Supernatural: the new adventures

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Alternative] » Близость к огню. Никс Ничоси, Кисараги Ауч


Близость к огню. Никс Ничоси, Кисараги Ауч

Сообщений 91 страница 118 из 118

1

[NIC]Kisaragi[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/1jMKI.jpg[/AVA][LZV]21 год; прынц без белого коня[/LZV]

Близость к огню*
махровая фэнтезя с прынцами, драконами и прочим фансервисом)

http://sg.uploads.ru/t/FJBIn.jpg

Дата и место действия
Империя Мерревер, 565 год эпохи Аучи (Царства Людей)
Краткое описание
Пафосно зачитывает по бумажке
Ро** Никс - наследник рода предателей, его отец казнен за государственную измену во время последней войны. Сам Никс, бывший командир элитного имперского боевого отряда, разжалован и лишен всех наград. Его жизнь - это напоминание о преступлении отца, его служение - расплата за грех крови. Теперь он имперская ищейка, следователь по особым, заведомо гибельным поручениям.
Кисараги - бывший знатный заложник***, младший принц, усыновленный императорской династией после того, как его собственный род был истреблен. Он отмечен демоническим проклятьем и слывет весьма эксцентричным молодым человеком.
Когда на окраине империи начинаются жестокие убийства, Никс отправляется в Болотицкие Городища с расследованием. И так уж случилось, что пути Никса и Кисараги пересекутся. Вполне вероятно, им придется столкнуться с легендарным злом... а может, это зло вполне реально и имеет конкретную цель. Кто знает, быть может именно эти двое отправлены в мышеловку не случайно. За деревьями леса не видать. Ничего, Никс и Кисараги наведут шороху в скучном окраинном наместничестве, да и по пути к нему... мало никому не покажется!

Участники
Никс Ничоси - ро-лорд, единственный наследник рода Ничоси, бывший имперский командир, владеет духовной магией огня,
Кисараги Ауч - принц слова****, младший принц империи Мерревер.
Ао - слуга Кисараги.

Список персонажей

Правящая династия Мерревера

Императорская фамилия
Эрмир Ауч Гроза Запада, Солнце Юга, Ветер Востока и Сила Севера - действующий император империи Мерревер, 60 лет.
Агадэ Ауч - великая императрица, жена Эрмира. Уступив ее любопытству, Эрмир привез в Дар-Меро проклятого демоном шинкийского принца Кисараги Рио в качестве заложника. Хотя по существующей традиции заложником на три года становились наследные сыновья стран-сателлитов и имперских колоний, а оказавшийся неспособным подчинить демона, Кисараги к тому времени уже не мог считаться наследником, хоть и был старшим из сыновей Рио. Агадэ Ауч умерла от тяжелой болезни в 559 г. в возрасте 38 лет.

Принцы рода Аучей
Лаван – старший из сыновей крови, наследник престола. Убит во время осады крепости Белый Клык и города Фогуса в 563 году, во время войны Меррвера с Равиларом на западных рубежах империи. Однако на Фогус, расположенный на юго-востоке, внезапно напали кочевники племени Кьер'Га'Нош, известные также как пустынники. В это время принц в сопровождении приближенных находился в крепости с инспекцией. Подробности произошедшего никому не известны. Доподлинный факт – убийство пустынниками всех командиров и знати, находившихся в крепости. На момент гибели Лавану было 25 лет.
Ариан – второй принц крови. После смерти Лавана стал наследником престола. 25 лет.
Иминар – третий принц крови. Покровитель Кисараги. 24 года.
Ринвен – четвертый принц крови. 18 лет.
Кисараги – принц слова. В возрасте десяти лет был привезен в Мерревер из Шинки как знатный заложник, в тринадцать - усыновлен императором Мерревера после переворота в Шинке и истребления династии Рио, к которой принадлежал. Единственный оставшийся представитель династии Рио. Несмотря на то, что он старше Ринвена, среди принцев все равно является младшим в силу отсутствия кровного родства. 21 год.

Персонажи
(в алфавитном порядке; Запись: Фамилия, Имя)
Аликано, Густав – тьяр-лорд, глава рода Аликано.
Ао – слуга Кисараги. О нем почти ничего неизвестно, кроме того что его жизнь принадлежит принцу. Точный возраст неизвестен.
Ариадна – наемница, охотница за головами и вообще во всех отношениях прекрасная девушка. Предпочитает огнестрельное оружие. Точный возраст неизвестен. В поезде притворяется ро-леди Ариадной Копьи, которую кто-то преследует.
Бакаяро, Ксама - тьяр-лорд, наследник дома Бакаяро. Во владениях Бакаяро находится город Кралья, в котором существует развитый культ богинь Кайлы и Клары.
Буча - один из претендентов на титул горбатого (т.е. - главы) воровского Дома Весты.
Галли, Жонсьер – тьяр-лорд, наследник рода Галли, принадлежит к партии Ариана.
Иво, Кастор – тьяр-лорд, первый советник императора Эрмира. Прозван Великим Кукловодом за умение плести интриги. 54 года.
Иво, Селена– дочь Кастора Иво, тьяр-леди, невеста принца Лавана. Спустя полгода после гибели Лавана покончила с собой в саду императорского дворца. На момент гибели ей было 16 лет.
Инар - племянник Соры, Горбатого (главы) Воровского Дома Весты. Один из претендентов на должность Горбатого.
Исконтьер, Данж - бургомистр г. Кральи, 45 лет.
Кайла и Клара - Непорочные Девы, богини-покровительницы г. Кральи империи Мерревер. Отличаются добротой, красотой и покровительствуют браку.
Кайто, Имаруми – тьяр-лорд, наследник рода Кайто. Своенравный молодой человек, поклонник Кисараги. 18 лет.
Кальдерон - один из претендентов на титул горбатого (т.е. - главы) воровского Дома Весты.
Карел - ро, генерал из рода Карелов, некогда командовал на восточных рубежах империи. Пересекался на службе с принцем Кисараги, выполнявшим поручение императора, а также с Ао.
Керр, Маттиас (Матти) - кузнец г. Кральи, возлюбленный племянницы местного начальника охраны. Был несправедливо обвинен в покушении на Ксаму Бакаяро, тьяра Кральи и спасен Никсом. Помог Никсу и Кисараги при столкновении с людьми Бакаяро, 20 лет.
Ким- мальчик, помощник машиниста в поезде, на котором Никс и Кисараги едут в Болотицкие Городища.
Кхон, Лора - член Гильдии Воров. Дом Весты. Никс знал ее еще когда она занимала "должность" Мокрого Хвоста, но к моменту событий, вероятно, девушка продвинулась на пару ступеней.
Лакру, Лоренц - канцлер, по женской линии родственник императрицы Агадэ. Также где-то среди побочных ветвей рода Лакру есть Лошансы. Убит во время путешествия на поезде.
Лир, Ирий - боевой маг второй ступени из группы личной охраны канцлера Лакру. Убит во время покушения на канцлера Лакру. Закрыл его собой. Был молод.
Лошанс, Люсьен – личный посыльный императора Эрмира. Прозван при дворе Любимчиком Люсьеном или просто Лю-Лю. 23 года.
Мадук - сыщик из пристанционного поселения.
Малинче, Ивор - глор, торговец вином, живет в Весте. Бывший сотник, служил на южных рубежах Мерревера. Друг Кисараги. Около 50 лет.
Нагоя - гадалка воровского Дома Весты. Госпожа Дома.
Ничоси, Никс – ро-лорд, единственный сын генерала Ничоси, наследник рода. Командир элитного имперского боевого отряда. Разжалован и лишен всех наград после трагедии при Белом Клыке. Был назначен императорским следователем по особым поручениям. 21 год.
Очива - глор, живущий в г. Кралье. Слывет местным безумцем. Развлекается тем, что наблюдает за горожанами, не выходя из своего дома, а также любит покричать из окна на людей.
Ривер - жена Соры, главы воровского Дома Весты. После того, как супруг внезапно почил, оказалась в затруднительном положении. Муж имел привычку заключать ее в пояс верности, а ключик как раз сперли. Чё деется в Весте, мне аж страшно))
Сантьяно, Кальяс – ро-лорд, глава рода Сантьяно. Генерал.
Сильванес, Мина - управляющая гостиницей "Коса Невесты" в г. Кралье. Тьяр Ксама Бакаяро проявлял к ней явный интерес и потому в Кралье за ней следили. Вопреки намерениям тьяра, Кисараги "включил" Мину Сильванес в число девушек, которые "прошли" через обряд первой брачной ночи с принцем вместо тьяра согласно условиям договора идентуры, заключенного между Кисараги и Бакаяро в Кралье и засвидетельствованного Никсом, 20 лет.
Сора - глава воровского Дома Весты (ныне покойный). После его смерти среди наследников развернулась борьба за власть.
Фрея - служанка глора Малинче.
Хасан Иль Ген Бай - вор, промышляет на вокзалах. Член Дома.
Шио, Анна - жена Шики Шио, старосты Весты.
Шио, Марра - дочь старосты Весты, Шики Шио. 15 лет.
Шио, Шики - староста придорожного поселения Веста.

Оглавление
Пролог
Глава первая. Отмычка от Реки
Глава вторая. Горящая стрела
Глава третья. Город вечного ожидания

Примечания

*

Название - отсылка к китайской поговорке "Кто ближе к огню, тот первый и сгорит"

**

Особенности иерархической лестницы империи Мерревер:

Титул

Описание

Обращение

Тьяр-лорды/леди

высшие урожденные аристократы самых знаменитых фамилий, ничем особо не занимаются, кроме как состоят в советниках у самого императора, выполняют посольские миссии. Система наследования - майорат

Тьяр, Ваша светлость

Ро-лорды/леди

менее именитые аристократы, которые занимают основные командные должности в военной сфере и на государственной службе. Система наследования – левират. Старшие дети должны осуществлять военную или государственную службу, младший – наследует поместье

Ро, Ваша милость

Глор-лорды/леди

аристократы по выслуге, получают знатность за службу, но титул сохраняют только до второго колена (сам лорд и его старший сын, остальные - простите - подвиньтесь, выслуживайтесь сами). Система наследования – майорат, только первый сын наследует титул

Глор

***

Отсылка к средневековой традиции, существовавшей у некоторых народов (как на Востоке, так и на Западе), брать в заложники детей правителей подчиненных земель и, вероятно, воспитывать их в духе послушания

****

Императорская династия Мерревера

Название

Характеристика

Обращение

Император

Собственно, глава империи, правитель всех земель, он же - главнокомандующий имперских войск

Ваше Величество,
Император

Принцы/принцессы крови

законнорожденные принцы, имеющие право на наследование престола. Система наследования – майорат

Сиятельный принц/Сиятельная принцесса; Ваше высочество

Принцы/принцессы слова

незаконнорожденные и приемные дети императорской семьи. Не имеют права наследования

Принц/Принцесса

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-11-25 07:30:10)

+2

91

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/JU0pr.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
В доме Господина Очивы было пустынно. Точно сам хозяин забрал с собой душу старого здания, когда покинул его.
Старика-дворецкого видно не было.
- Старый лис отдыхает дома, - точно прочитав мысли имперского следователя проговорил глор, опираясь дрожащей рукой о дверной косяк.
Они успели миновать тёмный холл и переместиться к лестнице.
- Спасибо, ваша милость, дальше я сам, - старик отпустил руку Ничоси и вцепился в лестничные перила, изящной причудливой змеёй уходившие вверх.
В припылённые окна проникал свет с улицы, делая холл похожим на садок для крабов. Никс проследовал за глором на второй этаж, затем ещё выше.
- Ро Ничоси, вы можете расположиться во второй спальне, - проговорил Очива, устало опускаясь в кресло-качалку, застеленное пледом, -  Я останусь здесь.
- Вам что-нибудь нужно, глор? – Никс спрашивал не из праздной вежливости, старику было откровенно худо и Ничоси очень хотел облегчить его положение.
- О, ваша милость, уместно ли…
- Прекратите, глор, я абсолютно серьёзно. Это никоим образом не ущемит ничьего достоинства, если вы об этом, - Ничоси вопросительно приподнял брови, глядя на хозяина дома.
Глор пожевал губами и, точно решаясь на какой-то невыразимо трудный шаг, сдался.
- Хорошо, если вы так просите, я бы не отказался от стаканчика травяной настойки.
Очива тонко улыбнулся.
- Графин стоит в моём кабинете, можете не подогревать, это…
Он посмотрел на Никса, точно только сейчас вспомнил нечто важное.
- Ро Никс, вы не могли быть столь любезны и подвинуть ко мне телескоп?
Ничоси улыбнулся. Старик ему нравился. Казалось, что они были знакомы с глором Очивой бесконечное число лет. Именно об этом Никс и думал, двигая магический прибор в сторону сидевшего в тени старого глора.
Линза, ещё не активированная прикосновением хозяина, матово поблёскивала в свете, лившемся из окна. Ничоси бросил короткий взгляд в сторону «Косы невесты», в этот самый момент ставни на первом этаже захлопнулись с резким неприятным стуком. Вероятно, принц успел вернуться раньше.
- Благодарствую, ро Ничоси, - глор похлопал Никса по плечу. Имперский следователь заметил, что рука глора дрожит гораздо меньше. Оставалось надеяться, что Очива столь же крепок внутренне, как и внешне.
- Вы не могли бы проверить, запер ли Старый Лис подвал? – точно спохватился глор. Ничоси кивнул, уже стоя в дверях.
- Вас запереть? – спросил он.
- Нет, ваша милость, не стоит. Я, быть может, скоро смогу передвигаться самостоятельно, - улыбка старика казалась вполне искренней, он сам верил в собственные слова.
- Если что-то понадобится, глор Очива, не стесняйте себя рамками правил, - проговорил Никс, намереваясь исполнить стариковские просьбы немедленно.
- Вы слишком добры, ро Ничоси, - глор вздохнул, настраивая телескоп. За чем или за кем он собирался наблюдать, Никс не спрашивал. Он подозревал, что глор постарается проследить за действиями тьяра, с которым схлестнулся на кануне. Сам ро поступил бы так, будь у него возможность.
Лестница жалобно скрипнула под ногами. Ничоси осторожно спутился вниз, то и дело оглядываясь на оставленную открытой дверь. За порог падал луч света, не имевший никакого отношения к освещению улицы. Глор настраивал инструмент.
В углах прятались тени. Никс коротко выдохнул, миновав второй этаж – такой же безмолвный, как холл-ловушку. Кухня в доме Господина Очивы располагалась почти у самого подвала. Никс миновал её, не преминув заглянуть внутрь. Но кроме спящей печи и кухонной утвари, укрытой полумраком, ничего не обнаружил. И никого – что не менее важно.
Прищёлкнув пальцами, имперский следователь зажёг в ладони небольшой огонёк, что точно свеча разгонял мрак лишь номинально.
Очень захотелось спросить, есть ли кто в подвале, но Никс не стал этого делать. Лишь закрыл массивную дверь, освещая себе путь магическим светом изначального огня.
Стальной запор лязгнул, точно замкнулись огромные челюсти. Несмотря на свои монструозные размеры, дверь шла очень легко и плавно. Дворецкий мог бы без труда справиться с ней, если бы ему пришлось запирать подвал вместо имперского следователя.
Развернувшись на месте, Никс направился обратно в сторону лестницы, больше не заглядывая на кухню, где у самой печи тени сгустились на столько, что казались живыми.
Имперский следователь поднялся на второй этаж, в поисках кабинета глора. Дверь на кухню мягко закрылась за спиной неизвестного.
Настойка оказалась в том самом месте, о котором говорил глор. Полупустая бутылка стояла в шкафчике, по соседству с книгами. Имперский следователь взял её с полки, внимательно рассмотрел в свете дрожащего в пальцах огонька. Снял, крышку, принюхался. Но ничего подозрительного не почувствовал.
Лестница, ведущая на чердак, всё так же скрипела. Ничоси миновал её быстро, не останавливаясь.
В кабинете воцарилась тишина, изредка нарушаемая потрескиванием старой мебели.
- Ваша милость, не могу описать, как я благодарен! – старик принял из рук имперского следователя чуть тёплый бокал, который Никс захватил там же, в кабинете. Огонь в руках мага погас ещё на лестнице.
- Не стоит, мне не трудно, - Ничоси мельком взглянул на проецирующую линзу, там отразилась кухня «Косы невесты» и расхлябанно сидевший в углу принц Кисараги.
- Мне думается, ваша милость, вы зря столь пренебрежительно относитесь к своему спутнику. Ему может грозить опасность, - глор Очива поднял на Ничоси пристальный взгляд, - Я присмотрю за ним.
- Как вам будет угодно, глор.
Честно сказать, Никс не удивился бы, если нападение в лесу не было частью одного плана. Стоило ждать продолжения веселья.
- Отдохните, ваша милость, - прервал мысли ро хозяин дома.
В своём кресле глор Очива казался совсем дряхлым. Даже во время их первой с Никсом встречи ощущение было не столь полным. Ничоси вздохнул. Он знал, что глор прав, но не хотел оставлять старика одного.
- Не волнуйтесь, в дом не так-то легко пробраться, - улыбнулся Господин Очива, - А в случае чего, вы ведь услышите, - он тепло улыбнулся. Никс кивнул. Это было правдой, но только в том случае, если имперский следователь будет неподалёку.
Мрак в холле пустого дома глора точно рассекла лёгкая тень. Она подобно игле прошила мрак и скрылась в районе лестницы.
Никс не горел желанием разглядывать принца Кисараги в столь непотребном виде. Лучше бы глор избрал своей целью тьяра и его окружение. Однако, слова Господина Очивы не шли у Никса из головы. Часть плана? Да неужели? Неужели у принца в голове есть место рациональному мышлению?
Учитывая обстоятельства, ро всё больше и больше в этом сомневался. С другой стороны, всё произошедшее можно было и впрямь подогнать под рамки некоего тайного плана. Если очень этого захотеть.
Никс вгляделся в абсолютно недвижную гладь воды, набранной в умывальник. Почти опустевший кувшин стоял тут же. Фамильная катана стояла прислонённой к низкому столику, на расстоянии вытянутой руки. На том же столике лежала часть обмундирования имперского следователя.
Это будет долгая ночь…
Никс поднял глаза от своего уставшего отражения и вгляделся в зеркальную муть. Отражение света от масляной лампы, стоявшей неподалёку делало лицо имперского следователя на пару десятков лет старше. Тёмные круги под глазами резко контрастировали с бледностью щёк. Никс перевёл взгляд на обширный синяк, поселившийся в районе груди и вздохнул. Пора заняться собственными проблемами.
По стенам и потолку комнаты плясали неясные тени.

