёт платок и успокоила отказывавшиеся слушаться пальцы.
- Я... Моя старшая кузина постоянно поминала их в трудные времена и я по привычке говорю то же. Знаете, это как с песнями. Вы никогда не слышали исполнителя, но ваши родители или друзья детства напевали их время от времени и вы повторяете уже за ними, не ведая источника.
- Понимаю, - Ничоси кивнул. Интересная женщина состояла в родственницах у ро-леди Ариадне.
- А ваша кузина...
- Я везла для неё порошки, - вдруг ответила девушка совершенно спокойно. Но было видно, чего ей стоило это мнимое спокойствие, - Если быть точной, то для её доктора, доктора Кройца.
В уголках глаз ро-леди стояли едва сдерживаемые слёзы, хотя лицо, пусть и не утратившее нездоровый румянец, не выражало той степени смятения, что девушка демонстрировала десять минут назад.
Он дал список...  - Ариадна потянулась было за сумочкой, но вспомнила, что её нет поблизости и тяжело вздохнула.
- В списке было много чего, но ламела оказалась самым дорогим ингредиентом. Я боялась оставлять её в купе и взяла с собой. Теперь я не знаю, что и думать... Доктор Кройц предостерегал меня ни при каких обстоятельствах не касаться и тем более не вдыхать порошок, но я понятия не имела... это же всего-лишь высушенные цветы, верно? Они такие красивые, я видела их на картине в нашем летнем доме! Прекрасные болотные цветы, почему они могут убить? Ах, я несу такие глупости... Простите меня...
Кажется, с трудом натянутая на лицо маска опять дала трещину. Никс молча выслушал сбивчивые объяснения девушки и поднялся из-за стола, протянув Ариадне руку. Она благодарно кивнула, опираясь на неё и поднимаясь следом.
- Скажите, ваша милость, что теперь со мной будет? Я знаю, что заслужила наказания, но... я очень прошу вас, вы могли бы...вернуть мне оставшийся порошок? Я должна привезти его, хоть немного! Это так важно!
Никс прекрасно понимал её, но сейчас ничего не мог сделать. А потому внимательно посмотрел на девушку и проговорил:
- Если вы окажете мне любезность и не покинете купе до прибытия поезда на следующую станцию, я постараюсь сделать всё, что в моих силах для удовлетворения вашей просьбы.
Она быстро кивнула.
- Конечно-конечно, я никуда и не собиралась. Здесь мне будет гораздо спокойнее. Рядом с вами, ваша милость.
Она слабо улыбнулась. Никс прокашлялся в кулак.
- Вероятно, у меня ещё появятся к вам вопросы, ро-леди Копьи, - он едва не назвал её по имени, но вовремя себя одёрнул. Сейчас не время и не место для подобных вещей.
- Разумеется, я прекрасно понимаю и я отвечу на все ваши вопросы, ро Никс, - она же пренебрегла ограничениями, как делала это и раньше.
- Вы знаете, я так люблю эту часть дороги, - Ариадна обернулась к окну, указывая раскрытой ладонью на лесную стену, закрывавшую сейчас большую часть обзора, - Мне кажется, что именно так и выглядел наш мир до появления в нём нас. Это так вдохновляет.
Ничоси в который раз поразился её способности находить что-то хорошее в сложившейся ужасающей ситуации. Он кивнул, дождавшись, пока ро Ариадна посмотрит на него в ожидании ответа. Девушка улыбнулась. В этот момент в купе ввалился инспектор Мадук. Он был взволнован и казался каким-то наэлектризованным. Его глаза беспокойно бегали из стороны в сторону, точно выискивали нечто важное.
- Ваша милость, ро Ничоси, у нас прорыв! - сообщил он, - Злодей сознался!
- В каком смысле? - уточнил Ничоси, собирая бумаги, которые уже совсем скоро станут новым отчётом в столицу.
- Почти сознался! - уточнил Мадук, - А потом отошёл к праотцам, земля ему пухом.
Ариадна тихо ойкнула и осела на сидение, с которого совсем недавно поднялась. Никс бросил на инспектора Мадука испепеляющий взгляд. Тот понял свою оплошность, но слов вернуть было уже нельзя.
- Ваша милость, - Мадук просительно приоткрыл дверь купе. Болтливых полицейских в коридоре уже не было, - Ваша милость, я хотел уточнить местонахождение вашего спутника. Если вы в курсе, конечно же, - полицейский инспектор почесал густую бороду и искоса посмотрел на Ариадну. Кажется, ему стало стыдно.
- Ро-леди Копьи, вы не так поняли нашего бравого инспектора, - вступил в дело Никс, - Он имел в виду негодяя, едва не заколотого полицейским.
Ариадна удивлённо посмотрела на имперского следователя, затем на полицейского и судорожно вздохнула.
- Я даже не предполагала, что их несколько... Я не покину этого купе. Ни за что не покину.
- Я предоставлю вам охрану, ро-леди, - встал на путь исправления Мадук, поклонившись девушке. Та бросила на Ничоси несчастный взгляд. Никс кивнул.
- Это будет весьма кстати, инспектор.
- Что у вас? - спросил он, когда дверь в купе закрылась. Ариадна осталась в гордом одиночестве совсем ненадолго, обещанная охрана прибыла через пару минут, точно только этого и ждала. Никс усмехнулся, Мадук не собирался отпускать подозреваемую, значит с ним не всё так плохо, как казалось на первый взгляд.
- Не  то что бы у меня, но почти у меня, - как-то странно ответил он и пригласительным жестом указал в сторону соседнего купе. Именно там устроили слугу принца. Тень канцлера отбыл совсем недавно, не пожелав даже заговорить в подозреваемым, точно ему всё было известно и так. Никс знал эту манеру действий. Кажется, коллега посчитал своим долгом не вмешиваться и следить за событиями со стороны.
"Ещё один лентяй"
В прочем, больше об этом Ничоси не задумывался, потому как Мадук предоставил свои, вернее, не совсем свои выкладки.

+1

48

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]
Размеренный стук колес и гул железной махины поезда, тянущего за собой всю тяжесть вагонов, заглушали все другие звуки. Ао не слышал, что происходило за дверями купе, в котором его заперли. В полном смысле слова это и не было купе. Служебное помещение.
Когда ро Ничоси и громкоголосый сыщик Мадук решили его посетить, Ао почти дремал. Во всяком случае, выглядел слуга Кисараги расслабленным и уж точно не обремененным думами о своем тяжком положении. Это его безразличие к видимой причастности к произошедшим преступлениям решительно выводила Мадука из себя.
Сыщик цепким взглядом проверил – не освободился ли подозреваемый от оков, в которые был заключен. Ао не освободился, но наручники, судя по всему, мало его беспокоили. Примерно такое же равнодушие он проявлял к веревке, которой его связали воры в особняке Малинче.
- Догадываешься ли ты, почему тебя до сих пор не допросили с пристрастием? – строго спросил Мадук у Ао, демонстративно потирая кулаки: мол, чешутся, сил нет, но пока сдерживаюсь, ведь его милость здесь, неловко как-то.
- Все мои надежды на проницательность благородных господ, - отозвался Ао. Тут он лукавил. Когда десятью минутами ранее Мадук ввалился в купе и ухватил его за ворот жилета, с радостью сообщив, что «подельник» сознался, Ао выслушал очередной поток обвинений в свой адрес и заявил, что если и будет говорить, то только в присутствии благородного ро. Ему так спокойней, пояснил Ао. Потому что хочет убедиться в пребывании господина в добром здравии. На него ведь как-никак покушались. Это напоминание, видимо, показалось Мадуку завуалированным оскорблением и он высказался насчет намерений Ао весьма нелестно. Но слуга Кисараги оказался вопиюще невосприимчивым к угрозам и Мадук удалился обдумывать следующий шаг. Наверняка, он не пошел бы у Ао на поводу, не поговори с ним охранник канцлера Лакру. Ао не мог доподлинно знать об этом разговоре, но…
- Или, может, на покровительство твоего господина? – предположил сыщик. - Ты говорил, он ехал вместе с его милостью. Однако твоего господина до сих пор не отыскали.
Ао безмятежно улыбнулся. Новость его не удивила, скорее, даже позабавила.
- Теперь, после покушения на господина канцлера, он и не пожелает появиться.
Мадук нахмурился.
- Тот человек, что был пойман вместе с тобой, подтвердил, что знает тебя.
Ао не стал отрицать.
- Он вместе с подельником пытался задержать меня. Возможно, если вы узнаете, откуда ему было известно…
- Он умер и вряд ли что-то еще сможет сказать, - оборвал Мадук.
- Так значит, умер, - разочарованно протянул Ао и впервые взглянул на Никса. Присевший напротив слуги Кисараги следователь недовольно постукивал пальцами по деревянному подлокотнику, испещренному мелкими царапинами. Вопреки ожиданиям сыщика, Ао не трепетал. Тога сыщик тоже решил обратиться к благородному ро.
- Вы успели поговорить с вашим спутником, ваша милость? Этот человек отказался называть имя своего господина.
- Я сказал, что не желал бы произносить его имени  и вы не стали переспрашивать, - с самым невинным видом поправил Ао. Мадуку его ответ явно не понравился.
В этот момент дверь купе отъехала в сторону. На пороге обнаружился неразговорчивый представитель охраны канцлера Лакру. За его спиной маячил один из подчиненных Мадука, оставленный сторожить подозреваемого, но определенно не справлявшийся с поставленной задачей. Мадук недовольно дернул головой, приказывая подчиненному исчезнуть с глаз долой. Похоже, в ближайшее время бедолагу ждет разнос. Хотя вряд ли полицейский способен был противостоять элитному оперативнику.
- Глор Ирий Лир, - с плохо скрываемым недовольством представил Никсу пришельца Мадук. Маг заменил приветствие кивком головы: уже виделись.
- Маг второй ступени, личная охрана канцлера Лакру.
- Ваши поиски увенчались успехом, добрый господин? – вмешался в разговор Ао, игнорируя зловещие отблески в глазах мага.
- Под тьяр-вагоном был установлен игнисовый амулет, - обращаясь больше к Никсу, чем к кому-либо еще, сообщил Лир, но не стал уточнять как удалось добыть амулет во время движения поезда. Вместо этого он протянул протянул его милости остроугольный обломок, сверкнувший черной гранью. Мадук уставился на амулет. Лир прокомментировал: - Я обещал передать его вам в случае успеха.
- Это амулет, которым пытались остановить меня, - добавил Ао.
- Не маркирован и не деполяризован, - кивнул Лир.
- Неучтенный игнис? – выдохнул Мадук.
- А тот амулет, что нашли вы, тоже не маркирован? – спросил Ао. Лир в сомнении взглянул на него, но все же ответил:
- И он в два раза больше. Такого обломка достаточно, чтобы поезд сошел с рельсов.
- Как вы узнали… - начал Мадук. Маг кивнул на Ао.
- Он мне сказал.
- Добрый господин спросил, и я ответил, - подтвердил Ао, чем призвал очередную оскомину на лицо сыщика.
- Выходит, ты знал, что под вагоном, в котором ехал канцлер, установлен игнис… - зловеще проговорил Мадук. Ао как будто не заметил и этой угрозы.
- Я предполагал такую возможность. Ведь канцлер был только ранен, но не убит.
- Я также попытался отыскать твоего хозяина, но никто его не видел, кроме ро Ничоси и проводника, проверявшего билеты, - маг Лир взглянул на Никса.
- Быть может, это потому, что твой так называемый господин замешан в покушении на канцлера? – протянул внезапно озаренный мыслью Мадук.
- Пожалуйста, не произносите таких страшных слов. Их могут счесть изменой, - упрекнул Ао. Мадук в гневе уставился на него.
- Да с какой стати…
- Он сказал, его хозяин – принц Кисараги, - обронил Лир и слова его произвели на Мадука неизгладимое впечатление.
- Как такое… ваша милость, почему…
- Мой драгоценный господин не хотел, чтобы его узнали, - пояснил Ао. – Он велел мне позаботиться о безопасности ро Ничоси. К сожалению, когда я прибыл, его милость уже оказался в затруднительном положении.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-03-12 07:29:38)

