Supernatural: the new adventures

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Viva Las Vegas"; Алчность, Похоть; 15.06.12


"Viva Las Vegas"; Алчность, Похоть; 15.06.12

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s5.uploads.ru/v1UMN.png
Дата (ДД.ММ.ГГ) и место действия:
15.06.12. Казино, Лас-Вегас, Невада
Краткое описание:
Даже после того, как мир рухнул к ногам демонов, Лас-Вегас оставался местом, притягивающим к себе деньги и разврат.
Участники:
Алчность, Похоть

Отредактировано Lust (2017-10-31 22:29:08)

+4

2

Длинные пальцы ловко перемешивали карты, за которыми наблюдали несколько пар глаз. За столом для блэкджека стоял молодой человек возрастом около двадцати пяти лет на вид в костюме и при галстуке, и с легкой кривой ухмылкой смотрел на игроков, и, в отличии от них, даже не опускал взгляд на карты.
Это была вотчина Алчности. И это был он сам.
Даже демоны не могли сопротивляться его силе, а потому за этим столом за игрой следили куда более внимательно, чем за остальными.
- Делайте ваши ставки, - бархатным голоском проговорил Алчность, и игроки пододвинули свои фишки в небольшие прямоугольники на столе. Алчность снова улыбнулся, ставки были хорошими, и принялся раздавать карты.
В семье грехов каждый из братьев был со своими особенностями. Алчности вот претила скука, и по большей части ему было все равно, с кем забавляться.
- О, выиграло казино, - улыбка не сползала с лица «молодого человека», когда после партии он собирал фишки.
Играть с Алчностью - все равно, что облиться ведром крови и сигануть в аквариум с голодными акулами. И дело было вовсе не в том, что игрок занимал заведомо проигрышную позицию, иногда Алчность все же давал почувствовать вкус победы, чтобы разжечь собственный огонь. Но следовало помнить всегда, что именно он играл с вами, а не вы с ним.
Стоит отметить, что Алчность не часто посещал подобные заведения, где люди вокруг только и думали, что о деньгах. Первым открывающимся казино он радовался, словно радуется ребенок, получив огромный леденец на палочке, такой яркий и вкусный, что перед глазами стоит только он. Некоторое время (а для грехов данное понятие может варьироваться десятилетиями) Алчность не вылезал из этого оплота греха, но после ему наскучило. Слишком уж податливы были люди, когда попадали в Лас-Вегас или в любое другое казино на Земле, слишком легко отдавались своим грехам, Алчность же получал особенное наслаждение от соблазна тех, кто пытался подавлять в себе желания. И все же он снова и снова возвращался туда, где не смолкал шум рулетки, стук фишек и шелест карт, словно рыба, которая проделывает сотни километров, чтобы вывести новое потомство в родных водах. Алчность и сам был похож здесь на рыбку, потому что чувствовал себя как дома, а у грехов, стоит отметить, дом – довольно размытое понятие даже после стольких лет, при которых они уподоблялись людям.
- Делайте ваши ставки, - вновь мягко проговорил Алчность, перемешивая карты.