+1

92

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Сам себя не развлечешь - кто развлечет-то?[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/nuEkP.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]
*прямое включение из гостиницы*

Стоя у окна принц, принц переступал с пяток на носки. В задумчивости он разглядывал жмущихся друг к другу девиц. Девицы в ужасе взирали на Кисараги. Под их осоловелыми взглядами принц чувствовал себя неуютно. Поди пойми, что там у них на уме. Мина единственная наблюдала за происходящим (точнее, пока не происходящим) с заметным отвращением. Это Кисараги было понятно, а потому - слегка раздражало. Ох уж эти капризные девицы: сначала выпросит дорогой подарочек, а потом, когда ты в лепешку разобьешься, чтобы его добыть, отворотит носик - передумала.
- Как-то не видно в вас азарта, - пожаловался Кисараги капризно. - Я, что ли, замуж хочу?
- А что делать-то, господин принц? - подала голос самая смелая. Так-так, лицо в конопушках, коса толщиной в кулак. Вот эта точно в девках засиделась. Ладно, хоть кто-то здесь мотивирован.
- Вам надо - а я еще и придумывать должен? - поразился Кисараги. Взгляд его уперся в хмурую Мину. А она весьма мила, даже когда морщится. И ой-ой-ой, была бы ведьмой - уже взглядом бы его сожгла. Попыталась бы - уж точно.
Принц щелкнул пальцами.
- Ты!
Человек Бакаяро никак не причислял себя к заинтересованным в близком замужестве, а потому едва не свалился со своей табуретки, осознав, что обращается Кисараги именно к нему. Подскочив, незадачливый охранник подскочил, вспомнил, что подчиняется тьяру и озадаченно заморгал.
- П-принц?
- А? - забывшийся Кисараги уставился на охранника, будто только сейчас его вообще приметил. - А! Как звать?
- Лоэн, принц.
- Писать обучен?
Охранник завороженно кивнул. Кисараги хлопнул в ладоши.
- Госпожа Сильванес!
- Да, мой принц.
Все еще "мой принц". И эти слова она произносит с таким выражением лица. Быть может, послать за ро Ничоси и объявить, что против члена императорского Дома злоумышляют. Мина ждала. Жди, дорогая. Твой принц такого не прощает.
- Добудьте бумагу и перо для господина Лоэна. У вас наверняка есть.
- Разумеется.
Мина чуть склонила голову и направилась к конторке. Кисараги нетерпеливо постукивал по полу носком сапога.
Мина принесла лист не самой лучшей бумаги, обтрепанный с одного края, а также перо и простую глиняную чернильницу. Без дополнительных распоряжений передала все это по-прежнему недоумевающему Лоэну. Исконтьер в сомнении наблюдал за происходящим. Э нет, свидетелям на письмоводительство отвлекаться не стоит!
- Перепишите девушек по именам. Будьте любезны!
У Лоэна отвисла челюсть. Он покосился на Мину с таким видом, будто умолял ее подтвердить, что он здесь исключительно ради нее. А вот Исконтьер по-настоящему обиделся.
- Вы уже располагаете необходимым списком, принц, - напомнил он. Кисараги качнулся в его сторону.
- Я обязательно сличу обе бумаги, - хищно пообещал он. Исконтьер притих, недовольно поджав губу. Мина внезапно улыбнулась. Лишь краешком губ, но лицо ее моментально преобразилось. Рано радуетесь, госпожа Сильванес, рано...
Лоэн долго скрипел пером. Кисараги успел выпить еще вина - Мина наполнила его кружку, не забывая о своем назначении виночерпием.
Наконец, список был составлен с горем пополам. Как и обещал, принц внимательно изучил оба списка.
- Что я вижу, здесь явная ошибка! - заметил он. - Очень надеюсь, что она закралась в документы ненамеренно.
Кисараги передал списки бургомистру. Тот тоже пристально вчитался. Кисараги пока обратился к девушкам с вопросом:
- Кто лучше готовит?
Конопатая подтолкнула локтем одну из соседок. Та несмело подняла руку. Затем поднялась еще пара дрожащих конечностей. Кисараги кивнул и принялся напевать веселую песенку про стрекозку.
- А кто хорошо танцует?
Тут конопатая едва ли не подпрыгнула. Понятно, кто тут на праздниках заводила.
- В чем же ошибка, принц? - подал голос Исконтер. Кисараги оглянулся.
- Как же! Ни в одном из списков нет имени госпожи Сильванес.
Исконтьер и Лоэн в одинаковом смятении уставились на него. Принц безмятежно напевал все ту же песенку на мотив военного марша. Мина решительно сделала шаг вперед.
- Но мой принц, должна сообщить вам, что я не собираюсь замуж. Присутствующий здесь бургомистр, господин Исконтьер, может подтвердить это.
- Вы намерены отправиться в услужение прекрасным девам Кайле и Кларе? - промурлыкал Кисараги.
- Нет, - излишне поспешно ответствовала девушка. Кисараги хмыкнул и небрежно бросил:
- В таком случае, рано или поздно вы окажетесь замужем, дорогая моя! Так что - в список.
Под пристальными взглядами абсолютно всех присутствующих Лоэн вписал имя Мины Сильванес в список. На лбу у бедняги выступила испарина. Мина вытерпела это без возражений. Кисараги отобрал у Лоэна списки и взмахнул рукой, в которой держал опустевшую кружку.
- А теперь... снимаем пояса, уважаемые невесты! Давайте-давайте, не задерживайтесь. У меня не так много времени для вас, я все же принц и бываю очень занят!
Он сунул кружку Мине, потом шагнул к конопатой девице и требовательно протянул руку.

+1

93

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/pCx1r.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]

Старый дом ужасно скрипел. Ночные звуки и шорохи – привычное дело для подобных древних зданий, а это здание было древним во всех смыслах этого слова. Слишком старый, чтобы существовать. Слишком старый, чтобы исчезнуть. Слишком старый, чтобы потонуть в омуте памяти. Как и его хозяин.
Никс уже которую минуту не сводил взгляд с терявшегося во мраке потолка. От огарка свечи, закованной в стеклянную сферу лампы, поднималась тонкая струйка дыма. Дрожащее пламя погасло не так давно, перестав разгонять и без того чернильный мрак, наползавший на стены и пол комнаты, точно рой пауков. Или стая. Или стадо. Только сейчас Ничоси задумался о том, как же можно назвать кучу пауков? Стадо…
Имперский следователь криво усмехнулся. До представления погонщика такого стада дело не дошло. Сон медленно сковывал сознание имперского следователя, забирая тревоги, успокаивая боль. Казалось, что время вокруг замерло и, если бы не постоянные всхлипы старых стен и стоны мебели, отживавшей свой век в тишине и пыли, иллюзия была бы полной.
Никс перевёл взгляд на окно, занавешенное плотными тёмными шторами. Ветер пытался пробиться сквозь ткань, толкая её вперёд. Но тщетно.
Стоп, что? Окно?
Никс приподнялся на локте. Кровать под ним повела себя на удивление тихо. Подушка неохотно выпустила свою жертву, храня отпечаток головы дремлющего человека. Мысли текли вяло и как-то не естественно заторможено. Ничоси смутно припомнил, что после обработки синяков, ещё раз проверил состояние глора Очивы. Старик увлечённо наблюдал за изображением магической линзы. Никс не стал отвлекать старика, только ещё раз сообщил, что будет рядом. Стоило остаться на чердаке, но…
Ро ещё раз приподнялся. Когда он успел лечь вновь? Зверски хотелось спать. Скатанное на кануне в рулон тонкое покрывало сейчас представляло из себя бесформенный ком, зеленоватым языком спускавшийся с края кровати. Окно. Ветер. Глор. Скрип дерева.
Свеча вспыхнула, её отблеск отразился в линзах лежавших на прикроватной тумбочке очков. Лампа не могла осветить всю комнату, пусть часть мрака всё-таки прогнала.
Но ничего подозрительного имперской следователь не увидел. Подчинявшееся его воле пламя горело ровно, не поддаваясь на усыпляющие порывы ветра.
Штора покачнулась, пропуская в комнату толику ночной свежести. Ничоси поднялся, подошёл к окну, но вместо того, чтобы закрыть его, лишь плотнее задвинул шторы, проведя раскрытой ладонью вдоль тёмной ткани. На мгновение под его пальцами вспыхнули рыжие узоры непонятной вязи символов столь же древних, как само Изначальное Пламя.
Нет, барьер был цел. Стоило проверить оставленную для глора защиту. Никс повернулся было к выходу из комнаты и нос к носу столкнулся с тенью в капюшоне. В первое мгновение маг рванул в сторону, уходя из-под смертельного удара… которого не последовало. Задержавшись у края разворошенной кровати, имперский следователь медленно перебирал пальцами алеющий в ладони огонёк. Изначальное Пламя жаждало пищи. Но тень в капюшоне, сейчас обретшая более ясные очертания, не спешила нападать.
- Стой на месте! – приказал ро, всё ещё готовый к атаке.
- Стою, - мелодичный женский голос показался Ничоси смутно знакомым. Ещё секунда и он вспомнил, где уже слышал его. Ткань капюшона медленно сползла с рыжеволосой головы. Ариадна де Копьи посмотрела на имперского следователя удивлённо, затем улыбнулась.
- Вы меня не узнали, ро Никс?
Ничоси кашлянул и вместо ответа резким движением сжал в кулаке подготовленный огненный шар. В глубине зрачков ро всё ещё полыхало зарево несуществующего пожара, однако дыхание его выровнялось. Ну, почти.
- Ро леди, откуда вы здесь? – он оглянулся в поисках одежды. Предстать перед дамой, едва ему знакомой, в одном исподнем было как минимум неприлично, а как максимум… Никс подхватил верхнюю часть мундира, оставленную на стуле и накинул на плечи. Повязка, туго стягивавшая рёбра вечером, немного ослабла. Или он просто привык к ней?
Ариадна шагнула вперёд, поднимая руку. Пальцы, затянутые в тонкие кружева перчатки, коснулись груди Никса.
- Что с вами произошло?
- Долгая история, - ро подобрался.
Лёгкие прикосновения девушки не имели ничего общего с обычным осмотром повязки.
- Ро леди…
- Тише, разбудите глора, - Ариадна загадочно улыбнулась, подступила ещё на пол шага, оказавшись к Никсу вплотную. Её пальцы скользнули вниз по шуршащим бинтам.
Ничоси осторожно опустил руку на плечо де Копьи, балансируя на грани падения на спину, прямо в воронье гнездо, в которое успел превратить кровать, пока ворочался в ней всё это время.
- Ариадна… вы…
Она приподнялась на цыпочки, толкая его, как казалось, невольно. Ничоси ухнул на спину, выбивая жалобный скрип из кровати. Девушка всё ещё была неприлично близко, с неожиданным проворством вновь заняла прежнюю позицию, придавив Никса к мятой простыне.
- Не шумите, ро Никс, или глор услышит.
От неё пахло свежескошенной травой и дымом. Обычный запах, который привязывается к путешественнику, успевшему отмахать достаточное расстояние пешком по хорошей лесной дороге. Рыжие волосы, уложенные в простую причёску на затылке, растрепались. Тёмный плащ куда-то делся, на ро леди было зелёное платье, то самое, в котором имперский следователь запомнил её при расставании.
Но откуда дым?
Здравую мысль задушил поцелуй. Никс вытаращился на Ариадну, отстранившуюся лишь на мгновение. Она привычным движением поправила выбившуюся из причёски прядь. Зачем? Как это глупо в подобной ситуации!
- Так-то лучше, - вырез её платья точно увеличился. Или с такого ракурса он выглядел больше? В любом случае, Ничоси об этом уже не задумывался. Тихий шелест ветра, игравшего плотными шторами, смешался с неуловимым свистом стали, покидавшей ножны. Никс прижал правую руку к затылку девушки, разорвал смертельный поцелуй. Тонкое запястье, скованное ладонью Ничоси, казалось вот-вот переломится от напряжения. Магическая маска стекала Никсу на грудь, обнажая истинное лицо убийцы. Она была женщиной, уже радовало. Но женщиной, совершенно не похожей на Ариадну де Копьи. Короткий ёжик чёрных волос с синими перьями неуместной краски. Алые глаза ночной кошки, закованное в лёгкую броню тело. Морок был качественным, ей почти удалось обмануть его. Почти.
- Слишком рано, - Никс толкнул её, подминая под себя, - Кто тебя послал? Отвечай!
Оружия девушка всё ещё не выпустила, её лицо исказила гримаса, не имевшая ничего общего с той игривой маской, которую она сбросила. Увы, магией сама убийца не владела. Хотя, почему «увы»?
- Тебе не скрыться от Теней, - прохрипела она как-то неестественно глухо. Ничоси отпрянул и вовремя, тело несостоявшегося ассасина объяло магическое пламя, её короткий крик потонул в зелени угасавшей магии. Хлопья пепла опали на кровать. Если бы Ничоси замешкался хоть немного, сгорел бы вместе с ней.
Имперский следователь ошалело глянул на кинжал, отнятый у девушки. Воистину, чудовищно.
- Глор!
Бросившись прочь из комнаты, в коей Никс уже не чувствовал ничего опасного, он мигом взлетел вверх по лестнице и вломился на чердак.
Глор Очива сидел в своём кресле, склонив голову на грудь. Магический телескоп не работал. В темноте не было слышно ничего, кроме приглушённого свиста ночной птицы, долетавшего из леса, окружившего Кралью плотным кольцом.
С каменным лицом, имперский следователь подошёл к спинке кресла, отсвечивавшей каким-то неестественным голубоватым светом.
- Глор Очива, - тихо проговорил Никс, готовый к чему угодно – перерезанному горлу, выжженному магией нутру, синякам удушение и прочим прелестям ассасинской работы, оставленным на теле несчастного старика.
- А?! – глор так резко подскочил, что едва не выбил склонившемуся над ним Никсу челюсть. Имперский следователь тонко улыбнулся и тут же принял серьёзный вид.
- Вам не следует спать сидя, глор Очива, - проговорил он.
- А вам не следует голышом по дому бегать, ро Ничоси,- ворчливо проскрипел старик, принимая удобное положение, - Что с вашим лицом?
Только сейчас Ничоси почувствовал, как по щеке стекает что-то тёплое и тягучее. Ассасин всё-таки зацепила его своим последним представлением. Благо, яда в крови не было, иначе ро сейчас здесь не было. На всякий случай имперский маг прислушался к себе, готовый жечь заразу в зародыше. Но уничтожать было нечего. Даже убийца была уже мертва.
- Они пробрались в дом до того, как я поставил барьер, - проговорил Никс, демонстрируя глору кинжал, - Следует быть настороже.
- Хорошо, идёмте в гостиную, - старик поднялся на ноги, похлопал по телескопу ладонью.
- Я видел всё, что меня интересовало. Завтра утром вы сможете предъявить свои обвинения, ваша милость.
Никс покачал головой. Вензель Бакаяро на рукояти кинжала мог бы служить единственным доказательством, но их накопилось уже столько, что имперский следователь диву давался, как раньше тьяр не попал в поле зрения Солнца Юга.
- Слишком много дел, Империя обширна. Следует усилить контроль над местными управителями…
- Ро Никс, - старик обернулся в дверях, пристально глядя на Ничоси.
- А? – отвлекшись от мрачных мыслей, ро не сразу понял, что к нему обращаются.
- Оденьтесь, ради Непорочных Дев, они и так уже на грани, - довольный своей шуткой, глор Очива ушёл в сторону лестницы.
Никс только покачал головой и перехватив кинжал за рукоять, двинулся следом. Ещё одна бессонная ночь подходила к концу.

+1

94

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]А мы тут... плюшками балуемся![/STA][AVA]http://s1.uploads.ru/xb4nh.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Пояса были традиционные, из сплетенных в косицы шнурков, к которым часто крепились обереги. Они позвякивали в руках Кисараги - в такт всхлипам напуганных предсказуемым унижением девиц. Если мужчина снимает с девушки пояс и распускает ей волосы - это все равно, что объявить себя супругом. В противном случае - позор девице, которая оказалась в двусмысленном положении не обвенчанной.
А процедура распоясывания в присутствии двоих мужчин - надо думать, об этом возмутительном происшествии в Кралье будут рассказывать еще долго. И шепотом - потому как стыдно вслух-то.
Принц напрочь игнорировал укоризненные взгляды Исконтьера, превратившиеся постепенно в откровенно возмущенные. Когда в ладони пояса уже не помещались, Кисараги повесил часть поясов на плечо. Шею неприятно царапала грубо вырезанная деревянная роза. Могли бы и отшлифовать оберег во славу Кайлы и Клары! Наконец, все девицы сдали пояса. Кисараги некоторое время неуверенно покачивался, потом принялся медленно пересчитывать добычу. Трижды спотыкался и начинал счет заново, но так и не преуспел. Зато внезапно вспомнил и развернулся на пятках, стремительно шагнув к Мине.
- Пояс долой, госпожа Сильванес!
Мина молча взглянула принцу в глаза, но вряд ли отыскала там сострадание. Губы ее дрогнули. Но потом Мина спокойно распустила пояс и передала его Кисараги. Кисараги изучил подношение на предмет оберегов, ни одного не нашел и разочарованно цыкнул. Так ничего и не сказав Мине, он направился к Лоэну. Тот невольно даже схватился за собственный пояс, но сообразив, как идиотски выглядит, попытался спасти лицо и сделать вид, что просто заткнул за пояс большой палец - чтобы выглядеть важным и отрешенным. Дальнейшее напоминало игру в фанты. Стоя к девицам спиной, Кисараги поднимал вверх один из поясов и спрашивал:
- Чей?
Кто-то из девиц пищал в ответ свое имя и Лоэн ставил в оба списка соответствующие галочки, а Исконтьер - все более мрачнел. Ему-то Кисараги и сдал ворох цветных поясов. Исконьтер так ошалел, что, кажется, на мгновение потерял способность двигаться. У Лоэна взгляд тоже был осоловелый.
Тем временем, повинуясь взмаху руки принца, Мина поднесла ему еще одну кружку вина. Кисараги приказал:
- Держи!
Потом обошел девушку, напевая очередной припомнившийся ни к месту марш. Потянул ленту, все еще повязанную у нее на шее, провел рукой по волосам, дав им свободно рассыпаться по плечам.
- Так куда лучше, госпожа.
Следующей его жертвой стала Конопатая. Девица затихла, сжавшись, но когда Кисараги протянул ей ленту, взяла ее без колебаний. Кисараги досадливо отвернулся к ее соседке.
- Госпожа Сильванес, сопроводите этих... этих вот, да. На кухню. Мне нужно будет восстановить силы, так что уж будьте добры, расстарайтесь. Кыш-кыш-кыш!
Конопатая схватила соседку за локоть и почти поволокла к Мине.
- И побольше наготовьте! - посоветовал Кисараги. - Еще ро следователь вернется, тоже поди голодный будет! Да чтоб мясо было, а не только ботва!.. А кто у нас следующий?
Краем взгляда принц отметил, что господин бургомистр уже непроизвольно сжимает кулаки, наблюдая за происходящим.
- Послушайте, принц...
- Тщщщщ... Bас зачем сюда позвали, свечку подержать? Тьфу... в смысле, засвидетельствовать? Вот и сви...ствуйте!
Кисараги взмахнул рукой. Еще какое-то достаточно продолжительное время они потратили на пересчет лент и новые галочки.
Вернувшаяся из кухни Мина Сильванес объявила:
- Если мой принц желает, он может пока отведать холодной солонины и овощей...
Кисараги подмигнул Исконтьеру.
- Солонинка! Желаете?
- Принц Кисараги! - возмущенно выдохнул бургомистр. Кисараги вздохнул.
- Ну, нет - так нет. Мне больше достанется. Девушки... идемте. Идемте, идемте! Я слышал, в Кралье прекрасно поют и знают много песен. Ну так, хочу услышать хоть одну. Только вот давайте без этих "Я сидела у реки, слезки по щекам текли"... Давайте что-нибудь... масштабное! Чтобы душа горела и сердце рвалось на подвиги...
Эх, вот будь тут заправила с праздника на площади, он бы подобрал репертуарчик... Некстати вспомнив о сожженном чучеле Темного Дракона, Кисараги невольно пошатнулся. Вот ведь... некстати.
- Сюда, мой принц! - оказавшаяся рядом Мина заботливо поддержала его под руку. Это что за самоуправство?! Кисараги мстительно хватил ее за бок и ощупал округлость бедра... Мина стряхнула руку принца с себя, а самого принца - на табурет у стены.
- Солонина! - объявила она.
Как выяснилось, девицы Кральи действительно знали много песен. Кисараги послушал и про "невянущие розы", и про "жучка на листочке" и "ой пошла я на реку погадать на миленького" и еще много чего странного. Сердце, к сожалению, не трепетало. Принца постепенно охватывала тоска. Когда подоспело жаркое, а за ним и сладкий - с карамельными яблоками и взбитыми сливками - пирог он все же немного повеселел.
За песнями Кисараги как будто и вовсе не заметил шума, который доносился с улицы. Пока Исконтьер не позвал:
- Принц Кисараги! Вам лучше на это взглянуть...