0

49

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Час от часу не легче. Взгляд, брошенный Ирием на Никса, был красноречивее всяких слов. Вот что это было. Ничоси вспомнил лёгкий отголосок магии, который коснулся его, пока имперский следователь стоял в коридоре. Этого было недостаточно для начала полномасштабных поисков, но копившиеся подозрения требовали удовлетворения. В поезде действовала целая группа наёмных убийц и их целью был канцлер. И не только он. Ничоси в задумчивости побарабанил пальцами по стенке вагона. О том, каковы у асасинов мотивы и заслужил ли Лакру своё ранение - Ничоси не думал. Ему было всё равно, долг требовал непосредственного вмешательства, каковыми бы ни были обстоятельства. Наверное, сейчас Никс особенно сильно напоминал своего ныне покойного родителя, отдавшего жизнь за идеалы и принципы, повернувшиеся против него самого. Столь же ответственный, столь же чётко следующий своему кодексу чести, но ещё живой и совершенно не собиравшийся это менять.
Из Ао по прежнему кто-то точно выкачал все эмоции. Но следователя это не волновало. Он привык иметь дело с разными людьми. Инспектор же Мадук сейчас составлял прямую противоположность своему заключённому. Экспрессивно машущий руками, хватавшийся за все нити одновременно, он упускал главное. А именно - поданную Лиром мысль. Никс отошёл в сторону. Несомненно Ирий знал Ничоси, судя по выправке и статусу, личный телохранитель канцлера происходил из того же элитного отряда, коим недолгое время командовал Никс. Только он был старше.
И стихией владел иной. Об этом говорили лёгкие голубоватые отблески в его глазах - признаки, видимые лишь магам определённой ступени развития мастерства.
- Неучтённый игнис. Снова неучтённый игнис, - пробормотал Никс, глядя на зелёное море за окном. Брать в руки опасный металл очень не хотелось. От него исходила зловещая аура пустоты и обречённости. В прямом смысле - никакой лирики. Этот материал пожирал магию, а вместе с ней и жизнь. Ничем не сдерживаемая сила обломка клокотала внутри и снаружи своей чёрной оболочки, как нельзя кстати подходившей свей сути.
Вагон изрядно тряхнуло на стыке рельс, но это было нормально при развитой составом скорости.
- Что вы об этом знаете? - в голосе мага сквозил отнюдь не профессиональный интерес. Не каждый день сталкиваешься с такого рода контрабандой. А в том, что это контрабанда и Ничоси и Лир были уверены. В пределах Мерревера было невозможно незаконно изготавливать этот металл, разве что... но лучше оставить фантастические предположения на долю историков и мистификаторов, а самим отталкиваться от фактов.
- Я не могу открыть вам всей информации. Уже то, что вы в курсе личности моего спутника может поставить нашу с ним миссию под удар.
- Предлагаю компромисс, - кивнул Ирий со всей серьёзностью, - Обменяться данными, явно не представляющими угрозы нашей работе и её цели.
Они совещались недолго. В общем Никс выяснил, что Лир является личным телохранителем канцлера Лакру и при этом вхож в его дела, как явные, так и тайные. Подозреваемых у Ирия много, он озвучил лишь часть списка, однако Ничоси не смог его сопоставить с собственным. Более того, Ао, задержанный инспектором Мадуком, сейчас в эти списки не вошёл. Он стоял стороной, в единственном числе и балансировал на тонкой грани между свидетелем и подозреваемым. Никс предпочитал относить его ко второй категории, Ирий - к первой. Однако, противоречий это не вызвало. Имперский следователь и телохранитель пришли к общему знаменателю - кем бы не являлся слуга принца Кисараги, его следовало оставить под охраной. И не теряя времени определить местоположение самого принца. Маг не хотел надолго отлучаться от своего господина, Никс же обладал чуть большей свободой. О положении Ариадны де Копьи они поговорили вскользь, девушка Лира не особенно заинтересовала и он счёл нападение на неё простым следствием покушения на своего высокого господина. Ассасины пытались замести следы и выбрали для этого случайную жертву. Хорошо же, что всё обошлось.
- Инспектор Мадук, - вернувшись в купе-камеру, обратился Ничоси к полицейскому, всё ещё бегавшему глазами по отъехавшей в сторону двери, - Будьте так любезны, не спускайте глаз с нашего подопечного. Это дело государственной важности. Он не должен покинуть это купе ни при каких обстоятельствах.
Полицейский хотел было что-то сказать, но тут же подобрался, кивнув головой так, точно от правильности выражения эмоций в этом случае зависела его жизнь.. Ао казался каким-то не живым, точно искусно вырезанная из фарфора статуя, волею эксцентричного творца обряженная в настоящую одежду. Внимательно посмотрев на слугу принца, Никс задал один единственный вопрос:
- Что тебе известно о незарегистрированном игнисе?
От ответа зависело всего одно - в каком качестве Ао впредь будет фигурировать в личной картотеке Никса Ничоси. Свои же дальнейшие планы имперский следователь предпочёл не рассказывать даже Лиру.