+6

3

Смертные Грехи, хоть и считались по человеческим меркам братьями, сильно различались по характеру, предпочтениям и привычкам. Но все же и у них были общие черты. Например, у Похоти и Алчности была взаимная нелюбовь к скуке. Уж эти двое точно знали толк в изощренных и, пожалуй, извращенных развлечениях. Нельзя сказать, что их встреча произошла случайно, но и преднамеренно Похоть встречи не искал. В последнее время он был весьма осторожен в своем статусе фаворита Короля Ада, вынашивая не самый хитроумный, но пока, увы, единственный план. Похоть всегда был волен уходить, куда и когда захочет, ни один даже самый могущественный демон не мог удержать самого непостоянного из Грехов. Тем не менее, с братьями за эти скромные полгода Похоть еще не встречался.
В Лас-Вегас он направлялся ровно за тем же, зачем и простые смертные – поразвлечься и отдохнуть. Славный город, пропитанный запахом его собственного порока, все еще функционировал как следует. Но присутствие родственника Похоть не приметить не мог. Этот след, куда более яркий, чем у демонов или грешников, Первородный не пропустил. Поэтому случайное столкновение стало, по сути, не случайным, ведь он направился именно в то казино, где чувствовал своего брата.
В помещение Похоть зашел с дешевым пафосом, как в самых провальных кинолентах Запада – в обнимку с двумя привлекательными, но слишком глянцевыми девицами. Они были скучны даже самому Греху – настолько глупо и без фантазии падали в его смертоносные объятия. Похоть мог стать настоящим даром, а они растрачивали его на банальный перепих в машине с первым встречным мускулистым красавчиком. Скучно, но по внешности девчонки подходили. То, что надо для лакового пафоса, призванного лишь насмешить. Длинноногие блондинки настолько счастливо вышагивали рядом с тем, кто держал их на поводу у собственных пороков, как понурых лошадей, что были потешны в этом утрированном благоговении.
Демоны, завидев такую компанию, через секунду уже отворачивались к своим делам – игровым столам и напиткам, - но заметно напрягались, понимая, что среди них теперь сразу двое тех, кто был свидетелем падения самого Люцифера. Люди же смотрели с какой-то странной завистью, что не льстило ни Похоти, ни, скорее всего, его брату – не их стезя. Последний, в превосходном костюме, стоял за одним из игровых столов. Силы его были настолько обострены, что Похоть мог физически ощущать то, как моложавый парень, которого Алчность выбрал своим телом, играл с людьми и даже демонами, столь же подверженными грехопадению.
- Отдохни, - мягко, с бархатистыми нотками с голосе, сказал Похоть, обратившись к одному из участников игры. Он буквально вручил ему одну из дешевых девиц, продавая ее за горстку фишек, которые остались после игры с Алчностью. Посматривая на брата лукавым взглядом, Похоть подвинул некоторые из них на выбранный квадрат. Играть с Алчностью было нечестно, его пагубное влияние портило игроков, те совершали глупые ошибки. Так почему бы не поиграть столь же нечестно? У Похоти было громадное преимущество перед остальными, сидящими за столом – он не был подвержен пороку брата, тот никак не мог повлиять на него.

+5

4

Человек, который теперь являлся носителем самого Алчности, был найден совсем недавно. Алчность не жалел тех, любовь к которым у него проходила. В этом, кажется, он тоже был похож на избалованного ребенка. Бросал надоедливую игрушку, как только видел что-то получше. Раньше Алчность был девушкой, очень миловидной: овальное личико, русые волосы, большие глаза. Он нашел ее, когда девочке было не больше шестнадцати лет, и она еще не успела себя испортить. Еще один важный критерий, по которому Алчность выбирал себе людей – почти святое смирение, неподверженность какому-то определенному греху, чистота души и тому подобное. Конечно, даже самый святой человек подвержен порокам, уж Грехи об этом прекрасно знали. И Алчности доставляло особое удовольствие испытывать людей на прочность. Вот и со своими «шкурками» он поступал точно так же. Он в прямом смысле соблазнял их, пока те не сдавались, идя на поводу у греха, и тогда Алчность брал их себе, отказываясь от своего «старого» носителя и обычно даже не интересуясь, что происходит с ним после. Если эти люди брали себя в руки и имели хорошую память, то могли даже отыскать какие-нибудь банковские счета на свое имя, до которых сам Алчность не добрался. Возможно, они даже могли жить дальше, но… люди такие нестабильные.
Алчность ощущал присутствие Похоти, но не отвлекался от своего занятия. И только когда тот подсел за его столик, поднял взгляд и улыбнулся, следя за действиями брата.
- Прекрасно, - прошелестел Алчность, когда Похоть сделал ставку.
Да, его брат не был подвержен пороку Алчности, и мысли его не путались от влияния греха, но так ведь интересней.
Алчность раздал по две карты игрокам и себе. Цель игры – обыграть крупье, набрав большее количество очков, но не более двадцати одного.
- Еще карту, - проговорил первый игрок, и Алчность положил ему вальта. С его двойкой и королем – большой перебор, Алчность улыбнулся, забирая у него выигранные фишки.
- Ваш ход, - мягко проговорил он следующему, тот так же попросил карту, а потом еще одну – девятнадцать очков.
Когда подошла очередь Похоти, Алчность посмотрел на него со своей кривой ухмылочкой.
Вот что интересно, сколько бы шкурок не меняли грехи, они переносили с собой даже мимические привычки, и именно эта ухмылка всегда узнавалась на губах Алчности, в чьем бы теле он ни находился.