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-08-25 18:40:00)

+1

95

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/xma3N.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Шум на улице сразу навёл на подозрения. Никс поднял голову от недописанного отчёта. Изначальный Огонь мог поддерживать жизненные силы мага в течение пары недель и Ничоси, в общем-то, не испытывал тяги ко сну. Пусть это было неправильно. Никс дал себе слово, что после этого дела как следует отоспится. Увы, слово это не было нерушимым, всё зависело от обстоятельств и того, потребуется ли Императору его следователь по особым делам.
К слову об особых делах.
- Отворяй, собака! – послышалось с улицы. Правда не так уж и близко, точно дравший глотку стоял через дорогу от дома Господина Очивы и смотрел в другую сторону.
«Коса невесты»!
Никс поднялся на ноги и подошёл к окну второго этажа. Защитный барьер едва заметно блеснул в предутренних сумерках. Глор завозился в кресле, стоявшем у тлеющего камина. Ночь выдалась тёплая.
У гостиницы собралась небольшая толпа. Не половина города, но стоило ожидать ещё больше гостей. В основном простые жители Кральи. Пара ремесленных фартуков, рабочие шапки, нескладные фигуры простолюдинов. Женщин в толпе не было.
Ничоси прищурился. Это начинало раздражать. Самую малость. Кому это они собакой пеняют?
- Вы пошто тут разорались, ироды?!
Глор высунулся почти по пояс в соседнее окно и потрясая в воздухе кулаком обратился к толпе. Громкий голос старика разорвал сумрак, взвившись к самым звёздам. Несколько голов повернулись в сторону источника звука.
- Проклятый маг! – пронеслось в толпе. Навскидку, под окнами гостиницы собралось порядка пятидесяти человек. Невелика сила, но если ей грамотно руководить, проблем не оберёшься, в первую очередь для обычных обитателей «Косы». На счёт Кисараги Никс был спокоен – принц сумеет за себя постоять.
Впрочем, зная Кисараги, Ничоси не удивился бы, если бы принц нарочно подставился под удар, дабы досадить своему спутнику ещё больше.
Пока имперский следователь размышлял на тему инфантильности, настроения в толпе поменялись. Во-первых, появились факелы, во-вторых, пустые бутылки, а в третьих – лидер. В центре людского скопления прорезался чей-то басок, невесть кому принадлежащий.
- Чёрный принц забрал женщин, они осквернены! Надо сжечь гнездо порока!
«Приехали телегу запрягать, это ещё что за новости?»
- Вы меня слышите, убогие?! Пошли прочь от моего дома! – повторил попытку достучаться до толпы глор, - Я спать хочу! А вы можете по лесу хоть всю ночь шататься!
Отчего-то перспектива лесных гульбищ никого не привлекла, но на старика обратили внимание.
- Глор пригрел проклятого мага! Глору заморочили голову!
О том, что старик и раньше был скандальным все почему-то дружно забыли.
- Сжечь гнездо порока!
Никс уже напрягся, готовый вмешаться, но Очива его остановил.
- Не время, ваша милость. Пусть кукловод объявится.
- Люди в опасности, - Ничоси покачал головой и полез было на подоконник.
- Да стойте же, смотрите!
Стариковская рука указала в сторону центральной площади. Оттуда стремительно приближались две смазанные тени. Как Очива смог рассмотреть их в такой темноте оставалось загадкой.
Не кукловод. Куклы.
- Расходитесь немедля! – Гаркнул Никс, отмечая, что городская стража до сих пор продолжает игнорировать откровенный беспредел.
- Исконтьер внутри, - проскрипел Очива, кивая на мелькнувшее в окне лицо.
В этот момент магические марионетки Бакаяро появились в толпе. Они замерли недвижно, точно в самом деле были обычными куклами. Две страшные тени на страже своего господина. Но где же он сам?
- Тьяр прислал помощь! – всё тот же неугомонный бас. Стоило заткнуть зачинщика и быстро. Толпа воодушевлённо загудела, факелов стало больше.
- Стойте, ваша милость!
Никс взобрался на подоконник и сиганул вниз, ловко приземлившись на одно колено.
Поднявшись на ноги, имперский следователь оглядел обращённую на него толпу. Лица были суровы и темны. Кто-то очень хорошо постарался, взращивая в этих людях праведный гнев. А тьяр хорош. Всё недовольство, вызванное его деяниями он направил на двух чужаков, столь бесцеремонно прибывших на кануне праздника.
Толпа безмолвствовала. Ничоси словно невзначай опустил ладонь на рукоять катаны.
- Огласите ваши требования, милейшие, - проговорил он.
Теперь господин Очива мог не беспокоиться. В дом никто не проникнет. Что же касалось гостиницы – другой разговор. Стоило увести этих идиотов подальше. Основную проблему составляли марионетки, качнувшиеся было в сторону мага, но опять замершие. Кукловод был близко.

+1

96

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Принц за любой кипиш, кроме голодовки оО[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/wNAbo.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Принц изволил вернуться в общество Исконтьера и Лоэна, чтобы взглянуть. Мужчины стояли по сторонам от двери. Окна-то закрыты ставнями, ничего не видно, а приоткрытая дверь давала хоть какое-то представление о происходящем на улице.
То ли праздник просто продолжился ночными гуляньями, с факелами, вилами и дубьем (ну, все ж человека прямо на площади убили, страшновато в потемках-то без оружия ходить!), то ли местные, потратив день на гулянья, решили поработать ночью. Мало ли, вдруг возле гостиницы нужно клумбы перекопать...
- Не слишком-то их много, - хмыкнул Кисараги. Бургомистр взглянул на него подозрительно. Кисараги пьяненько икнул, демонстрируя полную неспособность здраво оценивать происходящее и возможную опасность.
- Боюсь, горожане могут быть слегка расстроены слухами о заключенном вами с его светлостью Бакаяро договором, - заметил Исконтьер. Кисараги наивно поинтересовался:
- Почему же они не пошли к его светлости?
Исконтьер оставил свои мысли на этот счет неозвученными.
- Лучше вам не выходить, - сказал он терпеливо. - Поднимайтесь на второй этаж. Я попробую поговорить с ними.
- Чшшш... - предостерегающе поднял ладонь Кисараги, прислушиваясь к возмущенным воплям, доносящимся из-за двери. На губах его играла задумчивая улыбка. - Интересно...
Действительно, интересно. Там, снаружи, происходило что-то действительно занимательное. Что-то поопасней разгневанных женихов.
- Принц, - настойчиво позвал Исконтьер.
- Боитесь, что они явятся бить меня, а вам достанется за компанию? - иронично поинтересовался Кисараги. - Запустили вы город.
- Смею заметить, что до вашего появления ничего подобного в Кралье не случалось, - холодно заметил бургомистр. Принц улыбнулся и разрешил:
- Можете не благодарить.
Исконтьер открыл было рот, но принц снова поднял руку, призывая его замолчать. С улицы донесся знакомый голос. И что-то снова поменялось, словно невидимые нити натянулись...
- Заприте дверь, никого не впускайте, - распорядился Кисараги. - Мина!
Девушка появилась мгновенно, и недовольства в ней не замечалось, хотя раньше принц называл ее "госпожой Сильванес". Но это ведь было до того, как он держал в руках ее пояс и собственноручно снял ленту с ее шеи. Чай, не чужие теперь.
- Отведи девушек наверх. Хотя, нет... Идем, запрешь за мной дверь.
Во взгляде госпожи Сильванес вспыхнуло удивление и еще что-то, пока непонятное. Девушки уже столпились на пороге кухни.
- Наверх! - поторопил Кисараги. - До следующих распоряжений, мои красавицы. И главное, помните: сегодня вы были на высоте!
Разумеется, отступление маленького женского войска возглавила конопатая. Сообразительная девочка. Надо будет поинтересоваться, что ей там за жених достался.
Кисараги заботливо перехватил порывавшуюся проследить за девицами Мину под локоток.
- Слушай, там среди них есть такая... которая про "жучка" пела. Короче, племянница вашего начальника стражи городской. Повезло, кстати, девке, что отец на брата не похож был. Или она - на отца. Ну, да ладно. В общем, проследи, чтобы она из гостиницы раньше времени не сбежала. Пока она с вами, дядька гостиницу подпалить не даст. Поняла?
Госпожа Сильванес, кажется, слегка спала с лица, но стойко кивнула.
- А вы, мой принц?
Кисараги засмеялся вместо ответа. Они с Миной как раз дошли до кухни. Исконтьер рванулся было следом, но Кисараги пригрозил ему пальцем.
- Головой за девиц отвечаете, господин бургомистр. Лоэн, а ты - отвечаешь за госпожу Сильванес.
Вконец растерявшийся Лоэн кивнул.
- Послушайте, принц, но стоит ли так беспокоиться... - проговорил вслед Кисараги Исконтьер. - Я...
Кисараги вытащил из-за кадки свой меч и, приложив палец к губам, чтобы Мина молчала, выглянул из-за дверного косяка:
- Сомневаюсь, что горожане законопослушной Кральи, коей покровительствуют кроткие Девы, всерьез собираются напасть на своего принца. Я лишь хочу проследить, чтобы кто-нибудь ненароком не пострадал в толчее.
Мина невозмутимо протянула Кисараги его плащ. Принц заинтересованно взглянул на девушку, но госпожа Сильванес смотрела в другую сторону.
- Будьте осторожны, мой принц, - все же шепнула она, когда он выскользнул за дверь. Однако беспокоилась она зря - за выходом даже не потрудились установить слежку. Бакаяро столь низко оценивает боевой дух принца? Или напротив, не ждет от него малодушной попытки побега? Кисараги обошел гостиницу. Как раз вовремя, чтобы заметить, как две неясные тени скользят по направлению к ро Ничоси, все же явившемуся поинтересоваться происходящим. Недолго думая, Кисараги предупреждающе свистнул.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-11-04 17:14:28)

+1

97

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/4d6Vc.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Резкий свист, разорвавший воздух, точно дал сигнал толпе. Люди разделились на две группы и принялись обходить здание гостиницы. Куклы же не сбились с курса, целенаправленно бросившись в сторону мага. Никс бросил в сторону здания короткий взгляд. Если всё зайдёт слишком далеко, придётся дать волю изначальному огню. Это даст оставшимся внутри шанс на спасение.
Говорить с этими людьми оказалось совершенно бессмысленным занятием. Пока их направляет невидимый лидер, они останутся глухи.
Несчастные. Они понятия не имеют, инструментом чьих рук стали.
Имперский следователь резко выдохнул, выхватывая катану из ножен. Сталь легко рассекла воздух, со звоном встретившись со стальными когтями одной из марионеток. Механические челюсти негодующе клацнули блестящими зубами. Мёртвые глаза смотрели прямо на Ничоси.
Никс отбил первую и вторую атаки. Марионетки действовали слаженно и очень красиво. Все их движения напоминали некий давно отрепетированный танец. Вот только Ничоси в репертуар не входил. Маг отскочил в сторону и вовремя. Земля под его ногами взорвалась под гнётом механической конечности. Тихие щелчки и звон, сопровождавшие каждое движение кукол, будили в памяти воспоминания о музыкальных шкатулках. Такие маленькие и красивые резные коробочки, что части можно встретить на туалетных столиках молодых девушек или трепетных юношей. Искусство создания настоящей музыкальной шкатулки, в которую мастер вкладывает свою душу, сокрыта за семью печатями. И Никсу сейчас показалось, что у тех красивых безделиц и этих страшных существ есть нечто общее.
«Оборотная сторона магии…»
Никс опять увернулся. Стальные когти полоснули мундир в опасной близости от тела.
Толпа остановилась. Точно завороженные они наблюдали за этой схваткой трёх смазанных пятен. Никс улучил момент, выкрикнув в лицо неживого врага:
- Угроза жизни, - звон стали, вспышка искр, - Слуге Солнца Юга, - новый удар, - Угроза самому Солнцу Юга.
Строки из официальных предписаний. Он всё ещё надеялся образумить кукловода, перешедшего черту. Неужто хозяин этих чудовищ надеется, что убив посланников главы империи, он окажется в безопасности? Что за детская наивность!
Но не детским ли капризом было всё то, что тьяр устроил в городе? Точно большой избалованный ребёнок, он играл людскими судьбами, как механическими куклами. Но в отличии от заложенной в механизм музыкальной шкатулки мелодии, люди не всегда подчиняются воле обстоятельств. Точно песок, ломающий тончайшие шестерёнки, чужаки испортили тьяру его любимую игрушку. И что же он? Вместо того, что бы бережно вычистить механизм, он решил разбить свою игрушку, надеясь таким образом отомстить песчинкам за поломку. Смешно.
- Это бесполезно, вы это знаете.
Нарочно ли Никс обращался к тьяру столь вольно или же под гнётом обстоятельств – сейчас он и сам бы не ответил. Намеренные оскорбления точно раззадоривали марионеток. Слова долетали до кукловода? Прекрасно. Так кто же дёргает за ниточки? Неужто сам тьяр? Это было бы даже забавно, но Ничоси был совсем не уверен в том, что Бакаяро будет лично марать руки в этом деле. Он ведь даже во время собрания оставался в стороне, точно наблюдатель, но не прямой участник и причина творившихся беспорядков.
Последние воспоминания жертвы тоже содержали образ марионетки. Этот несчастный был не первым? Стоило разобраться.
Но пока Ничоси лишь отбивал новые атаки, пытаясь вычислить магические пути. Нити, невидимые глазу обычного человека, тянулись от запястий и щиколоток марионеток, пропадая в предрассветной дымке. Кто же? Кто же из них?
И тут Никс увидел принца.
Нити-манипуляторы тянулись к нему, точно тонкие фиолетовые щупальца диковинной твари. Кисараги стоял в центре этого жуткого тёмного цветка из магической сети невидимого кукловода. На какой-то миг Ничоси показалось, что именно принц руководит движениями марионеток, но только на миг. Нити дёрнулись, резко проходя сквозь тело Кисараги. Он их не чувствовал, как и любой человек, на коего не направлено действие подобного заклинания.
Ничоси увернулся от новой атаки марионетки, под возгласы части толпы, оставшейся наблюдать за сражением. Кукловод стоял прямо за спиной принца, прячась за самым очевидным подозреваемым. Нарочно ли это было сделано?
Никс рванул в сторону Кисараги, на ходу поджигая в левой ладони алый огненный шар. Линзы очков мага наполнились отблесками Изначального Огня. Осадившие «Косу невесты» решились на штурм.
Лезвие катаны ударило по узлу переплетённых меж собою магических линий. Они лопнули, точно самые настоящие шёлковые нити, ударяя откатом по кукловоду. Марионетки вновь замерли, не достав до своей цели пару шагов.
На втором этаже гостиницы бургомистр отчаянно затряс руками, точно схватился за что-то горячее.
- Чёрный принц здесь! - выкрикнул кто-то из толпы.
- Проклятый маг защищает Чёрную Кровь!
От принца слова несло наливкой. Честно сказать, Никс удивлялся, как он ещё стоит на ногах.
- Ваши друзья очаровательны, принц Кисараги, - проговорил маг, глядя на обступившую их толпу. Марионетки опять двинулись, но никаких действий более не предпринимали. Теперь ход тьяра. Неужто и правда решится?

Отредактировано Saito Hajime (2017-09-06 18:56:52)

+1

98

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Принц за любой кипиш, кроме голодовки оО[/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/n2H9N.gif[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Боевой маг действовал красиво и, кажется, слишком демонстративно.
Офицер привык покрасоваться? Сколь же тяжела его теперешняя жизнь, омраченная опалой.
Кисараги на мгновение озадачился тем, что ближайший противник шарахнулся от него - К Никсу. Принц слова не владеет магией. Никс определенно опасней. И тем не менее...
Секрет раскрылся весьма скоро и самым неприятным образом. От Кисараги не ускользнуло осуждение во взгляде Никса. Ро готов был вынести приговор во славу Солнца Юга. Ах, как самонадеянно и как некрасиво. Это длилось всего пару мгновений - и на это время принц оказался словно скован. Вероятно, ро мог применить к нему какое-то из сковывающих заклинаний...
Никс передумал уже в движении - так Кисараги показалось. И тут же он оказался свободен. Как раз, чтобы воспользоваться счастливой возможностью и ускользнуть с пути боевого мага. Но так, чтобы это не было похоже на бегство. Просто Кисараги развернулся, будто хотел разглядеть, что же такое ро увидел за его спиной... Предсказуемо позади обнаружилась лишь тьма, расцвеченная вдали городскими огнями.
Толпа зашумела. И если упоминание о "проклятом принце" не доставило бы Кисараги особого беспокойства, то намеки на "черную кровь" заставили его нахмуриться.
Безрогий демон! Этого не хватало.
Желание развлекаться разом отпало. Косо взглянув на иронизирующего ро, принц шагнул навстречу толпе. От него попятились. Спасибо, хоть сами себя напугали. А меч в руке Кисараги, должно быть, усугубил неприятное впечатление. Принц снял капюшон и заинтересованно оглядел местное население. Показалось ему или нет, но среди обозленных горожан мелькнула зеленая куртка менестреля. Хотелось бы еще раз пообщаться с этим малым после...
- Что происходит, господа хорошие? - хорошо поставленным голосом человека, привыкшего к публичным выступлениям, поинтересовался Кисараги.
- Дык это...
- Ну так, значица...
- Сталобыть...
- Сталобыть? - подбодрил принц. Сквозь толпу протиснулся знакомый персонаж. А вот и начальник стражи, все же беспокоится о своей племяннице.
- Принц, позвольте высказаться!
Кисараги сомневался, что его запрет повлияет на собеседника и потому не стал спорить, лишь благосклонно кивнул.
- Ваша выходка... срам сплошной!
- Да ну что вы, ваши девушки показали себя в самом лучшем свете, - улыбнулся Кисараги.  - Отвечу сразу и на следующую вашу претензию, которая наверняка будет. Произошедшее здесь, - он махнул рукой на "Косу невесты", - суть не мой каприз, но результат нашего соглашения с тьяром Бакояро. Тьяр самолично подписал идентуру.
Тут Кисараги похлопал себя по плащу, будто надеялся, что из него означенный документ и вывалится на радость всем присутствующим. Но нет, ничего не выпало, и принц виновато развел руками. Взгляды проследили за мечом.
Покачнувшись, Кисараги опустил меч. Скользнул взглядом по горожанам, не задерживаясь на тех типах, которые слегка отличались... вот противно становилось до тошноты от их присутствия. Или это все из-за Ао? То обездвиживающее заклинание... было ли действительно обездвиживающим?
- Таким образом, смею заверить, я всего лишь действую в рамках договоренностей. У нас и свидетели были. Вот хотя бы его милость ро Ничоси, имперский следователь. А вы его так... поперек воли Владыки Севера... Ай-яй-яй, нехорошо... не по-божески, господа, я прямо не узнаю в вас людей!
Тут принц, видимо, перегнул палку, потому что нелюди обиделись и принялись шевелить в знак протеста вилами и прочим инвентарем.
- Вы уж простите, принц, да только брехня все это! - высказался кто-то дипломатично. - Потому как... ну, девок-то наших... больше дюжины...
- Я заметил, - кивнул Кисараги.
- Ну вот, а вы, сталбыть, один-одиношенек. Обманываете вы...
- Фу, господа, между прочим, условия договора я выполнил, вам бы мне спасибо сказать. А вы вилы притащили. Или это такое продолжение праздника. Так вы бы сразу сказали, его милость не дергался бы так.
Чего ждут те, кто напал на Никса? Чего ждет сам Никс?
В повисшей тишине смех Кисараги прозвучал как-то особенно громко. Принц еще и покачнулся. Кажется, наливки все же было многовато.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-09-07 07:04:51)