0

50

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]
Мадук бессильно злился, пока более полномочные следователи совещались снаружи.
- Что бы ты ни говорил, у тебя на лице написано: "убийца", - проговорил сыщик единственному оставшемуся слушателю. - Думаешь, имя принца тебя защитит? Твоя связь с нападавшими очевидна?
- Очевидно лишь то, что они меня знали. По какой-то причине, - отозвался Ао рассудительно и логичность его слов взбесила Мадука еще больше.
- Рыбак рыбака... - процедил он. - Не нравишься ты мне. Я вижу в тебе фальшь.
- Господин сыщик внимателен к деталям, - улыбнулся Ао. Мадук нахмурился, заподозрив, что над ним насмехаются, но доказательств этому не нашел.
Вернулись Ничоси с господином магом. Два спеца нашли общий язык. Это было видно по лицам - каждый получил информацию к размышлению.
Ао взглянул Никсу в глаза прежде, чем ответить на вопрос об игнисе.
- Лишь то, что его можно использовать в обход закона, - произнес он. - Но позвольте мне заметить. Я ничего не могу сказать об игнисе, который найден под тьяр вагоном, но если господин маг говорит, что им можно остановить поезд, вероятно, он также не был деполяризован. Это хуже, чем в Весте. Тот игнис был обработан. И амулет, которым пытались вернуть меня... Но между этими амулетами есть сходство. Они оба достаточно сырые. В них чувствуется родство.
- Что за чушь? - не выдержал Мадук. Ао продолжал смотреть на Никса, но ответил:
- Вероятно, они были созданы дыханием одного дракона.
- То есть, из одного месторождения, - проговорил Лир задумчиво. - Было бы досадно обнаружить разветвленную сеть... Что произошло в Весте?
- Благородный господин расскажет вам все, что посчитаем возможным, - произнес Ао.
- И это - твое оправдание? - не унимался Мадук; невозможность действовать его угнетала: - Не слишком ли много удачных предположений? Особенно после того, как ты сам признал, что нападавшие тебя знали...
- Само по себе это не делает его преступником, - обронил Лир как бы между прочим. Мадук недовольно фыркнул.
- Что же, извольте, есть и другие доказательства! Этот человек, называющий себя слугой принца Кисараги, появился очень удачно. До этой станции, как установили мои люди, его никто не видел.
Ао остался глух к невысказанному предложению объясниться. Это никоим образом не было демонстрацией пренебрежением к объявлениям. Просто слуге не давали слова официально. Лир одобрительно кивнул.
- Мне тоже не нравится эта внезапность. Но, между прочим, принца тоже никто не видел, кроме господина Ничоси.
- Но его появление, - продолжал Мадук; при этом он ткнул пальцем в сторону Ао, чтобы ни у кого из присутствующих не осталось сомнений, о ком идет речь, - было ожидаемо для заговорщиков, которые наверняка принадлежат Воровскому Дому. Вывод очевиден: он также является членом Дома. Или был отлучен.
Лир тихо засмеялся.
- Полагаю, это обвинение можно опровергнуть.
Мадук недовольно замолчал.
- Не думаю, что… - начал было Ао. На лице его впервые четко обозначилось сомнение.
- Помолчи! – оборвал Лир. – Ты не в том положении, чтобы отказаться. Если, конечно, не собираешься сопротивляться.
Сказано было почти шутливым тоном, но что-то еще проскользнуло в словах мага. Такое, что всем присутствующим стало понятно – он готов к нападению. Ао вздохнул, смиряя недовольство.
- Мой драгоценный господин не одобрит необдуманных действий с моей стороны. Защита его милости – моя первоочередная задача.
- Вот и не ломайся, как девица. Показывай.
Лир подмигнул Ничоси. Ао же протянул Мадуку скованные руки.
- Не изволите ли снять это, господин? Иначе будет сложно исполнить приказ глора Лира.
Мадук в сомнении взглянул на мага, потом перевел почти требовательный взгляд на ро Никса, но вслух так и не потребовал прекратить опасный произвол. Проворчав нечто невразумительное, Мадук все же исполнил нижайшую просьбу.
Ао распустил шнуровку на рукаве и поднял рукав, обнажив правое плечо. Его кожа оказалась красными и черными полосами, свивающимися в замысловатый узор, уходящий по плечу куда-то на лопатку.
- Пустынник! – выдохнул Мадук и пальцы его сами собой сложились в защитном жесте, обращенном к Светлому Дракону. Известно, что пустынники поклоняются Темному Владыке, Князю Демонов, имя которого запрещено произносить в большинстве южных стран.
Ао опустил рукав и принялся затягивать шнуровку, тщательно игнорируя оставшиеся лежать на лавке наручники.
- Господин сыщик ошибается, - с искренним сожалением произнес он. – Я шинкиец, как и мой драгоценный хозяин.
Лир заинтересованно взглянул на Никса, но подтвердил скорее для Мадука:
- Он из клана убийц. Пустынная крыса.
- И это заблуждение. Клан убийц не имеет отношения к пустыне, - проговорил Ао. – А моя принадлежность к клану…
- Номинальна, - подтвердил Лир. – Канцлер неоднократно перепроверял эту информацию. Уверен, и светлый принц Иминар тоже. Во всяком случае, император признал его слугой Кисараги.
Ао склонил голову.
- Господину канцлеру многое известно.
- Да уж. Твое присутствие при принце до сих пор известно далеко не всем во дворце, - маг как-то странно взглянул на Мадука и тот почувствовал себя допущенным к тайнам, которые лучше бы не знать. Однако вместо того, чтобы притихнуть, сыщик возмутился:
- И вас это не беспокоит?! – это воззвание было обращено в первую очередь к Никсу, который наверняка не должен был обрадоваться присутствию в поезде кого-то, кто мог оказаться связан с пустынниками. Ао безмятежно проговорил:
- Люди на станции тоже назвали меня пустынной крысой. И у них был этот амулет… и они знали о хозяине.
Он уже пытался предупредить об этом, но теперь раскрывшиеся подробности казались особенно неприятными.
- Позволено ли будет узнать мне, недостойному слуге, не оправдавшему доверия своего господина: как могли убийцы подобраться к канцлеру столь близко, чтобы ранить его?
Лир промолчал, настала его очередь оказаться в неприятном положении.
- А как они могли подобраться к его милости? – язвительно поинтересовался Мадук. – Да и о благополучии принца мы знаем только с твоих слов! Очень неосмотрительно с его стороны не воспользоваться императорским вагоном.
- Но тогда его присутствие в поезде было бы очевидным, - заметил Ао. – Мой драгоценный господин не желал привлекать к себе внимания. А после случившегося он не обнаружит себя, если не возникнет необходимости…
Мадук хмыкнул, но не рискнул комментировать последнее заявление.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-11-25 17:47:17)

+1

51

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Час от часу не легче... Никс подозревал, что со слугой принца Кисараги не всё так просто ещё с тех самых пор, как увидел его сольное выступление в доме глора Малинче. Тогда Ао показал своё мастерство владения клинком не в полной мере, Ничоси был уверен, что слуга принца способен на большее, но и этого хватило для подозрений.
Однако, имперский следователь не предполагал, что Кисараги посмеет... а почему бы и нет, собственно говоря? Зная взбалмошную натуру принца слова, можно было предположить всё что угодно и это "всё что угодно" не пойдёт ни в какое сравнение с реальностью.
Ручная зверушка Кисараги была опасна. Но не на столько, что бы противостоять двум опытным магам. Ничоси сжал челюсти, бросив короткий взгляд в сторону двери. Но она была плотно прикрыта и зрителей у их маленькой доверительной беседы не было.
Странно, но в противовес мнению Мадука, Никс верил словам Ао. И это не было простым упорством и попыткой доказать собственную правоту. Было в этом человеке что-то такое, что давало повод не сомневаться в том, что он говорит. Здесь и сейчас он не лгал, пусть и говорил загадками.
- Благодарю за откровенность,  - кивнул Никс Ао, - Инспектор Мадук, будьте так любезны, не спускайте с него глаз и...
Он помолчал и добавил:
- Если принцу Кисараги угодно путешествовать на крыше вагона - это его право и кто мы такие, что бы ему препятствовать.
На мгновение перед мысленным взором Никса предстала описанная им картина. Это многое бы объяснило. Очень захотелось высунуться в окно и проверить собственные шутейские предположения.
"Можно попросить Лира поддержать, Мадук подстрахует на случай непредвиденного..."
Разработку самоубийственного плана прервал один из полицейских. Он аккуратно постучал в дверь купе, явно опасаясь последствий своего поступка. Ирий обернулся, потянулся рукой к двери и в этот момент поезд дрогнул. Да так внушительно, что все, находившиеся в купе люди едва не свалились в одну большую кучу. Никс вовремя ухватился за откинутый столик. Лир повалился на Ао, Мадук пропал из виду, но только до тех пор, пока Ничоси не обнаружил его ноги, торчащие из-под откинутого столика, как полицейский инспектор умудрился туда закатиться - осталось загадкой.
Полицейские всполошились.
- Стоп-кран! Кто-то дёрнул стоп-кран!
Колёса поезда заскрежетали о рельсы, последовал новый толчок, к которому Ничоси уже был готов. Он рванул было в коридор, но Ирий его остановил.
- Будьте осторожны, ро Никс, - проговорил он очень тихо и сам выскочил прочь, бросившись в сторону вагона, занимаемого его раненным господином.
Ничоси последовал было за ним, но остановился возле двери, за которой ещё совсем недавно оставил Ариадну. Она была приоткрыта. В просвете мелькнули испуганные глаза девушки.
- Что произошло? - дрожащим голосом спросила она, - Поезд останавливается...
- Всё в порядке. В относительном, - Никс кивнул выкарабкавшемуся из плена стола Мадуку.
Полицейский инспектор, красный от перенапряжения, вывалился в коридор, мотая головой, точно стараясь привести зрение в норму.
- Ро Ничоси, будьте осторожны!
Никс подозревал, что если бы рядом был глор Ирий, он получил бы точно такое же напутствие, однако персонально адресованное Никсу оно выглядело просто смешно. Зло глянув на Мадука, совершенно этого не заслуживавшего, ро обернулся к девушке.
- Не покидайте купе ни при каких обстоятельствах.
Ариадна судорожно сглотнула.
- Хорошо. Ро Ничоси, будьте осторожны.
Это уже начинало бы раздражать, если бы на месте Ариадны де Копьи был кто-то другой. Никс слабо улыбнулся и вновь ощутил отголоски магии. На этот раз вполне себе узнаваемые. Это не был всепоглощающий холодный голос игния. А стихийная магия первой ступени. Кажется, Ирий встретил своего противника.
Схватившись за рукоять катаны, Никс бросился вдоль по коридору, отпихнув от себя зазевавшегося полицейского.
- На пост,  живо! - рявкнул ро недотёпе, схватившимся за фуражку так, точно у него голова отваливалась.
Поезд почти остановился, когда Никс миновал последнее купе в их казавшемся бесконечном ряду, в окна вагона влетел сухой тёплый ветер, стекло в двери, разделявшей проход между вагонами, взорвалось искрящимся фонтаном мелких осколков, сквозь которые стремительно неслись два серебристых росчерка. Ничоси выхватил катану из ножен, косым рубящим движением отбивая метательные ножи. Впереди мелькнула спина Лира. Маг оставил в воздухе перед собой голубоватый росчерк незавершённого защитного знака и скрылся в одном из купе. Никс бросился следом. Игниевый амулет всё ещё был при нём.