+3

5

Поймав на себе взгляд и улыбку Алчности, Похоть невольно улыбнулся в ответ – почти так же кривовато и лукаво, словно говоря: «Хорошо, сейчас мы поиграем по твоим правилам, но ты ведь знаешь, чего я захочу вместо банка казино». По природе своей Грех был вовсе не азартным, его не сильно бы обрадовал выигрыш сам по себе, а проиграв последние штаны, он бы совсем не расстроился. У него были свои игры, из которых он всегда уходил победителем. Но сейчас это развлечение пришлось Похоти по душе, к тому же, носитель греха Алчности был вовсе недурен собой, поэтому от такого бонуса Порок бы точно не отказался.
Когда настала его очередь, Похоть опустил взгляд на свои карты. Две пятерки, так что путь был только один – взять еще одну карту, перебора не будет. Получив оную от крупье, Похоть с легким удивлением обнаружил в руке туза, который идеально подгонял сумму карт до двадцати одного очка. Чистая случайность или… хитроумный план? Похоть вновь улыбнулся, поднимая взгляд на брата, пока опускал свои карты на стол рубашками вниз. Человека такое везение невероятно бы взбудоражило. Сколько раз Алчность намеревался дать ему выиграть, чтобы в итоге взять свое?
- Кажется, люди говорят, что новичкам везет, - тягуче проговорил Первородный, делая новую ставку и рассматривая свои карты. Четверка и семерка. Вновь дождавшись своей очереди он вытянул пятерку и даже ощутил легкое колебание. Вероятно, в душе проснулся Александер, наблюдающий за игрой и, как и все люди, волнующийся в преддверии везения или же провала, - Еще, - спокойно проговорил Похоть, заставляя своего человека напрячься сильнее. И это снова была пятерка, вновь идеальный Блэкджек. Неужели Похоть был прав в своих суждениях и его братец испытывает свою схему, наработанную с людьми, на нем? Впрочем, на сей раз не он один был счастливчиком, двадцать одно очко обнаружилось и у другого игрока за столом.
Следующий кон также окончился ничьей, но с количеством очков в девятнадцать, а дальше фортуна действительно словно отвернулась от Похоти, и за оставшуюся игру он выиграл лишь дважды, еще дважды сыграл в ничью и четыре раза ушел в перебор. Кажется, Алчности нравилось происходящее. Похоть мог понять его – разумом, а не чувствами – за столом царило то, что могло прийтись по душе и их общему брату – Гневу. Люди злились, они боялись, делали необдуманные ставки, и в итоге, сколько бы раз не выигрывали кон, все равно оставались в минусе. В какой-то момент Похоть даже скептично подсчитал в уме все убытки, которые несли эти несчастные – сумма оказалась приличной, заставляя Первородного вновь улыбнуться.
- Ставлю все, - прошелестел он, вновь сталкиваясь взглядом с Алчностью. Не то, что бы ему наскучило. Сама игра была довольно забавной, но как и любому Греху, ему было не очень-то и комфортно в вотчине другого. Кажется, если перед этими мужчинами на стол ляжет обнаженная красотка, они и глаз от своих карт и фишек не поднимут, а это не могло привлечь развратного Греха, - Рисковать всегда приятно, как считаешь, братец? – погладив рубашку карт кончиками пальцев, Похоть все же поднял их со стола, чувствуя на себе пристальные взгляды.
Десятка и девятка – братец постарался на славу. Шанс вытащить двойку был очень невысок. Похоть раскрывался, неотрывно глядя на карты самого Алчности, также не взявшего ни одной сверху. Десятка и валет. И эта чертова улыбочка на тонких губах, заставляющая нервно сглатывать не имеющих демонической или иной не человеческой крови в своих жилах. Впрочем, кажется, демоны тоже пали перед лицом живого олицетворения азарта и жажды большего.
- Кажется, я тебя не разочаровал, - мягко усмехнулся Похоть, чуть отодвигая от себя сыгранные карты. Что ему точно нравилось, так это то, как пристально за ними наблюдали окружающие. Демоны с легкой опаской и подозрением, а люди просто с непониманием, что происходило, и затаенным страхом, присущим каждому человеку из нынеживущих в разодранном на части мире тьмы.