0

99

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/wJxF3.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Они стояли вдвоём против обозлённой толпы, которая с момента своего появления перед гостиницей только увеличилась. Злые глаза, прячущие страх и ненависть, хмурые грубые лица, крепкие руки, сжимающие первое попавшееся оружие и огонь, колышущийся на концах факелов. К последнему у Никса вообще претензий не было, только местные, живущие столь далеко от столицы и не видевшие боевых магов, могли додуматься притащить огонь на борьбу с его адептом. Но Ничоси их не винил. Он винил себя и свою непредусмотрительность.
Пьяный принц смотрелся бы комично, будь ситуация чуть менее фатальной. Однако, он попытался помочь. Разумеется, спасая собственную шкуру, но это было очень вовремя. Крестьяне задумались, подмастерья чуть сузили оскалы лихорадочных улыбок, старики (а были в толпе и такие) опустили оружие. В их возрасте это было уже не увеселительной прогулкой.
Сожжение заживо на завтрак, линчевание на ужин. Культурно у нас живёт периферия, ничего не скажешь. А что же их ждёт на фронтире? В конечной точке путешествия? Подумать страшно.
Пока Ничоси представлял радужные перспективы предстоящего похода на север, толпа опять заволновалась. На свет от факелов (окна «Косы невесты» были плотно закрыты ставнями и света почти не давали, а надверный фонарь кто-то предусмотрительный успел сбить и растоптать) протолкался уже известный Никсу персонаж – бедолага с топором, что едва не убил своего господина. Кстати о нём. Где прохлаждается Бакаяро? После отсечения манипуляторов, кукловод так и не появился, но Никс успел почувствовать ускользающий магический след. Незнакомец был в гостинице. Кто же это? Девицы? Сомнительно, хотя исключать такую вероятность не стоит. Бургомистр? Вероятно, он показался Ничоси излишне доброжелательным – дурной признак в сложившейся ситуации. Наблюдатель? Не исключено.
Сейчас большая часть народу находилась на втором этаже. Будь у мага возможность, он обыскал бы здание и нашёл виновного, но увы.
- Стойте! Что вы делаете?! – выкрикнул вновь прибывший, встав между полукругом горожан и двумя чужаками. Никс представил, как это выглядит со стороны жителей Кральи и ему стало смешно. Но виду маг не подал. Придётся защищать бедолагу. Но что потом? Когда они уедут? После такого выступления парень не сможет здесь жить… Разве что…
Ничоси поджал губы. Подготовленную пригоршню огня он загасил ещё во время своего набега на Кисараги и потому сейчас принял свободную стойку с опущенным к земле клинком. Мнимая расслабленность, призванная хоть как-то отвлечь от сути.
- Что вы делаете?! Остановитесь!
- Отвали с дороги, Керр, - крикнул кто-то из задних рядов.
- Но послушайте, они пытались помочь! Неужели вы не видели! – на спину защитника справедливости было жалко смотреть. Никс шагнул вперёд, резко отодвигая оратора плечом. Керр от неожиданности вскрикнул и шлёпнулся на землю, но резко поднялся на ноги, отступив на шаг назад и оказываясь с чужаками на одной линии.
- Глупец. Что ты делаешь? – процедил Ничоси не оборачиваясь, - Теперь тебя сожгут заживо твои же друзья.
- Не сожгут, - буркнул парень и покосился на принца, точно только сейчас его увидел, точнее, оценил его состояние.
В окно второго этажа свесился глор Очива. Старик молча взирал на происходящее и с такого расстояния было сложно определить – с тоской или страхом. Впрочем, последнего Ничоси за глором не наблюдал.
- Расходитесь, милейшие. Чего вы добиваетесь? Междоусобицы? А отстраивать кто будет? Неужели вы забыли, с чего всё началось?
Ответом было гнетущее молчание. Парень притащил с собой топор. Тот самый, так и не дождавшийся свиданием с головой тьяра Бакаяро?
Никс заметил движение вовремя. Отчего-то в голове скользнула шальная мысль о том, что их честной компании не хватает Лоры Кхон для пущей убедительности.
Марионетки синхронно поднялись с земли, куда успели осесть за время короткой драки и подошли со спины. Они чуть наклонились вперёд, точно гончие, взявшие след, но ещё не получившие команды псаря.
Кукловод не появится. Тьяр прячется в своей норе и выйдет наружу лишь с рассветом, что бы всплеснуть руками и воздать молитву Непорочным Девам. Душащий цветочный аромат, как кажется, стал значительно слабее. Или Никс принюхался?
- Я помочь хочу! – с горячностью сказал Керр, с вызовом глядя на толпу. Имперский следователь только вздохнул. Принц был неподражаем, стоит подбавить масла в огонь?
- Во имя Непорочных Дев, что вы творите?! – в окне второго этажа показалась какая-то ширококостная девица. Длиннющая коса свесилась вниз, на миг показалось, что кончики волос коснутся земли, но иллюзия быстро разрушилась, - Папа, ты хочешь убить меня?!
В толпе кто-то заворчал. За спиной активистки показались ещё несколько испуганных девичьих лиц. Волнение усилилось. Вот только гнева в голосах явно поубавилось. Увидев воочию заложниц нечестивого принца, горожане слегка стухли в своих благородных порывах.
Никс молчал. Керр покрепче перехватил топор, готовый в любой момент отразить натиск врага. Но пока атаковать никто не спешил.
Девицы нестройно кучковались у окна, глядя на толпу воловьими глазами несчастных жертв. Жертв обстоятельств, а не какого-то злодея. Кто додумался дать им слово? Мина? Исконтьер? Ни того ни другой видно не было.
Керр выступил вперёд.
- Видите, они в полном порядке! Нас обманули! Послушайте же меня!
Предутренний воздух разорвал тонкий свист арбалетного болта. Имперский следователь дёрнулся в сторону, совершенно рефлекторно вскидывая левую руку. Керра обдало волной жара. Парень вскрикнул, отпрыгивая в сторону. На землю упало горящее древко арбалетной стрелы. Толпа замерла на мгновение.
- Кто стрелял?! – заорал имперский следователь.
- Папа! – заорали хором сразу несколько девиц, заглушая и Никса и толпу и вопрос Керра, вновь оказавшегося на земле.
Ничоси развернулся к магическим марионеткам, но их нигде не было. Следы вели в гостиницу.

Отредактировано Saito Hajime (2017-09-06 18:56:50)

+1

100

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Человек-Приуныл[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/YEx5o.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Последней каплей стало появление Матти... или как его там зовут, этого парня, которого начальник стражи грозился изничтожить за подготовку покушения. Керр так Керр, не слишком звучно, неудивительно, что дядя заартачился. Но стоит отдать молодому человеку должное - он был последователен в своих действиях. И не менял мнения только потому, что отец невесты настойчив и страшен.
Однако весь балаган уже прискучил принцу. Никс действовал вяло, будто нехотя. А где же чутье следователя, которое не давало ему покоя раньше? Или для того, чтобы заставить Ничоси пошевеливаться, необходимо, чтобы впереди мельтешила зеленая юбка дорожного платья?
Выстрел не был направлен в выразителя воли Солнца Юга. Кому-то в Кралье достало ума не доводить ситуацию до абсурда. Хотя куда уж абсурдней, если по чести-то рассуждать.
- Еще один выстрел - и город будет уничтожен за покушение на сына императора! - ненавязчиво предостерег Кисараги и засмеялся, хотя ничего смешного в угрозе, наверное, горожане не усмотрели (во всяком случае, принца никто не поддержал). - Все, кто намерен драться - направо, кто жениться - налево.
От неожиданности толпа пришла в неловкое движение и кого-то в процессе размышлений о целях в жизни едва не насадили на вилы. Кисараги оглянулся на Никса.
- Не будете ли столь любезны, ро Ничоси, обозначить мне ситуацию?
Принц был в высшей степени недоволен. Да, Никс только что вступил в поединок с неизвестным противником. Но нет, Кисараги не оценил сей жест как прекрасное служение, особенно вкупе с бессмысленным использованием имени императора.
- Что за сброд прикрывается именем тьяра Бакаяро?! - загремел принц. Толпа снова заколыхалась.
- Простите принц, но и ваши действия...
- Сообразны действиям вашего тьяра, неужто я непонятно выразился?!
Тут Кисараги внезапно вспомнил, что пьян, и покачнулся, неловко воткнув в землю меч и оперся на рукоять. Помогло это мало.
- Господин начальник стражи!
Проклятье, он так и не вспомнил, именовали ли при нем вспыльчивого дядю.
- Не будете ли столь любезны пригласить сюда тьяра, пока голосом Юга здесь кого-нибудь не убило ненароком? - предложил принц. - И да... что я хотел-то... Ро, вы так и будете стоять столбом? Мне говорили, вы боевой офицер. Пока я не вижу высокой квалификации... теряете хватку?

0

101

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/imurJ.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Крестьяне, казалось, всё ещё размышляли. Опасное время, что ни говори, особенно в свете последних событий. Рассвет, точно замёрз. Солнце замерло где-то там, за горизонтом, упрямо не желая показываться на свет очей Девы Дождя. Уж не Тёмные ли крылья проклятого дракона укрыли его навсегда? Ведь, именно этого боятся здешние люди?
В прочем, жителям Кральи и без того было чем заняться. Вон, демонов из города изгнать, например. И точно в ответ на эти мысли, принц Кисараги продолжил свою пьяную речь. И если бы не последний эпитет, соскользнувший в откровенные пучины, можно было бы вздохнуть спокойно. Но принц как всегда всё испортил. Или же он сделал это намеренно? Никс всё больше и больше убеждался в том, что его соглядатай ничего не делает просто так и за мнимой праздностью скрывается тонкий расчёт. Господин Очива мгновенно раскусил царственного гостя, отчего же Никс этого раньше не замечал? Мешала уязвлённая гордость? Едва ли, Ничоси успел свыкнуться со своим положением уже давно и большую часть колкостей попросту игнорировал, а что касается его обязанностей.
- Крестьяне не опасны, принц Кисараги, - Никс медленно обвёл взглядом начавшую тушеваться толпу, - А перед вином я, увы, бессилен.
Как же привести его в чувство?
Никс знал пару тройку методов экстренного вытрезвления, вот только после них придётся ещё и принца откачивать. А времени на это становилось всё меньше.
Начальник стражи поджал губы.
- Экипаж ждёт.
Он точно ждал таких ответов. И даже обозлённая ранее толпа не стала ему противиться. Девицы в окнах второго этажа так же умолкли, с какой-то странной жадностью следя за происходящим. В свете принесённых людьми факелов их лица казались мистическими изваяниями древних.
Глор поймал взгляд имперского следователя и едва заметно кивнул. Отчего-то Ничоси уже знал, что их ждёт, но продолжил делать вид, что несколько озадачен.
Катана с тихим шелестом скользнула в ножны. Магические марионетки, тихо покачиваясь из стороны в сторону, вновь приняли вертикальное положение. Таинственный кукловод вернул себе управление. Никс предполагал, что этот человек находится в гостинице. Но девушкам он вреда не причинит в отсутствии Чёрного Дракона. Вот ведь прозвище, хуже не придумаешь. На миг Никсу стало жаль принца, постоянно боровшегося со всем миром. Но только на миг. Потому что в следующую секунду имперского следователя уже отвлекли.
- Идёшь с нами, - проговорил он тихо, кладя руку на плечо вызвавшегося на защиту проклятых гостей парня. Керр непонимающе уставился на Никса.
- Твой выход был весьма благороден, но глуп. Они убьют тебя, если мы проиграем. А если мы выиграем, тебе лучше оставаться поблизости.
- Но… я уеду…
- Уедешь. На рассвете. В ночной тьме скрывается Зло.
Перед мысленным взором Никса промелькнула оскаленная морда лесного демона. Тонкие пальцы нацелились на мага, с их кончиков вот-вот сорвутся смертоносные иглы. Нет, больше крови эта тварь не получит. И другие – тоже.

В экипаже было душно. Тьяр Бакаяро нарочно здесь так надышал, что бы гостям жизнь мёдом не казалась?
Ехали не долго. Никс украдкой глянул на принца. Он всё ещё пытался понять, что такого разглядел в нём старик глор, что укрылось от его собственного взора? Керр торчал снаружи. То ли суеверный страх, то ли внешний вид принца повергали парня в сущий ужас. А быть может, он наконец-то осознал всё безрассудство своего поступка и теперь пытался найти выход? Невесты ему в этом городе точно не видать. По крайней мере, в ближайшие десять лет. Сколь проворной оказалась дочь глора, успевшая покинуть Кралью до ознаменованных событий!
Но вместо сложившегося уже образа дочери Господина Очивы, Никс отчего-то представил ро леди де Копьи. Это воспоминание породило тяжкий вздох, точно послуживший сигналом к остановке.
- Прибыли, принц, ваша милость!
Керра возница точно не замечал. Тем лучше для парня. Может, оставить его здесь? Нет, опасно. Он хоть и смелый молодой человек, но совершенно лишён опыта и стратегического мышления. Забавно, Ничоси опять думал о безопасности кого-то другого, игнорируя своё собственное положение. Зачем тьяр пригласил их в собственный дом? Уж не за тем ли, что бы избавиться от неугодных гостей в тишине родных стен? А смысл? Неужто он рассчитывает скрыть это дело?
Вариантов была масса и все не радовали.
Нет, сейчас он не имеет права останавливаться. Задание Солнца Юга ещё не выполнено, они даже не подобрались к северным границам. В Дар-Меро будут недовольны.
От последней мысли стало смешно. Точно обитатели дворца когда-либо были в другом состоянии.
А тьяру Бакаяро не откажешь в умении подать себя красиво. Роскошь его жилища могла посоперничать с парадным приёмным залом обиталища коронованной семьи. Разве что размерами уступало изрядно. Этакая уменьшенная копия . А ещё амулеты. Имперский маг почувствовал их тотчас же, когда экипаж подкатил к парадной двери. Интересно, тьяр не гнушается принимать проклятых гостей со всеми почестями.
В зале было холодно и пустынно, зато светло. И уюта этот свет совершенно не добавлял. Отблески пламени свечей и камина плясали в изгибах позолоты, покрывавшей лепнину стен и потолка. Отражался в зеркалах таинственными отблесками, делая присутствующих похожими на древних призраков. Странная параллель с девицами из гостиницы. Да весь этот город, если на то пошло, точно один громадный призрак из седой старины.
А если взять во внимание это приглашение.
И всё-таки, они были здесь не одни. На выходах из залов тщетно пытались скрыться представители городской стражи. Вероятно, лучшие представители, потому что знакомых лиц ро не приметил.
Тьяр появился неожиданно быстро. Лично имперский следователь промариновал бы своих нежданных гостей ещё немного. Но сейчас смысла в этом особого не было. Чего время тянуть, верно?
Ничоси был готов к любой каверзе, коя всенепременно воспоследует, после того, как тьяр скажет, что думает о нарушителях спокойствия его личного королевства.
Людей жалко. Пусть они и не понимают.
- Приветствую, мой принц, ро, - тьяр выглядел как-то странно. Он совсем не походил на того до нервности обозлённого человека, что Ничоси видел в таверне во время заключения договора. Нет! Сейчас это был самый жизнерадостный и цветущий человек во всём Мерревере. На мгновение в голову имперского следователя проскользнула мысль о двойнике, но она мгновенно улетучилась. Это было не логично.
- Вы столь любезно приняли моё приглашение, - теперь он обращался только к принцу и Никс медленно отступил к зеркалам. Ровно за их изменчивой поверхностью таилось чёрное зло магов. Игниевые амулеты. Три штуки. И это только в этом помещении. Как мило со стороны тьяра. Магия здесь умирала, подобно мотыльку, попавшему в пламя свечи. Но это не было проблемой. Пока не было.
- Вы здесь, в моём доме! Это так волнительно!
Керр, что до этого стоял неподалёку молчаливой тенью, внезапно оказался по левую руку от Никса.
- Они убьют нас? – он отчего-то включил в список негодяев ещё и Кисараги. Смышлёный парень, зря ро о нём думал всякие гадости.
- Возможно, - имперский следователь пожал плечами.
- Вы так спокойны, Ваша милость… - Керр сглотнул.
- А что нам остаётся? – в голосе Никса скользнули ледяные нотки.
Парень посмотрел на ро странным долгим взглядом и ничего не ответил.
- Так быть посему! Вы явились в мой дом, что бы убить меня! Я не позволю этому произойти! А перед Солнцем Юга я отвечу самолично! Предоставив все доказательства… Стража!
Этот вопль был столь внезапным, что Никс аж подпрыгнул. Честно сказать, акустика в зале была превосходная.
- Вы здесь одни, - точно они успели об этом забыть, напомнил тьяр, отступая от Кисараги. Никс только вздохнул. Вот и треснула маска радушия, выпуская на свободу то, что таилось под ней.
- Спасайте своего господина! Проклятье Мерревера должно сгинуть!
Принц сетовал на отсутствие веселья в пути? Самое время вознести благодарственную молитву Деве Дождя. Или кому там молится принц, когда никто его не видит?
- Разбей зеркала, возьми то, что под ними и убирайся отсюда, - приказал Никс Керру, на которого и впрямь никто внимания не обращал. То ли способности у парня такие, то ли не только Ничоси не воспринимал Керра всерьёз. Вот и славно.
Тьяра точно и след простыл, зато народу в зал понабилось – любо дорого. И все как на подбор полны решимости уничтожить посланников Чёрного дракона. Или самого Чёрного Дракона, если придётся.
«А ведь я так и знал…» - подумал Никс, отбивая первый весьма грамотный выпад короткого меча, - «И глор знал, хитрый лис. И принц?»
Кисараги оказался в самом центре толпы, вольно или невольно – одна Дева Дождя знает.

+1

102

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Человек-Приуныл[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/7p0ys.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]
Дорогой принца растрясло так, что он еще долго чувствовал желудок где-то под самым горлом. Видимо, это помешало ему в полной мере оценить роскошь жилища тьяра Бакаяро.
И вот ведь что характерно. Чем дальше от столицы, тем знать стремится больше выделиться, показать свое богатство. Да только вот вкус страдает. Оттого иногда даже смешно становится.
Сейчас, правда, Кисараги смешно не было. Тяжесть не самых легких дней опустилась на плечи. Кисараги никак не мог отделаться от чувства тревоги, которое заставляло прислушиваться к каждому шороху. Но тело вдруг стало неповоротливым, словно чужим.
- Да, несмотря на то, что приглашение было составлено с нарушением принятого этикета, мы все же решили его принять. Исключительно из уважения к вашему отцу, - последнюю фразу Кисараги все же не поленился подчеркнуть. И заметил, как у Бакаяро дернулась щека.
Тьяр говорил еще что-то. Принц оглянулся. Слова Бакаяро доходили до него с трудом. Но замысел тяьра был настолько же понятент, насколько возмутителен. И очевидно бесперспективен. Или не так уж очевидно?
- Ой, не орите вы так! Голова от вас гудит...
Кисараги взглянул на меч, который все еще сжимал в руке. Оружие потяжелело с тех пор, как принц и ро Ничоси покинули "Косу невесты".
- Уверены, что не растеряли боевых навыков, ро? - поинтересовался Кисараги. Даже говорить ему было лень, потому он решил сэкономить на ухмылке. Бакаяро вот улыбался за двоих. Как безумный. Да не пьян ли он?
И - снова спасибо братцу Ариану за науку. Как только принц увидел противников, он забыл о навалившейся тяжести. Двигался, он медленнее, чем обычно. Да только и противники были старательные, но искусные воины. Настоящую битву вряд ли многие из них видали. Кисараги старался вложить в каждый удар как можно больше силы. Чтобы победить противника побыстрее... но все равно уставал слишком быстро. Зато принц разозлился. Да что такое! Какой-то выскочка, возомнивший себя равным повелителю или хотя бы принцам крови, решил показать Кисараги, кто сильней?!
Принц не следил за маневрами Матти-Керра. Никс, кажется, отдавал парню какое-то распоряжение. А то давно бедняга на глаза не попадался. В прочем, сам виноват - влез не в свое дело, когда не звали.
Откуда-то донесся звон бьющегося стекла и возмущенный вопль Бакаяро. А, теперь принц знал в каком направлении двигаться, чтобы добраться до мерзавца. Безрогий демон! Сейчас разберемся, у кого тут кровь чернее!