+1

52

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]

Ао склонил голову, молча принимая решение Никса. Мнение насупившегося Мадука или даже Лира его интересовало в меньшей степени... если вообще интересовало.
Упоминание о принце Кисараги, который мог бы ехать на крыше вагона - оттого его до сих пор и не нашли - вызвала у Ао улыбку. Мадук нахмурился еще сильнее, но ничего сказать не успел - вмешался случай, устроив кучу-малу из допрашивающих и допрашиваемого. Упав, Ао ударился головой и пару мгновений пребывал в блужданиях по темноте безвременья. Горла коснулись холодные пальцы. Ао встрепенулся и Лир тут же убрал руку, ему нужно было спешить - выяснить, что произошло.
Ао уселся на полу, в дверном проеме маячил Мадук, который, кажется, разрывался между тем, чтобы следовать за поспешно отбывшими магами или же остаться следить за задержанным и девушкой. Голос ро Ариадны слышался из коридора. Она что-то взволнованно спрашивала у Мадука.
- Вернитесь к себе, ваша милость, - настойчиво сказал сыщик, кажется, уже не в первый раз.
- Но вы слышали?
Где-то далеко грохнуло и по составу прошла дрожь. Где-то внизу заскрипело и заскрежетало, будто колеса пытались соскользнуть с рельсов.
Ао выдавил сквозь зубы ругательство, в котором весьма нелестно припомнил мстительного Черного Дракона. Ругательство было распространено в Мерревере. Как известно, жители южных земель проклинали демонами. Но делали это лишь в крайних случаях: проклятье, неумолимо срабатывая на жертве, обязательно отдавалось и в сторону применившего его.
- А ты куда собрался? - послышался голос вездесущего сыщика. Слуга Кисараги, сосредоточившийся на том, чтобы подняться (поезд еще двигался, причем делал это рывками, будто запинался на рельсах). Голоса в вагоне на время отдалились.
- Ты что, оглох?!.. Эй! Ваша ми...
Мелькнуло зеленое платье. Ао направился к выходу из купе. Мадук привалился к противоположной стеночке и самозабвенно ругал несправедливость этого мира. Видение уже исчезло и Ао вряд ли мог бы определить, как давно это произошло. Он двигался не уверенней остановленного поезда. Однако когда  - под аккомпанемент возмущенного окрика Мадука - на него налетел полицейский, Ао единственным тычком легко отправил его к непосредственному начальству - обсудить сложившуюся в поезде нездоровую обстановку. Больше никто помешать слуге Кисараги не пытался. В тамбуре он обнаружил открытую дверь, лестница не была выдвинута, но кто-то очевидно дергал за рычаг. Сразу за порогом обнаружилась каменная насыпь, к которой подходила высокая трава. Ао передумал идти дальше и выглянул из вагона.
Ро Ариадна общалась с двумя неэлегантно одетыми и скверно вооруженными мужчинами. Радости по поводу навязанной беседы госпожа не выражала, но и испуганной не казалась. Вполне вероятно, в запасе у нее были еще средства защиты девичьей чести.
Ао спрыгнул на насыпь. Поезд остановился к этому времени, но к Ариадне и ее кавалерам пришлось идти. Мелкие камешки осыпались вниз, привлекая внимание мужчин. Один из них развернулся - весьма любезно с его стороны было подставить лицо под удар. Второй удар пришелся в живот. Возмущенно захрипев (и живо напомнив своим недовольством инспектора Мадука, неудачливый кавалер скатился с насыпи в траву. Ро Ариадна попыталась прошмыгнуть мимо. Ао с возможной вежливостью перехватил ее за руку и - на случай внезапной женской истерики - направил ее прямиком к вагону. В отсутствии выдвинутой лестницы девушку нужно было бы подсадить. Однако ро предупреждающе вскрикнула. Ао развернулся. Оставшийся противник вместо того, чтобы убраться по добру, поздорову, раскручивал нечто блестящее на тонкой цепочке. Сверкнула в лучах солнца черная грань. Ао шагнул вперед - навстречу развернувшемуся в воздухе голубому цветку, лепестки которого хищно потянулись к слуге принца. Однако опасность крылась не в цветке - нападавший вынырнул из пелены света. Ао ушел в сторону, чудом удержавшись на краю насыпи, перехватил противника за руку и ударил по загривку, задавая направление движения. Вниз скатилось еще одно тело. Ао прислушался, но вернуться из травяных зарослей никто не спешил.
- Вы весьма неосторожны, - пожурил слуга Кисараги, возвращаясь к девушке. При этом он запнулся о попавшийся на пути валун.
- Что с тобой? - спросила Ариадна.
- Ничего необратимого, прекрасная госпожа, - заверил Ао. - Уже проходит.
- Да? И сколько пальцев видишь?! - вопросила госпожа отнюдь не тоном напуганной аристократки, вознамерившейся самоустраниться от жестокой действительности в благородный обморок.
- Нисколько, - ответил Ао и взял ее за вытянутую руку, заставив разжать кулак. - Идемте.
- К-куда?
- Обратно. Господин Никс расстроится, если вы отстанете от поезда.