+2

6

Между братьями-грехами всегда были свои внутрисемейные отношения. Кто-то ладил, кто-то нет – и это продолжалось многие века. Похоть, в отличие от Алчности, был одним из самых дружелюбных грехов. Кажется, он поддерживал со всеми хорошие отношения, и даже больше того. Алчность, как и его братья, иногда шел на уступки другим братьям-грехам. Если это им нравилось, конечно же. Не будучи подверженными порокам друг друга, они, что называется, позволяли, допустим, Похоти, удовлетвориться. Да и кто, как не Грехи, может проявить столько же энергии и силы, как и зачинщик сексуальных утех?
Сейчас Похоть играл с Алчностью, но настанет момент, когда ему придется отплатить за собственное удовольствие.
Кривая улыбочка с лица Алчности так и не сошла во время всей игры. Ему очень нравилось его новое тело, и Алчность был уверен, что Похоти этот мальчик тоже придется по вкусу. Таким уж был его брат, не упускал возможности попробовать кого-то новенького.
- Кто не рискует, тот не выигрывает, - ответил Алчность, поднимая лукавый взгляд на брата. Ох, как ему нравилась эта атмосфера. Он чувствовал кожей, он вдыхал вместе с воздухом этот трепет за столами, эти мысли, переживания, надежды, отчаяние. Кончики пальцев покалывали от концентрации этих чувств, и единственное, о чем мог бы сожалеть Алчность – что его никто никогда не поймет и не может почувствовать то же самое. Единственным существом, который сейчас ощущал все это вместе с Алчностью – был Стивен, наблюдающий за всем из своего темного уголка, который отвел ему Грех.
Взгляд Алчности переходил от одного игрока к другому. Он задерживался ровно настолько, чтобы тот почувствовал его, и тут же отводил, глядя на следующего. Золотая рыбка, которая при ближайшем рассмотрении оказывалась самой большой акулой в аквариуме, Алчность владел умами игроков.
Кроме Похоти, конечно; своими действиями Алчность просто приветствовал брата, давая ему победить и проиграть.
- Этот столик закрывается, дамы и господа, - наконец оповестил Алчность после, - Спасибо всем за игру. Жду вас в следующий раз, - Грех снова улыбнулся, мягко и лукаво одновременно, на несколько мгновений изменив своей кривой ухмылочке.
- Ты был… сносным, - проговорил Алчность, от которого настоящих комплиментов можно было дожидаться не один век. Теперь он остался наедине со своим братом, остальные разошлись, как только Алчность немного ослабил свою хватку, - Мы встретились в царстве азартных игр и разврата, это по-своему иронично, не находишь? - бросил Алчность довольно, - Как тебе новый я? – он поправил и без того идеально сидящий костюм и взглянул на Похоть.