+1

103

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/dtKh2.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Эхо гулких шагов неслось по коридору, отскакивая от стен и усиливаясь кратно. Складывалось такое ощущение, что идёт не один человек, а целый десяток, а то и больше. Но это был обман. В дальнем конце огибавшего центральный зал коридора мелькнула тень. Кто-то спешно убегал прочь, отчаянно размахивая руками. Никс шёл спокойно. Магия здесь постепенно просыпалась, стоило покинуть отвратительно роскошный зал. Вероятно, амулетов на всё поместье не хватило. А может быть, они сокрыты где-нибудь ещё. Чем дальше от Дар-Меро, тем явственнее проглядывал след из запрещённого металла. Складывалось такое ощущение, что столица просто напрочь лишена игниса. Как такое возможно? Где все эти глоры и тьяры берут столь ценный материал? Неужто в империи существуют незаконные разработки? Только этого не хватало… Дорога ро лежала на север, но столько всего с ним уже приключилось, что Ничоси начинал сомневаться, что сумеет туда добраться до окончания года. В прочем, как оказалось, всё это входило в планы Солнца Юга. Император не ждал скорого возвращения. Другое дело – принц. Он остался в зале, увлечённый поединком. Ничоси мысленно вернулся в тот момент, когда тьяр Бакаяро отдал свой преступный приказ. Глупец. Стража не справится с ними, даже если будет иметь многократное численное превосходство. И дело даже не в крови или умениях. Веками взращиваемый трепет перед магами и проклятыми не отступит даже сейчас, когда от этого зависят их жизни.
Соглядатай, конечно, будет вне себя, когда всё закончится. На сколько Никс успел узнать этого человека – он ничего не делал просто так, даже если это казалось на первый взгляд именно таковым.
Ночь лила тьму в окна коридора, идущие стройным рядом по левую руку имперского мага. Тишина, коей щедро одарили его стены, сомкнувшиеся вокруг центрального зала, нарушалась лишь звуками шагов. Его собственных и тьяра.
Никс молча продолжал свой путь, ловя отголоски изначального огня, проснувшегося в его душе. Коридор кончился и Ничоси остановился. Хозяин города был здесь. Он стоял прямо перед Никсом, шагах в десяти и сжимал в руке последнюю защиту – осколок… нет, не игниса. На этот раз это была подделка. Ничоси внимательно посмотрел на чёрный кусочек непонятного происхождения, затем на тьяра.
Бакаяро казался сейчас безумнее той твари, что являлась Никсу в воспоминаниях не так давно. Они были здесь одни. Тело Керра лежало на выходе. Парня закололи рапирой, что сейчас болталась на поясе тьяра. Вот так просто и очень быстро. Ничоси скрипнул зубами.
- Прочь, маг! Я избавлю империю от вас обоих!
Куда делся весь аристократический лоск? В горящих ненавистью и страхом глазах  не читалось и грамма расчётливости. Что случилось? Не ту настойку хлебнул поутру?
Если бы не все эти многочисленные преступления, Никс мог бы даже посмеяться. Но ему было не смешно. Звуки сражения внезапно появились вновь. То ли кто-то побил стену, то ли выжившие выбрались в коридор.
- Чёрный Дракон должен умереть, – тьяр затрясся в приступе беззвучного смеха, - Все они мои, слышите?! Мои!
- Кто? – спокойно спросил имперский следователь.
Он продолжал стоять почти небрежно открывшись, ранее лежавшая на гарде катаны ладонь расслабилась. Небо за оконной гладью всё ещё хранило остатки ночи. Рассвет неизбежен, но он точно замер в ожидании развязки.
- Я уничтожу всех недовольных и всё вернётся на круги своя, - почти трезво выкрикнул Бакаяро. Но он не был пьян в прямом смысле этого слова. Зелье, что дурманило его разум, было куда как опаснее яблочной наливки. И называлось оно – Безнаказанность. Никс ещё надеялся, что можно будет договориться. Он не был сторонником бессмысленного насилия, Дева Дождя тому свидетель, но…
- Ваша милость… - Керр с ласковым прозвищем Матти неловко выглянул из-за угла. Ничоси едва заметно улыбнулся. Ранен, но не убит. Что за чудеса? И самое главное, объяснявшее то, что имперский следователь не почувствовал приближения парня – амулеты были у него. Неверные же шаги его заглушили звуки сражения.
Кто-то страшно закричал, судя по тональности – совсем не принц. Это было хорошо. В прочем, ро всё ещё не сомневался в способностях Кисараги постоять за свою драгоценную проклятую шкуру.
А ведь глор предупреждал…
Появление Керра стало для Бакаяро сигналом. Он вскинул руку в воздух, руку с бесполезным куском неизвестного камня и бросился вперёд, точно окончательно свихнувшийся бродяга, кидавшийся на путника в надежде отобрать у того пару ботинок.
Никс ушёл от атаки легко, точно не замечая, как в опасной близости от лица просвистел острый край безделушки.
Керр отшатнулся назад и сполз по стене, оставляя на ней багровый след. Стоит поторопиться, иначе неожиданное воскрешение будет для парня не долгим.
- Что случилось, тьяр? Плохо учили основы?
Он хотел добавить ещё что-нибудь уточняющее, например про фехтование, или столовый этикет, но не успел. Брызжущий слюной тьяр ринулся на Керра. Блеснуло лезвие катаны, легко рвущее дорогую ткань рукава хозяина города. Видит Дева Дождя, Ничоси хотел его остановить, но… изначальный огонь взбрыкнул. Скользнул вдоль клинка рыжей искрой, охватил добычу. А может быть, имперский следователь сделал это нарочно? Лгать самому себе Никс не мог, как и окружавшему его миру.
Этот человек заслуживал смерти хотя бы за то, что угрожал принцу. Не говоря о простых людях, коих управление Бакаяро младшего довело до черты. Влекомые волей своего господина, отравленного ядом безнаказанности, они едва не стали его орудием. Ничоси мог бы отправить этого человека в столицу под конвоем для открытого суда, но это было бесполезным занятием. Увы, ро, сын военного преступника и самый честный человек Императора, как никто другой, знал, как работает эта система в Дар-Меро.
Живой факел с нечеловеческими криками ринулся к окну. Игнис, принесённый Керром, вновь задушил магию, но её всплеска хватило на один единственный выпад. В звоне разбившегося оконного стекла крики Бакаяро точно усилились. Горящий человек исчез во тьме сада, окружавшего поместье. Точно по команде свалились на пол магические марионетки, успевшие присоединиться к страже, атаковавшей Кисараги. Магическое пламя не перекинулось ни на что, кроме тела тьяра, умолкшего уже навсегда. Алые всполохи под окном угасли.
- Тебе нужно к лекарю, - проговорил Никс спокойно, не глядя на Керра.
- Ваша милость… вот, - парень протянул ладонь, полную мелких чёрных осколков. Проклятый металл, пожиравший магию, на этот раз был самым настоящим.

Отредактировано Saito Hajime (2017-11-14 21:49:14)

0

104

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Человек-Приуныл[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/7p0ys.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Пробиться к выходу из зала оказалось не так легко. Никсу, кажется, просто дали уйти. Хм... Тьяр решил, будто способен уничтожить врагов поодиночке?
А он очень самонадеян, этот безумец, не так ли?
Среди охранников, собранных тьяром, все же были умелые воины. Один из них сумел задеть плечо принца. Видимо, рана была глубока, потому что рука потеряла способность двигаться. Лицо противника озарилось предвкушающей улыбкой... ровно до того момента, когда воин встретился натолкнулся на безумный, почти радостный взгляд.
Кисараги улыбался и зубы его были красны от крови из прокушенной губы. Меч выпал из его руки, но противник замешкался и потерял преимущество. Увернувшись от подбирающегося сбоку второго охранника, Кисараги заставил шарахнуться и того, кто его ранил. При этом принц оказался в такой близости от охранника, что с обманчивой легкостью, словно в насмешку, коснулся пальцами его горла. Кровь полилась потоком. Кисараги перехватил здоровой рукой меч и развернулся к оставшимся охранникам.
За спинами людей маячили искореженные тени. Сейчас Кисараги видел их именно такими. В темноте, возле гостиницы, они не казались ему столь непропорционально уродливыми. Быть может, все дело было в усталости.
Кисараги отступил, снова улыбаясь.
- По одной, дамочки.
Конечно, никто не собирался уважить его желание. Напали все разом... при этом люди явно не видели теней и пострадали, неосторожно подставившись под удары. Вопли, разнесшиеся по залу, отдавались в голове. Кисараги еще отступил. Глаза застилала красная пелена. Скверно. С другой стороны, какая теперь разница? Может, хорошо, что Никс ушел. Не хотелось бы убить его раньше, чем он исполнит императорское поручение.
Мысль мелькнула и пропала. Правая рука уже вполне сносно двигалась. Кисараги напал, не дожидаясь второй слаженной атаки. Марионетки опали бесформенными грудами хлама. Заслуга вряд ли принадлежала только принцу.
Еще полминуты его самого ломало и Кисараги пришел в себя, стоя на коленях и упираясь кулаком в пол. Меч валялся перед ним. Скользя пальцами в крови, Кисараги все же оттолкнулся от пола и поднялся. Огляделся, но живых свидетелей не обнаружил. Не так уж и много было убитых, если подумать. Не самая великая битва.
Кисараги нашел собственный меч и побрел по коридору в ту сторону, откуда ощутимо веяло опасностью. И еще что-то там было... Запах.
Ах, все же Матти умудрился выжить. Хоть и местами. Судя по количеству крови, дела его не так уж хороши. И если в доме тьяра не осталось слуг, которые способны оказать парню первую помощь...
Взгляд Кисараги упал на осколки игниса, которые лежали на ладони Матти. Принц повел плечами.
- Не многовато ли игниса у вас на пути, ро Ничоси? - холодно осведомился принц. - Вы, может, знаете, куда идти, чтобы отыскать его?
Да, устал. На тонкие шутки уже не хватает.
Зато раны уже нет. Равно как и признаков опьянения.
- Вы только что убили тьяра, ро, - добавил Кисараги.

+1

105

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/hVf2J.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Никс присел над Керром, принял из его рук осколки игниса. Проклятый металл жёг кожу безграничным ничто. Этот странный состав казался почти реальным. Да так оно и было. Игнис точно существовал одновременно меж двух миров – настоящим и пространством снов, куда белый Дракон уводит в минуты тяжёлой болезни. Ничоси покачал головой. Керр был плох. Это даже принц заметил, появившись как нельзя кстати – к концу представления.
- Вы весьма наблюдательны, принц Кисараги. В прочем, как и всегда.
Имперский следователь задумался. В обиталище Бакаяро было удивительно тихо. Либо прислуга распущена, во избежание лишних свидетельских показаний, либо попряталась. В любом случае, раненному они не помогут. Что же до стражи – смешно было даже думать об этом.
Никс отбросил недоделанные амулеты. Осколки прокатились по полу в направлении, из которого прибыл принц и замерли на самой границе, отпускавшей изначальный огонь. Отпускавшей ровно на столько, что бы совершить задуманное.
Рассвет забрезжил на границе неба и верхушек деревьев того леса, что как руки матери обнимает этот проклятый город. Мать простит любые грехи, вот и лес не пугало гнилое нутро Кральи, он был нем и спокоен, точно Дева Дождя у своего алтаря.
- Зажми как только можешь, - Ничоси сдёрнул с себя ремень. Добротная кожа хорошо гнулась, собранная в подобие жгута. Имперский следователь вдавил его в зубы раненного, тот выполнил приказ беспрекословно. Сознание его уже ускользало прочь, но Белый Дракон ещё не даровал парню забвение. Быть может, потому что его антипод был рядом?
Ро поборол стойкое желание оглянуться на принца, шатавшегося неподалёку. Что он задумал теперь? Интересно…
По пальцам, спрятанным тканью перчатки, пробежали рыжие искры. На этот раз не столь губительные, огни коснулись тела Матти. Парень заорал. Глухо, прокусывая ремень почти насквозь. Его тело выгнулось дугой, руки замолотили по полу. Увы, магия огня не столь милосердна, как другие стихии и не способна успокоить, подобно воде или ветру.
Никс не отнимал руки. Рубашка Керра занялась лёгкими язычками пламени, но имперский следователь избавился от них свободной рукой. Мгновение и всё было кончено.
Керр обмяк у стены, по которой недавно сполз вниз. Ничоси отнял ладонь от раны, сейчас казавшейся очень странной. Точно неумелый скульптор попытался закрыть стык между глиняными блоками.
«Я сделал всё, что мог», - ро поднялся на ноги и оглянулся в сторону окна.
Затем вернулся обратно, в сторону главного зала. Не доходя пары шагов до злосчастного поворота, он поднял осколки игниса. Все до единого. От мага не укрылся бы ни одни проклятый кусочек чёрного металла. Спрятав страшные трофеи в карман, он вернулся к Матти и резким отчасти жестоким движением поднял парня на нетвёрдые ноги. Перекинул безвольную руку через плечо и направился к выходу. Так как указаний от соглядатая не поступало, имперский следователь действовал на своё усмотрение.
Однако, мысли то и дело возвращались к принцу и его действиям. Что произошло в главном зале? Даже беглого осмотра было достаточно – нечто страшное. Никто из подчинённых Бакаяро не выжил. Тело лежали в самых разнообразных и отнюдь не естественных позах. В воздухе витал отчётливый запах смерти. Никс не мог осмотреть это место должным образом, ему пришлось выбирать между жизнью Керра и этим делом, что могло подождать. Теперь бесполезно скрывать улики, у Никса их было в достатке. В крайнем случае, он может предоставить собственную память, пусть это и лишит его разума.
В городе было тихо. Но никто в эту ночь не сомкнул глаз.
«Коса невесты» напоминала едва успокоившийся улей.
Из окон попеременно выглядывали девушки. Бургомистра видно не было, но отчего-то имперский следователь был уверен в том, что вышеназванный тип не покидал своего поста. Ничоси вздохнул. Матти немного пришёл в себя, хоть путь им предстоял не близкий. Всё-таки имперский маг не зря ел свой хлеб и кое-что умел. Даже под влиянием обстоятельств.
- Почтовое отделение ещё не сожгли, милейшие? – громогласно обратился он к показавшимся в противоположном конце улицы горожанам. Вероятно – части той армии, что ночью желала уничтожить прибывших в город «проклятых».
- Цело, Ваша милость! – отозвался господин Очива, свесившись из окна второго этажа. Старик был просто неприлично рад возвращению Никса и не скрывал этого. Остальные же были чуть иного мнения. Они ещё не знали об итоге встречи гостей с хозяином города, но догадывались – раз они здесь, а тьяра не видно – что-то пошло не так.
Что-то пошло не так… В этой фразу крылось абсолютно всё, что случилось с ро и принцем с самого начала этого путешествия.
Глор уже успел спуститься вниз.
- Кто из вас, свиней, поможет Керру?! – его надтреснутый голос был неожиданно громким и всепроникающим. От спрятавшейся за гостиницей толпы отделилось два мужика средне паршивой наружности. Все хотели спать и всех снидало любопытство, щедро приправленное страхом и недоверием. Да, Очива всегда слыл чудаком, но ведь его до сих пор никто не слопал. Да и девушки пока в полном порядке, хотя львиную долю ночи провели в обществе Чёрного Дракона… Тьяр же убеждал в ином и где он теперь?
Но Ничоси хотел лишь одного – как можно скорее избавиться от неожиданного посмертного подарка хозяина Кральи. В идеале можно было бы ещё и выспаться – но это не позволительная роскошь.

+1

106

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Человек-Приуныл[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/URifT.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Внезапно принцу пришло в голову, что он оглох. Город окутала тишина. И словно кто-то затаился во тьме.
Это все игнис. За время своего пребывания в Мерревере принцу еще не приходилось столь часто сталкиваться с неучтенным игнисом. И... был ли там только игнис?
Что-то скверное происходит. А они - словно идут по тропе, усыпанной осколками. Последствия. Всегда есть последствия. Главное, понять: откуда взялось столько игниса? Кто-то протащил приличных размеров кусок через все магические уловители и... теперь делает немалые деньги. За пределами столицы - понятно. В Дар-Меро слишком мощная защитная граница. Слишком умелая магическая стража. Слишком много сильных мира сего... со всеми не договоришься. А найдется хоть один обиженный - и дело провалилось.
Кисараги молчал всю дорогу до "Косы невесты". Если бы не сохранялась вероятность опасности, он бы клевал носом... Необходимость сохранять бдительность отнимала силы и желание шутить.
Никс взял на себя труд не только дотащить принципиального Матти до гостиницы. Да еще и подлечил его. Было даже любопытно, как боевой маг тратит свой резерв на какого-то простачка вместо того, чтобы употребить все свои силы на поиски... кого-то. Марионетки не принадлежали тьяру Бакаяро. В нем не было ни доли магии. Тьяр Бакаяро был пустышкой. Просто возомнил себя могущественным властителем душ. Рано или поздно кто-то - например, Матти - точно зашиб бы его топором. И горожане ему бы еще спасибо сказали. Посмертно, конечно.
А не слишком ли ты человечен, пес императора? Кисараги хмыкнул. Вот никого без помощи не оставит. Что же тогда сам местным девкам не подсобил? Вопрос возможностей, конечно. Кстати, нужно будет убедиться, что идентура сохранилась. Что-то еще нужно будет предъявить следующему наследнику рода Бакаяро, который явится в Кралью дабы понять, что на самом деле здесь случилось. Хм... может, ему тоже представление на площади покажут? Под плакальщиц получится очень драматично.
Вопреки тайным надеждам, в гостинице все оказалось по-прежнему. Да и в окрестностях ее - тоже. Разве что вилы да лопаты больше никто не решался направить против того, чьими устами говорила Гроза Севера. И даже старикан все еще не потерял голос и не выпал из любимого окна.
Кисараги тихо вздохнул. А ведь была надежда все же отоспаться.
Никсу все же удалось всучить судьбу бедняги Матти местным. Искреннее беспокойство правда, проявляла только племянница местного начальника охраны. За ней из гостиницы высыпали остальные девицы, уже в приличном виде, каждая при своем поясе. В руках. Умные какие.
- Не вздумайте применять свои исцеляющие трюки против меня, ро Ничоси, - жестче, чем собирался, произнес Кисараги, глядя, как местные волокут безвольного Матти в гостиницу. Проклятье, неужто у них тут нормальной лечебницы нет?
- И позовите сюда травницу, - внезапно сменил тон и повысил голос Кисараги. - Ту, которая у вас тут повитухой была, ну!
Бабка, конечно, со своими тараканами, зато натура явно романтическая, несмотря на род занятий, не подсунет втихушку парню какой-нибудь отравы...
- А где господин Исконтьер? - еще повысив голос, спросил Кисараги. - Господин бургомистр! Девушки, вы его там не затоптали, пока сюда бежали, нет?
Как выяснилось, не затоптали, хотя выглядел бургомистр не слишком хорошо. Словно по нему и правда кто ногами прошел. Туда и обратно. Кисараги мимолетно отметил это обстоятельство и заявил:
- Раз уж все здесь, чтобы засвидетельствовать выполнение условий идентуры... господин Исконтьер, подтверждаете?
- Что? - растерялся бургомистр и почему-то посмотрел на Никса. Будто ждал от него помощи... Другого вопроса ждал Исконтьер. Хотя это можно объяснить - тьяра-то не видно, а гости города вернулись помятые и в крови.
- Тьяр Бакаяро не выражал своих сомнений по поводу договора, - холодно уведомил Кисараги. Ну, правда ведь не выражал. А то, что разговор отвлекся на другие темы - это уже мелочи.
- Принц, почему тогда тьяр не пришел с в-вами? - рискнул заикнуться Исконтьер. Кисараги взглянул на него свысока. Исконтьер заметно поежился.
- Тьяр нарушил волю императора Мерревера, посмел усомниться в словах Ветра Севера и Солнца Юга, а также нарушении магического контроля! Каково, по-вашему, наказание за предательство?
Разумеется, они не покинут Кралью без объяснений.
- Я оставлю личное сообщение для тьяра Бакаяро, - емко добавил Кисараги, взглянув на Исконтьера. Тот сглотнул.
- Но...
- Идентура! - настойчиво повторил принц. - Свидетельствуете ли вы, господин Исконтьер, что я выполнил свою часть договора?
Бургомистр в очередной раз пришел в смятение.
- Я не уверен, что могу сказать...
- Лоэн! - рявкнул Кисараги, слишком сказывалась усталость. Принц обнаружил свою ладонь на рукояти меча. Может, Исконтьер тоже заметил?
Девицы вытолкнули на всеобщее обозрение сконфуженного охранника, присланного Бакаяро для наблюдения.
- Принц?
- Не соблаговолите ли описать, что происходило в гостинице в ближайшие часы? Раз уж вы стали невольным и весьма терпеливым свидетелем? Только покороче, пожалуйста! День был долгим, а ночь - насыщенной.
Горожане неодобрительно загудели и Лоэн наверняка понял, что видел слишком много, за что осуждают в первую очередь его, а вовсе не Кисараги, который так открыто намекал на события ночи.
- Да простит меня принц Кисараги, но он творил самое настоящее безобразие... - выдохнул, наконец, бедолага.
- Безобразие? - переспросил кто-то из горожан, не удовлетворившись расплывчатой характеристикой. Тогда не выдержал уже Исконтер, выдохнув:
- Разврат вы творили, принц!
Кисараги благодарно улыбнулся.
- Что и требовалось, согласно условиям идентуры, - пропел он и, повернувшись к Никсу, поинтересовался: - Разве не так, ро?.. Если бы я не выполнил обязательства, уже пострадал бы. Рассвет не за горами. И да, уважаемые жители Кральи, раз уж я оставил столь заметный след в прекрасном цветнике, которому покровительствуют Непорочные Девы, вот вам мое слово: отныне и в течение года, все дети, рожденные в Кралье, становятся моими названными сыновьями и дочерьми... согласно списку, конечно, мне чужого не надо, господин Исконтьер!
Суровый дядя-командир не посмеет заставить племянницу травить плод, если Матти окажется достаточно сообразительным и удачливым. По поводу последнего - парень ведь до сих пор жив, разве нет?
- И да, за беспокойство, доставленное мне в вашем городе, я требую одну жизнь.
Повисла тишина. Наконец, Исконтьер, припомнивший, что он все ж таки бургомистр, спросил:
- Разве ваше беспокойство не стоит жизни тьяра...
Голос его все же дрогнул. А ведь Исконтьер всерьез боится. Кисараги улыбнулся. Ну вот, наконец, справедливость торжествует во всей красе.
- Тьяр отдал жизнь императору, как и положено верному вассалу, - подчеркнув слово "верному", заметил принц. - Я никогда не стал бы претендовать на то, что принадлежит отцу.
- Тогда... чего же вы хотите?
Кисараги задумался, будто и правда озадачился вопросом Исконтьера.
- Хм... Мина Сильванес, шаг вперед!
Девушка была бледна, но не рискнула скрываться.
- Подтверждаешь ли ты, что не связана узами с кем-либо из горожан сего города... или любым другим человеком?
Кисараги в упор взглянул на хозяйку гостиницы. Мина молчала, глядя в пол. Бледные щеки, пальцы мнут ткань платья... но Мина Сильванес не повязала ленту на шею. Кисараги едва сдержал ухмылку. Мина Сильванес подняла на него глаза.
- Подтверждаю, мой принц.
Кисараги засмеялся.
- Ценю твою честность, дорогая. Отныне будешь служить мне, пока не отработаешь свой долг перед короной.
В конце концов, никто не тянул ее за язык. Кто знает, может, Никс и без ее просьб обратил бы внимание на происходящее в Кралье и Кисараги не пришлось бы прилагать столько усилий...
- Когда же мне... приступать? - едва  слышно спросила Сильванес.
- С сегодняшней ночи... - Кисараги насладился тем, как на бледном лице, наконец, проступает румянец и лишь после паузы пояснил: - Вещи собирай, пока ро отчет пишет!
Мина попятилась к дверям гостиницы. Девицы замерли в самых разных позах, будто играли в "Море волнуется раз..."
Что за город!