+1

53

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Поезд дёрнулся в последний раз и остановился, судорожно вздохнув паровым котлом. Люди в вагонах заволновались. Этот рейс был, пожалуй, самым увлекательным за несколько лет и каждому нетерпелось выяснить причину. Что бы потом поступить с полученной информацией так, как делают это самые простые обыватели - разнести её по всем городам и весям необъятной Мерреверской Империи, снабдив кучей никому не нужных, но очень красивых подробностей.
Никс подоспел как раз вовремя. Ирий припал на одно колено, выставив перед собой напряжённые руки. Его лицо сейчас напоминало восковую маску и могло посоперчничать бледностью черт с искусными мраморными изваяниями, скрывающимися в глубине императорского сада летней резиденции Солнца Юга. Но Ничоси сейчас видел лишь спину мага, лицо Лира было повернуто в сторону противника. Ассасин был подобен чёрной дымной тени, он двигался как-то странно, точно перетекая из одной позы в другую и при этом не казался целостным, точно сам был соткан из чёрного едкого дыма. Никс оказался в купе в тот момент, когда враг готовился к новой атаке, метательные иглы разорвали пространство, готовые прошить магов насквозь, воздушный щит Ирия сдержал большую их часть, но внесённый Никсам диссонанс исказил магию телохранителя. Сам того не подозревая, ро помог ассасину. Лир схватился за левое предплечье, выкрикнул магическую формулу, нагретый воздух вернул противнику большую часть выпущенных им снарядов, что в узком пространстве купе стало бы губительным для любого, кто не обладает должными умениями. Даже легендарное проворство пустынников не спасло бы умелого воина от этой атаки, однако ассасин увернулся, едва уловимым чётким ударом он выбил окно и ускользнул наружу, пытаясь второй раз оставить преследователей ни с чем.
Дымная тень метнулась в сторону обступившего поезд леса. Никс бросился к окну, на короткой дистанции обходя поднимавшегося с пола Ирия. Враг уходил. Ничоси машинальным действием выхватил опасную игрушку из кармана, где она находилась всё это время. руку прошила тупая боль, суставы заныли, предвещая недоброе, но имперский следователь не обратил на это никакого внимания. Размахнувшись, но выцепил взглядом спину наёмника и швырнул ему вслед несостоявшуюся бомбу.
Амулет описал в воздухе едва заметную дугу и ударился в дымный плащ, оставлявший за спиной уносившего ноги врага тёмный мерзкий шлейф магии ночи. Сейчас Ничоси мог с точностью сказать, что это было.
Раздавшийся режущий слух клёкот разорвал повисшую было тишину. Ассасин повалился ничком на траву, по инерции он успел пробежать ещё пару шагов после удара в спину. Если честно, то сам имперский следователь не ожидал подобного эффекта. Зато как же стало легко без чёрной гадины в кармане!
- Где оно?! - Ирий едва не вытолкнул Никсав окно, навалившись сзади и пристально вглядываясь в распростёртое на траве тело, от которого ещё поднимались к небу тёмные струйки иссякающего колдовства.
- Магическая кукла, - процедил сквозь зубы Никс, - Откуда здесь эта пакость?
Он посмотрел на Лира, тот покачал головой.
Это существо не было человеком. Магический сосуд, созданный умелым магом из костей, плоти, стали и дерева. Настоящее чудовище и сильнейшее оружие. Но кому понадобилось натравливать подобную дрянь на канцлера? Или Ариадну? Или кого угодно другого пассажира этого злосчастного поезда?
отчего-то о принце Никс сейчас совсем не думал, заранее не вписывая Кисараги в список возможных жертв.
Маги вышли из разнесённого вдребезги купе как раз в тот момент, когда на место прибыл инспектор Мадук. Ничоси вопросительно посмотрел на представителя правопорядка, Мадук суетливо озирался по сторонам, точно что-то искал.
- Ваша милость, - начал он, но Лир его перебил.
- Я полагаю, что вы не справились с заданием и подозреваемый скрылся?
- Я не...
Ничоси холодно глянул на полицейского инспектора и обошёл его, выходя к стыку вагонов.
- Передайте машинисту, что сигнал был ложным, - бросил через плечо ро, ловко спускаясь по ступенькам на землю. Нужно было осмотреть то, что осталось от магической куклы и выяснить, кто тянул за нити.
Люди выглядывали из окон, собирались в коридорах вагонов, выходили наружу. По всему выходило, что остановка продлится ещё какое-то время. Местность, в которой затормозил огромный состав, представляла из себя весьма живописный уголок. Вероятно, не один художник отправлялся в эти края за вдохновением. Синева неба, изумрудная зелень листвы, прекрасный запах цветов и пение птиц - всё это ну никоим образом не сочеталось с исходящей чёрным магическим паром сломанной куклой, лежащей под ногами ро Никса Ничоси точно груда никому не нужного хлама.
Имперский следователь присел над своим трофеем и осторожно, двумя пальцами, вытащил из вороха тряпья, служившего кукле одеянием, игниевый обломок. Грубый амулет вызывал отвращение даже большее, нежели его цель.
- Снова игний.
Маркировки на куске, разумеется, за это время не появилось.
Сзади послышались шаги, к ро спешил один из полицейских, тот самый крепыш, что стоял около двери купе ро Ариадны. Никс коротко глянул в его сторону, на немой вопрос в глазах имперского следователя, полицейский отдал честь.
- Ро леди Ариадна де Копьи в полной безопасности! - рапортовал он. Отчего-то Ничоси не сомневался в том, что этого дуболома сюда направил инспектор Мадук. Кивнув, ро вернулся к изучению истлевающих останков. Шестерёнки, обломки дерева, куски кожи, мутная серая жижа. Увы, магический след кукловода исчез в тот самый момент, когда марионетки коснулся забирающий магию металл. Никс чувствовал, как распадаются сложные магические связки, унося прочь следы творимой над куклой магии.
Поднявшись на ноги, имперский следователь оглянулся на поезд. Рядом с ним уже толпились пассажиры, кое-кто старательно не глядел в сторону ро и Никс был уверен в том, что именно эти люди станут авторами самых заковыристых сплетен, расползущихся по столице. Ро Ничоси, сын военного преступника, убивает ни в чём не повинных граждан Империи, прикрываясь жалкими остатками своих полномочий. Увы, но торчавшие из под полов истлевавшего одеяния вполне себе человеческие ноги в высоких кожаных ботинках на марионеточные издалека никак не тянули.
- Проклятье на ваши головы, - пробормотал Никс едва слышно, попросту шевельнул губами, отдавая слова на волю ветра. Следовало вернуться в вагон и как можно скорее переговорить с телохранителем канцлера Лакру. Он застал куклу ещё в действии.
Никс вспомнил громко щёлкавшие деревянные челюсти со стальными зубами и почувствовал, что ветер стал холоднее.
Дело набирало обороты.
Но как только Ничоси миновал отделявшее его от поезда расстояние, случилось ещё одно событие, окончательно поставившее точку в этом деле и через мгновение превратившее её в кривую жирную запятую.
Канцлер Лакру показался снаружи. Он медленно спускался с лестницы, упиравшейся в железнодорожную насыпь,сопровождаемый Ирием Лиром. Ничоси заметил Ао в толпе, слуга принца никуда не делся, хотя у него был прекрасный повод сбежать, чувствуй Ао за собой хоть толику вины. Это был ещё один плюс в его пользу. Принца Кисараги и ро Ариадны видно не было. Никс уже подумывал о том, что бы поискать девушку и ещё раз поговорить с ней, хотя бы выяснить, всё ли в порядке, но тут Ирий, стоявший от Нисчоси в десяти шагах, как-то странно дёрнулся и завалился на своего господина. Раненный ещё на станции канцлер нервно вскрикнул и в этот момент в его груди расцвёл алый огненный цветок. Короткое древко арбалетного болта мелькнуло в пламени. Оба тела повалились на землю так неожиданно, что люди вокруг какое-то время просто молча взирали на произошедшее. Первой очнулась какая-то дама, издавшая сдавленный всхлип, а затем пассажиров поезда поглотила паника.

+1

54

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]
- Это полицейские, - предупредила ро Ариадна подобравшегося Ао. Он и сам быстро узнал парочку приближающихся взволнованных подчиненных Мадука. Полицейские обнажили клинки, но Ао это не слишком беспокоило.
- Уберите оружие! - потребовала Ариадна. - Во всяком случае, не направляйте на меня. Если бы не этот человек, лишь богам известно, что могло бы случиться со мной.
Она вдруг выразительно всхлипнула, хотя еще мгновение назад была собранной и серьезной.
Поезд снова вздрогнул. Из вагонов выглядывали люди. Впереди, в голове состава, один из вагонов как будто вспыхнул. Волна магии докатилась и до слуги Кисараги, заставив скривиться. Вагон тьяров? Или все же - охраны канцлера Лакру? Ариадна вскрикнула от неожиданности. Возможно, ей - как и Ао - пришла в голову мысль, что где-то там, в самом сердце этого жуткого представления, должен быть ро Ничоси.
- Вам лучше укрыться в вагоне, прекрасная госпожа, - тихо проговорил Ао. Полицейские засуетились вокруг ро Ариадны, принимавшей их внимание почти с императорской снисходительностью. Сыщикам надлежало успокаивать ее расшатанные нервы. Им следовало осторожно, как будто они обращались с хрупким произведением искусного мастера, помочь ей забраться обратно в поезд.
Ао проводил госпожу благодарной улыбкой. О нем на время забыли, и он направился вперед, смешавшись с растущей толпой, чудом удерживающейся на узкой насыпи. Многие оставались в тамбурах, предпочитая оттуда наблюдать за происходящим. Или хотя бы понять, что происходит.
Появление канцлера Лакру оказалось неуместным и несвоевременным. Должно быть, маг Лир решил так же. Помятый охранник загородил канцлера собой - как раз для того, чтобы получить первый удар. Ао слепо оглянулся, пытаясь понять, откуда идет магический след. Эхо разносилось как будто отовсюду сразу. Второй выстрел словно завяз в тишине, длившейся всего лишь миг, а потом - взорвавшейся паникой. Ао видел упавшего Лира, подавшегося вперед Никса. Крики охраны перекрывали общий шум. К чести охранников, они продолжали действовать, несмотря на безнадежность уже произошедшего. Зашуршала сухая трава, сыпались с насыпи камни.
Ао оттолкнуи к вагону, он ударился затылком о край кем-то спущенной пожарной лесенки. Ухватившись за перекладину - поначалу инстинктивно, чтобы не рухнуть под ноги бегущим людям, Ао принялся карабкаться наверх. Оказавшись наверху, слуга Кисараги пересек крышу вагона. Мимо просвистел болт. Ао развернулся. Он не заметил снайпера на крыше, хотя предполагал его присутствие. Медленно поклонившись, Ао не двигался какое-то время и не делал попыток приблизиться к вагону, который теперь уже не было смысла охранять. Стрелок оставил его в покое. Быть может, не только Лир был в курсе пребывания в поезде Кисараги и его слуги.
Ао взглянул на пространство по ту сторону вагона. Безбрежная травяная гладь. Бесконечное речное полотно. Убийца не успел бы добежать до реки. Стрелок должен был бы заметить его.
Откуда же явилась смерть канцлера Лакру, забравшая с собой и мага Лира? Ао двигался вдоль вагона, потом - разбежавшись - перепрыгнул на соседнюю крышу. И так еще два вагона. Раз убийца применил магию, ему достаточно было видеть свою жертву... а направление выстрела...
- Спускайся, мерзавец! - раздалось снизу. Голос Мадука дрожал от злости. Слуга принца безропотно спустился, тяжело спрыгнув на насыпь. Полицейские, сопровождавшие Мадука, окружили его. Но сыщика все это не убедило и не успокоило.
- Думаешь, с тебя сняли обвинения?! - прорычал он в лицо Ао. - Руки!
Ао вытянул руки вперед, дав надеть на себя наручники.
- Я могу помочь, - заметил он. - Если только господин проявит щедрость и позволит мне пройтись по вагонам...
- Я тебе проявлю! - взревел Мадук и размахнулся, намереваясь ударить слугу Кисараги в лицо. Ао уклонился, хотя тут же пошатнулся - камень попал ему под ногу. Немного пришедший в себя Мадук ухватил его за грудки и встряхнул.
- Ты у меня все расскажешь!
- Кто-нибудь остался с прекрасной госпожой? - поинтересовался Ао, рискнув вызвать очередную вспышку гнева.
- Безопасность прекрасной госпожи, - передразнил Мадук, - не твоего ума дело.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2016-12-21 09:02:20)