+3

7

С легкой тонкой улыбкой, удивительным образом перекликавшейся с той, что красовалась на лице его братца Алчности, Похоть провожал взглядом всех поднимавшихся из-за стола. Люди испытывали разные эмоции. Большинство были недовольными, они настолько пали очарованием перед лицом истинной жадности, что наивно надеялись отыграться. Им казалось, что вот-вот, еще один кон, и они вернут себе все проигранное, а то и набьют карманы лишними фишками. Один человек тут же метнулся к другим столам, его не отпускал ажиотаж, бурлящий вкупе с адреналином в крови. И лишь один испытывал что-то вроде радости от облегчения. Он не был «клиентом» Алчности – пришел просто поразвлечься, получить удовольствие от игры, даже если не получит в итоге ничего. Наверное, у него была запланированная сумма, которую он мог себе позволить, ее и потратил. Но, как и все люди, он не мог противиться напору истинного Порока, и тому, кто не был подвержен данному греху, было тяжело впервые ощутить его на своей шкуре, да против собственной воли.
Когда последний игрок покинул свое место, Похоть поднялся со своего места, аккуратно положив карту, которую бессмысленно крутил в руках, и подошел ближе к крупье, не сводившего с него взгляда. Словно во всей вселенной его интересовал один лишь Похоть… как мило. Грех усмехнулся своим мыслям, далеким от реальности. Он ни в коем случае не питал таких надежд, это было бы нелепо для них обоих, но если бы нечто подобное охватило его брата хотя бы на пару часов, Похоть бы уж точно не возражал. Приятно было не только добиваться и охотиться, но и получать желаемое без боя и особенных усилий.
И Алчность был несомненно прав в своих мысленных рассуждениях – только подобные Пороку могли дать ему абсолютно все, чего бы тот не пожелал. Только у них хватало времени, сил, энергии и, как бы это жестко не звучало, выживаемости для исполнения всех фантазий Похоти. Люди были слабы и несовершенны. Каким бы милым не казался Похоть, он не смог бы и за день пересчитать, сколько людей погибло в его постели, мучимые то невыносимым удовольствием, то нестерпимой болью, то и тем, и другим одновременно. О, сколько он видел остановившихся сердец, переломанных костей и кровоизлияний в мозг. Не сказать, что Похоть огорчал такой исход событий, но и особенно приятным не был. Изливаться в охладевающее тело – необычно, но не входило в набор на каждый день.
- Это даже романтично, - подобрал свое определение данной встрече Похоть в ответ на вопрос братца. За спиной раздался возмущенный женский вскрик и звук мощной пощечины. Порок чуть поморщился, улыбаясь шире своему братцу. Мимо почти пробежала разгневанная блондинка, та самая, которую Похоть просто подарил какому-то мужчине за столом, чтобы освободить себе место. Переключившись на своего брата, Грех просто забыл про нее и обо всех, кто находился в его подчинении до сих пор. Разврат в ее теле поулегся, а разум перестал быть таким затуманенным низменными желаниями. Осознание пришло, вероятно, в подходящий момент, а вот образовавшемуся заранее мужчине не повезло.
- Упс, - смешливо проговорил Похоть, не испытывая никаких угрызений совести по этому поводу. У него появилась новая цель. Которая, кстати, интересовалась мнением Похоти по поводу его новой внешности. Этот молодой человек был очень ничего. Сложно было отнести его в список «во вкусе Похоти», туда можно было внести каждого человека земли, но то, что в бренном организме находился бессмертный и могущественный братец Алчность, добавляло очков этому человеку, - Ты, как всегда, прекрасен. Мне всегда нравился твой вкус, - сообщил Похоть и не соврал, проведя пальцами по тонкому лицу новой шкурки Алчности, оценивающе глядя на того. Ох, как сжался несчастный, все еще живой внутри этого тела.

+2


Вы здесь » Supernatural: the new adventures » [Archive of game topics] » "Viva Las Vegas"; Алчность, Похоть; 15.06.12