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-11-25 08:01:34)

+1

107

http://s7.uploads.ru/t/p9vKW.jpg
Глава четвёртая. "По ту сторону костра"
[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/bMLD5.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Карета тряслась так, точно вот-вот готова отправиться в царство Белого Дракона. Но Никсу было всё равно. Имперский следователь только что уснул, помимо воли и вопреки здравому смыслу. По крайней мере, он сам так считал. Сон – естественная часть жизненного цикла любого существа – всё-таки победил. Ничоси сидел, откинувшись на жёсткую спинку сидения и смотрел невидящим взглядом куда-то в даль. Просторы Мерревера и впрямь были живописны: луга, поля, леса – всё это было щедро залито утренними лучами солнца, золотящими кончики травы, превращая пастбище, которое они сейчас проезжали, в море драгоценного металла. Хвала Деве Дождя – не того чёрного и удушающего, что Ничоси отправил утренней почтой вместе с очередным отчётом, на который у него ушёл весь прошлый день.
Имперскому следователю никто не мешал. Даже принц, утомлённый ночными приключениями, предпочёл доставать местных жителей, чем сделал ро огромную услугу.
Никс в подробностях описал все события, произошедшие в Кралье с момента их с Кисараги прибытия в город.
Начиная с человека, торчавшего на въезде в город и заканчивая финальным приёмом у тьяра Бакаяро, окончившимся кровопролитием. К отчёту прилагался и игнис – как фальшивка, которой Ксама пытался защититься от Ничоси и заканчивая теми кусочками, что собрал Керр.
В небесах, прозрачно голубых, ещё не тронутых полуденным зноем, висела хищная птица, расправившая четыре оперённых крыла. Она следила за всем, что происходит на земле, но карета, везущая комиссию, всё ещё не добравшуюся к Северным границам империи, птицу не заинтересовала.
Перед глазами ро маячило узкое окно, прорубленное в каменной стене и убранное не то слюдяными пластинами, не то затянутое тонкой кожей. В комнате было темно, свет давал лишь единственный смоляной факел, чадивший где-то за спиной и подпитывавший Изначальный Огонь, а потому крайне тусклый. Было так душно, что казалось ещё мгновение и лёгкие разорвутся от спазмов. Имперский следователь протянул, дрожащую от напряжения, руку к окну, дабы распахнуть его створку и впустить в помещение немного свежего воздуха, но стена взорвалась мелким каменным крошевом, сметая мага со своего пути.
Никс проснулся. Внешне это почти никак не выразилось – имперский следователь и до этого мгновения сидел и смотрел в окно невидящим, правда, взглядом. Теперь же в глазах его появилась осмысленность, ладонь сжала навершие рукояти фамильной катаны. Карета подпрыгнула на очередном ухабе и жалобно застонала рессорами. Если они доползут до ближайшего города в целости и сохранности, стоит вознести благодарственную молитву Деве Дождя. Ничоси редко посещал её святилища, в сиу занятости и прочих факторов, но в этот раз…
Колесо вновь попало на камень и карету качнуло так, что имперский следователь приготовился к худшему. Но нет, очередное испытание на прочность – не более.
По пути начали попадаться небольшие группки деревьев. Леса, скрывавшие цветник Кральи в своих недрах, остались позади. Хищная птица свернула с прежнего курса, пару раз лениво взмахнув передними крыльями. Здесь уже чувствовалось человеческое присутствие.
Никс сел поудобнее. При такой тряске невозможно было заниматься ничем, кроме попыток сохранить равновесие, потому имперский следователь в очередной раз похвалил себя за расторопность. Не закончи он свою писанину на кануне – пришлось бы ждать остановки. А это было не приемлемо.

Отредактировано Saito Hajime (2017-11-27 18:47:27)

+1

108

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Человек-Приуныл[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/jVXh1.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Нынче они не шли пешком, а воспользовались каретой. За счет города, разумеется. Дорога была отвратительной. В такой глуши, в прочем, хорошо само наличие дороги, если подумать. Бакаяро не слишком следят за своими угодьями, видимо, все вопросы должен был бы младший, а у него голова явно не болела о благоустройстве и процветании.
Кралья проводила высокопоставленных гостей весьма неоднозначно. Вот вроде и принц посещал, а как-то тревожно. О тьяре Бакаяро так никто и не спросил...
Никс выглядел неприлично довольным. Кажется, ему нешуточное удовольствие доставляло написание отчетов. Или это такое самовнушение у него? Чтобы сохранять видимость жизни. Между прочим, с тех пор, как они покинули столицу, ро заметно ожил. Неприлично оживился, точнее сказать. Это было забавно.
Мина Сильванес сидела в самом углу кареты, отодвинувшись от Кисараги больше из почтения, чем из страха. Принц не ощущал в ней даже робости. Хотя неуютно девушке было наверняка. В прочем, сбежать она не пыталась. Лишь поинтересовалась, куда они направляются и как долго ей придется отрабатывать долг...
Да, ведь они не обсуждали величину этого самого долга. Принц, честно говоря, вообще не хотел ничего обсуждать, неприятно утомленный событиями в Кралье.
- Никс, - позвал Кисараги. - Магия в Кралье не показалась вам знакомой?
Он имел ввиду, что, может, ро Ничоси должен был видеть сходство со случившимся у поезда. Там ведь тоже было магическое воздействие... Не дожидаясь ответа, принц переключился на Мину:
- А ты умеешь готовить рыбу в пряных травах?
Девушка озадаченно взглянула на него, словно пыталась выявить подвох.
О еде, к слову сказать, принц упомянул зря. С тех пор, как они покинули Кралью, времени прошло уже достаточно.
Зато теперь целых два объекта, за счет которых Кисараги мог бы развлечься в дороге.
- А ведь мы так и не побывали в святилище непорочных дев, - припомнил внезапно Кисараги.
- Они наверняка видели, что вы не действовали из злого умысла, - подала голос Мина. Кисараги одобрительно на нее покосился. Правильно, надо начинать исполнять свои обязанности. Пусть эти обязанности пока твердо и не установлены.
Признаться, принц пока и сам не знал, зачем потащил девушку с собой. Просто ощущение, что в Кралье ей житья не дадут. На удивление Кисараги чувствовал некоторую свою возможную причастность.
Ладно, доберемся до города - там посмотрим.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-11-29 19:30:21)

0

109

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/VIj8A.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Рассуждения принца о еде прошли мимо имперского следователя не потому, что он не хотел есть, а потому что предыдущая его реплика показалась Никсу подозрительной. Конечно, замечание относительно слишком частого появления игниса на их пути было логичным. Но что бы оно исходило от принца, который в принципе казался безразличным к происходящему? Странно. Никс решил, что подумает об этом позже.
А пока стоило разобраться со случившимся. Исконтьер, наивно полагавший, что маг прикроет мага, сильно просчитался. И дело было не в природной мстительности Ничоси, таковой и в помине не было, а в том, что имперский следователь никогда не лгал в отчётах. И полуправды так же не признавал. В от момент, когда катана коснулась управляющих нитей, Никс понял, откуда они исходят. Пусть на размышления в тот момент было мало времени.
Увы, в сложившейся ситуации следовало оставить бургомистра на время в покое. Ровно до того момента, пока не прибудет новый хозяин Кральи. У Бакаяро старшего было много отпрысков, кто-нибудь из них с радостью примет бразды правления цветником.
Оставалось лишь надеяться, что следующий правитель не будет столь эксцентричным.
Никс постучал кончиками пальцев по губам. Диалог между Кисараги и миной строился вяло и натянуто. Зачем соглядатай взял эту девушку с собой? Будь Ничоси на его месте, он смог бы дать ответ на этот вопрос, но ро успел убедиться в том, что они с принцем совершенно не схожи как во взглядах на жизнь, так и в мыслях о последствиях творимых поступков.
А ещё Мина Сильванес не избавилась от ленты, душившей её на протяжении всего пребывания высоких гостей в Кралье и этим самым точно тащила за их разваливавшейся на ходу каретой горелый смрад и отголоски унылого хорового пения с проклятой площади.
Весёлое же им предстояло путешествие, ничего не скажешь.
За окном пейзаж медленно менялся, точно не желал отпускать путешественников из своих сонных объятий.
Никс мысленно пересчитал найденные осколки. Ирий Лир был прав. Это всё очень не простая история. И началась она ещё в Дар-Меро с кареты принца Иминара и залихватского свиста принца Кисараги. Отчего-то Ничоси был совершенно точно уверен, что принц знает истинную суть происходящего. Является ли это частью какой-то кошмарно долгой проверки? Или же у отпрыска иного рода есть свои замыслы, которые он реализует в пути.
«Не отвлекайся на мелочи», - сказал себе ро мысленно, сел чуть удобнее, не отрывая взгляда от окна. Такая жуткая дорога располагала к анализу.
Они прибыли на дорожную станцию ближе к вечеру. Солнце вело свой путь по второй половине неба, очистившегося от облаков. Поля и луга сменились небольшими рощицами. В высокой траве прятались норные зверушки, то и дело выглядывавшие из зарослей стеблей, точно провожая трясущуюся на ухабах карету. Возница, что молчал всю дорогу и даже не понукал лошадей, спрыгнул на землю и расхлябанной походкой подошёл к дверям.
Ничоси выбрался из кареты самостоятельно, прищурился за стёклами очков на солнечный диск, отдававший алыми бликами и огляделся по сторонам. Принц планировал отправить свою новую игрушку в столицу. Это было хорошей новостью. Не хотелось мучить девушку долгой дорогой, да и учитывая произошедшие ранее события, вообще подвергать её жизнь опасности. Мина выглядела уставшей, но старалась этого не показывать. Никс направился в сторону группы строений, обозначавших само местоположение станции. Лента железной дороги тянулась по левую руку имперского следователя, вышагивавшего по совершенно пустой площадке, точно одинокий генерал на параде, к которому не явилась его армия.
Одинокий хищник, покинувший карету в начале дня, внезапно появился на небосводе. Та же самая птица? Едва ли. Вялые взмахи обеих пар крыльев вели создание вниз. Птица выбирала место для посадки, сужая круги.
- Высокочтимые господа желают отдохнуть?
Прямо перед Ничоси выросла невысокая фигура мужчины средних лет. Кажется, все станционные смотрители выглядят одинаково, точно после вступления на должность приводят свой внешний вид к какому-то неизвестному простым смертным стандарту.
Никс смерил вопрошавшего взглядом и ничего не ответил. Огляделся по сторонам и только тогда заговорил.
Признаться, ро предполагал, что его голос за время долгого молчания будет звучать, точно эхо крика глора Очивы. Но ничего подобного не произошло.
- Господа желают продолжить свой путь, милейший.
Имперский следователь запустил руку во внутренний карман кителя, сейчас расстёгнутого, что допускалось при особых случаях и продемонстрировал станционному смотрителю необходимые бумаги. Слепо прищурившись, собеседник вгляделся в расплывавшиеся перед его взором строки и кивнул с видом человека, вникнувшего во всю глубину проблемы.
- Ваша милость, не извольте беспокоиться, всё сделаем в лучшем виде.
Что именно он собирался сделать в лучшем виде, Никсу узнать было не суждено. Потому что четырёхкрылый хищник спикировал вниз на макушку смотрителя и в воздухе распался ворохом ледяных перьев.
- Борода Девы Дождя, да что же это такое?! – не успевший представиться собеседник яростно принялся отряхиваться от магического снаряда, – Совсем в гроб меня загонят, ироды!
Никс вопросительно изогнул бровь, на что получил вполне ясный ответ.
- Студенты местные, что бы им пусто было, балуются. Уже который раз… Это ещё безобидная тварь, а что они на прошлой неделе насочиняли!
- Академия? – Ничоси казался заинтересованным, но не особенно. Магические академии в Мерревере не такая уж и редкость, что такого, если студенты побалуются магией? Никс во времена учёбы и не такого насмотрелся. На самом деле, если здесь поблизости есть магическое учебное заведение, значит им в кои-то веки повезло.
«Здесь хотя бы нет игниса. Иначе птичка бы не летала.»
В дверях, ведущих в здание, притулившееся на задворках платформы, мелькнула светлая женская фигурка.

+1

110

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Человек-Приуныл[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/Prc9F.gif[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

На лице Никса так и читалось: "На дурацкие вопросы не отвечаю. Вообще не отвечаю".
Скучный какой. Ро повезло, что Кисараги был слишком утомлен, чтобы всерьез взяться изводить его вопросами и придирками. А ведь мог, если бы сильно хотел развлечься. Но больше всего принц мечтал о паре часов спокойного сна, не в тряской повозке, а в постели...
А Никс на удивление был живчиком. Только чрезмерная хмурость вернулась к нему, и по степени подавленности и возрастающей подозрительности имперского следователя можно было догадываться о том, что он на самом деле утомлен.
Куда интересней оказалось наблюдать за тщательно скрывающей нарастающее беспокойство Миной Сильванес. Еще бы, одна, в компании двоих мужчин весьма похожих на дезертиров, вот уже месяц скитающихся по окраинам Мерревера... ну, почти месяц и не совсем дезертиров, но все равно компания сомнительная. Рано или поздно девушка должна была озаботиться этим обстоятельством.
Пристанционное поселение было совсем небольшим... Точнее, это была станция с постоялым двором и еще пара-тройка домов, затерявшихся в лугах. Все вместе называлось Веро и совсем не походило на Весту.
Поезд в северные земли не ожидался. Зато через два дня должен был прибыть поезд на столицу. Кисараги позабавило, что на этот раз нетерпение выказывал Никс. Скорее всего, нетерпение это было напускным. Скорее, ро просто не нравилось, что пришлось тащить с собой Мину. Кисараги не стал выяснять, какими такими фантазиями объяснялась возросшая неприязнь Никса. Достаточно было того, что Мина чувствовала на себе взгляды ро и начинала нервничать еще сильнее.
Какие все же люди мнительные! И как они забавно заблуждаются в том, что умеют скрыть свои сомнения.
Внезапно принц осознал, что всю дорогу испытывал смутное беспокойство. Просто путал его с усталостью и раздражением. Причина обнаружилась внезапно и воплотилась в образ хищной птицы, решившей вдруг напасть на станционного смотрителя.
Птица оказалась ненастоящей. Очередная марионетка. Только на этот раз для разнообразия не нацеленная убивать.
Было бы забавно, если бы не близость железной дороги.
- Говорите, студенты часто здесь шалят с применением магии? - протянул Кисараги. Смотритель покачал головой.
- Да нет... лишь в последнее время такое стало случаться. Видать, совсем их учебой нагружать перестали. Вот они со скуки и творят, что вздумается.
Кисараги взглянул на Никса.
- Теперь вы просто обязаны узнать, когда была последняя проверка и какие результаты она дала, - произнес он. И то правда: применение магии вблизи железной дороги - преступление. А когда совсем недавно случилась остановка поезда по причине явно магической... не может следователь игнорировать вопиющее нарушение безопасности и законных установлений.
Но - это дело ро, не принца.
- А я, пожалуй, пойду спать. Комнаты у вас свободные есть, милейший?
- Как не быть, - сказал смотритель слегка озадачившись. И то верно, пока они никого поблизости не видели. Разве что мелькнула какая-то тень. Кажется, женщина. Но явление ее было столь мимолетным, что быстро забылось.
Кисараги повернулся к Мине.
- Идем.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-12-04 17:54:46)

+1

111

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/f13jh.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Никс искоса посмотрел на Кисараги. Принц выглядел чуть ли не жизнерадостным, что в сложившихся обстоятельствах можно было списать на дьявольскую усталость. Их путешествие нельзя было назвать приятным. Во всех смыслах. Ничоси подумывал было воспользоваться чем-то более весомым, нежели безграничное сочувствие по отношению к новой игрушке принца, но не успел. Выглянувшая в двери девушка тут же скрылась внутри строения. Кажется, особы женского пола имеют особенное влияние на их судьбу и дело даже не в потребностях Кисараги. Никс даже думать не хотел о том, что принц мог устроить той ночью в «Косе невесты».
Ничоси развернулся на каблуках.
- В любом случае, мы здесь именно за этим, - жёстко проговорил он на замечание принца. И имел в виду разнообразные проверки, коими можно было немного разбавить скучное путешествие. Как уже говорилось выше, наткнуться на новые куски проклятого металла имперский следователь здесь не планировал, а потому даже удивился оживлению, кое проявил станционный смотритель. Так и не представившийся, кстати. Видимо, решив, что именно этого от него и ждут, мужчина взял под козырёк:
- Рихард Шайце, - проговорил он и улыбнулся гостям, - Наконец-то, ваша милость, мы вас заждались. Ваш благородный спутник…
Но принц уже высказался о своих дальнейших планах. Честно сказать, в этот раз Ничоси был бы рад иной перспективе. Так Мина была бы в поле зрения ро и Кисараги… проклятье Чёрного Дракона, а кто говорил, что будет легко?
Имперский следователь кивнул, как само собой разумеющемуся делу. Хотя ждать их тут вряд ли могли – маршрут уже отклонился от первоначального на пару сотен лиг и если бы не поломка поезда, Ничоси и не сошёл бы на этой захолустной станции.
- Посмотрим вашу академию.
Он был почти радушен, если не считать хищного блеска в глазах, который не смогли скрыть даже линзы очков, такие же чистые, как в первый день путешествия.
Магическое стекло отталкивало пыль и грязь, не давая сущности Никса взять верх. И это было прекрасным его свойством.
Рихард махнул рукой в сторону своей вотчины – небольшой группы строений, к которым уже направились Кисараги и мина.
- Ваш спутник…
- Сам решит, когда присоединиться, - Ничоси посмотрел вперёд, туда, куда убегала тропка, уводившая прочь из пристанционного поселения. По тропке бродила одинокая, но очень гордая курица. Самая обыкновенная, не магическая.
С громким квохтаньем птица бросилась прочь. Вспугнутая огромным жирным котом, так странно напоминавшим кого-то, что Никс на мгновение выпал из реальности. Вывела ро из мира грёз девушка. Та самая, что пряталась в доме, одноэтажной серой черепахой припавшего к земле позади них. Смотритель Шайце только замахал руками, но девушка схватила кота и осталась на месте, во все глаза глядя на Никса. Что там творит принц? Уже успел всех распугать своим присутствием… снова мысли Ничоси вернулись к несчастной Мине Сильванес. Сразу же после похода в академию…
Но он не успел додумать.
- Ваша милость, высокочтимый принц сказал…
Теперь ещё и высокочтимый, странный способ обращения. Стоило ждать большего?
- Высокочтимый принц сказал, что вы задержались в пути из-за погоды.
«Огненный шторм и стальной ветер… В общем-то, никакой лжи»
Отчего-то Ничоси поймал себя на том, что его внутренний голос приобретает оттенки тона Кисараги. Гадость какая…
- Вы должны мне помочь…
- Клоди! – резко крикнул смотритель, - Прикуси язык! Ы с кем разговариваешь!
Но ро лишь поднял руку, заставляя Шайце умолкнуть.
- Всё в порядке, милейший, пусть девушка продолжит.
Не только он перенял привычки принца. Вольно или невольно, Кисараги так же принял в обращение это слово. «Милейший». Так говорил отец, обращаясь к людям ниже себя по социальному статусу, неприемля фамильярности даже здесь. Уважение. И что с ним стало теперь?
Никс вздохнул и девушка приняла это за неудовольствие затянувшейся паузой.
- Я хотела нижайше просить вас об услуге… Я оплачу её всем, чем пожелаете, - она закусила губу и так сильно прижала к себе кота, что тот жалобно мявкнул. Правда, вырваться даже не попытался.
- Что вам угодно? – ро вопросительно приподнял бровь.
- Убейте моего брата.
Какой-то странный булькающий звук, что издал станционный смотритель лучше, чем что бы то ни было описал отношение Ничоси к данной ситуации. Ро внешне же остался совершенно невозмутим. Он смерил девушку внимательным взглядом. Типичная деревенская девчонка, слабовата в руках, но кота держала так, точно не выпустила бы и после смерти. Ничего в ней не было примечательного, разве что лёгкий след магии. Не значительный, угасающий. В своё время стоило развить этот талант, а теперь – увы. А может быть и к лучшему, с такими-то просьбами.
- Я подумаю, - отозвался Ничоси и отвернулся от просительницы. Он надеялся на спокойные пару дней в знакомой ученической среде? Что же, начало было прекрасным.