0

55

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/ONFPy.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Никс ворвался в беснующуюся толпу спустя мгновение после крика незнакомки. Чудом увернувшись от чьей-то сумочки, едва не продырявленный солнечным зонтиком, подскользнувшийся на широкополой дамской шляпке, он в итоге уверился в том, что потерял убийцу. Точнее, не находил его вовсе. Вся магия, что ещё витала в воздухе, была отголоском так и не завершённого воздушного щита Ирия Лира. Бедняга уже не мог завершить начатое. Никс сжал кулаки в бессильной злобе. Проклятый негодяй провёл его уже в который раз, но сейчас дело окончилось совсем скверно. Конечно, Ничоси не должен был охранять кого бы то ни было в поезде и не должен был исполнять роль полицейского, того самого, что сейчас трепал Ао, как сорвавшийся с поводка бульдог треплет брошенную через забор газету, но... но... но...
- Гори всё чёрным пламенем.
Кажется, Никс готов был сказать ещё что-то, причём, совершенно нецензурное, однако, взял себя в руки. На лицо имперского следователя вновь вернулась маска безразличия,скованная холодом и сталью.
Успокаивать людей он не стал, этим займутся бравые подчинённые господина Мадука. Который, надо сказать, до сих пор не отпустил несчастного слугу принца. Вероятно, только его Мадук сейчас и мог хоть в чём-то обвинить. Верно, не себя же - в полнейшей некомпетентности.
- Казнить подозреваемых - дело палачей. Уймите свою ненависть, инспектор, - проговорил Ничоси, мягко опустив ладонь на плечо бородатого полицейского. Мадук какое-то время не замечал присутствия Никса у себя за спиной,продолжая протирать взглядом дыру в принцевом слуге.
Паника вокруг немного улеглась, слышались резкие свистки и выкрики полицейских, к делу подключился персонал поезда.
В этот момент мимо живописной группы Никс-Мадук-Ао шмыгнула лёгкая тень. Тощий мальчишка, уже знакомый имперскому следователю по короткой встрече в коридоре, бежал со всех ног вдоль вагона, зачем-то отчаянно барабаня стальным дрыном по замерщим колёсам. Мальчик не обращал внимания ни на кого вокруг, продолжая своё дело. Но Ничоси в его сторону уже не смотрел.
- А... Ваша милость, я поймал убийцу! - возопил Мадук, удосужившийся оторвать взгляд от Ао, - Немедленно, надо немедленно сообщить...
- Отпустите его, ради Девы Дождя, - тихо проговорил Никс, блеснув линзами прямоугольных очков.
Лес шумел вокруг, нагнетая обстановку. Теперь, когда вопли утихли- это было слышно особенно чётко. Поезд остановился в не пойми какой глуши и не торопился следовать дольше. Пожалуй, пассажирам придётся тут задержаться ещё немного.
Вокруг мертвецов образовался полукруг пустого пространства, хоть в чём-то полицейские Мадука не просчитались.
Тела Лира и Лакру лежали друг на друге. Телохранитель даже после смерти прикрывал своего господина от случайных взглядов. Ничоси коротко выдохнул. Ро удалось знать Ирия совсем недолго, но даже за этот ничтожно малый промежуток времени Никс уверился в том, что Лир - человек чести. Он следовал своему кодексу до самого конца. И погиб защищая того, кому поклялся в верности. Смог бы Ничоси поступить так же, если бы стрела предназначалась принцу Кисараги?
Ответить самому себе он не успел, мысли прервал новый крик.
- Чего там ещё?! - Мадук, нехотя выпустивший измочаленного подозреваемого, резко крутанулся на месте.
- Не смею вас задерживать, милейший, - холодно проговорил Никс, кивая полицейскому инспектору, - Будьте уверены, я пригляжу за вашей жертвой.
Мадук ничего не ответил. Но ро почти физически ощутил тот уровень усилий, которых собеседнику это стоило.
- Убийство... убийство!
Кто-то только сейчас проснулся? Экая оказия.
- Где твой господин? - без предисловий спросил Никс у Ао.
Мальчишка сейчас бежал назад, дрына в его руках уже не было.

+1

56

[NIC]Ao[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/W32CI.gif[/AVA][LZV]Тень принца, точный возраст неизвестен[/LZV]
Мадук оттолкнул Ао и тот, упустив неверную руку равновесия, упал на колени. Возвысившись над ним, сыщик презрительно фыркнул и посоветовал:
- Думай о том, что тебя скоро казнят.
В голосе Мадука было столько уверенности, что становилось ясно - он уже мысленно затянул веревку на горле слуги Кисараги, да еще и орден примерил - за заслуги перед Отечеством. Возможно, сыщик надеялся на титул глора, раз уж речь теперь шла не о покушении на канцлера, но об убийстве члена императорского дома! Охрана канцлера и сам господин имперский следователь оказались бессильны перед лицом коварного убийцы, а простой сыщик из пристанского поселения - смог изловить его без чьей-либо помощи. Тут, знаете ли, явное противоречие! И несомненный потенциал.
Господин имперский следователь не преминул появиться. Ао обернулся к нему, лишь заслышав голос ро, сочащийся недовольством и сожалением. Вопреки ожиданиям Мадука, Никс не особо обрадовался, оказавшись пред лицом объявленного убийцы. Ао попытался подняться, на случай, если следователь плохо разглядел на его лице тень коварства. Но в этот самый момент раздался оглушительный "дынц!" - кто-то ударил металлом по металлу. Слуга Кисараги оступился и вновь впечатался коленями в гальку. Мальчишке, простукивающему колеса, пришлось обойти всю странную компанию. Дынц! - уносилась вперед торопливая дробь ударов. Мальчишка прихрамывал сутулился. Дынц! Дынц! Туп! Дынннц! Ао стремительно обернулся, чтобы взглянуть вслед оборвышу. Дынц! Дынц!
Когда разъяренный Мадук ушел, слуга Кисараги поднялся на ноги. Он почесал правое запястье - на воспаленной коже можно было заметить проступающие завитушки татуировки, которая прежде занимала одно лишь предплечье.
- Не знаю, господин следователь, - признался Ао. - Драгоценный хозяин никогда не говорит, куда уходит. Так он заботится о своей безопасности. Однако теперь... вряд ли он будет скрываться долго. Но не появится подле тела канцлера. Это ненужное внимание, а вам необходимо выполнять свою работу.
Отряд охраны собрался возле императорского вагона. Охрана что-то тихо обсуждала. Канцлера и Лира, наконец, унесли.
- Жаль Лира, - заметил Ао, легкомысленно обойдя сочувствием Лакру. - Но господин... вы выяснили, был ли среди охраны канцлера иной маг? Равный по силе Лиру...
Невысказанный вопрос остался между Никсом и Ао. Как могли маги, специально натренированные на защиту, не заметить присутствие игниса? Ао уловил след, но не сумел определить источник. Почувствовал ли что-то следователь, слуга Кисараги не знал, но даже если почувствовал - вероятно, как и Ао, счел, что на станции использовали незаконные охранные амулеты.  Ао не было до этого дела, и он смолчал бы, не случись нападения на Никса. Охранный отряд - другое дело. Люди Лакру должны были проверять поезд на каждой станции. Ао же был уверен, что мальчишка простукивал колеса впервые после Весты. В его прут была вкраплена частичка игниса, выполняющая роль магнита - задачей его было улавливать  родственную магию.
Так как же удалось скрыть готовящийся подрыв поезда? И как удалось скрыться стрелку?
Только если кто-то из магов "глушил" игнис до нужного момента. Изнурительная работа... а сам маг мог не раскрыться только в том случае, если использовал неродственную магию. Зачем же тогда вообще использовать игнис? Так рискованно...
Впервые Ао почувствовал себя неуютно.
- Были ли еще случаи проявления магии? - слуга Кисараги обратил свой взор на стоящего рядом ро. - В этом поезде все еще может быть опасно. Уверены, что готовы продолжить путь?
Вряд ли ро сошел бы с поезда после всего случившегося. Но Ао хотел понять желания собеседника. Внезапно улыбнувшись, слуга Кисараги добавил без всякой язвительности:
- Прекрасная госпожа вряд ли сочтет приемлемым покинуть поезд в сопровождении незнакомца. Однако, она смелая девушка. И достаточно легкомысленна, чтобы не сойти на следующей же станции. Если, конечно, это не конечный пункт ее путешествия.
Что, если убийце достало выдержки не сбежать? Ро Никс - весьма скромная цель по сравнению с канцлером Лакру. Бандиты знали о принце, но не искали его слишком настойчиво... значит ли это, что лучше избрать иной способ передвижения, да поскорее?
- Ро, снизойдите до ответа на еще один вопрос. Возможно, кто-то спрашивал вас о принце?
Следователь уже и сам мог подумать обо всем, но Ао не были очевидны его выводы. Подумав, слуга Кисараги добавил:
- Простите вольность моего драгоценного хозяина. Он не ждал, что может случиться нечто подобное. Хотя его приказ охранять вас пришелся ко времени. У вас хорошо получается привлекать внимание сомнительных типов. Хозяину вряд ли понравится новая задержка. Но если вы решили разобраться в случившемся, позвольте вам помочь. Если хоть немного доверяете принцу Кисараги.
Последние слова хитрец произнес с безмятежной улыбкой, не позволяющей заподозрить в умышленном давлении или сомнениях по поводу ро. Как и прежде, Ао был сама благожелательность.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-01-16 09:24:02)