Отредактировано Saito Hajime (2017-12-20 19:11:44)

+1

112

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Лунная призма есть? А если найду?[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/Prc9F.gif[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Станция явно не была избалована наплывом пассажиров, которые намерены дождаться поезда именно здесь. Хотя ближайший путевой поселок в трех днях пути, если верить карте. В этих местах Кисараги не бывал. Было бы логично ожидать, что и городов поблизости не окажется. Но нет, магическая Академия обычно не строится в чистом поле. Маги тоже люди и еще не придумали, как из воздуха делать себе пищу. Хотя, конечно, можно заставить студиозусов работать на грядках. Только когда учиться боевой магии? Сомнительно, что в программу обучения ро Ничоси входили полевые работы. Хотя стоит спросить при случае. Любопытно ведь, право слово!
Мина Сильванес вышагивала рядом с принцем с таким видом, будто является его личным секретарем или даже телохранителем. Что ни говори, смятение девушка умела скрывать на людях. Признаться, Кисараги уже начал опасаться, что прогадал, когда потащил любительницу целомудренных лент в столицу. Иногда гуманней оставить человека со старыми проблемами, нежели ставить пред лицом новых. Но что сделано, то сделано. И кажется, ошибки таки не случилось.
Крепкий деревянный сруб почернел от времени, но внутри постоялый двор был светел и неплохо обставлен. Хоть и простенько все – обычная деревянная мебель, без изысков, расшитые красными петухами белые шторы. Такие можно увидеть в любом деревенском доме в Мерревере. Навстречу вышла древняя старушка, сгибавшаяся под грузом лет.
- Это что еще за светопредставление? – прошамкала она, подозрительно щурясь. – Никак, постояльцы?
Как будто постоялый двор здесь предназначался только для приюта беглым каторжанам да лесным разбойникам, стосковавшимся по перинам.
- Эй, мальчишка! - кликнула старуха, для верности ударив по полу клюкой. Откуда-то из глубин дома выкатился лохматый паренек в замурзанной одежонке. Заметил Кисараги и Мину, нахохлился. На старуху он смотрел настороженно.
- Пойди приготовь комнаты, паршивец! - напустилась на него старуха, но к принцу отчего-то улыбнулась, продемонстрировав целых три сохранившихся зуба. Но Кисараги на эту улыбку уже не купился. Старуха хоть и выглядела немощной, обладала похвальной силой легких. Будь в окрестностях другие дети, наверняка сбежались бы, полагая, что призывают именно их.
Мальчишка замешкался и едва не схлопотал клюкой по копчику. Это оказалось действенным стимулом. Мелькнули грязные пятки, также молча как и появился, мальчишка исчез исполнять указание. Кисараги так и не понял, почему насторожился.
- Придется подождать, - сообщила старуха гостям.
- Надеюсь, не до завтра, - пробормотал принц. В дороге его растрясло, что вряд ли могло положительно влиять на настроение младшего императорского сына. Кисараги обнаружил к тому же, что Никс не спешит следом за ним и это тоже вызвало волну неприязни. Что там еще удумал этот ро? И правда, что ли, отправился инспектировать Академию?
- Мой принц, - произнесла Мина, кажется, уже не в первый раз. Голос ее звучал настойчиво и как-то напряженно.
Кисараги взглянул на девушку.
- С вами все в порядке? - обронила она.
- Что ты имеешь ввиду? - резко спросил Кисараги. Старуха уже ушла. Мина задумалась, потом ответила:
- Вы скованно двигаетесь. Вас ранили?
Наблюдательная. Кисараги шагнул к девушке, протянул руку. Мина не отшатнулась, напротив, замерла, кажется, даже забыв дышать. Пальцы Кисараги коснулись ее горла. Мгновение - и Кисараги сорвал ненавистную ленту.
- Не придумывай, красавица. Кто бы посмел меня ранить?
И тихо засмеялся, будто удачно пошутил.
- Раз поспать не удастся, пойду, найду Никса. Что-то давно его нет. А ты дождись, когда будут комнаты. И позаботься о еде, ради дракона!
Мина кивнула, показывая, что поручение не представляет для нее особых затруднений. С этим Кисараги ее и оставил.
Как выяснилось, Никс задержался оттого, что нашел себе приятную компанию. ПРавда, девушка, которая все же рискнула показаться пред очи следователя, вела с ним весьма нетривиальный разговор.
- Чем же вам не угодил брат? - поинтересовался принц, неслышно приближаясь к незнакомке сзади. Девушка подскочила на месте.
- Вы... - пролепетала она. Кисараги добавил:
- А расценки боевого мага вы потянете, дорогуша?

Отредактировано Tomoe Sakurai (2017-12-21 05:09:05)

+1

113

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/5ywzZ.gif[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Имперский следователь представил, как принц, изящно, не привлекая к себе внимания, несётся от здания станции до этой неприметной развилки. И всё ради эффектного появления из-за угла. Отчего-то Ничоси не верил в то, что Кисараги так старался, что бы впечатлить деревенскую девчонку, которая всю жизнь находится под впечатлением, обитая рядом с магической академией.
Это было… забавно. На самом деле картина, представшая взору Никса едва не поселила на его лице широкую ухмылку. Но в настоящем губы имперского следователя не дрогнули. Он покосился на заказчицу и проговорил.
- Принц Кисараги столь любезен, что напомнил вам о цене подобного поступка. Кто бы не выполнил вашу просьбу, груз совести останется с вами до конца дней.
Станционный смотритель опять забулькал. Это начинало раздражать, но не слишком.
- Спасибо, ваша милость… - девушка сдавила кота ещё сильнее и животное всё-таки вывернулось из тонких рук. Совершенно молча удалившись в направлении, из которого ранее появился принц.
- Я обещал подумать и только, - резче, чем хотел, проговорил Никс.
- Во время инспекции высокие гости сами решат, что им делать. И с твоим чудовищем тоже, - прошипел станционный смотритель, отволакивая девчонку в сторону. Никс направился вдоль дорожки, петлявшей меж низенького кустарника и сорной травы. Поселение казалось чуть ли не заброшенным, но если присмотреться – в окнах то тут то там мелькали любопытные глаза. За последней такой дрогнувшей занавеской мелькнула тонкокостная рука. Только сейчас имперский следователь подумал, что девчонка напоминает ему ту самую птицу, что разбилась на сотни осколков о голову станционного смотрителя. Это было любопытно. Но ещё более было любопытно то, что Кисараги внезапно отдохнул. Вот что значит жажда приключений!

Дорога заняла чуть менее четверти часа. Академия представляла собой добротное здание, явно превышавшее своими размерами поместье печально известного тьяра Бакаяро. Увы, Ксама не мог бы ничего сказать по этому поводу по причине сгорания его глотки. А вот Никс мог бы. Но промолчал. Оглядевшись по сторонам, имперский следователь пересёк обширный двор, который при случае можно было бы использовать в качестве полигона для испытаний лёгких магических трюков, он безошибочно уловил то, что сопровождало их с Кисараги путешествие почти от самой столицы – игнис. Но на этот раз сигнал был очень слабый, точно металл блокировало что-то ещё. Так ощущались добротные амулеты, изготовленные с ведома империи и располагавшиеся в подобных заведениях в определённых местах. Например, в кабинете ректора. Интересное решение, но кто спорит?
Ничоси посмотрел на станционного смотрителя, успешно ретировавшегося прочь. Двор был пуст и безлюден, если не считать какой-то пожилой сухощавой дамы, спешащей к гостям от главных дверей. Дама явно волновалась, но успешно это скрывала.
- Приветствую вас в обители чудес, высокочтимые гости. Мы давно ожидали вас, прошу, - она сделала приглашающий жест, указующий на не радушно распахнутый зев дверей, за которыми клубился полумрак. Почему все магические академии выглядят одинаково? То ли пытаются впечатлить не сведущих, то ли бюджет разворовывают… Вот последнее стоит проверить, кстати.
Никс кивнул на приветствие и последовал за новой провожатой.
- Моё имя Глиция Кэмпфри, я замещаю покойного ректора Честера, - замогильным голосом продолжила дама. Что с ней случилось? Нормально ведь разговаривала… Или это стены родной академии так на неё действуют?
Стены и впрямь могли подействовать на не окрепший рассудок простолюдина. Уходящие ввысь и теряющиеся во мраке, который заменял здесь потолок, они были украшены мрачными пейзажами и панорамами сражений. Разумеется, с участием магов. Под величественными полотнами едва различимо золотились надписи, рассказывающие о том, что за кошмар пытался изобразить художник. Ничоси оценил талант мастера. А было видно, что картины принадлежат кисти одного человека. Мага, если быть точным. Крупицы изначальной воды ощущались в каждой картине, даря новые ощущения от их осмотра.
Ещё во дворе академии Никс заметил одинокий и такой же мрачный, как здешние потолки, замок, стоявший на холме чуть дальше академии.
- Вы так быстро прибыли, ваша милость, - всё тем же надрывным тоном проговорила Глиция, - Мы очень этому рады…
Ничоси ей не поверил. Таким тоном впору о смерти всех твоих родственников сообщать, а не гостей приветствовать. Хотя, принц явно бы оценил шутку.
Имперский следователь вновь кивнул. Что здесь происходит? Их явно принимали за других людей, но намеренно ли или случайно – предстояло выяснить.
- Так вы говорите, ожидали нас, - подал голос Никс, когда они миновали анфиладу мрачных залов, казавшихся гораздо обширнее, нежели весь вид академии снаружи. Сжатое пространство? Сложная магия. Интересно, кто занимался постройкой этого здания?
- Мы позволили себе отправить гонца… магического рода. Он увидел ваше приближение. Я посылала отчёт в столицу ещё неделю назад и была уверена, что там откликнутся…
Она умолкла так резко, точно её ударили и посмотрела на Ничоси столь пронзительно и живо, что имперский следователь опешил. Глаза этой женщины выглядели слишком молодо для её внешнего вида. Но налёта маскирующей магии Никс в ней не чувствовал. Скорее всего, она просто жила своим делом и наслаждалась им в полной мере. До тех пор, пока… пока что? Смерть ректора, она упомянула её. Неделю назад? Очень интересно.
- Я бы осмотрел здание, - проговорил ро, оглядываясь по сторонам. Они стояли в самом центре перекрестья пяти коридоров, расходившихся в разные стороны. Три из них были освещены магическими шарами, плававшими на уровне полутора человеческих ростов, два других чернели мраком. Интересное местечко.
- А где ваши студенты? – поинтересовался Никс.
- У себя в комнатах, - она внезапно перестала изображать из себя восставшего мертвеца, но тут же опомнилась и вернулась к прежнему надрывному тону, - после случившегося мы запрещаем им перемещаться по зданию без сопровождения…

0

114

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Лунная призма есть? А если найду?[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/7OJc9.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]
Черные камни. ПОчему все магические академии предпочитают строить так, чтобы они выглядели как замок Людоеда из сказки? В действительности, на замок эта Академия не походила. Скорее, двухэтажный дворец с двумя круглыми флигелями, ограничивающими здание. Или все же замок, от которого отломили все башни и заменили каменную ограду на чугунную решетку, заросшую плющом настолько, что сквозь этот заслон почти не просматривался грандиозных размеров двор. Да и не должен. Вокруг Академий еще устанавливают магические завесы. Понятно, почему здесь не было дополнительных защитных контуров от любопытных глаз - это создало бы заметное возмущение. А железнодорожные пути непозволительно близко.
Должно быть, здесь не слишком много учеников. Кисараги все еще пытался припомнить, слышал ли он что-то о магической академии в этих землях. Он, конечно, не самый главный специалист по воспитательным учреждениям для магов. Скорее, по приграничным крепостям, и то выборочно. Вот в Гнилом Когте ему бывать не приходилось.
И все же - несмотря на отсутствие защитного контура вокруг Академии, заходить на территорию принцу не очень хотелось. Тяжесть навалилась почти сразу, как они оказались на территории Академии. Не  такая ощутимая, как в Дар-Меро. И все же... нет, какой-то защитный барьер все же был. Только не снаружи, а за оградой. Почти незаметное магическое дыхание. Будто даже остаточный фон. В Академиях всегда воняет мерреверской магией сверх меры.
К зданию Академии они прошли по дорожке, выложенной плиткой. Дорожка рассекала двор на два тренировочных поля. В качестве украшения были статуи из того же черного мерреверского мрамора, что и все здание. Мрамор этот еще называют драконьим и существует, конечно же, легенда о том, что в камне заключено драконье дыхание, и если приглядеться, можно заметить золотые огненные прожилки и красные капли крови, застывшие в мраморе навечно. Статуи изображали тонкокостных женщин и кряжистых мужчин в мантиях с капюшонами. Наверняка, магическая гордость Мерревера. Кисараги в свое время выучил жизнеописания некоторых из великих магов древности...
У самого порога на Никса буквально накинулась дама в летах. На даме было черное платье с серой накидкой, украшением которой была заметная брошь с ониксом. Волосы дамы были уложены в замысловатую прическу - ту, которая превращает волосы в два крыла, приподнятых над головой. Глиция Кэмпфри была склонна к эффектной подаче. Видимо, профессиональное искажение. Ну, вроде того, что до сих пор заставляло бывшего десятника Малинче искать меч на поясе. Разговор о том, что Никса в Академии ждали показался Кисараги забавным и он не стал опровергать очевидное недоразумение.
- Ро отправился сразу как мы прибыли. Завидное рвение.
Дама одобрительно кивнула. Явлению Никса она обрадовалась заметно больше, чем белобрысому призраку Кисараги, хотя со всем почтением поприветствовала и его тоже.
- Рада, что мое обращение не было оставлено без внимания. Я, право, не понимаю, почему сам принц Кисараги явился решать вопрос нашей скромной Академии.
Чересчур скромной. Кисараги так и не вспомнил, встречал ли упоминания об этом учреждении. Должно быть, ему не везло с учениками и до сих пор здесь не было именитых выпускников, способных прославить достойных учителей.
Учеников, кстати, до сей поры не было ни видно, ни слышно. Что странно, если верить смотрителю, то от этой буйной братии покоя нет. А в Академии - тишь да гладь. Быть может, здесь милосердно практикуют послеобеденный сон? Тогда понятно, что о выпускниках сей Академии никто не слышал. Попробуй выучись при таком-то графике.
- Считайте меня гостем, - предложил Кисараги. - Я здесь проездом и ро выполнял для меня кое-какую работу.
- Это не помешает вам приступить к обязанностям? - встревожилась Глиция, обернувшись к Никсу. - У нас накопилась масса дел, требующих вашего решения.
От беспокойства она даже позабыла придать голосу зловещий оттенок.
- О, не сомневайтесь, - ответил за мага Кисараги. - Что же именно потребовало от вас ввести комендантский час?
Глиция заколебалась.
- Вы знакомились с моим отчетом, не так ли? -  и снова она обращалась больше к Никсу, нежели к именитому гостю. Кисараги терпеливо улыбнулся. Если Никс чувствовал себя не в своей тарелке от внезапно повысившейся собственной значимости, вида он не подавал.

0

115

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/wqp3F.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Отчёт Глиции Кемпфри был на Никса такой же загадкой, как и её поведение. Но Кисараги не оставил путей отхода. Воистину – Чёрный Дракон! Или же ро так хотелось впутаться в это дело, что он не предпринял ни единой попытки оправдать своё положение? Имперский следователь до сих пор не мог себе признаться в том, что использует любую возможность для того, что бы затянуть путешествие к месту встречи с неизвестностью. О нет, Никс не боялся ехать на Север. Просто очень не хотел. И дело было даже не в туманной формулировке задания и не в том, что в конце пути Никса не ожидает ничего хорошего. Ничего хорошего имперского следователя не ожидало с кошмарных событий в Былом Клыке. Но какое-то подспудное чувство терзало душу мага, задерживая его, заставляя цепляться за любую возможность не ехать дальше. Что это? Предвидение? Род Ничоси никогда не мог похвастаться этим даром. Стихийная магия – да. Но завеса, скрывавшая будущее, всегда была для ро плотна, точно саван для мертвеца. Саван для мертвеца… Хорошее сравнение. Почему-то стены академии напоминали Никсу именно его. Но почему? То ли неестественная тишина, то ли поведение заместителя ректора, то ли принц с его неуместным весельем… Что же, пришло время разобраться в том, что здесь происходит.
Ничоси встал в дверном проёме и посмотрел в глубину коридора, точно нарочно терявшего потолок во мраке.
- Магия – предмет сложный и опасный, - ро лёгким щелчком воспламенил маленький огненный шарик на кончиках пальцев, - Она должна служить людям, вести их к свету и процветанию. Наставление молодого мага – воистину почётная и очень ответственная обязанность.
Женщина с достоинством кивнула, не двинувшись с места.
- Смерть ректора – большая утрата. Человек, державший в руках такое сокровище, как неоперившиеся магией птенцы, должен был знать это, как никто другой.
Глиция опять кивнула.
- Вы считаете, что это не случайность, - Никс не спрашивал, утверждал. Магическое пламя всё ещё трепетало в его ладони, рассеивая мрак, созданный здесь исключительно искусственно. Ничоси понял это именно сейчас, когда повнимательнее присмотрелся к окружению. А они хороши. Мало того, что грамотно выстроили пространственное заклятье, так ещё и ограничили магические всплески барьерами такой плотности, что железнодорожным путям теперь ничто не угрожает. Ничто, кроме…
Ничоси резко погасил пламя, сжав кулак. Женщина точно очнулась от наваждения. Нервным жестом поправила идеальную причёску, опустила взор
- Вы любите птиц? – почти жизнерадостно спросил ро, с лёгкой улыбкой глядя на собеседницу. Принц мог разводить свою клоунаду сколько душе угодно, но сквозь напускную несерьёзность и капризы всё чётче проглядывала твёрдая линия. Не об этом ли говорил глор Очива, когда предупреждал Никса? Соглядатай хочет проверить, будет ли Никс покрывать своих? Когда в дело замешены маги, каждый их представитель кажется предвзятым. Но Никс не было «каждым», он был имперским следователем по особым делам. И держался сын военного преступника на этой должности вовсе не потому, что милостью Солнца Юга избежал кары, постигшей весь его род. Просто Ничоси был до зубовного скрежета честен.
- Птиц? – переспросила Кемпфри, нарушая затянувшееся молчание. И поскольку имперский следователь не собирался давать ей подсказок, она решила продолжить уже более уверенно. Первое впечатление от устроенного Никсом спектакля прошло и она опять возвращалась к своей прежней манере общения.
- Разумеется. У нас в академии прекрасный птичник. Желаете осмотреть?
- Обязательно. Я осмотрю всё здание, если вы не возражаете, - Ничоси склонил голову, просьба, хоть и звучала таковой, на самом деле ею не являлась. И Глиция это прекрасно понимала.
- Разумеется. С чего желаете начать осмотр, ваша милость?
Она опять посмотрела на принца, явно не зная, как к нему обращаться в сложившейся обстановке. 
- Ваш отчёт был весьма точен, но мне бы хотелось ещё раз услышать от вас, что по вашему мнению здесь произошло.
Он выделил интонацией нужные местоимения, тем самым превознося мнение собеседницы над другими. Она должна была быть польщена. Тем более, что самого отчёта Никс в глаза не видел. А информация для расследования была нужна, как воздух.
- Оу… я и правда изложила события весьма сухо… - неожиданно смутилась Глиция, коснувшись броши, в которой более не отражался хищной искрой Изначальный огонь. – Я понимаю, слышать историю от живого человека гораздо… приятнее. Простите, я не так выразилась…
- Вы абсолютно правы, - Ничоси улыбнулся. Что делало его похожим на самого обычного человека. Но только на то мгновение, пока улыбка вновь не покидала его лица. Глиция напоминала Никсу его наставников времён обучения. Ро окончил курс боевой магии на удивление споро, гораздо быстрее сверстников. И вместе с тем ему было приятно вспоминать это время, пусть оно и было скоротечным. Академия, как уже говорилось ранее, совсем не походила на ту, что растила в своих стенах способности Ничоси. Но что-то родное объединяло все заведения подобного толка.
- Ваша история заслуживает отдельного внимания, - проговорил никс, шагнув во тьму коридора. Глиция Кемпфри последовала за ним.