+1

57

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/B6svJ.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Сейчас Ничоси напоминал самому себе переменчивый порывистый ветер. Магический след, что распадался прямо на его глазах, уходил куда-то внутрь состава. Был ли жив кукловод в тот момент, когда его марионетка исчезла из этого мира? Только ли вмешательство боевых магов заставило чудовище остановиться? И кто на самом деле был целью всех этих убийц? Конечно же канцлер - в этом не было сомнений. Даже если бы ро Ариадна и представляла для кого-нибудь угрозу, вряд ли бы он потратил столько сил и времени на... но почему бы и нет? Ведь Никс очень мало знал об этой девушке. Без сомнения красивая и авантюрная леди Ариадна де Копьи за свою недолгую жизнь могла обзавестись уймой врагов, даже не подозревая об этом. Легкомысленности ей было не занимать, она везла с собой опасный  яд даже не подозревая об этом! Иные государственные шпионы не могут проделать того же, что сотворила ро-леди совершенно случайно. Что это? Божественное вмешательство? Или порыв ветра, созданный крылом Чёрного Дракона?
Никс вздохнул. Его взгляд сейчас был направлен в сторону тел Лакру и Лира. Два совершенно разных человека и такая печальная судьба.
Ао продолжал говорить,  задавал вопросы. Что это с ним такое? Ранее практически бессловесный слуга сейчас не замолкал ни на минуту. В прочем, стоило лишь взглянуть на этого человека, что бы понять причину таких перемен. Что Ничоси и проделал, отреагировав на последний вопрос резким тычком в грудь, вызвавшим точно такой же эффект, как недавние манипуляции Мадука.
- Сейчас ты бесполезен, - коротко проговорил Ничоси, - Мне такой  помощник ни к чему.
Это было правдой. Несмотря на очевидность заданных вопросов, почему-то до сих пор не пришедших в светлую голову инспектора Мадука, Ао едва держался на ногах. Слуге стоило как следует отдохнуть и заняться собственными ранами. В таком состоянии Ао долго не протянет, а Никс не собирался брать на себя ещё большую ношу, чем нёс до сих пор.
- Отыщи своего хозяина. Я...
Договорить ро не успел. Словно громовой раскат, по вагонам пронёсся громогласный возглас машиниста. Отиравшийся возле колёс мальчишка куда-то запропастился, но Никса он не интересовал. До тех самых пор, пока не станет путаться под ногами.
- Поезд дальше не пойдёт!
Это была финальная часть сообщения, высказанного уже повторно. Ропот среди пассажиров заглушил дальнейшие объяснения.
- Что там ещё такое? - недовольства в голосе ро не было слышно, только дол интереса.
И правда, что ещё могло произойти на этом злосчастном маршруте? Дева Дождя легла крестом на рельсах и у машиниста не поднимается рука надавить на рычаг? Или уголь испарился, подобно воде, пролитой посреди великой пустыни?
- Приведи себя в порядок, - бросил Никс Ао, искренне надеясь, что слуга принца внемлет его словам и не угробит себя окончательно. Парень был непрост и во время тяжёлых ситуаций вёл себя достойно. Такого мечника будет жаль потерять, что бы по этому поводу не думал принц Кисараги.
Кстати о принце.
- Рельсы разобраны? - этот вопрос задал Мадук, стоявший посреди прохода, необходимого Никсу. Ро остановился на середине пути и вопросительно глянул на машиниста, вскинув подбородок. Полицейский инспектор проследил за взглядом собеседника и обнаружил Ничоси.
- Ваша милость! - он удивился так, точно ро Никс Ничоси давича тоже пристрелили магическим болтом и он не имел права возвращаться из мира мёртвых.
Какая незадача.
- Что с путями? - игнорируя неуместный возглас полицейского, повторил вопрос Ничоси.
- Разобраны, ваша милость, - отрапортовал машинист и даже как-то подтянулся.
Военный в отставке? Или же не совсем? В принципе, обычная практика - сопровождение поездов подобного класса отличалось своим разнообразием. Было бы забавно встретить на подобной должности боевого мага. Когда-нибудь...
Но Никс не отвлекался, он слушал ответ собеседника, словно невзначай положив ладонь на рукоять катаны. Огонь в глазах имперского следователя давно угас, линзы очков больше не отражали былой ярости, вырвавшейся наружу во время короткого боя с магической марионеткой.
- На починку уйдёт время. Мы отправили сообщение на ближайшую станцию, в Фалмар, но... точное время задержки назвать я не смогу. Нижайше прошу прощения, ваша милость.
Он не лгал. И это было скверно. У  Ничоси было личное задание и он не имел права задерживаться в пути. До Болотиких Городищ ещё очень много лиг, их не отмерить одним или двумя днями, за которые будут производиться ремонтные работы, но даже это время дорого.
- Благодарю за службу, - кивнул Никс машинисту и прошёл вдоль по коридору. Замер, обернулся на Мадука, решившего было, что он предоставлен самому себе.
- Инспектор, будьте так любезны, сообщите в Фалмар о случившемся. Предоставьте полный отчёт. И пришлите ко мне своего самого надёжного человека,  необходим курьер для сверхсекретной почты.
- Я... Я сам! - инспектор точно возмутился, что его не просят доставить следовательскую записку лично. Это было странно. Ничоси помолчал, испытующе глядя в бородатое лицо Мадука, затем заговорил:
- Ваше расследование, инспектор Мадук, в самом разгаре. Не стоит разрываться на части, это вредит здоровью.
Ах если бы  он мог хоть раз применить это выражение к собственной жизни... Никс отдал бы многое за пять лишних часов сна, но сейчас на такие мелочи у него не было ни времени ни, как это не странно, сил.
Сборы были недолгими. Имперский следователь уложил свои так и не разобранные вещи, ещё раз глянул за окно,  на ставший внезапно враждебным пейзаж.
- Я буду помнить вас, Ирий Лир, - тихо проговорил он и умолк.
Трагедия, развернувшаяся в этом поезде станет достоянием общественности совсем скоро. И мало кто обратит внимание на то, какой вклад в защиту своего господина внёс его телохранитель.
Никс же со своей стороны постарается пролить как можно больше света на его работу.
В дверях купе появилась лёгкая тень.
- Вы нас покидаете, ро Ничоси? Так скоро? - голос леди де Копьи едва заметно дрогнул.
Никс обернулся и встретился с девушкой внимательным взглядом. Ариадна внешне была в полном порядке. Как имперский следователь и предполагал, она не пострадала во время этого жуткого происшествия. В прочем, за душевное состояние ро-леди Никс ручаться не мог.
Всё же Ао и инспектор Мадук сделали своё дело и защитили её от опасности. Проклятье, если бы не дело величайшей важности, он бы...
"Что это, Никс? Бегство? Сейчас?"
Нет, не бегство. Жестокое стечение обстоятельств. Как бы Ничоси не пытался обвинить себя, все доводы разбивались об имперскую печать, знак, нависавший над всеми действиями ро от рождения и до самой смерти.
- Прошу простить меня, ро-леди де Копьи, я бессилен против обстоятельств. Мои дела требуют немедленного решения.
- Я понимаю, - она кивнула.
И Никс ей верил. Эта девушка действительно могла понять его. Даже сейчас, когда говорить всё начистоту ро попросту не мог.
- Надеюсь, что судьба сведёт нас однажды, - Ариадна мягко улыбнулась, шагнула вперёд, - Прошу вас, Никс, запомните эту дорогу, но не события. Пусть ничто не омрачит память о нашей встрече.
Ничоси невольно улыбнулся в ответ. Какая наивная просьба! Истинно женская!
- Я постараюсь, ро леди, - имперский следователь склонил голову в прощальном жесте.
- До встречи, - Ариадна была упряма в своих фантазиях. Вряд ли они когда-нибудь встретятся вновь. По крайней мере Никс в это ни капли не верил.
Спустя четверть часа, Ничоси стоял в начале змееподобной лесной тропы, уводящей в неизвестность. Ао должен был предупредить своего взбалмошного хозяина о том, что имперский следователь намерен продолжать свой путь. Если принцу будет угодно, он может сделать то же, либо остаться в поезде и следовать заложенным маршрутом. В любом случае, их цель останется прежней.
Надсмотрщик императорских кровей... что он выберет? Почему-то Никс Ничоси был уверен в ответе.

+2

58

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s1.uploads.ru/xb4nh.jpg[/AVA][LZV]Принц, просто принц. 21 год[/LZV]
http://sh.uploads.ru/t/3d1Ek.jpg

Глава третья. "Город вечного ожидания"

Имперский следователь выглядел задумчивым, стоя на тропе, ведущей в неизвестность. Ничего ужасающего впереди не ждало: тропа была достаточно ровно утоптана, значит, ею пользовались часто, хоть поезд и не останавливался в этом месте без аварийной надобности. Значит, тропа только пересекала пути и вела куда-то дальше. С этой стороны путей, рассекая травяное поле, она упиралась в стену деревьев. Высокие мощные стволы с далекими раскидистыми кронами. Внизу - лишь голые ветви, кора подернута полусухим голубоватым мхом, в котором стрекочут цикады. И тропа терялась между деревьями, уводя в неизвестность. Но, в какую бы сторону ро Ничоси не направился - он придет к людям, которые старательно утаптывают дорогу... Есть ли по ту сторону путей речная переправа? Или дорога следует вдоль течения...
Но вернемся к следователю.
Возможно, Никса разочаровывало отсутствие лошади, обрекавшее его на пешее путешествие. При взгляде на гордый профиль ро, невольно появлялась мысль: а осознает ли он, что сопротивляется даже тогда, когда никто его не видит. Ну, или не должен видеть.
Вероятно, это оттого, что Никс сам уже не был уверен, чему сопротивляется - попыткам заставить его уйти из жизни или этой самой жизни. О чем он думал, когда покидал прекрасную Ариадну? Быть может, о том, что так и не увидел ее преследователя, а значит - возможно - ей все еще угрожает опасность. Долг, безусловно, призывал его двигаться вперед, но никто не запрещал совместить это движение с сопровождением дамы...
Кисараги, на самом деле, не очень любил влезать в чужую шкуру. Слишком много можно найти внутри...
Он затеял совсем другую игру. Или, быть может, все, что сейчас происходило, было следствием приступа злости.
"Вы видели проклятого принца? Говорят, он виделся с канцлером перед самым... всем этим ужасом, вы понимаете?"
"...ли посмотреть ему в глаза..."
"Вы думаете, это потому..."
"Такой красивый мужчина..."
"Это ведь как будто проклятье подействовало..."
"Говори тише, моя дорогая, тебя могут услышать и неправильно понять!"
На самом деле, забавно слушать слухи о себе.
Но сегодня у Кисараги было неоправданно скверное настроение. Канцлер Лакру не благоволил к нему. Однако эти нападения...
Кисараги стоял шагах в пяти от Никса, прислонившись к дереву. Себя он не выдавал не из злого умысла, ему просто было интересно. По началу он проверил, не потянется ли за ро хвост, но такового не наблюдалось. Можно позволить себе шалость...
Под ногой Кисараги хрустнула сухая веточка.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-03-12 07:48:17)

+2

59

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/B6svJ.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Тропинка казалась совершенно безопасной. Деревья по обеим её сторонам высились неплотной стеной, пропускающей свет и мелких животных, в изобилии водившихся в этих краях. Однако, несмотря на всеобщую безмятежность, радостное птичье пение, чистое небо и яркое солнце, Никса не отпускали мрачные мысли. Имперский следователь просто не мог иначе. Ему бы стоило, как любому приличному представителю столь уважаемой и несколько опасной профессии, отвести душу на ком-нибудь, занимавшем ранг пониже. Но Никс сейчас не хотел этого делать. Даже инспектор Мадук ушёл практически безнаказанным, чего уж говорить об остальных?
Потому в голове Ничоси сгущались тучи.
Глаза его выглядывали впереди признаки неминуемо обнаруживаемого населённого пункта. Это, разумеется, не Фалмар и даже не Веста. По предварительным данным имперского следователя ждала Кралья.
Ударение полагалось ставить именно на последний слог. Иначе жители городка, а это был именно городок, с приличными каменными стенами и не менее приличной центральной частью, очень огорчались.
До городка оставалось около часа пешей неспешной ходьбы. Никс Ничоси шёл быстро.
Наезженная колея резко перечеркнула тропу под ногами имперского следователя, поезд, замерший в ожидании ремонта железнодорожных путей, скрылся за поворотом. Именно в этот момент Никс почувствовал, что за ним следят.
Души живых существ наполнены частицами самых разных стихий - огня,  ветра, воды. Особняком стоят так называемые "каменные души", разновидность,встречающаяся крайне редко.
В прочем, подробности этого знают лишь маги и те, кто в той или иной степени интересуется духовными составляющими. Дух Ничоси принадлежал к огненному виду. Именно этой силой питается внутренний огонь Никса, позволяющий ему творить чудеса. И именно его, неукротимое внутреннее пламя, сдерживают защитные линзы очков, зачарованные особым образом. Несмотря на свой новенький вид, этот артефакт просуществовал на белом свеие уже достаточно много, что бы успеть прикоснуться к духовной энергии семи представителей рода Ничоси. Вторая вещь, доставшаяся Никсу от отца. Вторая и последняя, не считая тянущегося за наследником следа предательства.
В ладони мелькнула искра, линзы очков неприятно блеснули. Никс не сбавил шаг даже тогда, когда преследователь выдал своё присутствие, неосторожно ступив на сухую ветку. Неосторожно ли?
Ничоси предпочёл ожидание. Перебирать в мозгу бесконечно долгий список кандидатур на слежку - не имело смысла. Отпечаток души безошибочно угадывался - он принадлежал принцу Кисараги.
Странно, что Ничоси почувствовал это в полной мере лишь сейчас, точно дух преследователя не успел сформироваться. Такие явления наблюдались имперским следователям лишь у годовалых детский, наделённых сильным магическим даром двух стихий. При обучении следовало сосредоточиться на одной. К четырём годам такие ученики обретали целостную душу. Принца Кисараги же вряд ли можно отнести к классу младенцев. Разве что временами его характер оставлял желать лучшего.
В чём же дело?
Ничоси задумался и крепко. Искра в ладони угасла, точно её и не было вовсе. Впереди показались въездные ворота Кралья.
Ничоси миновал их так же быстро, как и покинул поезд. На ходу махнул скучавшему у дороги чиновнику, ожидавшему явно не Никса. Судя по толстой тетради для записей в руках субъекта, он готовился к встрече торгового каравана. В крайнем случае, пешего.

+1

60

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s1.uploads.ru/xb4nh.jpg[/AVA][LZV]Принц, просто принц. 21 год[/LZV]

Его милость ро Ничоси милостиво сделал вид, будто упустил из вида подозрительное присутствие. Ему можно было бы поверить (все же Кисараги обладал кое-каким опытом слежки). Но ро был слишком уж беспечен. Как Девочка В Красном Плаще, которую в странной мерреверской сказке мать отправила в чащу леса - принести пирожки бабушке-ведьме (разумеется, ведьме - какая еще бабушка сможет жить в лесу одна, дожидаясь подачек от дорогих родственников).
И это сразу после убийства канцлера в поезде и нападения на самого Никса. Который, кстати, покинул поезд, так и не убедившись, что с принцем все в порядке. Вопиющее нарушение субординации, практически преступление против короны, если бы речь шла о принце крови, а не о Кисараги. Вызывающее поведение человека, которому никто не страшен. Незавидный образ. Ведь человек, пренебрегающий всеми, не заботится о том, что с ним случится.
Вот такого человека должен сберечь Кисараги ради братца Иминара - хотя бы до завершения расследования... которое, собственно, еще даже не началось.
Принц был бы разочарован. Но Никс не остался в поезде, безразлично дожидаться последствий покушения и тянуть время до завершения ремонта железнодорожного полотна... Этот человек что-то ищет - и явно не легкой смерти. У него уже были все шансы погибнуть.
Интересно, что Никс не сохранил себе ни кусочка неучтенного игниса - даже под предлогом проведения самостоятельного расследования. Опасался свидетельства Ао? Или настолько чтил закон? Умению Никса балансировать на тонкой нити позавидовал бы любой акробат.
Из чистого упрямства Кисараги тоже делал вид, что верит, будто его не заметили и держался на расстоянии. Но когда лес закончился и впереди показались городские предместья - редкие дома в отдалении от дороги. А впереди - и сам город. Точнее, стена, которой он обнесен и открытые ворота. Охраны не наблюдалось, хотя в колоколенке под крышей воротной башни виднелся силуэт стражника. Двое пришельцев, безлошадных и изрядно помятых, его не заинтересовали. Да и сидевший у ворот целовальник* не особо оживился.
Кисараги подошел ближе к Никсу, приняв на себя беззаботный вид. Как-то так они и встретились у ворот Дар-Меро, когда покидали столицу. Только тогда солнце еще не припекало так.
- Оставили меня одного идти за вами через лес, - упрекнул он негромко. Прозвучало обыденно, хотя принц вполне мог выразить негодование или выдать свой капризный характер, если был бы конкретнее в выражении собственных чувств.

______________

Примечание

Целовальник - праобразом мерреверского чиновника стала одноименная своеобразная выборная должность, которая существовала на Руси. Целовальники занимались сбором налогов (с крестьян) с целью последующей передачи его в органы власти; выполняли полицейские функции (что-то вроде охотника за головами - то есть, выполняли конкретные задания, могли казнить преступника); осуществление таможенных сборов.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-02-02 17:27:51)

+1


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Alternative] » Близость к огню. Никс Ничоси, Кисараги Ауч