Тени, клубящиеся под потолком, точно живые, замерли, скрывая в своей толще не только очертания стропил, но и саму суть этого здания.
***
- Чудесное место, - пробормотал Ничоси, садясь на край кровати. Почему-то ро казалось, что она должна скрипеть. Но он обманулся в ожиданиях. Их с принцем поселили в смежных комнатах, предназначенных не то для преподавательского состава, не то и впрямь являвшихся гостевыми. Увы, после того. Что Никсу удалось выяснить, в последнее верилось с трудом. Невольно вспомнилась просьба той девчонки со станции, душившей в объятьях кота. Что здесь происходит?
И почему-то ро опять не отпускало ощущение, что от него что-то скрывают. Нагло обходят острые углы. И. вероятнее всего, совершенно не намеренно.
Проклятье Чёрного Дракона, почему? Что не так с этим местом?
Принц вёл себя - как обычно. Кажется, спустя столько времени Никс по-настоящему начал привыкать к спутнику. Стоило удостовериться в том, что с миной всё в порядке. Потому как на принца в этом вопросе надежды не было никакой.
С отчётом Ничоси решил повременить до поздней ночи, когда соглядатай уляжется спать или уползёт куда-нибудь развеивать свою постоянную скуку. И тогда…
- Недурно было бы выспаться.
Он сказал это вслух? Ещё лучше. Напряжение последних дней начинало сказываться и даже Изначальный огонь вскорости может оказаться бесполезным. Отдых – вот лучшее лекарство от всех бед.
Отчёт призрачной тенью маячил на краю сознания. Сначала отчёт, потом всё остальное.  А ещё это чувство... точно замков здесь не один, а два. и оба стоят на одном и том же месте, если не считать небольшого сдвига в сторону дорожной станции. За этот день Никс узнал достаточно, что бы иметь официальный повод браться за это дело.

Отредактировано Saito Hajime (2018-02-01 20:56:23)

+1

116

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Принц с дурной репутацией[/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/A7adU.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]

Птицы госпожу Глицию не беспокоили. Похоже, заместитель ректора была так сосредоточена на поддержании образа, что мало замечала происходящее... ну, за исключением прискорбного факта несвоевременной смерти руководителя сей богадельни.
Улыбаться становилось все сложнее. Кисараги чувствовал себя куклой с намалеванным от уха до уха ртом. Вот ведь, сдались ро эти подробности. Но вы только поглядите, Никс Ничочси снова ожил. Все же - весьма забавно наблюдать за его преображениями. Нет, он не пес императора, а оборотень. Зазеваешься - и перед тобой вместо старой, уставшей от жизненной тщеты псины - опасный хищник.
Но Глиция Кумпфри этого не понимала и потому была весьма неосторожна в словах. То есть, она пыталась произвести впечатление. Непонятно зачем, в сущности. Неужто боялась, что если Ничоси сочтет академию скучноватой - сбежит и заведение снова останется без ректора? Ну, это она плохо знает ро. Они его теперь всем магопреподавательским составом из академии не вытурят, даже если будут очень стараться.
Какой след взяла имперская ищейка, оставалось лишь догадываться. Но кажется, на Никса атмосфера тоже давила. Что же, значит, дело не в том, кто есть принц. Не то, чтобы это имело какое-то значение. Просто настораживало. Слишком тихо и слишком странно, что смерть ректора была "происшествием", после которого ученикам вдруг запретили выходить из своих комнат.
А! Вот что так не нравилось Кисараги. Аромат цветов, вязнущий в пыльных тенях. Глиция Кемпфри слишком злоупотребляла духами, удушающе сладкими. Хотя Никсу вроде так не кажется - а ведь он к женщине держался ближе, чем принц, который, пользуясь положением нежданного гостя, мог позволить себе отстать и даже не слишком прислушиваться к разговору.
Хотя услышал он все же достаточно.
Ро так увлекся, что, кажется, даже не заметил, когда госпожа Кемпфри оставила их в одиночестве размышлять над пропастями в своем сухом рассказе. Должно быть, ее лекции весьма скучны. Как и подобает, если уж речь зашла о серьезной науке.
Кисараги же к вечеру совсем извелся от раздражения, навеянного пребыванием в академии. Очень хотелось выпить... кажется, как и ро Ничоси, принц тоже начал выражать мысли вслух. А раз ро уже все слышал, Кисараги попросту добавил:
- Раз уж вы в очередной раз решили уклониться от императорской воли, оставляю вас с вашими делами. Меня они не касаются.
И просто ушел. Почему нет? Очень было интересно, как академический сад выглядит при лунном свете. Оказалось: ничего примечательного. Так себе унылость, средненькая. Но тишина... хм, где, интересно, этот птичник, о котором упоминала госпожа Кемпфри? Кисараги не заметил охраны, но отчетливо ощущал слежку. Все же, кто-то здесь помнил о необходимости соблюдать осторожность.

***

Было уже, должно быть заполночь, когда Кисараги добрался до постоялого двора. Свет в окнах не горел. Принц сначала постучал, а потом и поскребся в окно.
- Кто там? - послышался хриплый спросонья голос. Принц протянул:
- Это я, кровопиец местный, господа проезжие, говорят, у вас тут девственница остановилась, попросите ее подойти!
И снова поскребся в ставеньку.
По ту сторону окна воцарилась тишина. Потом дрожащий, теперь уже отчетливо мужской голос, произнес:
- В-вы окном ошиб-блись, господин к-кровопивец, в-вам во второе слева!
- Премного благодарен за вашу любезность, - вежливо отозвался "кровопивец" и отправился к указанному окну. Там он проделал уже знакомую операцию и протянул, старательно подражая интонациям госпожи Глиции:
- Мина! Эй, Ми-и-ина! Выходи, дело есть!
Окно неожиданно открылось, но вместо Мины вылетел ночной горшок. Хорошо, что принц предусмотрительно шагнул в сторону. Окно со стуком захлопнулось. Кисараги постучал по нему ногтями и заунывно, со страдальческим надрывом, вздохнул:
- Эх, Мина! А ведь клятву давала!..
Окно снова распахнулось, на этот раз оттуда почти вывалилась теперь уже сама постоялица.
- Принц?! - зашипела она. Кисараги, привалившись к стене плечом, уставился на девушку. Она, видимо, вспомнила, что пошла на свидание с кровопивцем в одной ночной сорочке и даже без ленты на шее, поспешно прикрыла ладонью горло.
- И что вам не спится? - недовольно поинтересовалась она, очевидно, так до конца и не придя в себя. Кисараги пожал плечами.
- С Никсом скучно.
- А... - начала было Мина, но на удивление не закричала и не стала снова захлопывать окошко. Она пропала в темноте и Кисараги слышал, как зашуршала ткань. Принц пока забрался в окно и уселся на подоконнике, вытянув ноги, закинул руки за голову и начал насвистывать одну из слышанных в "Косе невесты" песенок. Старался, как говорится, сделать обстановку, более непринужденной. Но когда Мина несмело подошла ближе, уже в платье, все равно держалась настороженно.
- Что привело вас сюда в такой час? - спросила девушка, вероятно, решив, что бесполезно пенять принцу на манеры.
- Не напоила, не накормила, в баньке не попарила, а уже с расспросами пристаешь, - упрекнул Кисараги, припоминая старую мерреверскую сказку про младшего сына тьяра, которого братья сжили со двора и который, путешествуя по стране, забрел нечаянно в жилье самой безумной Лоты. Это к слову о неудачниках.
- Принц! - возмутилась Мина. - Вы ведь можете сами зайти!..
- Мне лень, а ты мне обязана, - возразил Кисараги. Тяжко вздохнув, Мина ушла и не возвращалась так долго, что принц заподозрил девушку в позорной попытке бегства обратно в Кралью. Но Мина все же пришла, да еще с подносом, на котором был кувшин с водой и тарелка с холодным мясом.
- И откуда у тебя воровские наклонности, Мина? - притворно изумился принц, но от подношения отказываться не спешил.
- Его милость не с вами? Или он не голоден? - спросила девушка. Кисараги тихо засмеялся. Легко спрыгнул с подоконника в комнату, закрыл окно. Мина, все еще с подносом в руках, отступила.
- Не видала ли ты тут девицу? Такую, с черными волосами... а, и котом! У нее точно был кот.
И еще она узнала принца Кисараги, о чем не постеснялась сообщить Никсу в приватной беседе. И, в сущности, с нее-то все и началось. То есть, с птицы, конечно. Но птица была ненастоящей, а вот девица - точно на призрак не тянула. Мина смотрела на Кисараги с выражением: "Принц, вы и здесь за свое?!"
- Я желаю говорить с девушкой, Мина, - неожиданно жестко сказал Кисараги. Его позабавило то, как она непроизвольно дернула плечами, а потом заметно разозлилась на собственный испуг.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2018-01-23 12:27:10)

+1

117

[NIC]Nix Nichosi[/NIC] [STA]Мёртвый лев[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BLta3.jpg[/AVA][LZV]Никс Ничоси, следователь по особым делам, 21 год[/LZV]
Принц испарился с такой скоростью, что Ничоси и моргнуть не успел. Это было очень неожиданно, но не то что бы не ожидаемо. Никс так устал, что уже не видел парадокса в предыдущей фразе. А потому живо принялся за работу. К счастью, на бумагу вновь ложились лишь сухие факты, досконально повествующие о произошедшем в Кралье и по дороге из неё. Город невест остался позади, но Мина, точно маленькая связующая нить не желавшего отпускать своих гостей города всё ещё была поблизости. Ничоси задумался – что он может для неё сделать? Принц явно вознамерился отправиться к девушке, он этого и не скрывал. Самым прекрасным вариантом для Сильванес в её теперешнем положении была бы отправка в Дар-Меро. Отчего-то вспомнилась история дочери глора Очивы. Девушка покинула город пред началом всех этих печальных событий. Мина – после. Чувствовалась некая закономерность. Кайла и Клара в итоге тоже были разделены и этим спасли многих. Легенды так неоднозначны и так легко интерпретируются под любые события… Но в этой универсальности их сила. Простой народ находит объяснения в древних историях тому, что происходит сейчас. А какая легенда объяснила бы убийство ректора магической академии?
В коридоре послышались осторожные шаги. Ничоси посмотрел в сторону закрытой двери и нахмурился. Если бы принц вернулся, он бы не стал скрываться в надежде разбудить уставшего до смерти имперского следователя. Нет, на Кисараги не похоже. Даже если бы он и не хотел быть узнанным.
Ро встал из-за стола. Свеча, что отбрасывала лёгкие тени на стену позади Никса, колыхнулась под порывом невидимого ветра. За окном медленно покачивались ветви векового дерева. Тишину вновь более ничего не нарушало. Но у Ничоси опять складывалось такое ощущение, что замков не один, а два. Куда заперли учеников? Глиция Кэмпфри показала жилое крыло, но о живо присутствии там говорили лишь невнятные звуки за запертыми дверями. Никсу ещё по приезду в академию эта тишина казалась неестественной. Точно Глиция была единственным обитателем замка, придумавшим всех остальных его жильцов. Было бы забавно.
Шаги возобновились, когда Ничоси замер, затаив дыхание. Это было удивительно и странно – то что нужно для завершения этого утомительного и интересного дня.
Опять вспомнилась просьба девчонки со станции. А в какие легенды верит она?
Никс осторожно открыл дверь, готовый ко всему. Но коридор оказался пуст и тёмен. Никаких проявлений посторонних в нём не наблюдалось. Тусклый свет настенных магических настенных светильников прятал от теней центральную часть коридора, открывая взору имперского следователя алое сукно коврового покрытия пола. Но шаги были слышны так, точно неизвестный и не ступал по ковру. И по чему он тогда ходил? По стенам и потолку?
Никс вышел в коридор, отбрасывая идею зажечь собственное путеводное пламя. Силы мага восстановились ещё во время поездки. Да и не так уж он перенапрягся в Кралье, если на то пошло. Никс с не малым удовлетворением заметил, что порог его силы поднялся на несколько позиций. Та стародавняя встреча с шурале сейчас бы его совершенно не измотала.
Снаружи замка гулял ветер. Находившаяся на возвышенности академия была защищена от всего, кроме стихии воздуха.
Ро шёл вдоль одной из стен, отмечая, что в одиночестве по замку путешествовать гораздо приятнее. Глиция и Кисараги создавали невыносимую атмосферу, мешали сосредоточиться. Хотя ро всё-таки заметил всё то, что должно заметить при первом осмотре подозрительного места.
Шаги вернулись. Но на этот раз они прозвучали за спиной ро. Никс резко развернулся на месте, поднимая руку, точно в жесте приветствия. Но кончиках пальцев едва заметно блеснул изначальный огонь.
Пусто. Никого. Только сгущавшийся искусственно мрак, поглотивший все внутренние помещения замка. Это была идея ректора, как рассказала Глиция. Что в ней такого замечательного – Ничоси не понял. Это же учебное заведение, а не аттракцион для скучающей знати. Ученикам и без страшных коридоров есть чем пощекотать себе нервы. Не удивительно, что тут кого-то убили.
Имперский следователь опять оглянулся через плечо и заметил тень. Она выделялась в клубящемся мраке, точно кусок вырезанного пространства. Тень очертаниями напоминала человека и находилась в противоположном конце коридора. Как раз там, где он резко уводил налево, теряясь во тьме окончательно.
- Вам что-то нужно, милейший? – спросил Никс громко и чётко. Эхо разнесло его повторённый голос, тьма сожрала не нужные звуки. Тень качнулась и ушла прочь. Сомнений не было – это был человек. Один из мифических учеников?
Следовать за подобным провожатым было безумием. Уж кому как ни Никсу об этом знать. Но имперский следователь двинулся следом за тенью, по дороге заперев дверь мановением руки. Это лёгкое заклятье не раз уберегло его от лишних проблем.
Тень точно растворилась в окружавшем её мраке, но Ничоси уже знал, куда ему следовало идти. К тому месту, где пространство раздваивалось. Туда, где замок номер один заканчивался и начинался замок номер два. В кабинет убиенного ректора.

Отредактировано Saito Hajime (2018-02-01 20:56:01)

+1

118

[NIC]Kisaragi[/NIC][STA]Принц с дурной репутацией[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/gjOqm.jpg[/AVA][LZV]Кисараги, принц слова, 21 год[/LZV]
- Вы способны думать о чем-то... кроме разговоров с девушками, принц? - спросила Мина. В голосе ее ясно слышалось осуждение. Однако, лишившись ленты, девушка из скромницы может, чего доброго, превратиться в мегеру.
- А зачем? Для того, чтобы думать о делах, у меня есть Никс, - сообщил Кисараги и усмехнулся. Представил, с каким облегчением вздохнул ро, получив возможность познакомиться с документами, обещанными Глицией.
И если уж на то пошло: разве это принца очередная женщина склонила задержаться, в который раз пренебрежительно отнесясь к заданию, данному самим императором?
Хотя, конечно, само внезапное явление магической академии было любопытным. Тем более, когда ее ректор безвременно покидает сей бренный мир, а заместительша прикидывается голосом из склепа... Может, у нее такой способ справляться со своими страхами?
- Утром я выясню, бывает ли тут интересующая вас особа, - смирившись, сказала Мина. Кисараги покосился на нее и, отставив на стол опустевшую тарелку, подошел к окну.
Признаться, здесь он чувствовал себя куда спокойней, чем в Академии. Любое средоточие мерреверской магии выводило его из себя. Поэтому Кисараги решил, что вернется в академию завтра. Сегодня он там бесполезен.
- Принц, что вас тревожит? - спросила вдруг Мина. Кисараги уже начал сомневаться, что правильно поступил, когда решил сделать ее своей помощницей. Слишком уж наблюдательной оказалась девица!
- Потребности мои весьма скромны, - уныло проговорил принц, обращая к госпоже Сильванес самый что ни на есть жалобный взгляд. - Но ты, судя по всему, совершенно не собираешься выполнять своих обязанностей.
Мина замерла, губы ее задрожали.
Принц, поскучнев, прикрыл глаза. Настолько напугать он ее совсем не собирался. Переоценил.
Внезапно послышался шелест ткани. Кисараги приоткрыл один глаз. Мина, двигаясь против собственной воли, распустила пояс.
- Госпожа Сильванес, вы намерены меня придушить? Этим вы сильно отвлечете ро Ничоси. Ему уже навязали одно расследование.
Мина остановилась. Пальцы ее мяли пояс.
- Принц...
И тут Кисараги на нее шикнул. Одновременно в комнате сама собой погасла свеча. Ну, то есть, конечно, не сама. Но темнота наступила так стремительно, что Мина могла и не понять, что случилось. Девушка, может, и испугалась, но послушно молчала. Может, она там стоя в обморок выпала? Занятная способность. А нет, все с ней в порядке. Даже подошла ближе, хотя вот это уже совсем глупо.
За окном скользила тень. Человек не крался, просто привык двигаться бесшумно. А нет, их даже двое. И они тащат за собой кого-то. Принц пригляделся. Так и есть, знакомая маленькая фигурка. Даже не упирается. Что за бесполезное существо?
Кисараги бесшумно открыл окно. На мгновение его запястья коснулись пальцы Мины. Не слишком ли осмелела девица в потемках?
Кисараги спрыгнул на землю. До него донеслось:
- ...щенок! Столько потратили на твои поиски!
В следующее мгновение люди заметили появление принца. Звякнул металл.
- Пожар! - послышался женский вопль. Вот ведь... Кисараги не стал ждать более подходящего случая. Метнувшись вперед, он перехватил руку с занесенным ножом. Мальчишке повезло, что убийца медлил. Видимо, все же собирался сначала что-то узнать, иначе зачем щадить этого заморыша?
Короткая потасовка завершилась совершенно неожиданно: обнаружив сильного противника, тени попросту растаяли в темноте. Кисараги не смог даже ранить кого-то из них. Мальчишка упал на землю и, обхватив ногу принца, тихо всхлипывал.
Ну, ладно этот дурень.
Мина-то чего раскричалась?
На постоялом дворе возникло оживление. Зажигались огни в окнах, люди выглядывали, пытаясь понять, что происходит.
Кисараги подхватил хныкающего пацана за шкирку и поволок его к окну в комнату Мины Сильванес.

Отредактировано Tomoe Sakurai (2018-02-10 19:03:36)

+1


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Alternative] » Близость к огню. Никс Ничоси, Кисараги Ауч